Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

ДОМИКИ КУМА ТЫКВЫ


ДОМИКИ КУМА ТЫКВЫ
ДОМИКИ КУМА ТЫКВЫ
Как у Тыквы-старика
В кухне правая рука,
В спальне левая рука.
Если ноги
На пороге,
Нос – в окошке чердака!
Джанни Родари. «Приключения Чиполлино».

На одном большом-пребольшом огороде, в дружном, почтенном семействе Тыкв жил да был молодой кум Тыква. Чуть ли не с самого детства мечтал он о том, что у него когда-нибудь будет собственный домик.
Особенно ярко засияла эта мечта, когда кум Тыква женился. Ведь все семейство Тыкв – а это и мама, и папа, и старший брат, и младшая сестра, а теперь еще и сам Тыква с женой, – ночевали в одном небольшом ящике для рассады. В середине ящика стоял большой обеденный стол, вокруг него – лавки. В красном углу, где иконы – печь, по стенам – сундуки, где добро хранится, и на них же по ночам все семейство спит. Вот только папа и мама – на печи, где теплее.
А за стеной жили соседи, такие же веселые, почтенные Тыквы, Кабачки, Капустные Кочаны, Баклажаны, иностранцы-Патисоны….Вот только после свадьбы их общество молодого кума Тыкву уже перестало радовать. Ведь местечко им с женой у самого входа в ящик для рассады занавесочкой выделили. Так что как у кого из соседей мероприятие какое, типа зарплаты, или там, не дай Солнце, огуречья болезнь приключится, так молодым всю ночь хоть спать не ложись.
Ежели же не спится по другим делам, так тут тоже не в радость: замочную скважину приходилось загораживать. Уж больно соседи оказались добросердечные, советы молодым бесплатно дают, штук по пятнадцать за раз, об образовании молодого поколения заботятся.
Впрочем, дать молодому Тыкве совет, как бы ему обзавестись хотя бы собственной картонной коробкой, где они с женой были бы хозяевами, никто не мог. И Тыкве оставалось только горько вздыхать.
Но вот однажды он вспомнил об одном своем старинном приятеле, конторщике Виноградинке, и решил спросить совета у него. Как-никак, ему виднее – он при господах!
Конторщик Виноградинка внимательно выслушал молодого Тыкву, но честно предупредил, что делу очень сложно помочь.
- Правда там, наверху, – благоговейно поднял он глаза к портрету Главного Огородника, – уделяют большое внимание этой проблеме, в ближайшее время ничего не предвидится. Знаешь ли, есть соображения…
- Но ты ведь такой умный Овощ, – взмолился молодой Тыква, – придумай же что-нибудь!

Конторщик Виноградинка задумчиво почесал острым каштановым шипом сначала за правым ухом, потом за левым.
- Есть только один вариант, – наконец протянул он. – Во-первых, дам я тебе направление на работу в горячую часть огорода. Знаешь, там, за сараем, рядом с компостной кучей, овощи плохо растут, и они там очень нужны! Ну и жене твоей следует о потомстве подумать, чем больше семья, тем скорее новоселье!
Делать нечего – согласился молодой Тыква.
Теперь он уходил на службу совсем рано, как только громко пропоют петухи, а возвращался домой, когда уже начинало темнеть. Дома его ждала молодая жена и крошечная, только что проросшая из семени тыквочка.
Молодой Тыква помогал жене купать дочку, а затем ночью, когда она начинала кричать и соседи изо всех сил колотили в стену, вел дипломатические переговоры:
- Не серчайте, любезные, – кивал он. – Наберитесь терпения, совсем скоро у нас будет собственный дом! Начальство уже поставило нас в очередь, говорят, что ждать осталось не больше года!
Соседи волей-неволей умолкали и убирались восвояси. Народ дивился и говорил: «Посмотрите на кума Тыкву! Он совсем помешался на этом своем доме! Каждый день он худеет на килограмм, и идея оторваться от народа не идет ему на пользу – еще немного, и он просто исчезнет!»
Может быть, молодой Тыква и исчез бы, если бы не был все время на глазах у начальства. Конторщик Виноградинка Тыкву очень хвалил: бывало, встретит на дворе или еще где-нибудь на огороде, там нет бы в ответ на «здрасьте» важно головой кивнуть, как с прочими. Нет, остановится и ручку для поцелуя протянет…
Конторщик Виноградинка даже распорядился с молодого Тыквы поличье снять и на Огородную Доску Почета повесить. Мол, чтобы все овощи жили, как кум Тыква… Ну да этому соседи уже не очень удивились…
Зато как все диву дались, когда подошла эта самая очередь, и Конторщик Виноградинка сам к Тыквам заявился в дом, и выписал грамоту о жилищных условиях! А после на глазах у всех овощей Тыквам ключи от новой фатеры вручили!
Домик выдали хоть куда! Величиной с настоящий язык для удобрений. Правда, соседи теперь не только за стеной, но и снизу, и сверху, ис права, и слева. Подивились Тыквы такому делу, мол, как же теперь с такой высоты по нужде во двор ходить, да их надоумили, что для такого дела в доме специальная комнатка с троном имеется. А еще персональная баня с горячей и холодной водой, и кухня, и камора. Живи и радуйся!
Перенесли Тыквы на новое место сундук, лавку и корзинку с дитем, стали жить-поживать, добра наживать.
Молодой Тыква так на горячем месте расти и остался. Хотел было уйти, да начальство уговорило, мол, тебе тут лучше будет, да еще и зарплату прибавило. Очень кстати оказалось, жена ведь у Тыквы домовитая, все чего-то приставала, что в доме пусто. То гардероб ей по ночам снился, то короб стальной, в каком и летом холодно, то еще чего-нибудь…
Решила кума Тыква тоже на службу наняться. А чтобы маленькую тыквочку на общую грядку не отдавать, выписали из соседнего огорода свою маму. А как подросла малышка, все уж у Тыкв было: посуда – из столовой, белье – из прачечной, мебель и повозка крытая – ну, тут уж ничего не попишешь, это из магазина.

Вот только напасть так напасть: и жаловаться вроде грешно, да, как в новую фатеру Тыквы переехали, сразу столько родни с дальних огородов объявилось! И все в гости просятся, кто на провед, кто по делу, и все дневать и ночевать норовят, и всем ведь не откажешь – свои люди!
Спервоначалу-то Тыква с женой в горнице ночевал, люльку с дитем повесили на люстру, а тещенька на кухне пристроилась, поближе к очагу. Летом женин младший братей на ночлег просился, в институт ему поступать надо, ну да ему на балконе матрас стелили. Тепло – не замерзнет, разве что комары кровушки попьют, ну да он и не к такому привычный…
Ну, тещины братья да сестры на Большой Огород наведаются, урожай продать да кое-что в дом прикупить, так то же ненадолго, всего-то на месяц. Тещеньке тогда на кухне под столом почивать приходилось, гостям дорогим свою постель уступать. Ну да все это такие мелочи, ведь родня благодарная, завсегда мешок гостинцев оставит, да перед отъездом бутылочку с ней разопьет!
Хуже стало, когда в доме еще одна репка молодая проросла, сыночек на этот раз! Тут уж в горнице жена с порослью оставалась, сыну с дочкой кроватку двухэтажную купили, теще, как султанше, на ковре персидском у батареи стелили. Гости уж как умели на кухне устраивались, а сам Тыква в прихожей ночевал. Он ведь невысокий, худощавый, если голову в раскрытый шкаф положить, а ноги в проход, в горницу, вытянуть, то как раз весь и поместится.

Тыква и не жаловался. С вечера только просил, чтобы по ночам никто никакую нужду не справлял. Неприятно все же, когда тебе по три раза за ночь на ноги наступают.
Чаще всего будили маленькие тыковки, да тут спасибо теще – выручила, вспомнила, что нежные розы на удивление детские мелкие надобности уважают. С тех пор каждую ночь малыши ей в горшок теплую поливку устраивали…
Однажды темной, промозглой ночью, когда холодный ветер так и норовит запустить сырые липкие лапы за воротник, в дверь Тыкве постучали. Куму непогода и темнота застали в огороде, и она просилась переночевать…
- Ночлег, понятно, с собой не возишь, – пробормотал сонный Тыква, потирая ушибленную дверью макушку, – Да вот ума не приложу, где же тебе постелить, кума? У нас ведь тесно…
- Это ничего, кум, в тесноте, да не в обиде, – улыбнулась кума, – В ванную можно полотенца постелить, я согласная!
- Может быть, тебе сегодня в карете переночевать? – на шум из-под стола высунула голову теща.
- Побойтесь Солнца, мама, – взмолился Тыква. – В такую погоду хороший хозяин колорадского жука не выгонит!
- Да я и не говорю, что ты жука должен взять, – обиделась теща и покосилась на аквариум с зелено-коричневыми красавцами из Америки.
Вздохнул тут Тыква, вернулся к себе под вешалку, а утром решил с Конторщиком Виноградинкой посоветоваться. Ведь домик у него хотя и свой, но очень уж тесный.

Конторщик Виноградинка задумчиво почесал острым каштановым шипом под вторым подбородком, но не подвел – все кирпичи в домике самолично пересчитал, грамоту выписал и снова в очередь поставил. И десяти лет не прошло, как получили Тыквы ключи от новой квартиры, с тремя горницами.
- Вот только, – сказал Виноградинка на прощание, – Уж не взыщи, больше тебе дом не положен, разве что только еще тыквы прорастут. А гостей своих … – но тут он не договорил, потому что был воспитанным овощем.
Тыква, которого никто уже не называл молодым, аж прослезился от радости! Теперь у сыночка с доченькой своя комната есть, называется «детская», теща себе маленькую кладовку выбрала и любимый сундук лично туда перенесла, никому не доверила. Сам же Тыква с женой в самой большой горнице поселился. Им даже там ночевать иногда удавалось, когда родня восвояси убиралась, свои хаты проведать. Ну да Тыква и не роптал, на кухне ночуя, -на то ведь и гостиная, что там спят гости!
Впрочем, шли годы, и гости появлялись все реже. Старики старели, а молодым их огород не слишком интересен, им столичный подавай. Лишь когда кум стебель сломал и на квартал в больницу угодил, кума с дочерью пожили. Ну да теща к тому времени уж померла, они ее кладовочку заняли. Как-то полегче стало, посвободнее.

Может быть, именно из-за этой странной свободы Тыква и не сразу заметил перемены…
Дочка его, маленькая Тыквочка, как-то незаметно выросла, округлилась и разрумянилась, и теперь по вечерам домой ее провожал молодой сынок соседа, с которым они долго прощались у подъезда. Как-то раз в воскресенье, после похода в кинотеатр, молодые зашли пить чай. Все долго от смущения не могли заговорить, пусть и знали друг друга не первый год.
Вскоре сыграли веселую, шумную свадьбу, и уже через год у молодых проросли еще две маленкие тыквочки-близенцы, два мальчика, крошечных оранжевых внучка! Пришлось дочке с семьей гостиную отдать, а уж самим с женой в камору перебраться…
На кухне теперь часто сынок с друзьями ночевал. Совсем большим, зеленым стал, в институт поступил, сильно любил на гитаре играть, так что послушать его многие собирались. Ну, бабы, понятно, ворчали: мол, опять накурили, грязи на лаптях нанесли, да только зятек, муж дочкин, тоже компании любил. Так и сидели иной раз до утра, под пивко да душевные разговоры…
Одна молодая румяная тыквочка в гости приходила чаще других. И сынок ее привечал – очень уж, видать, нравилась… До такой степени, что вскоре собрал он на кухне все семейство и заявил, что совсем скоро с ней свадьбу сыграет…
Женится, потому что у него с молодой вскоре тоже прорастет тыквочка.
Тут все запричитали, заохали, но все же решили, что женится – переменится, да и теперь все равно ничего не поделаешь…
Постаревший Тыква ушел со своего горячего места. Теперь он мог спокойно отдыхать: летом уезжать в лес на сбор лютиков и клевера, а осенью, до самых холодов, под пивко с соседями играл во дворе в лото, шашки или шахматы.

А зимой, когда трескучий мороз загоняет под крышу даже задорную молодежь, часто гостил Тыква у Конторщика Виноградинки, который тоже вышел на пенсию. И, как после горько сетовала жена, именно старинный приятель Виноградинка и надоумил Тыкву на такое неприличие… У самого-то Тыквы ни ума, ни фантазии не хватило бы…
Но обо всем – по порядку.
Однажды утром Тыква уложил небольшой узелок и объявил, что вновь поступил на службу. Теперь он будет сторожить вход в подъезд в том доме, где живет бывший Конторщик Виноградинка.
Можно подумать, что честный овощ – это сторожевой майский жук какой-нибудь с рогами!
Дети и внуки плечами пожали, подивились отцовой причуде, а жена, понятно, в крик: совсем старый ума решился, чего удумал – женатому дома не ночевать! Вот только Тыква на ее визг не поддался, закрылся в ванной и воду включил, чтобы уши не заложило. Подумала тут жена и на другой же день пошла прямо к Конторщику Виноградинке:
- Верните мужа в семью! Знаю я ваши дела, не дура, не обманете! – заявила она прямо с порога.
Конторщик Виноградинка аж горячим чаем подавился.
- Сдурела ты, баба! Я не то что иные, с этими модными технологиями, я овощ натуральный! А муж твой просто швейцаром работает, двери жильцам открывает и следит, чтобы чужие без дела не шастали!
- Перед добрыми овощами стыдно, что они скажут?! – в голос заревела баба, и Виноградинка суетливо бросился за валерианкой и сердечными каплями…

Впрочем, со временем жена Тыквы смирилась. Несколько раз она заходила в гости к мужу, на работу, всегда неожиданно. Носом и глазами из стороны в сторону поводила… Но Тыква неизменно встречал ее без малейшего напряжения, с гордостью показывал свою каморку под лестницей, где на стенах висели календарь с кошечками и телефон, и стоял отдельный кожаный диван, и уютное кресло, а в красном углу расположился персональный цветной телевизор. Да еще и трон теперь у Тыквы был свой собственный, стеклянной дверью отгороженный…
К тому же Тыква всегда вовремя возвращался с работы домой, заработок тащил в семью, охотно рассказывал внукам сказки, но место до самой смерти не бросал, так что можно сказать, что мечта Тыквы о стать хозяином дома пусть необычно, пусть в старости, но все же исполнилась. 





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 175
© 02.02.2018 Надежда Семеновская
Свидетельство о публикации: izba-2018-2187661

Метки: квартирный вопрос, жилье, очередники,
Рубрика произведения: Проза -> Сказка














1