Снобизм вырастающий из провинциализма.


«Энциклопедия русской души»


Заметки по поводу книги В. Ерофеева



…Я долго искал смысл и суть книги Виктора Ерофеева, «Энциклопедия русской души» которые можно было внятно выразить, и вдруг параллельно просматривая книгу, отца Сергия Булгакова «Православие», натолкнулся на определение «Святая Русь». Естественно я и раньше встречал словосочетание «Русь православная», но добрый оптимистический тон этой книги, уважение к историческому прошлому с его страданиями войнами, поражениями и победами, с трёхсотлетним татарским игом и крепостничеством, вдруг помогли мне понять, почему «Православие» так контрастно противостоит «Энциклопедии…», и почему так зло насмешлива и пессимистична позиция и героев, и автора «Энциклопедии русской души».
Основной её характеристикой можно признать полнейшую отделённость от христианства, от Бога, как чего-то несуществующего в России, в мире, в сознании Виктора Ерофеева...
И потому, сразу стали понятны «страдания» немолодого Ерофеева по поводу бессмыслицы русской жизни, её не цивилизованности, а иногда и прямого абсурда.
Мало того, я начал понимать причину жизненных неудач и разочарованности российских либералов, а так же политических провалов либеральных партий и их «вождей».
Конечно, когда вы смотрите на Россию с точки зрения создания жизненного комфорта, видите смысл жизни в том, чтобы было что вкусно покушать и сладко развлечься, то вам кажется, что Россия никогда и не жила, как «нормальные» люди, кажется, что о душе не надо беспокоится, так как это предрассудок, в котором погрязли дикие русские.
Россия к сожалению или к счастью, не такая страна, как соседние по Европе, а требовать, чтобы все страны были похожи одна на другую, просто недемократично. Нельзя же требовать от молодёжи того стиля жизни, который нравится старикам.
Даже просто размерами, географией, климатом, количеством населения, Россия отличается от Австрии например, или от Англии - вполне благоустроенных стран, как полагают либералы. (Но о русском либерализме в другой раз...)
Начисто забывшие о Боге, герои книг Ерофеева остаются один на один с животным началом в человеке, являются закоренелыми язычниками, совершенно лишёнными религиозности.
Толкуя этот феномен расширительно, можно об этой особенности говорить в контексте «советской, светской культуры» и особенно постсоветской культуры.
Однако, в определённом смысле, советская культура была «религиозной», только в ней на место Бога ставился Человек, и субъектом советской культуры, был человек Будущего, обозначающий своего рода воплощенного Христа…
Однако постсоветская культура – феномен полной обезбоженности и оторванности от нравственных принципов и правил совместного жития, разработанных христианскими богословами, отцами церкви и святыми старцами в течении двухтысячелетней христианской истории.
На Западе, в странах католических и протестантских, мораль и нравственность общежития, являлась одним из краеугольных камней учения.
Издавна, употребимы были в обиходе две нормы нравственности, одна из которых, была адресована мирянам, а другая – клирикам.
И отличались эти нормы уровнем и качеством. В протестантизме даже деньги, как важный момент реальности, занимают своё важное место в системе ценностей…
В бытовом же православии, до последнего времени, роль денег не играла большого значения и только в последнее время, они заняли сакральную позицию, существуют почти на месте Бога…
После Октябрьской революции, утвердилась моральная норма, похожая на нормы поведения и жизни, присущие ещё заволжским старцам, во главе с Нилом Сорским, пропагандирующим «нестяжание», как основной монашеский принцип.
Однако, в те давние времена, победили сторонники митрополита Иосифа Полоцкого, - «стяжатели», и идеал «честной бедности», был на время забыт и возродился уже после революции, немного в карикатурном виде. Да и времена были трудные и совсем не до «поста» было – лишь бы выжить…
Сегодня, «стяжание» одержало в российском быту, неоспоримую, оглушительную победу. «Завоевание» богатства, стало основной целью бытия для подавляющего числа обывателей.
Деньги, помимо прочих преимуществ, стали ещё синонимом личной «свободы» и именно этим, стыдливо оправдывается беззастенчивое «стяжание» самых интеллектуально «продвинутых» граждан…
Ну, а что же церковь?
Ведь в России, нормы нравственности и морали всегда старались подравнять с требованиями святой жизни, жизни священства и монашества…
Уже исходя из неясного понимания реального значения денег в жизни современной русской церкви, можно говорить о не разработанности нравственных норм, связанных с деньгами и потому, православная община живёт сегодня по сиюминутным понятиям, а не по морально – нравственным законам.
Отсюда и манипулирование терминами и цитатами из Евангелий, и стыдливое сокрытие роли денег в быту, обставленное оговорками, а некогда ясно понимаемые указания Иисуса Христа, обретают формальные, размытые формы.
На вопрос, как относиться православному к деньгам, занявшим такое большое место в жизни, батюшки начинают говорить, что Христос ничего запретительного не говорил на счёт денег. И что надо понимать - когда богатство используется на пользу людям – это одно, а когда во вред – это другое…
К чести православия надо сказать, что именно в нём, большей частью, до сих пор живы идеалы скромной, монашеской жизни. Но этим идеалам противостоит напористое давление «западников» и «модернистов» в клире. Ведь на Западе, деньги уже давно стали одной из самых важных категорий бытия…
Такая шаткая позиция церкви, приводит к оправданию эксплуатации человека человеком, равнодушию по отношению к преступлениям совершаемым ради денег, двусмысленного отношения к коррупции, положительное оправдание дарителей на нужды церкви, независимо из чьего кармана эти деньги поступили на церковные счета, постепенное открытие торговли в стенах храмов, в начале книгами церковного содержания, потом совместная трапеза за деньги, потом распродажи вещей и так далее…
Отсюда возникает презрение к не умеющим или не желающим зарабатывать деньги, к честности и жертвенности других, переходящее постепенно в неуважение к правам личности и индивидуальности верующих.
Отсюда отношение к государству, регулирующему экономические и юридические вопросы жизни, как к нравственному авторитету, к его карающим, часто бессмысленно жестоким указам и постановлениям. Отсюда подмена и подстановка на место Христовых заповедей, законов и «заповедей» из государственного обихода, а то и понятий пришедших в общество из уголовного мира.
Отсюда прямое сотрудничество иерархов с высшими чиновниками государства, канонизация драматических, но отнюдь не святых личностей, награждение церковными орденами, правителей, которые не только пролили кровь «подданных», но и принесли многие беды, как российскому государству, так и российскому народу.
Соблюдение политической конъюнктуры и желание сотрудничать с Кесарем, возвращает нас во времена далёкие, тёмные, и отталкивает от Церкви не только неофитов, но и подлинно православных. После этого, оправдываться непониманием ситуации, мне кажется легкомыслием. Ведь никто же не заставляет иерархов клясться в верности победившей в данный момент партии…
Всё это действительно создаёт ощущение заброшенности, покинутости, а то и бесконечного абсурда и бессмыслицы царящей вокруг нас, о чём и пытается рассказать Ерофеев в своём романе - исповеди. Ведь обезбоженность русской жизни произошла не без участия, сотрудничающей с властями официальной церкви…
И вот мы видим нарисованную писателем картинку, в которой «Народ» - Серый, даже и не пытается жить по христиански, а следует каким-то нормам постсоветской культуры, сформировавшей своего «героя», живущего по понятиям сиюминутной выгоды и права грубой силы…
Известно всем, что свято место пусто не бывает!
И вот, в постсоветской культуре, утративший малейший религиозный оттенок, героем- идеалом становится не Иисус Христос, а его противник Сатана. Деньги, секс, насилие – привычные подробности постсоветской литературы, театра и кино.
Разнообразные воплощения Сатаны, щекочущие нервы и возбуждающие чувственность в литературных героях, обрели в постсоветской культуре общие черты, общий характер. Тут с полным основанием можно сказать, что постсоветское искусство - это эстетизация зла…
Возьмите Ерофеева, Сорокина, Пелевина, Александра Кабакова, ораву писателей детективщиков. Герои этих корифеев постсоветской литературы, всегда немножко пьяны, всегда сексуально обаятельны, всегда презирают людей живущих рядом… и конечно скучают.
Всегда эти герои окружены роем влюблённых тайно и явно поклонниц, и всегда усталые герои отбиваются от несносного, сладострастного обожания…
Эти псевдогерои нашего времени, в силу законов управляющих масс культурой, напоминают героев западных бестселлеров 50-ых, 60-ых годов, на Западе давно уже устаревших.
Отсюда и эстетически и нравственно, не разработанность характеров, а то и прямое списывание авторских мечтаний, объединённых одним порывом – «хочу».
Ничего общего не имеет с художественной литературой, плоское подражательство, нигилизм, дурно понятое, непереваренное ницшеанство, крайне скудные конструкции и формальные приёмы, лишающие книги этих и множества других авторов правдивой искренности и подлинного драматизма, чем так богата наша постсоветская жизнь…
Деградация культуры, тем более христианской культуры, продолжается с помощью таких вот «создателей шедевров».
И что замечательно - русские и даже русская критика, сегодня немного напоминающая рекламного агента, пишущего за гонорар со строчки для бульварных газет, чрезвычайно комплементарно, продолжая этот наследный грех советской культуры.
По этим критикам получается – что ни книга популярного, «продаваемого» автора, то шедевр мировой классики, даже если это откровенная пошлятина и безвкусица. Идёт какое-то бессмысленное повторение задов западной литературы и искусства, а вам говорят – это творческие открытия мирового уровня.
В СССР, в советской культуре, в силу наличия неосуществимого идеала, тем не менее бытовали герои, соблюдающие, пусть не окончательно сформировавшиеся, но нормы и табу, соотносимые с идеалом строителя коммунизма, то есть героем, живущим по перелицованным десяти заповедям из Библии.
В пост советском культурном пространстве, кроме тиранического и всеми одобренного идеала денег и сладкого богатства, ничего подобного не просматривается. Как литература, так и театр в начале девяностых годов, рухнули в темный подвал бытовой чернухи, и просвета в этом садомазохистском само раздевании не видно.
При этом многие уже «известные» авторы очень хотели бы привлечь этой темой западных читателей и зрителей, но вызывают у них, в ответ только скуку и презрение. Вы можете мне поверить – ведь я живу в Лондоне и имею много друзей англичан, из разных сословий…
Странные представления у постсоветских деятелей культуры о западном человеке…
Конечно нельзя не сказать о почвенниках, деревенщиках и патриотах. В подавляющем большинстве, это и литературой нельзя назвать. Очерки, публицистику местного разлива, журналистику, часто выдают за повести, рассказы и даже романы…
Ностальгия по умершему быту, ревность к проявлениям новой жизни, невозможность, как прежде, быть культурной элитой, получать премии, пайки и персональные пенсии, толкнули почвенников в крепкие объятия национализма всяческого толка, от псевдо левых (нацболы), до ультра правых - Союз Михаила Архангела.
Из их среды порой доносятся давно забытые, оскорбительно крепостнические лозунги, типа: «Монархия, православие, соборность» или «Россия для русских». В первом случае, и монархия и православие, понимается как реставрация царского режима, а соборность как союз новых лавочников и охранителей…
Лозунг «Россия для русских» – и комментировать не хочется, настолько это отдаёт назад от интернационализма и дружбы народов, к феодализму, домострою и фальшивой богоизбранности…
Ещё один феномен постсоветской культуры – это ненависть к собственному недавнему прошлому и к подлинной истории страны. Как ни странно, в этом объединились и «патриоты» и «либералы» и получилась какая то смесь лево – правых образованцев. Уж какой только лжи и наветов не услышишь от бывших комсомольцев и бывших молодых коммунистов, перекочевавших в «Родину» и «Единую Россию».
И все недобром поминают большевиков, обвиняют их во всех смертных грехах, беззастенчиво и безграмотно фальсифицируют цифры и факты, гордятся «идеологическим» незнанием истории своей страны…
Но самое страшное - постсоветские деятели не понимают, что по их варварской логике, вслед за «облыжным» признанием большевиков монстрами, придёт признание, что победы социализма в экономике не существовали, что фашистская Германия была «лучше» страны их героических дедов и отцов – СССР, что все жертвы были напрасны, в том числе двадцать пять миллионов погибших в великой битве за свободу страны и мира от гитлеризма, что СССР никогда не была супердержавой, и что они, ненавистники России, жалкие потомки, промотавшие победительность и честь своих отцов, только и достойны снисходительного похлопывания по плечу и своих тридцати сребреников за предательство и предков и потомков.
Слушая их обывательский бред, вместо правдивого и трагического описания подлинной жизни и истории России и СССР, это сюсюканье и заискивание перед западными партнёрами, хочется крикнуть: - Но ведь вас никто не просит обливать грязью вашу бывшую Родину, вы сами это делаете с мазохистским сладострастием, и чем больше врёте или фальсифицируете, тем больше распаляетесь.
Никому на Западе не нужны ваши унижения и ложь. Ваша услужливость, так же фальшива, как ваш обвинительный пафос и у нормального человека вызывают только гадливую улыбку…
Сегодня - это главный грех, который висит над Россией, как дамоклов меч. Весь антикоммунизм наших дней спровоцирован такими предателями и лицемерами из самой России.
Западу хватает своих обывателей, которые до сих пор Оливера Кромвеля - Отца английской демократии, обвиняют в излишней жестокости и в культе личности. Нечто подобное иногда можно наблюдать и во Франции, где потомки королей называют Наполеона презрительно - узурпатором и корсиканцем…
Во многом постсоветская культура, с её пошлостью и заискиванием перед Западом, является чахлым порождением этого предательства образованцев, которые изо всех сил стараются притянуть к подлым акциям всё новые и новые поколения подрастающие в России…
Я готов признать, что отличительной чертой постсоветского, расплодившегося «образованца» стала его привязанность к постсоветской культуре, а психическая травма, от столкновения с реальной жизнью, вдруг обернулась садомазохистским комплексом, тщательно скрываемым от посторонних.
Но я повторяю – на Западе это уже было, и потому этим предательством и хихиканьем над страданиями и потерями России в двадцатом веке, вы никого не удивите…
Возвращаясь к «Энциклопедии …» Ерофеева, преодолев отвращение и дочитав её до конца, вдруг понял, что книга эта нужная, хотя бы затем, чтобы посмотреть на себя со стороны и увидеть, что ведь нам тоже хочется в критике «ударить» того, кто не может нам ответить тем же, порой заходя в оскорблениях очень далеко. Мне кажется, что садомазохизм – это комплекс человека побеждённого, но очень гордого…
Некоторые разделы этой книги Ерофеева, наполнены подлинной горечью и правдой, но и кичливой гордостью и косвенными самовосхвалениями… Мол я то, мы то не такие…
Вот например главка: «Живое средневековье».
Я процитирую:

«…Агенты по торговле недвижимостью, участковые врачи – все те, кто имеет каждодневный доступ к народу, поражаются степенью его одичалости.
За фасадом большого города, в недрах «убитых» коммунальных квартир, с гнилым серпантином наружной электропроводки, «жучками», крючками, затворами, синюшными стенами, битыми стёклами, рассохшимися подоконниками, оторванными дверными ручками, тазами, затхлостью, там, где улица начинается с коридора, трубы слезятся, в уборных дворовый холод и голая лампочка, расселена Русь, которая до сих пор продолжает допетровские времена…»

И дальше:

«…Неадекватность самых элементарных представлений, фантастические образы мира, скопившиеся, роящиеся, размножающиеся в головах, малиновые прищепки и дуршлаги, под отклеившимися, повисшими изнанкой обоями – газетные жёлтые лозунги, осуждающие не то Бухарина, не то Израиль, вонь ветхого белья, дрожащие руки со вспухшими венами, хитрость таракана, за которым гоняются с тапком в руке, изворотливость, непомерные претензии на пустом месте, неприхотливость, чудовищный алкоголизм, неподдающаяся анализу отсталость при работающем целый день телевизоре, ссоры, свары как норма жизни, ябеды, пересуды, сплетни, ненависть, крохоборство, нищета – весь этот ком слипшегося сознания перекатывается по всей стране. Дохлое пушечное мясо, непредсказуемый фатализм, готовый фарш для самой низменной демагогии… неустойчивость реакций, болезни всех видов, физическое уродство, необьяснимая гордость за прожитые годы, нестриженная седина, паралич воли, неумение суммировать свой опыт, безграмотнын понятия об истории хотя бы вчерашнего, прожитого ими же, как свидетелями дня, мозговые узлы карикатур с неизбежным Хрущём и бровастым хануриком, поклонение силе, нечеловеческая слабость – вот тот люд, который живёт – не живёт, но который есть и с которым мы слишком редко считаемся как с реальностью…
Надежда на то, что коммуналки расселятся тоже наивна. Коммуналка, как свет непогасшей луны, - норма русской ментальности. Она же - модель взыскуемой соборности. Засранные подъезды и подворотни, не прочищенные, засоренные, как мусоропроводы, пещерные люди метафизичны…Они понижают представление о человеке, контакт с ними чреват самыми эмигрантскими мыслями, совместное проживание рождает мысль об аде… Запущенная Россия, которая никогда не проветривалась, никогда не была удостоена человеческого слова, не понимала логики своего развития – сколько таких людей? Миллионы? Десятки миллионов?
Надо ли говорить, что Русь с голой лампочкой, наследство допетровского, дореволюционного, советского и сегодняшнего времени, безынициативная настолько, что на её фоне Обломов, покажется Штольцем, и мы призваны с этим «пассивом» считаться…
Всегда найдётся ватага доброхотов, которые бросятся бешено выступать против средневековья, приводить примеры счастливой соборности… Они закричат: что же народ мог сделать?
Помимо них есть огромное количество людей, которые возьмутся защищать всех этих средневековых существ: они прошиты общими токами, им жалко пьяных, жалко старух, брошенных без помощи. Мне по отдельности тоже многих жалко. Но всю эту жалкую массу мне не жалко, она тащит Россию на дно.
Конечно, легче всего отнестись к ней язвительно, сыграть на панических настроениях, запугать, как и поступают те, те кто вступает с ней в контакт и теряют быстро терпение. Можно попробовать отнестись к ней по – христиански и возлюбить. Но как бы к ней не относиться, она, эта масса, превращена волей случая в электорат, имеет голос и ничего общего не имеет с демократией.
Что с ней делать? Обманывать? Отмывать? Перевоспитывать? Ждать пока помрёт?
Но последнее иллюзорно – старики тащут за собой внуков, правнуков, которые тоже становятся на карачки. После первого петушиного крика молодости от них больше нечего ждать, кроме рабской зависимости от вечного повторения. Все идёт по кругу. Остаётся одно – поместить их в концлагеря.
Но они там уже и так…»
Вот такой длинной цитатой, из книги Ерофеева, можно попробовать объяснить всю философию и идеологию российских либералов – образованцев. В этой цитате есть всё: и боль, и ненависть, и изуродованное пьянством западничество, и фашизм и главное нет Бога и просматривается «страдающая» душа русского образованца.
Их, образованцев, сегодня в России немыслимо, оскорбительно много, и их, бессмысленно в чём то обвинять, они такая же жертва безверия, анти христианства, как и те, кого Ерофеев описывает, как своего главного противника на Земле.
Но говорить об этих «жертвах» буржуазного, антихристианского воспитания нужно и даже необходимо: «…Ибо оборотятся и пожрут вас».
А мне вспомнился мой визит в Россию, и свои впечатления от некогда - двадцать лет назад - цветущего уголка Ленинграда, с ухоженным парком, новой школой, уютным метро, под круглой площадью.
Я приехал после пяти лет отсутствия из Лондона, весной, накануне трёхсотлетия Петербурга…
Это был грязный, запущенный район, с разбросанными по окрестностям помойками, на которых кормятся бездомные животные и люди, вырванными с корнем замками из дверей в подъездах, собачьими туалетами перед ними, разбитым асфальтом тротуаров и необычайным нервным оживлением подростков и молодёжи…
А ведь я помню, как постепенно, с наступлением русских образованцев и их «вхождением во власть», скромность и благообразие работающих людей, под напором лживой, русско – либеральной пропаганды, превращались в равнодушную грязь, как со сменой идеологии, пришла разруха и пофигизм…
В этих чудовищных переменах я обвиняю не систему, не большевиков, которых не стало уже почти сразу после войны: кто умер, а кто был убит на фронтах войны или умер с голоду и от лишений в тылу и в лагерях, а тех кто пришёл им на смену…
Тогда, из лагерей и тюрем освободилось множество посаженных туда за дело и просто так, за «компанию».
И все эти миллионы, пришедшие в русскую, советскую жизнь, принесли в мир свою ненависть и изувеченность несвободой. И они нарожали детей и те, естественно стали врагами любого желания сделать что то для будущего, не веря не только в коммунизм но и в идеи Христа…
Из среды вот таких изувеченных сознаний и проклюнулся, вначале робко, а потом всё быстрее и оживлённее, образованческий, антирелигиозный пессимизм, который объединился в конце концов с пессимизмом тех, кто вышел из среды их врагов и гонителей – пресыщенной, конечно относительно окружения, партийно-номенклатурной прослойки с вкраплением чиновно – бюрократического класса. И началась ползучая контрреволюция, ещё при Хрущёве, которого чиновничество сделало заложником своих буржуазных амбиций…
В определённом смысле и Ерофеев, и Сорокин, и Пелевин, и прочие «властители дум» в постсоветской культуре, стали рупором этого разочарованно – циничного поколения, которые смотрят на других, как на ад.
И это для меня понятно. Если вы не верите в подлинную демократию, если вы не хотите власти народа, если вы не верите и не хотите верить в христианские идеалы равенства и справедливости, вы рано или поздно придёте к «романтическим» идеям Гитлера и его сподручных.
Я не буду вас уверять в том, что там, где вместо интеллигенции воцарилась образованщина, обязательно взыграет фашизм, как форма протеста против «не наших», но я абсолютно уверен, что образованщина в России, за последние двадцать лет, своим интеллектуальным шовинизмом, разрушила коммунистическую идеологию, а на её место привела идеологию интеллектуального люмпенства, которую я и называю образованщиной…
Я готов утверждать, что простой народ в очередной раз стал жертвой антирелигиозной пропаганды, и главными распространителями историко-политических сплетен, фальсификаций и слухов стали русские либералы – образованцы. Они главные поводыри - слепые, которые пытаются вести слепых …
Предыдущий отрывок, тем не менее, я считаю одним из самых удачных в книге, потому, что он искренне написан…
Но в этой книге есть и менее профессиональные места… Некоторые словно сработаны в подпитии и потому внимание рассеивается и приходится бросать их не дочитав, и перескакивать дальше. Вот главка «Сырость»:

«Из корзины посыпались Лёшки, Васьки, Нинки, Костики, Мишутки и всякие мелкие Павлики, случайно нашлись Толян и смурной Серафим, потом пошли отборные Иваны, круглолицые Ольги… далее обнаружились Николай Николаевичи, Фролы Тимофеевичи.
У русских всё сырое, непрожаренное, непропечённое. И лица, и душа, и мать – Земля.
Леса сырые. Мы все - сыроежки.
Еду в метро и чувствую, что мне противна эта потная сволочь. Инертная, покорная, прыщавая шваль.
Хочу ли я, чтобы Россия распалась на куски?
Чтобы Татария отделилась от Мордовии?
Чтобы Волга высохла?
Чтобы судорога прошла по Сибири?
Чтобы кончился балаган?
Хочу!
Хочу!»

…Такое впечатление, что книга состоит из отрывков, написанных разными людьми в разной степени подпития и абстиненции.
Иногда книга напоминает по жанру бесконечные, остроумные максимы Жванецкого. Но если у Жванецкого сквозь смех проглядывает добродушие и желание изменить что то к лучшему, то Ерофеев «пропечатывает» так, что не понять, как в таком мире могут жить люди похожие на него самого, на его знакомых и друзей. Злая издёвка и нежелание вникать в суть, пропитало всю книгу…
Мне знакома, в моих несчастных друзьях, эта боязнь полупьяного сознания думать о чём-нибудь глубоко и напряженно, и я знаю, что это реакция на бесконечно длящееся пьянство, столь присущее романтическому направлению образованщины.
Не удивляйтесь, в России существует и такое, некогда вдохновлённое в Союзе Ремарком и Хемингуэем. Много моих друзей, во времена оны, заразилось этим «поветрием» – стать мужественными и разочарованными мужчинами – и почти все они уже умерли от алкоголизма и болезней связанных с ним…
Иногда «Энциклопедия…» напоминает, книги Генри Миллера. Но натура изображена безусловно русская и потому даже чертыхаясь понимаешь, что это наше, это о нас и нечего на зеркало пенять, коли рожа крива…
Но возвращаясь к феномену постсоветской культуры, хочется отметить, что лучшей и подлинной физиономии русского человека и его души, в этой книге и с лампой не сыщешь…
Да и с этой антихристианской, безрелигиозной точки зрения и вообще в мире, трудно найти человеческие лица. Тут просто вопрос, длительности проживания «Ерофеевых» в какой – либо стране, будь то Россия, Болгария, Франция или Англия… Человек устаёт от рутины, а ему кажется, что он «проник» в душу того или иного народа, понял национальный характер.
Часто, на тот или иной народ переносится состояние собственной души и даже физические кондиции тела: заболела печень, или раздулся желчный пузырь и разлилась желчь, вот и становится всё вокруг плохо, подло, грязно…
И главной проблемой, как автора так и его заказчиков - читателей, состоит в переживании длительного периода обезбоженной жизни. А в этом случае известно, что все кошки серы и что все люди подлецы и прохвосты - конечно кроме нас самих и людей «нашего круга».
…В любом случае, советую вам прочитать книгу Ерофеева и может быть после, вы, для сравнения, прочитаете другую книгу, упомянутую здесь, автором которой был отец Сергий Булгаков, и называется она одним словом «Православие».
Но предупреждаю, что книга не художественная…




Остальные произведения автора можно посмотреть на сайте: www.russian-albion.com
или на страницах журнала “Что есть Истина?»: www.Istina.russian-albion.com
Писать на почту: russianalbion@narod.ru или info@russian-albion




25. 01. 2006. Лондон.





Рейтинг работы: 2
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 100
© 22.01.2018 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2018-2175242

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика


П. Фрагорийский       22.01.2018   08:51:17
Отзыв:   положительный
замечательная статья. Все по делу. Спасибо...









1