Однажды, зимним вечером...


Однажды, зимним вечером...
Картинка из интернета

В качестве предисловия.
Эту сказку я написал очень давно, в конце 1982-го года, и сейчас, в начале 2018-го, подправил лишь незначительно. За тридцать пять лет в нашей жизни многое стало другим, и кое-что покажется современному читателю нереальным. Однако поверьте, что тогда и правда дети гуляли одни даже по вечерам, подъезды не запирались, ребятишки бегали на каток… Впрочем, в сказке это не главное. А Добро и Зло за годы не изменились, хотя желающих выдать одно за другое стало заметно больше.

Однажды, зимним вечером

Глава 1

В субботу, к вечернему чаю, мама затеяла испечь пироги. Она ушла на кухню и принялась месить тесто, а Гена с Мариной вертелись возле неё, изо всех сил помогали и заодно старались стащить сладкой начинки. Маме это скоро надоело, и она сказала:

- Ну, вот что! Если так дело и дальше пойдёт, то вместо пирогов придётся печь булки!

И она поставила блюдо с начинкой на кухонный шкаф, откуда ни Гена, ни Марина тем более его достать не могли. Девочку это, казалось, ничуть не расстроило. Она тут же попросила кусочек теста и принялась мять и тянуть его вместе с мамой. А Гена затосковал. С минуту он жалобными глазами полюбовался на недоступное лакомство, а потом, чтобы себя не расстраивать, отвернулся к окну и стал смотреть на улицу.

Уже темнело. Город сиял фонарями и разноцветными окнами, сверкал огоньками машин. Из парка слышалась музыка – там ярким заревом светился каток. Вокруг него возвышались укутанные снегом деревья, темнел замёрзший пруд, а дальше опять, до самого горизонта, пестрели окна и фонари.

Во дворе было пусто. Ребята постарше ушли на каток, малыши сидели уже по домам. Только рыжий пёс Дружок, который жил в повале и ел, что придётся, слонялся от скамейки к скамейке.

Гена почувствовал себя таким же несчастным и одиноким, как ничейный Дружок. Он уже пожалел, что соблазнился будущим пирогом и не пошёл на каток вместе с друзьями. И тут внимание мальчика привлекла большая куча щебёнки, неведомо для чего привезённая в дальний угол двора ещё летом. Сейчас её засыпали снегом, облили водой – и получилась отличная горка. А там, где были ступеньки, из-под утоптанного сотнями ребячьих ног снега торчали маленькие желтоватые камешки.

- Как раз для рогатки! – подумал Гена. – И как же я раньше этого не заметил!

Он быстро обернулся к столу. Мама с сестрёнкой занимались стряпнёй, и Марина уже успела вся обсыпаться мукой и уляпаться тестом.

- Мам, я пойду, погуляю? – вкрадчиво попросил Гена.

- Да ведь на улице темнеет уже! – удивилась мама.

Но сын посмотрел на неё так умоляюще, что она махнула белой от муки рукой и сказала:

- Ну ладно, беги. Только не долго!

Гена закричал «Ура!» и бросился в комнату. Там он открыл ящик письменного стола, и, запустив руку в тайник между учебниками, достал рогатку, спрятанную до весны за неимением снарядов. Потом быстро оделся и побежал вниз по лестнице, приговаривая:

- Пеките, пеките! А я займусь делами поинтересней!

Глава 2

Во дворе было по-прежнему пусто. Гена подбежал к горке, отколупнул вмёрзший камешек. Потом вложил его в рогатку, и, с удовольствием растянув резину, пальнул в стоящий неподалёку мусорный бак. В ответ раздался басовитый короткий звон.

- Попал! – восторженно крикнул Гена, нагнулся за следующим камнем и вдруг увидал, что рядом с ним на освещённый фонарём снег падает чья-то тень.

Мальчик быстро оглянулся. За его спиной стоял длинный худой человек в чёрном пальто, чёрной помятой шляпе и чёрных очках. На ногах его были большущие валенки, тоже чёрные, всунутые в галоши.

- Молодец! – сказал Длинный и улыбнулся. Под тонкими бледными губами показался ряд крупных жёлтых зубов.

- Как у лошади, - подумал Гена и поёжился.

- Наконец-то я вижу мальчишку, который не оставляет рогатки даже зимой, - продолжал незнакомец. – И совершенно правильно! Этот благородный вид оружия требует постоянной практики – только тогда можно достичь отличного результата. И, судя по первому выстрелу, ты уже близок к нему. Молодец, Генка!

- А откуда вы меня знаете? – насторожился Гена. – И кто вы такой? Я вас в первый раз вижу!

- Я, мой друг, знаю всё, - снисходительно улыбнулся Длинный. – Нам, волшебникам, так положено.

- А вы волшебник?! – обрадовался мальчик, но сразу же спохватился. – Хватит обманывать, дяденька. Я не маленький. Про волшебников моей сестрёнке рассказывайте – может, она и поверит.

- А ты, стало быть, не поверишь? – усмехнулся Длинный. – А откуда же я тогда твоё имя знаю? Молчишь… Как же вы, люди, отвыкли от чудес! Вы перестали замечать даже те из них, которые совершаются каждый день прямо на ваших глазах. Вот и ты – тоже, как все. Жалко! А я хотел взять тебя в сказочное путешествие. Мне как раз нужен меткий стрелок.

Длинный повернулся и сделал вид, что уходит.

- Дяденька, подождите! – закричал Гена, и, бросившись следом, вцепился в его рукав.

- Может, он и правда из сказки, - подумал мальчик. – Другого такого случая не представится!

А вслух сказал:

- Я готов вам помочь! Я верю в волшебников!

Длинный с готовностью остановился.

- Браво, Генка! Другого я от тебя и не ждал! – воскликнул он. – Но прежде, чем отправиться в сказку, покажи, на что ты способен. Готов ли ты к испытанию?

- Готов, - решительно ответил Гена. Он и правда сейчас был готов броситься и в огонь, и в воду.

- Тогда начнём.

Длинный сдвинул шляпу на лоб, почесал затылок и задумчиво произнёс:

- Покажи ещё раз свою меткость.

Гена весело побежал к горке и набил карманы камнями.

- Для начала попади в лоб вон тому снеговику! – скомандовал волшебник.

Гена слегка оробел. Слепленный детворой посреди двора снеговик был таким симпатичным, так широко улыбался ртом, выложенным угольками, что стрелять в него совсем не хотелось.

- Ну! – строго прикрикнул Длинный, и стёкла его очков зловеще сверкнули. – Стреляй, будь мужчиной!

Мальчик растянул рогатку… и выстрелил.

- Хорошо! – проурчал волшебник, подходя вплотную к снеговику. Камень попал тому прямо в лоб и пробил в плотном снегу глубокую дырку, напоминавшую на рану.

- Нечего жалеть этого снежного болвана, - весело сказал Длинный, хлопая по плечу приунывшего Гену. – Продолжим! Следующее задание посложней. Нужно попасть вот в это! – и он указал тонким пальцем на одетую в синюю шубку куклу, сидящую на краю скамейки.

- Это же кукла Марининой подружки, Наташи! – подумал Гена. – Она брала её днём на улицу и забыла здесь, во дворе! Сейчас, наверное, плачет, не может найти игрушку…

Но длинный опять приказал:

- Стреляй! – и мальчик выстрелил.

Чего не сделаешь для того, чтоб тебя взяли в сказку!

Кукла упала в снег.

- Отлично! – обрадовался Длинный и засмеялся скрипучим смехом. – А теперь – стрельба по движущейся мишени.

Он посвистел и достал из кармана сосиску. Рыжий дружок, который всё время вертелся неподалёку, поджал хвост и осторожно приблизился. Было видно, что он побаивается незнакомца, но и от угощения отказаться не в силах.

- Приготовились… - сказал Длинный и откусил пол сосиски.

Голодный пёс заскулил и подался вперёд.

- Огонь! – скомандовал волшебник и швырнул подачку далеко в сторону.

Дружок кинулся за сосиской – и тут же получил в бок камень из Гениной рогатки. Мальчик уже покорился жестокости Длинного, решив ради необычного путешествия выполнить все его приказания. Но смотреть, как несчастный пёс, плача от боли, убегает на дальний конец двора, не смог – отвернулся.

- Не распуская нюни! – строго сказал волшебник. – Этот выстрел был лучше всех остальных! А теперь – последнее, самое трудное. Посмотри!

И Длинный, запрокинув голову так, что шляпа чуть не свалилась с его головы, указал пальцем в небо. Гена посмотрел туда и увидал над собой несколько тусклых звёзд.

- Ну и что? – разочарованно спросил мальчик. – Звёзды как звёзды…

Длинный расхохотался, и, слепив снежок поплотнее, запустил им в фонарь. Лампа разбилась, осколки со звоном посыпались вниз. Двор погрузился в непроглядную тьму.

Глава 3

- Что вы наделали! – испуганно крикнул Гена. – Нам же сейчас попадёт! Бежим поскорее!

- Не бойся, - волшебник крепко схватил его за руку. – Со мной тебя не тронет никто. Лучше посмотри ещё раз на звёзды.

Мальчик снова задрал голову – и ахнул от изумления. Небо стало темней и как будто глубже. Теперь вместо десятка блеклых звёздочек на нём сверкало неисчислимое количество звёзд. Крупные, мелкие, совсем крошечные, похожие на пылинки; белые, синеватые, желтоватые! Они складывались в смутно знакомые Гене созвездия, собирались в какие-то стайки, и в самой средине неба толпились так густо, что даже казалось – кто-то взмахнул чем-то мохнатым и мокрым и оставил на небе широкую полосу сияющих капель.

- Млечный Путь! – с восторгом подумал мальчик. – Так вот он какой!

- Ну, что? – наконец сказал Длинный. – Видел ты это раньше?

- Нет! – честно ответил Гена.

- Ещё бы! Вы, люди, не любите темноты. А потому наделали себе фонарей и превратили ночь в день. Но этим вы отняли у себя звёзды. Они не любят, когда им мешают, и светят только в достаточной темноте. Ведь с фонарями из них могут соперничать лишь самые яркие. Вот только они и видны в небе над городом, и то видны еле-еле. А те, что помельче, не выдерживают искусственного света и гаснут… Гаснут над городом, чтобы ещё ярче светить лесам и полям.

Длинный с улыбкой любовался на звёздное небо. Где-то глубоко, под очками, появились едва заметные добрые искорки. Но волшебник быстро перевёл взгляд на Гену, и, как бы торопясь подавить в себе ненужные чувства, одной рукой сжал мальчика за плечо, а другой указал на крупную звёздочку, парящую в небесах высоко над заревом освещённого прожекторами катка.

- Видишь эту звезду, Генка?

Гена молча кивнул. Длинный ещё сильнее стиснул его плечо. Пальцы волшебника тихонько дрожали.

- Ты должен попасть в неё из своей чудесной рогатки, - прошептал он.

- Да вы что! – удивился Гена. – До этой звезды миллион километров, ракета не долетит, а вы – из рогатки! Хватит смеяться!

- Не забывай, что в сказках возможно всё, - тихо проговорил волшебник.

- Так то в сказках! – сердито ответил мальчик. Ему снова стало казаться, что незнакомый дядька просто дурачит его от нечего делать.

- А мы уже там, - спокойно ответил Длинный. – Посмотри-ка вокруг!

Гена огляделся. Всё вокруг было вроде таким же, как и всегда. Но в то же время каким-то немножечко незнакомым. Обычные сугробы, скамейки, кусты. Но одновременно и необычные. Вон то дерево почему-то похоже на человека, и на коре даже видно лицо. Оно подмигивает и высовывает язык! А скамейка выгибает дощатую спину и скребёт ножками землю, как кошка. Там зашевелился сугроб – это кусты вылезли из-под снега поболтать с фонарным столбом… И повсюду слышны тихие звуки, непонятные и чарующие, и какой-то чудесный свет сочится прямо из-под земли…

- Ну! – прогремел голос Длинного. – Стреляй, и мы отправляемся в путь!

И Гена, выбрав в кармане на ощупь самый удобный камень, словно во сне натянул рогатку, прицелился, щуря глаз – и выстрелил…

Звезда, прочертив в небе огненный след, с тихим звоном упала где-то за парком. На её месте осталась круглая дырка, такая чёрная, что даже ночное небо по сравнению с ней казалось всего лишь серым. Гена растерянно обернулся к волшебнику, собираясь спросить, как же могло такое случиться и хорошо ли это – сбивать с неба звёзды. Но незнакомца рядом с ним уже не было. Только скрипнул снег под шагами да мелькнул в темноте за углом старый валенок.

- Куда вы?! – крикнул вслед Гена, чуть не плача от горькой обиды. – А как же сказка? А что со звездой?

Но было поздно. Длинный исчез.

- Что теперь делать?.. – прошептал Гена и сел прямо в снег.

Глава 4

- Что ты наделал, Гена! – с упрёком проговорил грустный голос.

- Что ты натворил! – в лад ему прозвучал тоненький голосок.

- Эх, ты! – пробасил кто-то следом.

Мальчик поднял глаза и удивился сначала, но потом решил, что после того, как ты выстрелом из рогатки сбил с неба звезду, удивляться уже ничему не сто́ит.

Перед ним стоял Снеговик. Тот самый, в которого он недавно стрелял. Только угольковый рот больше не улыбался – углы его были грустно опущены. Рядом, опираясь на лохматую спину Дружка, покачивалась на одной ноге Кукла в синей шубёнке. Вторая её нога была как-то неловко вывернута и торчала в сторону. Кукла с собакой тоже были печальны и смотрели на мальчика с осуждением.

- Мне так захотелось в сказку… - принялся оправдываться тот. – Волшебник обещал, что возьмёт меня с собой. Говорил, что там нужна моя помощь.

- Конечно, твоя помощь была ему просто необходима, - ответил Снеговик. – Да ты уже и помог – сбил с неба звезду. Лишь одного не учёл ты, Гена. В сказках живёт не только добро, но и зло. Их надо уметь различать. Сегодня у тебя это не получилось, и ты помог злу. Что ты наделал!

Гена опять принялся говорить, что хотел сделать как лучше, но его не слушал никто. Снеговик тёр белой ладошкой больную голову, Кукла гладила вывихнутую ногу и пыталась её согнуть, да ничего из этого не получалось. Рыжий дружок лизал свой лохматый бок.

- Бедняжки, - подумал мальчик. Им плохо, и всё из-за моей глупости!

Он подошёл к Снеговику и осторожно, но очень решительно отвёл его руку от раны во лбу. А потом, совсем как школьный зубной врач, сказал:

- Секундочку потерпеть… - и быстрым, ловким движением вытащил камень из снежной головы. Потом поднял с земли горсточку снега и залепил им рану. Снеговик удивлённо потрогал свой лоб и широко улыбнулся – голова не болела.

А Гена уже подошёл к Кукле, и, взяв её на руки, вправил на место ножку, выбитую камнем из его рогатки. Кукла несколько раз присела, попрыгала и радостно захлопала в маленькие ладошки.

Следующим был Дружок. Мальчик ласково погладил его и сказал:

- Покажи мне свой бок. Может, я смогу помочь и тебе?

Пёс посмотрел в сторону и ответил:

- У меня уже ничего не болит. Я привык к побоям. Просто обидно. От тебя, Гена, я такого не ждал…

- Прости меня, Дружок, - чуть не заплакал мальчик, присев рядом с собакой и обнимая её кудлатую голову. – Прости!

В ответ пёс лизнул его в нос, и, слегка смущаясь, пробормотал:

- Да чего уж там… Мы всегда ведь были товарищами…

- А вы? – обернулся Гена к Снеговику и Кукле. – Простите ли вы меня?

- Ты хороший мальчишка, - ответил ему Снеговик, - и как ни старался Длинный нас с тобою поссорить и сотворить из тебя злодея, у него ничего не вышло. Ты скорей легкомыслен и глуп, а не зол. Но это скоро пройдёт. Да, наверное, уже и прошло. Я прощаю тебя.

- И я! – весело вскрикнула Кукла, притопнув ножками.

- Спасибо, - тихо сказал Гена, и какой-то комок подкатил к его горлу. – Спасибо!

И вдруг его обожгла страшная мысль. А звезда?!

- А как же звезда?! – крикнул он.

Кукла и пёс отвернулись, а Снеговик опустил глаза и печально проговорил:

- Она, наверное, уже в кармане у Длинного…

- Но зачем она ему понадобилась? – спросил мальчик.

- Для колдовства, конечно, - ответил Снеговик. – Ты разве не знаешь, что из звёзд готовят волшебный порошок? Для этого нужно одну из них растолочь и смешать с лимонной кислотой. Сколько вреда может принести это снадобье в злых руках!

Снеговик грустно вздохнул, покачал головой и глянул на небо – туда, где недавно сверкала сбитая Геной звезда.

- А через дыру, которая появляется на месте звезды, на землю будет проникать космический холод. Это тоже большое зло: зима станет суровой, а лето – пасмурным и холодным. И всё, что попадёт в эту дыру, без следа исчезнет – будь то метеорит, лучик света или космический корабль. Астрономы называют такие вещи Чёрными Дырами…

- Сколько же зла натворил я за один единственный вечер! – схватился за голову Гена. – Но нет, я исправлю и эту ошибку!

Он посмотрел в ту сторону, куда удрал Длинный.

- Я спасу звезду! Не дам злому волшебнику растолочь её в порошок. Место звезды на небе, а не в кармане злодея!

И мальчик решительно двинулся прочь.

- Постой, - услышал он позади голос Снеговика. – Один ты не справишься. Я пойду с тобой.

- И я! – гавкнул Дружок.

- И я! – крикнула Кукла.

Гена расплылся в счастливой улыбке.

- Спасибо, друзья! Скорее вперёд!

И вся компания двинулась в сторону парка – туда, куда упала звезда. Снег громко скрипел под их торопливыми шагами. А Гена по пути опустил уши у шапки – стало заметно морозней. Должно быть, космический холод уже вовсю лился на землю из чёрной дыры, пробитой в небесах кусочком щебёнки.

Глава 5

- А здесь он пошёл потише, - бормотал Дружок, уткнувшись носом в утоптанный снег. – Наверно, решил, что погони не будет. Здесь остановился и высморкался. Вот тут стоял долго, видимо, думал, куда идти дальше.

Пёс тоже остановился, почесал задней лапой за ухом, зевнул и кивнул головой в сторону входа в парк.

- А теперь – туда!

- Ты не ошибся? – спросила Кукла, недоверчиво глядя себе под ноги и тоже старательно нюхая воздух.

- Ну что ты! – обиделся Дружок. – Я хорошо запомнил запах волшебника и отличу его от миллиона других. Даже колбасный магазин со следа меня не собьёт!

Дальше Длинный, как определил чуткий пёс, прошёл мимо катка и напрямик, через кусты и сугробы, попёрся вглубь парка. Друзья, увязая в снегу, упорно шли по его следам. И хотя теперь и без собачьего нюха они бы не сбились с дороги, Дружок продолжал шагать впереди.

На берегу пруда, там, куда уже не мог достать свет от катка и музыка доносилась чуть слышно, пёс остановился и прошептал:

- Я чую здесь, рядом, что-то необычайное. Ничего похожего я никогда не встречал. Это какой-то неземной запах!

И тут Гена громко крикнул:

- Звезда! – и напрямик, сбивая снег с нависших ветвей, помчался к пруду.

На его середине, на льду, засыпанным толстым слоем мягкого снега, торчала чёрная согнутая фигура волшебника. Длинными пальцами он выкапывал из сугроба что-то сияющее удивительным сине-зелёным светом.

Услыхав Генин крик, волшебник испуганно оглянулся, и, торопливо спрятав звезду в карман, неуклюжими скачками понёсся прочь. Спотыкаясь в глубоком снегу и падая через шаг, мальчик увидел, как лохматый Дружок со злобным рычаньем догнал Длинного, схватил его за ногу и повалил в сугроб. Тут подоспел Снеговик, и, набрав большую горсть снега, залепил им лицо волшебника. Кукла ловко выхватила из его кармана звезду и пустилась бежать, но Длинный схватил её за косичку. Она заверещала и бросила звёздочку Гене. Тот ловко поймал, сунул её за пазуху и кинулся было на помощь, но уже Снеговик запустил в лицо Длинному новую порцию снега, а Дружок подхватил отважную Куклу и кинулся прочь, держа её в зубах за воротник синей шубки.

- Бежим! – закричал Снеговик.

И друзья гурьбой понеслись к выходу из парка.

- Стойте! – гремел позади голос Длинного. – Отдайте звезду! Хуже будет!

Но никто его не послушался. Только Гена на бегу сердито пробормотал:

- Фиг тебе! – и сложил пальцы правой реки в обидную дулю.

Глава 6

Остались позади и каток, и ворота парка, и магазин «Продукты», а Гена и его спутники продолжали бежать. Хотя крики волшебника стихли где-то вдали, им казалось, что он гонится следом, вот-вот догонит, отнимет звезду – и тогда всё пропало.

Наконец Дружок, с трудом переведя дух, проскулил:

- Сюда! Здесь он нас не найдёт! – и вся компания ввалилась в тёмный подъезд какого-то незнакомого дома.

С минуту они молчали, и, прислонившись к стене, тяжело дышали. Первой заговорила Кукла.

- А правда, он нас здесь не найдёт? – спросила она.

- Конечно! – бодро ответил Гена, хотя полной уверенности у него в этом не было.

- Зато мы найдём! – раздался вдруг из самой густой темноты, из-под лестницы, насмешливый голос. Там мелькнул красный огонёк сигареты, и перед друзьями возникли фигуры троих мальчишек. Один, с сигаретой, был постарше и почти на голову выше Гены. Два других казались его ровесниками.

- А ты говорил, четверо! – старший наподдал по затылку одного из своих спутников. – Я же вижу – двое всего. Справимся!

Дело в том, что, войдя в подъезд, Дружок сразу улёгся на пол под батареей, а кукла была слишком мала, чтобы в такой темноте на неё обратили внимание. Так что в слабом свете, пробивавшемся в коридор неизвестно откуда, притаившиеся хулиганы смогли рассмотреть только Гену и Снеговика, которого тоже приняли за мальчика. Сначала, услышав топот и голоса, они на всякий случай спрятались сами, подальше. Но увидев, что чужаков в полтора раза меньше, осмелели и почувствовали себя хозяевами.

- Деньги давай, - скомандовал главный, и, не дожидаясь ответа, сунул руку в Генин карман. Тот не успел шевельнуться, как звезда оказалась в руках хулигана и осветила подъезд небывалым светом.

- Ого! – ахнул тот, и тут оба его товарища с ужасным криком кинулись прочь. Старший оторвал взгляд от звезды – и, вскрикнув, тоже метнулся к выходу.

Уж такого они не ожидали никак! Вместо двух мальчиков перед ними стоял лишь один, а второй… Второй был вообще непонятно кем! Весь белый, с широким оскаленным ртом, в мерцающем свете звезды он больше всего походил на оживший скелет, закутанный в простыню. Правда, для скелета Снеговик был немножечко пухловат, но на это шпана внимания обратить не успела.

Все трое застряли в дверях и с криком рухнули на пол. Звезда упала и покатилась под лестницу, но Гена схватил её и снова спрятал в карман. В её трепещущем свете он ещё успел увидать, как Дружок с грозным рычанием кинулся на барахтавшихся в дверях хулиганов, и в подъезде снова стало темно.

Мальчик бросился следом за псом, и, изо всех сил раздавая пинки с оплеухами, помог врагам, наконец, оказаться на улице. Рядом во тьме пыхтел Снеговик и ворчал Дружок. То тут, то там звенел голосок Куклы:

- Вот тебе! Вот тебе!

Наконец дверь захлопнулась, и друзья остались в подъезде одни. Битва окончилась их полной победой.

Глава 7

Теперь можно было и отдохнуть. Но вдруг в темноту коридора ворвался свет, и тихий голос спросил:

- Что за шум?

Друзья оглянулись. На пороге одной из квартир стояла маленькая старушка в валенках, с тёплым платком на плечах.

- В чём дело? – повторила она. – Что случилось?

- Извините, пожалуйста… - начал Гена жалобным голосом.

- Это не мы, это всё хулиганы! – поспешил поддержать его Снеговик.

- Мы спасаем звезду, - пояснила Кукла.

- А хулиганов мы прогнали! – гордо добавил Дружок.

Старушка, казалось, нисколько не удивилась ожившей кукле и говорящему псу. Она ещё шире раскрыла дверь и сказала:

- Ну, проходите, рассказывайте!

Друзья переглянулись – и пошли за ней следом.

Старушка провела их на кухню, усадила за большой старый стол и принялась готовиться к чаепитию.

Гена с удивлением озирался по сторонам. Всё здесь было каким-то необычайным. На газовой плите стоял медный чайник с узором на круглых боках. Рядом с привычными ложками лежал деревянный резной половник. На холодильнике возвышался подсвечник с пятью свечами, а на стене висел старинный барометр. Больше Гена ничего рассмотреть не успел, потому что старушка разлила по станам чай, и, нарезав кекс большущим кривым ножом, пригласила всех ужинать. Только Снеговику она вместо чая положила в стакан мороженое. Тот очень обрадовался, потому что уже давно с тревогою ощущал, как от домашнего тепла у него по спине катятся капельки талой воды.

- Ну, рассказывайте! – сказала старушка, и, причмокнув от удовольствия, откусила сразу половину от своего куска.

Друзья, перебивая и дополняя друг друга, рассказали ей всё с начала. Старушка молча пила чай и покачивала головой. А когда рассказ был окончен, спросила:

- И что же вы будете делать дальше?

- Как что? – сказал Гена. – Вернём звезду на прежнее место!

- А как? – спокойно осведомилась старушка.

Гена растерянно посмотрел на товарищей. Они тоже были здорово озадачены. Действительно, ведь никто даже не думал, как же они отправят звезду обратно на небо.

- Я выстрелю её из рогатки, - не очень уверенно предложил Гена.

- Не долетит, - авторитетно заявила старушка. – Звезда – это тебе не щебёнка. К тому же, если не попадёшь точно в прежнее место, она опять упадёт, и её уже не отыщешь. Тут надо наверняка…

- А как? – с надеждой спросил Гена.

- Стрелять нужно с такого места, от которого до неба – рукой подать, - задумчиво продолжила старушонка.

- С крыши! – обрадовалась Кукла.

- С горы! – поправил Дружок.

- С самой высокой вершины в мире, - догадался Гена. – С Эвереста!

- Нет, Гена, - ответила старушка. – От Эвереста до звёзд ещё далеко. Да и путь к нему тоже не близок. Есть только одна гора, с вершины которой можно дотянуться до неба. Это Гора Детских Снов.

- А где она? – осторожно спросил Снеговик. – Вы нам покажете?

- Конечно же, покажу. Она есть везде, где есть дети. И сейчас она тут, совсем рядом. Идёмте!

Хозяйка встала из-за стола и пошла в коридор. Друзья, на ходу дожёвывая угощение, поспешили за ней. На улице старушка остановилась и тихо сказала:

- Ну, вот и она.

Гена, Снеговик, пёс и Кукла застыли на месте. Посреди двора возвышалась огромная и крутая ледяная гора. Вершина её терялась в чёрном зимнем небе. И оттуда, сверху, один за другим, съезжали в хрустальных саночках маленькие человечки.

- Это и есть Гора, - пояснила старушка. – А человечки в санках – детские сны. Они съезжают по ней в каждый дом, где есть дети, и навевают им приятные сновидения.

- Но почему же мы раньше не видели этой горы? – удивился Гена.

- Ничего странного. Обычно её не видит никто, хотя может увидеть каждый. Простото люди забыли о чудесах!

Старушка печально вздохнула и тихо добавила:

- Ну, ребятки, отправляйтесь наверх. Доброго вам пути!

- Спасибо! – так же тихо, но от всего сердца сказали друзья и полезли вверх по Горе Детских Снов.

Глава 8

Крутой и скользкой оказалась Гора Детских Снов. С трудом цепляясь за малейшие неровности льда, подсаживая и подтягивая друг друга, лезли наши герои всё выше и выше. Скоро уже пропала из виду маленькая старушка, долго стоявшая внизу, задрав голову. Исчез в темноте и большущий дом, в котором она жила. Теперь и сверху, и снизу была одна чернота, усыпанная мерцающими огоньками: на небе светились звёзды, на земле – едва различимые окна. По гладкому льду проносились вниз санки со снами, и чем дальше, тем их становилось всё больше – дети ложились спать. Саночки ещё больше затрудняли подъём – приходилось не только цепляться за скользкую гору, но и уворачиваться от хрустальных полозьев.

- Хорошо им катиться вниз, - думал Гена, и тут же успокаивал сам себя: - Ничего, скоро и мы так поедем. Вот вернём звезду на место – и вниз. С ветерком!

И он упорно лез дальше, цепляясь за лёд замёрзшими пальцами.

Никто не заметил, что вокруг замелькали крошечные колючие снежинки. Ветер, сначала едва ощутимый, стал дуть сильнее. И, наконец, ревущий снежный буран обрушился на путешественников. Он выл, хохотал, слепил глаза и норовил сдуть их с горы. Задыхаясь, Гена упорно полз дальше, вперёд. Рядом пыхтел снеговик, повизгивал немного отставший Дружок, несущий в зубах уставшую куклу.

И тут из снеговой кутерьмы раздался голос волшебника:

- Отдайте звезду! Иначе я сдую вас в пропасть!

Ему никто не ответил. Все продолжали подъём, хотя каждый шаг давался с огромным трудом.

- Одумайтесь! – орал из бурана Длинный. – Вы все погибнете!

- Заткнись, - мрачно посоветовал Гена.

- Ах, так! – завыл в темноте волшебник. – Ну, я вам задам!

Ветер завыл ещё ужасней, так что двигаться вперёд стало совсем невозможно. Друзья прижались к горе и замерли. Вдруг среди снежной мглы послышалось зловещее карканье, и на них налетели большие чёрные птицы. Рассмотреть их было никак невозможно, но Гена заметил, что глаза у каждой горели, как раскалённые угли, а вместо обычных птичьих голов на голых шеях торчали какие-то страшные рожи. Чудовища налетели на путников и принялись бить их крыльями, рвать когтями и толкать прочь от вершины.

- Посмотрим, как вы справитесь с моими кошмарами! – захохотал вдалеке голос Длинного.

- Так вот это что за птицы! – подумал Гена. – Это кошмары – страшные сны!

Он ещё крепче вцепился руками в крошечный выступ на льду и лягнул ногой одну из ужасных птиц. Та обиженно фыркнула и упорхнула, но на её месте тут же явилась другая. Однако мальчик успел оглядеться.

Снеговик, отчаянно размахивая руками, медленно и неуклонно сползал вниз по склону. Дружок распластался на льду и отбивался только хвостом и зубами. А Куклы не было видно…
- Неужели упала?! Бедняжка… - подумал Гена.

Но тут кто-то дёрнул его за штаны, и сквозь шум урагана донёсся тоненький голос:

- Идите сюда! Здесь пещера!

Мальчик, отчаянно отбиваясь от наседавших кошмаров, шагнул на голос – и очутился в пещерке из голубого льда. Она была так мала, что даже встать в ней Гена не мог. Но тут можно было не бояться, что соскользнёшь, и защищаться было гораздо легче.

Кошмары кинулись было следом, но Гена треснул одного кулаком, а двух других ловко схватил за хвосты, так что они остались без чёрных облезлых перьев.

- Ага, получили! – обрадовались Кукла и мальчик.

Побитые птицы сразу потеряли к ним интерес, но тут же набросились на один из проезжающих мимо снов, устроились в санках сзади и спереди и с радостным воем поехали вниз.

- Что они делают! – закричала Кукла в испуге. – Теперь кому-то из ребятишек приснятся страшные сны!

- Ну, нет! – ответил ей Гена. – Этому не бывать!

Он сунул руку за пазуху и достал свою злополучную рогатку. Карманы всё ещё были набиты камнями.

Бац! Бац! – и кошмары с визгом вспорхнули с санок. Детский сон поехал дольше, как ни в чём ни бывало.

Бац! Бац! Бац! – и поредела чёрная стая над несчастным Снеговиком.

Куски щебёнки со свистом рассекали морозный воздух. Один за другим кошмары спешили прочь. Ветер постепенно утих.

- Ура! – закричал Гена, выглядывая из пещерки. – Мы победили!

- Ура! – откликнулась, подползая к нему, Снеговик и пёс.

- Теперь – скорее вперёд! – сказала Кукла. – Пока Длинный не придумал чего-то похуже.

Глава 9

Вершина Горы Детских Снов была уже совсем близко. Снеговик первым влез на неё – и вдруг, охнув, кувыркнулся назад. Гена едва успел подхватить его и посмотрел вверх. Там, широко улыбаясь, стоял волшебник.

- Ну что, ребятки, - хихикнул он, - приползли? А я вас тут уже давно жду. Ну, кто следующий?

И Длинный поднял ногу для очередного удара.

Друзья приуныли. При таком положении дел силы были неравными. И тут Дружок, потихоньку, чтоб не услышал волшебник, заговорил.

- Есть план. Мы втроём отвлекаем Длинного к другой стороне горы. Ты, Гена, влезаешь наверх и ставишь звезду на место. После этого уже ничего не страшно. Согласны? Начали!

И пёс с яростным лаем кинулся на волшебника. Тот пнул ногой, но промазал. А чуть подальше уже показалась над краем горы голова Снеговика. Волшебник скакнул туда, но ещё дальше вылезла Кукла. Длинный метался от одного к другому, и, сам не замечая того, отходил всё дальше и дальше от притаившегося Гены. А тот, выждав время, пулей выскочил на вершину, быстро вложил в рогатку сияющую звезду и поднял взгляд к небу.

Небо отсюда и правда казалось совсем-совсем близким. Миллионы звёзд плавали вокруг мальчика, а пролетавшая мимо комета едва не задела его хвостом. Но Гена словно не видел этого – только маленькая чёрная дырка привлекала его внимание. Он изо всех сил натянул резину, прицелился – и выстрелил как раз в тот момент, когда Длинный сообразил, наконец, что его жестоко надули.

Звезда прочертила в прозрачном воздухе серебряную дугу и с тихим звоном встала на прежнее место, плотно заткнув чёрную дырку. А волшебник, метнувшись к мальчику, не удержал равновесия, упал и с жалобным воплем понёсся вниз, теряя по пути очки и галоши.
- Ура! – закричали друзья, и гулкое эхо разнесло их голоса далеко во все стороны.
Звёзды тихонечко зазвенели в ответ, а откуда-то издалека донёсся едва слышный бой часов. Гена сосчитал удары и побледнел.

- Меня уже давным-давно ждут дома! Эх, и влетит! – и он, привычно подвернув под себя полы пальто, сел на зеркальный лёд и покатил с горы вниз. Следом за ним скользнул снеговик с куклою на коленях и Дружок на собственном хвосте.

Они ехали всё быстрей и быстрей. Вот промелькнули и остались далеко позади потерянные Длинным галоши, вот показались и стали быстро расти разноцветные окна домов. А вот впереди едет сон на хрустальных саночках…

Ой-ёй-ёй!

Наши друзья с разгона влетели в санки и поехали дальше уже впятером. Земля стремительно приближалась. Вот среди множества крыш мальчик узнал свой дом. Санки понеслись прямиком к нему, и, влетев в Генин подъезд, куда-то исчезли. Пассажиры рассыпались в разные стороны, и долго ещё потихоньку звенели перила и почтовые ящики.

Глава 10

Дома Гене, конечно, попало. Правда, не сильно.

- Ты куда же это запропастился?! – сердились мама и папа, пока мальчик раздевался в прихожей. Ты на часы посмотри! Марина давно уже спит, мы в милицию собирались звонить!

Гена послушно посмотрел на часы, потом – виноватым взглядом – на папу и маму. И искренне произнёс:

- Простите меня, пожалуйста! Честное слово, я больше не буду!

И родители поняли вдруг, что такого и правда уже никогда не случится.

- Ладно уж, горе моё, - улыбнулась мама. – Пей чай – и в постель. А мы спать пошли. Пирог на столе!

Мальчик с аппетитом съел большой кусок на диво вкусного пирога и тоже отправился спать. В квартире было темно и тихо, и только Марина, потревоженная шагами брата, на миг проснулась, и, не открывая глаз, прошептала:

- А я сон видела. Как ты со снеговиком на санках катался, а ещё там были Дружок и Наташина кукла…

- Спи, сестричка, - ответил Гена, и девочка снова заснула.

Мальчик забрался под одеяло и закрыл глаза. Но через минуту вскочил, босиком подбежал к окну и стал смотреть в небо. Звезда сияла на месте. Гена улыбнулся и облегчённо вздохнул. А потом вернулся в постель и спокойно, крепко уснул.






Рейтинг работы: 9
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 44
© 07.02.2018 Николай Мальцев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2192519

Рубрика произведения: Проза -> Сказка


Юрий Алексеенко       13.02.2018   13:03:20
Отзыв:   положительный
Профессионально написано. Попытался к чему-либо придраться, не получилось. Зацепиться практически не к чему. Диалоги выверены и точны. Пояснения от автора не многословны, но бьют без промаха. Предполагаю, что в далёком 1982 году, а может и позднее сказка была опубликована.
Николай Мальцев       13.02.2018   17:08:15

Спасибо за высокую оценку! Право, мне очень приятно, эта сказка мне дорогА. Но она никогда не публиковалась. В детском журнале, куда её посылал когда-то, отказали на том основании, что это подражание "Волшебнику Изумрудного Города" - хотя почему, я так и не понял. Скорей ощутимо влияние "Сказки среди бела дня" Ягдфельда и Витковича. Но её рецензенты, видимо, не читали...
Евгений Бугров       09.02.2018   13:08:55
Отзыв:   положительный
Прекрасная сказка! Злое начало и добрый конец. Как в детстве побывал. Спасибо автору!
Николай Мальцев       09.02.2018   17:29:58

Одна из первых более-менее крупных вещей (1982 год...). Спасибо за оценку!










1