Мой приятель Франческо.


        

Italiano vero

Toto Cutunio 

                        Как вы знаете, в итальянском языке, ежели существительное заканчивается на «О», то это значит – что-то там будет про МУЖИКА, а вот если на «А», то, увы, наверняка говорится о какой-нибудь БАБЕ…

   ….лет 9 назад я стоял посредине зала прилёта в «Шереметьево» с плакатом, на котором неровным почерком было написано слово FRA. И как это лингвистически не странно, но встречал я итальянского 25-летнего парня, весьма конкретно заинтересованного в моей племяннице М. А надпись оказалась типичным аппенинским сокращением от имени Франческо. Кстати, по его словам, у «макаронников» нет «middle name». Типа, они пользуются только именем и фамилией. Офигеть. Это, как у Джорджа и Ринго. Но у Маккартни-ТО «first name» - Джеймс…

  …. Первым делом новоприбывший решительно отправился к банкомату, где c достоинством босса мафии, невозмутимо снял с карточки 50 евро, что, по его мнению, должно было с лихвой хватить на всю поездку до Н. Новгорода (билеты на паровоз у нас уже были), да и опосля пары дней разгула в этой, забытой богом стране, должно было кое-что и остаться. У Франческо, в отличие от меня, был весьма не дурной английский, поэтому мне, разговаривавшему ничуть не лучше старого одинокого негра из Бронкса, довольно трудно было что-либо объяснить. Первым из этого списка объяснений было то, что мы, оказывается, не берём такси, а едем до метро на рейсовом автобусе. Последний, видимо, специально выбирали, потому что он был как на заказ – холоднющий, с совершенно заледеневшими окнами (а стоит отметить, что дело было дней за 5 до католического рождества). Посидев на промёрзшем сидении с минуту, наш итальянский мачо стыдливо застегнул куртку до самого верха и достал из сумки шапочку. «Russiаn bus», - весело подмигнул я ему и указывая застывшим пальцем в небольшой просвет в окне, добавил:«…and walking Russian bears». И то, правда, зачем разрушать милые европейские представления о нашей дикой таёжной столичной действительности…

    Прибыв на Ярославский вокзал, мы поняли, что до отправления нашего поезда ещё более 3-х часов. Я предложил Фра смотаться на Арбат. Надо же было хоть что-нибудь в этой холодной Москве, кроме заглядывающих в ночные окна недоверчивых медведей, увидеть что-то запоминающееся. У моего спутника с собой был симпатичный итальянский чемодан на колёсиках, и я предложил сдать его, чтобы не мешал передвигаться, в «камеру хранения». С автоматическими делами, как всегда, были затруднения, и мы спустились вниз, к обычным. Там, в скромных лучах подвального света, мы застали следующую картину. Приёмщик, лет 60-ти о чём-то ласково спорил с двумя 25-летними парнями. Общение происходило на повышенных тонах со следующим текстом. «Отец. Ты чё-то попутал?! Когда это мы….». На что, «батя» соответственно отвечал: «Ты кому это предъявляешь, сынок!? Я ни хе..а не понял. А?!!!...». Наблюдавший этот, банальный для русского человека разговор, Франческо немного побледнел, и как то резко передумал передавать свой драгоценный груз в руки какого-то пожилого «мафиозо». Минут 5 я на плохом нижегородском английском убеждал доверить чемодан этому, на самом деле, доброму и ответственному дядечке, чтобы свободными  ехать на Арбат. В конце концов, после того, как я клятвенно гарантировал ему абсолютную сохранность его движимой собственности, он с величайшим сожалением, сдался. Мы прыгнули в метро и отправились на Проспект Маркса. Вечерний зимний Арбат ничем не впечатлил, и быстренько прошагав, мы завалились в маркет «Седьмой континент». Выйдя из дверей, и не успев пройти с десяток метров, повстречали изрядно подвыпившую девицу, которая, как по заранее обговоренному сценарию, изящно растянулась на льду прямо перед нами. «Come on, Fra»,- скомандовал я, и мы начали установку на ноги этого вялого 20-летнего тела. Я не унимался: «Look, this the best and nice Russian girls. Do you like it?». В ответ Фра пробормотал что-то малопонятное на англо-сицилийском сленге... Приподнятая барышня последовательно окинула каждого из нас мутноватым взглядом и через паузу прочувствованно произнесла: «Сэнкью»…

…в Н.Н. нас встретила англо-итало говорящая племянница М и мы разъехались. На следующий день они вдвоём притащились в гости к бабушке Клаве. Эта, не в меру еврейская женщина, приготовила для итальянца симпатичные хохломские дела и прочие пироги. Франческо сначала подарил мне, в благодарность за доставку, 150-граммовый кусок истинной «пармской ветчины» (который я….). А для бабушки он приготовил особенный итальянский сюрприз. Из кожаной сумки он извлёк небольшой холщёвый мешочек, на две трети наполненный чем-то шуршащим. С трепетом передав его в руки заинтригованной пожилой женщине, он накидал вдогонку несколько торжественных слов по-итальянски. Внучка тут же перевела. «Фра передаёт тебе, бабушка, мешочек с …(чем?)… с чечевицей. И говорит, что варить её надо….». Мудрая симитская женщина изобразила на опытном лице максимально убедительное подобие радости, и в ответ передала щедрому европейскому парню несколько хохломских изделий…

    Куда затем делась эта чечевица, никто не помнит, но то, что европейцы, вроде как, к их радости, несколько отличаются от нас, так это, несомненно….        Viva, «Roma». Viva Francesco Rossi…

              





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 34
© 07.02.2018 Алексей Станов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2192382

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра











1