Таинственный Город. Дальний путь. Продолжение (12)


Вечерело. Степан позвал гостя в дом, но тот ни как не отреагировал. Так в неподвижном состоянии просидел он допоздна. Уже ночью выйдя на крыльцо Степану показалось, что Молчун дремлет, скрестив руки на животе и прислонившись к стене дома. Во всяком случае, в ярком лунном свете было видно его закрытые глаза. Степан на цыпочках подкрался к нему. Тот неожиданно резко открыл глаза. Степан вздрогнул .
- Ты чего не спишь? - сонным голосом прошептал Молчун.
- А ты? - ответил вопросом на вопрос Степан.
- Я то как раз сплю. - Снова прошептал гость.
- Так холодно же так, да и не удобно, пошли хоть на сеновал, там одеяло есть, да и поудобней всё ж.
- И то верно, - согласился Молчун – что, то я видно переволновался. Сморило.
Улёгшись на сене, Степан не мог ни как уснуть. Ну как же так. Что за проклятие такое. Вот и лекарства предков бессильны. Ну должен же быть, хоть какой то, выход. Молчун же везде ходит, все тайны предков знает.
- Не спишь? - обратился он к Молчуну.
- Нет. Уже нет, - откашлявшись, сонным голосом ответил тот, – что хотел то?
- А что за яйцо, про которое ты мне говорил давеча?
- Яйцо? Хм. Я думал, ты не услышал. Яйцо это такая штука, если бы оно у меня было, мы б сестру твою в миг бы на ноги поставили. Да вот только оно настолько редкое, что его за всё время один раз только и находили. А остальные только слышали.
- И что? – не унимался Степан.
- Ну что, что – Молчун закряхтел и повернулся на спину, – помнишь, я рассказывал про тот схрон, что с наставником после дождя нашёл?
- Ну?
- Вот тебе и ну. А про скелет в комнате?
- Помню.
- Так вот скелетов было два. Первый в коридоре за дверью, с топором в руке, а тот второй, важный который, он получается, в комнате заперся. От того, первого, похоже, прятался. Да видать не сильно - то помогло, в черепе у него вмятина была. Он хоть в комнате закрылся, я в неё через дыру в стене попал, часть стены корни деревьев выдавили. И лежал он так будто тянулся к чему то. Вот я это что то и поднял. Интересная штука была. На гусиное яйцо похоже, но не твёрдое, а как ладонь у младенца мягкое и тёплое. А ещё полупрозрачное такое. А внутри него будто нить золотистая медленно так крутилась сама по себе. Ну, я то яйцо в сумку сунул, а потом наставнику то и показал.
Рассказчик замолчал. Долго молчал, видно, что не хотелось ему про это рассказывать. Толи тайна была слишком большой, толи воспоминания нахлынули.
- Ну, так вот - продолжил Молчун, – когда наставник увидел яйцо это, то как - то странно посмотрел на меня и говорит. – «Много раз я слышал про яйцо это, но ни разу видеть не доводилось. Вот оно значит какое. Я уж думал сказки всё это. Смешно сказать, всю молодость на его поиски потратил, найти мечтал. Думал, найду и буду самым счастливым. Ты бы Молчун припрятал его до поры до времени. Да никому не показывал. Мало ли кому что в голову взбредёт. Штукенция очень удивительная». А я смотрю на него ошарашенный и ничего понять не могу. Он глядит на меня и так с грустью говорит: «Яйцо это, сынок, самое великое сокровище прошлых. Они его в разгар войны придумали. Оно само тебя от любой болезни вылечить может и из смерти воскресит. Похоже от смерти то это не правда». И ухмыльнулся. Видимо скелет с проломленным черепом вспомнил. Так что береги его для особого случая. Не каждому такой шанс подвернуться может».
- Ну а дальше?
- А дальше. Дальше прошло почти десять лет. Я его всё в сумке прятал. Тряпицей укутал и забыл пока до поры до времени. И вот однажды засыпало меня в одном из схронов. Да так засыпало, что всего перекорёжило – переломало. Хорошо хоть лето было, а то б замёрз насмерть. Как я из под завала выбрался, то отдельная история. Медведь меня учуял и выкопал. Оттащил на полянку, да ветками присыпал, что бы значить подквасился я. Душок дал. За мёртвого меня принял. А я в себя то ненамного пришёл, да про яйцо то и вспомнил. Нащупал его левой рукой в сумке. Правая то у меня вывернута была. Ну, вот. – Молчун замолчал и сглотнул. Было заметно, что он волновался. - Нащупал и сжал что было сил. А сил было не много надо сказать. Сжал я его и чувствую иголочки сначала по руке, а потом и по всему телу побежали. Тут я сознание то и потерял. Что было дальше, не помню. Помню – проснулся среди ночи, лежу, глаза открыть боюсь. Вдруг больно будет или медведя увижу. Полежал, прислушался. Тишина. Лишь сова рядом ухает. Глаза открыл. Месяц только – только народился, над елью висит. Рукой пошевелил. Правой. А она целая! Пошевелил левой. На месте. Сел. Ни болит ничего. Встал. Сил – хоть отбавляй, голод только зверский. Ну, я и не стал мишку дожидаться. Наутёк оттуда бросился. Бегу, а сам думаю, откуда сил то столько. Вот яйцо, так яйцо! То - то его прошлые берегли так. Бежал, бежал, добежал до озерца. Остановился, умылся, воды напился. Сел на берегу в себя прийти. Ещё раз всего ощупал. Цел. Ни единой царапинки. Одежда только драная, хорошо, что сумку свою не потерял. Как висела через плечо, так и висит. Порылся я в ней, порошка себе развёл. Напился и наелся одним и тем же. Хорошая вещь, даром, что не вкусная. Там же на дне сумки остатки яйца того нашёл.
Молчун замолчал и, кряхтя, вытащил из - под головы свою сумку.
- Вот. Смотри.
Достал из неё - толи старую картофелину, то ли яблоко скукоженное.
- Всё что осталось. Вот эту штуку и надо найти, тогда мы Екатерину и спасём.
Степан недоверчиво покрутил всё, что осталось от диковины в руках. Она была мягкой и слегка бархатистой на ощупь. Сморщенная – потеряла свою форму, но чувствовалось, что внутри неё есть какая то пустота.
- И где же её искать думаешь? - поинтересовался Степан.
- Где? Да видно придётся в Город идти. Далеко это правда. Боюсь не успеть. Да и опасно. Я ж туда ни разу не ходил. А по неизвестной дороге то и путь в два раза длиннее и опасностей во сто крат больше. Так что парень, сплошные переживания. А от переживаний я привык сном лечиться. Голове самой легче справиться, что б я её на ерунду всякую не отвлекал. Знаешь же, как говорят – утро вечера мудренее. Не зря говорят. Уже проверено перепроверено. И ты спи. А то, поди, светает уж скоро.
Сказал так и засопел – уснул. Степан же так и не смог уснуть. Вопросов было уйма. Перво-наперво, как Молчун дорогу будет искать, коли там ни разу не был. Второе – где это яйцо искать? По каким приметам. Да и если оно ценное такое – не валяется оно нигде просто так? Сам же говорил. Что его никто и не находил вовсе. Да и вообще. Как это получается – Молчун ушел из дома молодым парнем. Так? Так. Несколько лет бродил по лесу с наставником. Так? Так. Про такого менялу я не слышал. Мудрый? Ни отец, ни мужики про него речь не заводили. Потом ещё лет десять Молчун один бродил. Так? Так. А история с медведем случилась лет пять назад. Так? Так. Это сколько ж тебе лет то, милый друг. Степан глянул на спящего. Молодой мужчина. Не старый вовсе. Даже и не взрослый сильно. Что – то не договорил Молчун. Что – то недосказал. Пока Степан блуждал в своих мыслях, забрезжило утро. Не выдержав размышлений он закимарил и тут же проснулся от того что встал сосед.





Рейтинг работы: 10
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 90
© 31.01.2018 Максим Черняев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2185627

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика


Николай Мальцев       09.04.2018   11:54:18
Отзыв:   положительный
Нам бы в реанимацию таких яиц пару кассет...
Максим Черняев       09.04.2018   12:00:57

Это со Степаном и Молчуном в дорогу надо)
М.В.
Евгений Бугров       07.03.2018   09:53:58
Отзыв:   положительный
Интересно. А развитие есть? Хотя бы в голове. Придется ждать)
Максим Черняев       07.03.2018   10:02:44

Книга написана практически вся. Еще только первая треть выложена. Есть зарисовки двух продолжений. "Отщепенец" и "Новое открытие мира."

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1