Жизнь Натали



Светлей зари! Нежнее лала!
Заманчивей звезды вдали! –
Наверно, всех сравнений мало,
Чтоб рассказать о Натали.
Под люстрами – сама луч света! –
Едва она входила в зал,
Пылали щёки у корнета,
Лишался речи генерал.
Ах, если б не наказы мамы
Чураться всяческих забав...

И тут возник вот этот самый –
Мал ростом, странен и лукав.
Лик тёмен, как сожжён в пустыне,
Зеницы – пристальная мгла
И так черны, что даже сини,
И зорки, будто у орла.
Сам строен, и танцует дивно,
Все говорят – в стихах велик,
И шутит дерзко и зазывно,
И слухи есть, что чаровник!

Венчались. Муж явился пылким!
В подглазьях по утрам круги.
А дальше – соски да бутылки,
Беременности и долги.
Близ дома громыханье бричек,
Зимой не спишь из-за саней.
Да, гений муж, но не добытчик.

(Пегас – он тоже из коней,
Да ведь не годен для упряжки,
Хоть сам не ведает того,
И не понять жене-бедняжке
Судьбу крылатую его...)

К простому тянется натура,
И так ли важен ей талант,
Когда искусно строит куры
Голубоглазый эмигрант,
Хоть и не князь, но белой кости;
И что же делать, например,
Когда зовёт подружка в гости,
А там красавец кавалер?...

Уйти! Немедля! Но осталась.
А дальше темень и секрет...
Но вот подружка постаралась,
И что-то там проведал свет,
И сплетни вкупе с политесом
Пустились в бесовской полёт:
– У Пушкиной роман с Дантесом?
Ну погоди же, рифмоплёт!

Ах, этот шабаш оскорблённых
Чужим талантом дураков,
Ещё с Лицея обозлённых
Занозами его стихов,
Рифм, эпиграмм! А с ними вместе
Теперь торжествовать могли
Все те, кто долго жаждал мести
К ним равнодушной Натали.

Дом стал угрюм и будто зыбок,
А на прогулках по Сенной
Тянулся шлейф полуулыбок
И взглядов за её спиной.
Она к священнику сходила,
Что с Александром их венчал,
Молилась и поклоны била,
А муж молчал, молчал, молчал...

Молчал с детьми, молчал в постели,
Молчал – как исчезал вдали.
Когда же в январе с дуэли
Его на санках привезли,
Он ей за сутки до ухода
Шепнул с хрипением в груди:
– Будь в трауре по мне два года,
А после замуж выходи...

И умер, и, как нам известно,
В обитель ночью увезён.
Всё прочее неинтересно:
Она была, пока был он.
Семь лет говела и вдовела,
В дому возилась день-деньской,
Слезу пускала то и дело;
Потом посватался Ланской.
Вновь дети, двое или трое,
И можно не считать рубли...

Из-за Елены пала Троя,
А Пушкин – из-за Натали.
Сошлись события и даты,
Трагедий пестуя росток,
Но женщина ли виновата,
Когда судьбою правит рок?
И стоит ли пенять напрасно
Тому, что выше наших сил?

Да, Натали была прекрасна!
Недаром он её любил.

__________________________





Рейтинг работы: 9
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 43
© 07.02.2018 Пустынник
Свидетельство о публикации: izba-2018-2192714

Рубрика произведения: Поэзия -> Стихи, не вошедшие в рубрики


Аркадий Стебаков       07.02.2018   20:43:00
Отзыв:   положительный
Марк, стыдно сказать, что сегодня закончил жюрить конкурс на Стихире и именно поэтому с непередаваемым удовольствием прочёл твоё стихотворение на ставшем редкостью русском языке: блеск изложения, ирония и подстрочник...

Рад встрече!
Пустынник       07.02.2018   20:56:52

Спасибо, Аркадий!
А почему "стыдно сказать"? И почему "именно поэтому"...?
Кстати, я недавно влез в твой архив на поэзии.ру и с удовольствием почитал там многое.
Как ты вообще?
Твой М.
Аркадий Стебаков       07.02.2018   21:03:23

Потому что оказалось (в очередной раз, кстати), что по-русски пишут только эмигранты. Хорошо, что ты не читал т.наз. "конкурсные" произведения )))

На "поэзию" хотел было вернуться, но что-то не заладилось со входом и не стал упираться)))
Готов поболтать "за жизнь" по скайпу, если найдёшь время.
Обнимаю!
Пустынник       07.02.2018   21:13:35

С удовольствием! Но сначала мне нужно отыскать тебя в скайпе. Или ты найди меня хотя бы по имейлу: shmark53@mail.ru
У меня новый комп и заново установленный скайп.
А на поэзию тебе стоит вернуться. Я бы и сам вернулся, но пока там Малкин, мне туда путь заказан.










1