Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Глава 2 «Крошки с чужого стола»


       У «Этой» была ферма – несколько коров, сарайчик со свиньями, куры, утки и пара собак.
       Первое, что я понял – меня купили, чтобы в доме всегда были лишние руки, и чтобы всегда было – кого пнуть. Ведь – когда есть на ком сорвать зло – это помогает поднять настроение. Придурки, вроде Тэда Майена – мужа «Этой» – не знают другого способа избавляться от бурлящей внутри смеси злости и помоев, смердящих так, что его приближение угадывалось заранее по этой вони. «Эту» звали Кригги. Кригги Майен – вот уж подходящее ей имечко. Хуже имени я не слышал в своей жизни – ни до, ни после. Разговаривала она всегда себе под нос, брызгала слюной, шепелявила и жутко злилась, если я не разбирал слов.
- Джо, иди, вылей свиньям помои.
- Да, мэм.
- Джо, посмотри несушек.
- Да, мэм.
- Джо, вымой полы.
- Да, мэм.
- Покорми гусей, Джо.
- Да, мэм.
- Джо, поменяй пеленку Кэрри.
- Да, мэм.
- Почисть картошку, Джо.
- Да, мэм.
       Кэрри, несмотря на то, что постоянно мочилась в пеленки, нравилась мне в этом доме больше всех. Может, потому, что она орала не на меня конкретно, а только в целом – обращаясь к миру. И еще, у нее были такие небесно-голубые, широко распахнутые глазки, за которые ее невозможно было не обожать. Кэрри была такой же одинокой, как и я, ей было 5 месяцев и, к счастью, она была совершенно не похожа на своих родителей.
       А еще у них был Дак – старший сын Кригги, лет на 7 старше меня. Он уже натерпелся от Теда за свою жизнь, и тоже не упускал случая – пнуть меня. Больше ему было некого пинать. Он «случайно» ронял мои тарелки с едой на пол и кричал: «Мам, этот косорукий опять тарелку на пол уронил»! При этом больно давал мне затрещину. Кригги неслась на кухню, била меня, заставляла подбирать нечно безвкусное с пола и есть это. В целом, это была не жизнь, а мучение. И если я мог улизнуть ненадолго, то прятался в комнате Кэрри. Она постоянно лежала в своей кроватке и смотрела на дверь. Это был весь ее мир – заходящие в дверь разные люди. Я почему-то вспоминал о Сайерсе, глядя на нее, и из глаз самопроизвольно начинали катиться слезы. Я все время просил: «Боже, сделай так, чтобы Саю было сейчас лучше, чем мне. И еще, пожалуйста, сделай так, чтобы мы с ним когда-нибудь встретились»... Кэрри – маленькая кроха, не умеющая говорить, но умеющая все ощущать – смотрела как я плачу и начинала плакать вместе со мной. Я – почти 6-ти летний мальчик – брал ее на руки и качал, малышка обнимала меня ручонкой, утыкалась лицом куда-то в мою подмышку и быстро засыпала. Вот такими были самые счастливые воспоминания моего детства.





Рейтинг работы: 9
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 76
© 02.02.2018 Мария Листова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2187741

Рубрика произведения: Проза -> Повесть


Долорес       10.02.2018   20:35:33
Отзыв:   положительный
Рабство,Машулечка, страшное дело. Мальчик стал самым настоящим рабом.
Сможет ли он когда - нибудь сбросить с себя рабское ярмо!
Очень нравится.
Спасибо!


Мария Листова       20.02.2018   10:40:23

Спасибо, моя чудесная Галечка! Пишу я от случая к случаю, история необычная ) Мне очень приятно, что тебе понравилась!
Желаю много любви, солнца и вдохновения!


















1