Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Сибирское детство моё


Сибирское детство моё
Из воспоминаний младшего брата отца
ШКОЛА
Наша семья, где главой всегда был отец, Илья Макарович, прошедший Гражданскую войну, была мужской по рождению. Мама, Аграфена Никитична, - единственная в семье женщина. Поэтому нам с детских лет прививали любовь и уважение к матери, женщине, без которой нас не было бы. Семь братьев: Андрей, Сергей, Михаил, Григорий, Николай, Иван и я младшенький – Владимир! Так сестрёнки не дождались…
Я себя помню с семи лет, когда в 1 класс пошёл в начальную школу, что была рядом с нашим бараком. Это был 1940 год. Школа в деревне была из кедрового сруба. В каждом классе стояла печка. За дровами и хворостом выезжали всей школой на делянку, выделенную лесничеством. В колхозе ради такого благого дела школьникам давали лошадь и телегу. Старшие ребята пилили деревья, а младшие обрезали сучья и складывали на телегу для растопки.
Писали на полях старых газет. Тетрадки берегли, если у кого они были. Туда переписывали только «набело». Чернильницы-«невыливайки» стояли по одной на парте. Кляксы сажали часто, если перо засорилось или жидкие чернила. Девчонки плакали, а мальчишкам двойка обеспечена! Кляксы убирали пальцем, и все руки были в чернилах. Иногда чернила родители делали сами. Из сажи, которую разводили тёплой водой. Главное, чтобы воды много не было. А то снова клякса будет. Чаще всего писали химическим карандашом, который «слюнили», и рот всегда был синим.
В школу ходили кто в чём. Формы школьной не было. Одежду и обувь носили за старшими братьями... Валенки у нас с братом Иваном были одни на двоих. Сегодня брат в них в школу пошёл, а завтра – моя очередь. Морозы в Сибири лютые! До тридцати доходило. Семьи у всех были большие – от пяти да двенадцати детей! Одежды и обуви не хватало. А коротким нежарким летом мы бегали босиком.
КОЛХОЗ И ГОЛОД
Наша семья, как и другие, держали кур, корову и козу. Старшие братья помогали по хозяйству, пасли козу Райку на лугу у реки Обь, а вечером пригоняли домой. Свои молоко и яйца спасали семью от голода.
В 1929 году стали селян в колхозы сгонять. Желающих расстаться со своей скотиной было мало. Урядник уговаривал отца, объясняя преимущества коллективных хозяйств, обещая выделять молоко детям в качестве пайка на душу...
В трудные голодные годы (1932) собирали молодую лебеду, которую мелко резала мама, перемешивала с мукой, и пекла хрустящие лепёшки в печи... Ребятишки летом ели молоденькие листочки липы, корень чакона (речной тростник), баранчики, сергибус или свербига – это травянистое растение, которое в народе называют луговой редькой. Собирают его примерно в середине мая. Но больше всего любили жевать смолу с вишен. Настоящее лакомство! Ели суп с лебедой и крапивой. Больных и полных детей не было. Кто выжил, те были крепкие, поджарые, ловкие, не боялись физического труда.
Однажды мы с братом нашли хлеб на дороге. Обрадовались, а есть не смогли. Он был с полынью... Горький хлеб в голодную годину. Подержали в руках, заплакали… И бросить нельзя, и съесть невозможно.
Белой булки ломоть
Кем-то брошен под ноги,
Станет в горле комок:
Души чёрствы у многих…
Не уронишь ни крошки,
а какой аромат!
Согревали в ладошках,
за столом - нарасхват!
Жилось трудно. Не хватало соли, спичек. Бывало, увидим вечером, у кого дымок из трубы пошёл, пойдём туда с Иваном огонька попросить... Зажжём лучину и до дома бережно несём, чтобы не погасла. Мама печь растопит, еды приготовит, согреемся... Старшие братья с 14 лет в колхозе работали наравне со взрослыми.
Только жизнь стала налаживаться, как в воздухе войной запахло.

ЗАПАХ ВОЙНЫ
До войны чуть свет мама будила нас, вихрастых сорванцов, на покос. Успеть бы до дождя сено в копны сгрести, высушить. За взрослыми еле успевали. А осенью вязали снопы, потом зерно «клеетонили» (очищали), молотили. С мукой в доме пахло пирогами! Калачи и блины были на каждый день.
Война чувствовалась во всём. Хлеба в одни руки давали по две буханки. Вставали в 5 утра занимать очередь и ждать, когда автолавка привезёт хлеб. Не каждый мог стоять в очереди. На работу гнали. Все в то время работали. А для прогульщиков предусмотрены принудительные отработки, а то и на выселки отправят.
А когда война началась, ещё строже стало. В тылу не легче было. Не бомбили нас, конечно, не стреляли, а в остальном - тот же фронт. По законам военного времени за любое нарушение могли осудить и в лагеря отправить. Народ жил в страхе.
Но молодёжь допризывного возраста продолжала учиться, тянулась к знаниям, к учёбе. Рано повзрослели и девочки, и мальчики.
Средний брат Николай в 17 с половиной лет ушёл добровольцем на фронт. Вслед за погибшими братьями. В марте 1944 года. Война лишила нас детства и юности.
Мы с братом играли на гармошке. В редкие праздники молодёжь собиралась на вечёрки, где мы играли и пели патриотические песни и частушки про Гитлера.
Гитлер хай, да Гитлер хай!
По собачьему не лай!
Мы тебе найдем намордник!
Цыц! В Берлин свой полезай !
Гитлер выпучил глаза,
Как ворона каркает.
Кляп из пушек мы забьем
Боевыми залпами!
Решил Гитлер наяву:
« Я к зиме возьму Москву!»
Получил он в зуб кулак,
Наподдали так и так!

Наши братья, Сергей и Михаил, были призваны на фронт в первые месяцы война. А самый старший Андрей с !939 года воевал на Финской в звании старшего лейтенанта. В 1944 году пришла похоронка: Андрей в звании капитана похоронен при освобождении Литвы. В 1942 году погиб Михаил. Горе пришло в наш дом... Из шести сыновей двое погибли в борьбе с фашизмом.
Вспоминается, когда Михаила провожали на войну, его любимая девушка подарила на память кисет под табак. С памятной вышивкой.
Иногда девушки пели и такую частушку:
У меня милёнка два,
Два и полагается.
Один в армию уйдёт,
А другой останется!
Эти слова обижали ребят… Но девушки старались дождаться милёнка. Но не всем суждено вернуться с войны.
ПОСЛЕ ВОЙНЫ
Тяжёлая послевоенная жизнь и горе, которое было в каждой семье, объединяли народ. После войны началось строительство нового жилья, появились магазин, новая школа, клуб, медпункт. Посёлку Колпашево присвоили статус города – центр района Томской области. Дома стали строить по улицам, появились новые учреждения... Открылось еще до войны построенное педагогическое училище. Новая жизнь ворвалась в сознание селян.
Молодёжь умела веселиться не обращая внимания на нищету. Зимними длинными вечерами у одинокой бабушки девчата убирали комнату, а парни приносили еду и керосин, как благодарность за гостеприимство хозяйки. Под гармонь танцевали и песни пели. Девушки в это время вышивали и вязали... Мы были молоды и искали возможность отдохнуть и повеселиться. Это спасало народ в тяжёлые послевоенные годы.
Советские и христианские праздники отмечали все вместе. Собирался народ в центре города с играми, плясками, забавами. Играли в прятки, в балду, в разлуку и лапту! На вечёрки и праздники одевались наряднее. Одежда новая редко у кого была. Перешивали, перелицовывали старые вещи.
От людей на деревне не спрятаться,
не уйти от внимательных глаз...
Как в песне поётся, все на виду, о каждом всё известно! Это воспитывало ответственность и совесть у земляков.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 75
© 01.02.2018г. Ольга Ковалёва
Свидетельство о публикации: izba-2018-2187036

Рубрика произведения: Проза -> Мемуары











1