Где ты, Троя?


Где ты, Троя?
Почему Генрих Шлиман при изучении этого вопроса проигнорировал не только творчество Гомера, но и более древние мифы о Трое? Ответ на этот вопрос он дает сам - местные жители сообщили ему, что только в районе холма Гиссарлык имелись древние развалины… А далее Шлиман забил гвоздь и сверху привесил штамп: «Троя на холме Гиссарлык найдена с «Илиадой» в руках!!!» В эту колею благополучно упали ещё несколько знаменитых археологов. И практически никто, за редким исключением, не удосужился проверить умозаключения и выводы Шлимана. А его ещё при жизни называли мистификатором и даже жуликом! Но Шлиман необыкновенный талант и настолько обаятельный человек, что сейчас споры на холме Гиссарлык идут по одному поводу - какой же из культурных слоев имеет отношение к Трое Гомера?

А мы с Вами сойдем с холма Гиссарлык и пойдем… Искать настоящую Трою! И будем делать это с "Илиадой" в руках! Но мы ни на шаг, ни на строчку не отойдем от творчества Гомера. Если мы верим Гомеру, то найдем настоящую Трою…

Здравствуй, Великий Гомер Киммериец!
Я верю каждому твоему Слову!
Стихов, образов и мудрости феерия
В корне мою изменила основу!

Ты много сказал о той знаменитой войне,
И Истина грудь мою гложет!
И каждое Слово твоё золотое в цене,
И Трою оно разыскать нам поможет!

Дает ли Гомер в «Илиаде» точное место, где стоял город? Конечно! И вот тут и появляются вопросы к самому Шлиману. И вопросы настолько серьёзные, что он не смог бы на них ответить, даже если бы вступил с нами в дискуссию. Хватит ли у нас фактов, знаний и сил, чтобы опровергнуть великого и знаменитого Генриха Шлимана? Хватит, ибо в данном вопросе мы встанем за спину самого Великого Киммерийца Гомера! Я думаю, автор «Илиады», создавший её на основе записок непосредственного участника событий, имеет полное право на точность и правду…

Начну с того, что найди Шлиман Микены и Тиринф в первую очередь, а не после «Трои», он бы возле холма Гиссарлык даже не задержался. Масштабы не совпадают. Микены, Тиринф и найденный позже другими археологами Пилос знаменитого Нестора монументальнее и огромнее! А «Троя» Шлимана?

«Первое впечатление от Трои, остающееся до самого конца экскурсии – какая она компактная. Для испорченного современными масштабами туриста раскопанный холм плохо вяжется с эпичностью гомеровского повествования. Честно говоря, аура Илиады ощущается с трудом. Придурковатый конь на входе уже не кажется лишним – едва ли не единственное напоминание о Гомере».
Из дневника российского туриста

Почему я зацепился именно за эту цитату? Очень просто - она написана на интуитивном восприятии. Город на холме Гиссарлык, именуемый Троей, имеет площадь менее двух гектаров.

Но у Гомера Троя именуется «священная», «высокая», «Илион крепкостенный», «высокотвердынная», «высоковоротная Троя», «широкодорожный город троянцев», «красиво построенный город», «крепкобашенный город», «Илион, многолюднейший город» и т.д. Или так: «Город великий владыки Приама. Все боги смотрели», «К башне пошла илионской великой…», «Много союзников город обширный Приама содержит», «Срыть до основ Илион, столь прекрасно устроенный город! Если бы, в город войдя чрез ворота, за стены большие…», «Также и я средь обширной столицы владыки Приама».

Найденная Шлиманом «Троя» не соответсвует этому описанию! Слишком маленький город! И возникает вопрос из области логики: А зачем вообще надо было собирать такую огромную коалицию для войны с Троей, если мощи тех же Микен, Спарты и Пилоса было бы достаточно, чтобы её сокрушить? И мог ли такой малый город в течении 10 лет выдерживать осаду? Это невозможно! Чем мог удивить небольшой город на холме Гиссарлык, к примеру, Агамемнона или Нестора, правивших Микенами и Пилосом с их огромными дворцами?

Гомер преувеличил и раздул? Нисколько! Найдены Микены, Пилос, дворец Одиссея. Размах и размеры, включая циклопическую кладку! Масштаб виден. Такому размаху и соперник по плечу нужен. Чтобы Агамемнон, царь златообильных Микен, во главе огромной коалиции поперся за проливы воевать с таким пигмеем? А что тогда воспевать в такой войне? Где слава? Зачем такие затраты, которые и окупить невозможно?

Давайте зададим Шлиману первый вопрос - где гора Ида и почему она напрочь выпала из концепции нахождения Трои на холме Гиссарлык? По Гомеру Троя стоит в одном из самых сакральных мест тогдашнего мира - на склоне горы Ида, в месте культа матери богов Кибелы и Зевса Идейского. На горе Ида расположен алтарь Зевса. Это место именуется Гаргар и турки и сегодня Вам с удовольствием всё это покажут. И тот самый алтарь!

Я приблизительно измерил расстояние от холма Гиссралык до горы Ида. Самое маленькое и по прямой, не разбирая дороги, более 55 километров! А если цивилизованным путем, то все восемьдесят!!! Приплыли? Ещё нет, но сейчас приплывём!

По мифу Трою населяют тевкры. Их первый царь, Тевкр, сын горы Ида и реки Скамандр! Т.е., уже в мифе о первом царе мы имеем четкую географическую привязку! Один из его последователей, Эрихтоний, знаменит горным делом, к которому приобщил жителей Трои. Теперь идем дальше. Знаменитый гимн Гомера Афродите, в котором говорится о любви Богини к Анхизу, одному из троянских старейшин из рода дарданов и троянских царей, отцу знаменитого Энея, героя Троянской Войны. Приведу выдержки с небольшим расширением, а не только ограничусь собственно горой Ида:

«Зевс ей забросил к Анхизу желание сладкое в душу,
Пас в это время быков на горах он высоковершинных
Иды, богатой ключами, — осанкой бессмертным подобный.
И загорелось любовью улыбколюбивой Киприды

И понеслась Афродита улыбколюбивая в Трою,
На высоте, в облаках, свой стремительный путь совершая.
Быстро примчалась на Иду, зверей многоводную матерь.
Прямо к жилищам пошла через гору. Виляя хвостами,
Серые волки вослед за богинею шли и медведи,

Прямо к пастушьим куреням приблизилась, сделанным прочно.
Там-то Анхиза-героя нашла. В отдаленье от прочих,
Он в шалаше пребывал, от богов красоту получивший.
Вслед за стадами бродили по пастбищам густотравистым
Все остальные. От них вдалеке, он туда и обратно
По шалашу одиноко ходил, на кифаре играя.

Страсть овладела Анхизом. Он слово навстречу ей молвил:

«Здравствуй, владычица, в это жилище входящая, — кто бы
Ты ни была из блаженных, — Лето, Артемида, Афина,
Иль Афродита златая, иль славная родом Фемида!
Или же ты мне явилась, одна из Харит, что бессмертных
Сопровождают богов и бессмертными сами зовутся?
Или ты нимфа — из тех, что источники рек населяют,
Влажногустые луга и прекраснотенистые рощи?
Или из тех, что на этой горе обитают прекрасной?
Я для тебя на холме, отовсюду открытом для взоров,
Жертвенник пышный воздвигну и буду на нем постоянно
Жертвы тебе приносить многоценные. Ты же, богиня,
Будь благосклонна ко мне, возвеличь меж сограждан троянских,

«Если ты здесь по решенью бессмертного Аргоубийцы
И навсегда суждено тебе быть мне законной женою,
То уж никто из богов и никто из людей земнородных
Мне помешать не сумеет в любви сочетаться с тобою
Тотчас, теперь же! Хотя б даже сам Аполлон-дальновержец
Луком серебряным слал на меня многостопные стрелы!»

«Сразу, как только тебя я, богиня, увидел глазами,
Понял я, кто ты, и понял, что ты мне неправду сказала.
Зевсом эгидодержавным, простершись, тебя заклинаю»

«Больше всего меж людей походили всегда на бессмертных
Люди из вашего рода осанкой и видом прекрасным.
Так златокудрого некогда Зевс Ганимеда похитил
Ради его красоты, чтобы вместе с бессмертными жил он
И чтобы в Зевсовом доме служил для богов виночерпцем,
Чудо на вид и богами блаженными чтимый глубоко,
Из золотого кратера пурпуровый черпая нектар.

Мальчика тотчас в открытый ветрам Илион отведешь ты.
Если ж какой-нибудь смертный о матери спросит, приявшей
В страстных объятьях твоих многомилого сына под пояс,
То отвечай, — и навеки запомни мое приказанье,
Что родила тебе сына того цветколицая нимфа,
Из обитающих здесь вот, на этих горах многолесных».

Резюмируя: речь идет о горе Ида рядом с Троей. Анхиз прекрасно знает богов: Зевса, Гермеса, Аполлона, Артемиду, Лето, Фемиду, Афину и Афродиту. А также сама Афродита подчеркивает в истории о Ганимеде из рода троянских царей их исключительность и внешнее сходство с бессмертными богами. Таким образом, имеем налицо тот факт, что пантеон Трои совпадает с пантеоном противоположной стороны полностью и род троянских царей исключителен. Что ещё я вытащил из этого гимна, расскажу в другой статье! Ещё раз убедился - Гомера надо читать и читать!

Несколько выдержек из «Илиады» о горе Ида:

«Войско дарданцев Эней предводил, сын прекрасный Анхиза.
Он от Анхиза рожден Афродитой богиней на холмах Иды»;

«Двое сынов Антенора, владеющих всяким оружьем.
Кто поселился в Зеле, у крайней подошвы Идейской,
Кто из богатых троянцев пил черную воду Эзипа»;

«После Аякс Теламонид убил Симоисия, сына Анфемиона, цветущего юношу.
С Иды спускаясь вместе с родными своими, чтоб стадо овечье проведать,
Некогда мать родила его в свет на брегах Симоиса, – Он оттого Симоисием назван»;

«Вскоре достигнул он Иды, отчизны зверей, многоводной,
Гаргара, где Громовержцу построен алтарь благовонный.
Там удержал лошадей отец и людей и бессмертных,
Из колесницы отпряг и облаком черным окутал.
Сам же он, славою гордый, воссел на Идейской вершине,
Глядя на город троянцев и флот меднобронных ахеян»;

«Громом великим потряс Олимпиец с Идейской вершины»;

«Трижды с Идейских высот возгремел Промыслитель верховный»;

«Также видала Зевеса сидящим на крайней вершине,
Иды, обильной ключами»

«Так произнесши, пошел он вперед, а за ним и другие
Ринулись, громко крича. И Зевес, веселящийся громом,
Поднял с Идейской вершины порывистый ветер, что прямо
Пыль устремил на суда аргивян. Той порой он ахеян
Разум затмил, а троянцам и Гектору славу готовил»;

«И устремился вперед, чтобы Иса повергнуть с Антифом,
Двух от Приама рожденных законного сына с побочным,
Бывших в одной колеснице. Побочный в ней правил конями,
Рядом в оружьи стоял и сражался Антиф благородный.
Некогда, пасших овец, их забрал на прогалинах Иды,
Гибкой лозою связав, Ахиллес, но дал волю за выкуп.
Ибо узнал их, видав уже раз близ судов быстроходных,
В день, как с Идейских высот их привел Ахиллес быстроногий»;

«Если ж другим предоставив бежать перед сыном Пелея,
Сам я в другом направленьи помчусь по Илийскому полю,
В сторону взяв от стены, я достигну лесистой вершины
Иды , обильной ключами, и в частый кустарник проникну, -
Вечером мог бы тогда я в священную Трою вернуться,
В светлой реке искупавшись и тело очистив от пота…».

Как видно из приведенных отрывков, гора Ида находится в непосредственной близости от Трои. Более того, в «Илиаде» и образы связаны именно с нею: горы, лес, кустарник, звери на склонах, ключи, родники и реки, бегущие с Иды. А по - другому и быть не может. А заготовка огромных погребальных костров Патрокла и Гектора? Гомер прямо пишет, где и как заготавливались дрова. В случае с Патроклом исполинский костер сложили за один день. А за два дня троянцы и ахейцы сожгли на кострах всех павших под Троей. Это невозможно в том случае, если город на холме Гиссарлык есть Троя. Дрова в таком количестве нельзя привести за сутки, преодолев такое расстояние и затратив ещё время на рубку и очистку как повествует Гомер. Несколько десятков километров только в одну сторону и столько же на обратную дорогу! Шлиман не уловил этот момент? Уловил! Просто надо было «срочно найти» Трою…

Наконец, приведу просто эксклюзивный отрывок. Вам его никто, кроме меня, и не прокомментирует:

«К Иде, отчизне зверей, прилетели они многоводной,
К мысу Лектону, где прежде покинули море».

Это о богинях Гере и Афине, прибывших в лагерь ахейцев им на помощь, когда троянцы стали их основательно трепать! И об Иде и мысе Лектон в связке говорится ещё не раз:

«Облаком темным одевшись, в дорогу отправились оба.
Прибыли скоро на Иду, зверей многоводную матерь,
Море оставили против Лектона и двинулись дальше
Сушею. Леса вершины под их колебались ногами.
Там разлучились, и Сон, от зевесовых взоров таяся,
Сел на огромную ель, какая в то время на Иде
Самой высокой была, достигая чрез воздух Эфира.
Там он уселся, под тенью еловых ветвей укрываясь,
Птичке звонкой тподобный, в горах обитающей; имя
Ей средь блаженных богов - халкида, средь смертных - киминда.
Гера ж стремительно вверх поднялась до Гаргарской вершины
Иды высокой. Увидел ее молневержец Кронион»

Гомер дает четкую географическую привязку - мыс Лектон, расположенный на берегу южнее западного отрога горы Ида!!! Это то самое место, где ещё во времена Страбона показывали алтарь двенадцати богам, воздвигнутый на берегу в лагере ахейцев царем Агамемноном!

Вот оно, это самое место, прямо напротив корабля главного автора записок о Троянской Войне, знаменитого Одиссея:

«Но, прибежав к кораблям богоравного сына Лаерта,
К месту тому, где собранье и судьбище были ахеян,
Где и бессмертным богам алтари у них сложены были».

Таким образом, мы имеем четкое указание, где располагался лагерь ахейцев. Это в непосредственной близости от горы Иды, на берегу моря у её западных отрогов.

Ах, да! Молитва Агамемнона перед поединком Гектора с Аяксом:

«Зевс, наш отец, величайший, славнейший, на Иде царящий!
Дай, чтоб досталась Аяксу победа и светлая слава!
Если ж и Гектора любишь, и он тебя также заботит,
То удели им обоим ты равную славу и доблесть».

Я думаю, хватит об Иде? Точка ахейского лагеря у нас есть. Осталось найти саму Трою. Если стоять спиной к кораблям ахейцев, Троя располагалась на холме над долиной, за рекой Скамандр (Ксанф) в нескольких километрах от берега моря. И находилась она не напротив, а чуть левее, в месте слияния рек Скамандр и Самоис. Почему левее? Гомер рассказывает про посла троянцев, который на колеснице выехал из Трои и спустился в долину к лагерю ахейцев, повернув налево:

«Азий к судам многогребным пустил колесницу налево
Тем же путем, как с долины бежали данайцы с конями».

А это снова о Богинях Гере и Афине:

«К Трое немедля примчались они и к обоим потокам,
К месту, где волны сливают Скамандр и быстрый Самоис.
Бог же Самоис для них приготовил амврозию в пищу».

Вот ещё об этом самом слиянии:

«Так предоставлен себе, грозный бой аргивян и троянцев
Вдоль по долине кипел. Разливалось сраженье повсюду;
Дроты, снабженные медью, носились от войска до войска
На протяжении между потоками струй Симоиса и Ксанфа».

Если отталкиваться от мыса Лектон, то мы найдем это место на карте. И холм там есть… Огромный! С двумя вершинами. Юго-Западная его сторона несколько ниже Северо-Восточной. Длина холма почти два с половиной километра, ширина 700 - 800 метров, высота над уровнем моря около 150. Я мог бы дать ещё много географических примет из «Илиады», в том числе по речной долине, но думаю, это уже не столь важно. Давайте ещё кое-что посмотрим. Более рукотворное:

«Некий высокий курган перед городом стал одиноко
В поле – и было его обходить отовсюду возможно.
Люди его Батиеей зовут, а бессмертные боги
Этот курган называют гробницею легкой Мирины».

Этот курган войска троянцев, выходя из Скейских ворот, обходили с двух сторон. Идем далее. Второй курган на том же направлении, но уже ближе к реке:

«Гектор, от шума вдали, окруженный толпою старейшин,
Держит совет пред курганом царя богоравного Ила»;

«В город спасаясь, они по долине к смоковнице мчались
Мимо гробницы потомка Дарданова, древнего Ила»;

«Тою порой Александр, муж Елены прекрасноволосой,
Начал натягивать лук против пастыря войска Тидида,
Прячась за мраморный столб, на могильном холме рукотворном
Ила, потомка Дардана, старейшины древнего Трои»;

«Оба же те миновали могилу высокую Ила.
Мулов они и коней удержали у берега речки».

И наконец, третий, курган Гектора:

«В ящик потом золотой те кости они положили,
Их покрывши пред тем пурпуровой мягкой одеждой.
Тотчас спустили в могилу глубокую, после того же
Поверху часто камнями огромными плотно устлали.
Сверху насыпали холм. Вокруг же стража сидела,
Глядя, чтоб ранее срока на них не напали ахейцы.
Быстро насыпав могилу, они разошлись. Напоследок
Снова все собрались и блистательный пир пировали
В доме великом Приама, владыки, вскормленного Зевсом.
Так погребали они конеборного Гектора тело».

Имеем три кургана. Два из них должны быть возле Скейских ворот, один к ним ближе (Мирины), а второй у брода через реку (Ила). Курган Гектора виден сразу. У Северо-Восточного склона холма, на противоположной от Скейских ворот стороне Трои. Он огромен. В окружности двести с лишним метров и высотой до пятнадцати!

В общем, если мне когда - нибудь предстоит поездка в Турцию, то я в районе античного города Ассос (местечко БеХРАМкале) с помощью планшета и рамок Трою найду без особого труда. Теперь о размерах самого города.

Слова Зевса о Трое из «Илиады»:

«Ибо под сводом небес, покрытых звездами, под солнцем
Сколько ни есть на земле городов и людей, там живущих,
Сердцу милей моему наибольше священная Троя,
Старец Приам и народ, копьеносцу Приаму подвластный.
Там на моем алтаре никогда не отсутствует пища,
Ни возлиянья, ни жир, мы дары эти вместе делили!»

Так на минуточку, стены Трои строили Боги Посейдон и Аполлон, а из смертных Эак, ставший судьёй в царстве мертвых, отец аргонавтов Теламона и Пелея, дед знаменитых Ахилла, Аякса и Тевкра. Прикиньте, каким должен быть по размерами красоте город, которому боги строили стены и о котором так сказал сам Отец Зевс…

Как говорят злые языки, Лисимах, диадох Александра Великого, выполняя предсмертную волю македонского царя, обнес Трою стеной длиной сорок стадий (приблизительно 7 километров 400 метров). Протяженность этой стены полностью совпадает с размерами холма, где может лежать Троя. И я бы с радостью этим воспользовался, чтобы с блеском закрыть тему! Только у меня есть серьёзные подозрения, что речь идет о Пергаме, столице Пергамского царства.

Прежде всего, где вот этот огромный дворец Приама?

«Вскоре затем подошел он к прекрасному дому Приама,
К портикам, тесаным гладко. За ними же в самом чертоге
Шли пятьдесят, из блестящего мрамора, спальных покоев.
В этих покоях, один от другого построенных близко,
Подле законных супруг сыновья почивали Приама.
Для дочерей же с другой стороны во дворе находилось
Комнат двенадцать из гладкого мрамора, сверху покрытых.
В этих покоях, один от другого построенных близко,
Подле стыдливых супруг зятья почивали Приама».

Кроме этого Гомер описывает дворцы Гектора, Париса и отдельный дом Деифоба. Также в городе имелись храмы Зевсу (у алтаря которого Неоптолем убил самого Приама), Афине, Аполлону и Артемиде. Много примеров приводить не буду, но чтобы Вы поняли глубину изучения темы:

«Гектор пошел между тем к Александру в чертог пышнозданный,
Им возведенный самим, но ему помогали другие,
Лучшие мужи строители, жившие в Трое,
Спальный покой возвели они, также чертог и ограду
Подле жилища Приама и Гектора в городе верхнем,
Тем же путем, как пришел, средь красиво обстроенных улиц.
Только что, город пройдя, он приблизился к Скейским воротам –
Ибо чрез них проходить надлежало, чтоб выйти в долину»;

«Так говоря ей в ответ, отошел шлемовеющий Гектор.
Вскоре за этим вступил он в покои с красивым убранством.
Но не застал во дворце белокурой жены Андромахи».

«Ты же, о, Гектор, отправишься в город и, в дом наш пришедши
Матери скажешь моей и твоей, чтобы женщин почтенных
В храм синеокой Афины, в Акрополь, она пригласила»;

«Вскоре достигли они средь Акрополя храма Афины.
Двери им в храм отомкнула прекрасная видом Феана,
Дочь копьеносца Кисея, жена Антенора возницы;
Женщину эту троянцы поставили жрицей Афины»;

«Битвой вкруг стен Илиона, – и сердце тебя побудило
В город войти, чтоб воздеть из Акрополя руки к Зевесу.
Но подожди, принесу я вина, – точно мед оно сладко;
Раньше Зевесу отцу и всем прочим богам возлиянье
Ты совершишь, а затем и сам насладишься, отведав,
Ибо вино укрепляет отвагу уставшего мужа,
Если устал он, как ты, защищая товарищей в битве»;

«Сын Онетора, отважный душой Лаогон шлемоносец.
Зевса Идейского жрец, он, как бог, почитался народом».

И куда все эти дворцы и храмы с широкими улицами, где проезжали на колесницах, запряженных четырьмя лошадьми, можно втиснуть на два «троянских» гектара на холме Гиссарлык? В том-то и дело, что никуда. Нет там места для всего этого.

В «Илиаде» ещё много и много признаков огромного города, в котором находились не только троянцы, но и все их союзники. Город позволял вместить многие тысячи людей. Сколько человек мы можем поселить на холме Гиссарлык? Ученые подсчитали: вместе с нижним городом максимум три с половиной тысячи человек… И войско ахейцев на 1186 кораблях. А Троя продержалась десять лет!

«Девять годов у великого Зевса уже пролетело,
Сгнили давно корабельные брусья, истлели канаты,
Где-то в домах наши жены, равно как любезные дети,
Пред очагами сидят и нас поджидают, а дело,
Ради которого прибыли мы, не исполнено нами»;

«Ныне же год уж девятый исполнился, круг совершая,
С того дня, как находимся здесь».

И это речь идет именно об осаде Трои, а не войне в целом как пытаются объяснить сроки некоторые «специалисты».

Собственно о самой войне. У нас есть ряд очень четких моментов, позволяющих определить временные отрезки этой грандиозной бойни. Начнем со слов Елены Прекрасной:

«Нынче двадцатый уж год для меня с той поры протекает,
Как прибыла я сюда и покинула край мой родимый».

Итак, двадцать лет прошло с начала события, а именно, похищения самой Елены. И десять лет приходится на осаду Трои. Остается ещё десять лет, которые нам необходимо осмыслить. Часть времени ушло на посольства и переговоры. В частности, посольство в Трою возглавляли Менелай и Одиссей. Троянцы отказались вернуть Елену и украденные сокровища и началась война. Вот её следы в «Илиаде»:

«Морем плывя на судах, городов я разрушил двенадцать,
Пешим одиннадцать взял на троянской земле плодородной,
Много сокровищ богатых из каждого города вывез»;

«Шли мы войною на Фивы, Этиона город священный.
Город предав разрушению, всё увели мы оттуда.
Мирно добычу деля меж собою, ахейские мужи»;

«Город разрушив Лирнесс, равно как и Фивские стены».

А это захвачен остров Тенедос:

«А между тем Гекамеда, прекрасноволосая дева,
Дочь Арсиноя владыки, им стала готовить напиток.
Нестор ее в Тенедосе, разрушенном сыном Пелея,
В дар получил от ахейцев, за первенство в мудрых советах».

Также в «Илиаде» есть упоминания о захвате Ахиллом островов Лесбос и Скирос. И если первый находится напротив Трои в заливе, то второй намного дальше. А вот о Скиросе надо сказать подробнее:

«Дева Ифеса, – ее Ахиллес ему дал, покоривши
Скирос высоко лежащий, столицу царя Эниея».

На Скиросе родился Неоптолем, сын Ахилла, сидевший в Троянском коне и убивший Приама у алтаря Зевса. Сколько ему тогда было лет, если при штурме Трои он вел себя очень храбро и не плакал, в отличии от других ахейцев, когда залезал внутрь коня? Минимум ему должно быть лет шестнадцать. Во всяком случае, в поединке он убил троянского героя Агенора, который в бою у ворот Трои ранил самого Диомеда! Значит, предположительно война вне Троянской территории шла лет семь-восемь, два -три года ушло на дипломатическую деятельность и десять лет Троя была в осаде. Есть в «Илиаде» упоминания о морском походе Париса и ещё мы имеем информацию из другого источника о набеге Гектора на город Трезен в Северной части Пелопоннеса. В конце войны на море коммуникации уже полностью находятся под контролем тех, кого именуют ахейцы:

«Много в палатках твоих есть вина, что из дальней Фракии
Наши суда каждый день по широкому понту привозят».

Более того, герой Ифидамас, идущий на помощь Трое, в город морем не пробился, оставил суда и пошел пешком:

«Но соразмерные эти суда он оставил в Перкоте,
Ифидамас, и большой, и воинственный сын Антенора,
Он, кто возрос в плодородной Фракии, питающей агнцев.
Дедом по матери был он с младенчества в доме воспитан,
Славным Киссеем, отцом прекрасноланитной Феаны.
После, когда уж достиг он поры возмужалости славной».

Теперь о том, что это была за война. Я утверждаю и докажу сейчас, что речь идет о крупнейшем междуусобном столкновении!

«Слово скажу свое ныне, его до конца доведу я,
И не осудит никто моей речи, – ни царь Агамемнон.
Тот лишь, кто, чуждый законам, бездомным живет и безродным,
МЕЖДУУСОБНУЮ ЛЮБИТ ВОЙНУ, леденящую сердце»;

«Если и выйдет он цел из войны многослезной ахейцев».

Все герои этой драмы прекрасно знают друг друга, говорят на одном языке, имеют общий пантеон богов, связаны дружбой и родственными связями, используют одни и те же приёмы боя и военные построения (фаланги), одинаково по обычаю снимают с поверженных врагов доспехи. Но ситуация намного глубже, чем Вам кажется!

Знаменитый разговор вождя ликийцев Главка с Диомедом, сыном Тидея, перед поединком. Главк, воткнув в землю копьё, говорит Диомеду, кто он и откуда Родом! Именно так, с большой буквы. Приведу окончание этой чрезвычайно интересной сцены, где Главк после перечисления предков называет имя отца:

«Я же рожден Гипполохом. Его я отцом называю.
В Трою меня он послал и великое дал наставленье:
Первенства всюду искать, возвышаться над всеми другими,
Рода отцов не бесчестить, по воинской доблести первых
Из обитавших в Эфире, а также в обширной Ликии.
Вот я рожденьем каков, вот какою горжусь родословной».

Так он сказал. Диомед, храбрый в битвах, почувствовал радость.
Рядом копье боевое воткнул он в кормилицу землю,
С речью медовой потом обратился к владыке народов:
«Истинно ты по отцу мне старинным приходишься гостем.
Встарь богоравный Эней угощал в своих царских чертогах,
На двадцать дней удержав, беспорочного Беллерофонта.
Оба друг другу они знаменитые дали гостинцы:
Пояс Эней подарил, изукрашенный пурпуром ярким.
Беллерофонт подарил двусторонний из золота кубок.
В доме своем я, сюда отправляясь, тот кубок оставил.
Я не припомню Тидея: младенцем меня он покинул
В городе Фивах в то время, как войско ахеян там гибло.
Вот почему я тебя угощать в Арголиде обязан,
Ты же в Ликии меня, если в эту страну я прибуду.
Здесь же в толпе избегать постараемся копий друг друга.
Мне остается немало троянских мужей и союзных,
Чтоб убивать, если бог их предаст и ногами настигну;
Столько ж ахеян тебе остается убить, если сможешь;
Дай поменяться оружьем; пусть знают и те и другие,
Что по отцам называться гостями гордимся мы оба».
Так говоря меж собою, они с лошадей соскочили,
За руки взялись потом, обещая взаимную верность».

Каково? Нужны какие комментарии? Точно также, но после поединка, обменялись подарками Гектор из Трои и Великий Аякс. Добавлю, что Тевкр, сводный брат Великого Аякса, является сыном Гесионы, сестры Приама и приходится ему племянником. Телеф, царь Мисии и союзник Приама, получив предсказание, воюет на стороне ахейцев. А противоборствующие войска частенько садятся, положив оружие и доспехи, во время поединков или переговоров.

Наконец, «Илиада» дает нам беЗценные свидетельства о письменности:

«Только в Ликию послал и недобрые дал ему знаки:
Много зловещих письмен на дощечке складной начертал он
И на погибель его приказал передать ее тестю».

О письме говорится и в истории с героем Паламедом. Подброшенное троянское письмо спокойно читают ахейцы. Один язык разговорный и единая письменность.

В заключение скажу, что не надо искать азиатский город, как говорят специалисты. Если Троя будет найдена, то это будет город, похожий архитектурой на Микены, Тиринф или Пилос, но во много раз превосходящий их размерами! Главный город той знаменитой цивилизации. Не просто так Троя была знаменита алтарем Зевса Идейского. Пергам, столица Атталидов, тоже прославилась знаменитым алтарем Зевса Пергамского, переняв название акрополя Великой Трои. И ещё раз скажу, словами Гомера, почему на холме Гиссарлык не может стоять именно Троя:

«Сверху донизу вся многохолмная Троя горела».

Это краеугольная фраза и поверьте, я пользовался переводами очень грамотных специалистов. Эней искал под новую Трою похожее место. Вот почему Рим возник на семи холмах! Моё место, где располагалась Троя, имеет две большие вершины, а возможно и три! Но даже изучив все материалы и взвесив все «за» и «против», я не совсем уверен… Говорят, что Приам, царь Трои, разбогател на золоте Абидоса. А это территория современного Стамбула. Царьград, Трой, Roy, Царь…

Я много ещё интересного вытащил из творчества Великого Гомера. Об этом в следующих статьях.

На фото: алтарь Зевса на Иде, Гаргар и вид с гору на бухту, где стоял флот ахейцев. 





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 116
© 01.02.2018 Константин Сазонов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2187021

Рубрика произведения: Поэзия -> Исторические стихи













1