Гайд - парк. Рассказ из цикла "Парки Лондона".


Гайд – парк.



В центре Лондона протянулась полоса парков: Сент-Джеймс парк, Грин парк и Гайд-парк.

Сент - Джеймс парк небольшой, примыкает к Букингемскому дворцу и с другой стороны, углом, почти к Трафальгар – сквер.
Грин парк, находится между Пиккадили и стеной сада Букингемского дворца.
Гайд-парк, боком примыкает к окончанию Оксфорд – стрит, слева в центре, стоит мемориал, принцу Альберту, а в дальнем конце, включает в себя Кенсингтонский дворец, где, до своей трагической смерти жила принцесса Диана…
Это аристократический центр Лондона, где живут короли, принцы и герцоги во дворцах, часто спрятанных от любопытных взглядов каменными стенами…
Чуть дальше и правее Кенсингтонского дворца, стоит русское посольство и ещё несколько дипломатических миссий, в том числе и посольство Непала.
На этой же улице стоят дорогие особняки самых богатых людей в Англии. В их числе – особняк Романа Абрамовича…
Кенсингтон – это богатейший, тихий и пожалуй самый уютный район Лондона.
И, как мне кажется, Гайд-парк, самый красивый и наверное самый посещаемый парк Лондона…
Кстати, в ста шагах от этого парка и неподалеку от Альберт - холла, находится кафедральный собор русской православной церкви, который, до своей смерти в 2003-ем году, возглавлял митрополит Антоний Сурожский…
Посередине парка растянулось на километр озеро – пруд, в котором живут гуси – лебеди и прочая живность.
Однажды, я видел здесь забавную сценку. Папаша лебедь, гонял по воде канадских гусей, только потому, что ему показалось неуважительным поведение этих «гусей» по отношению к шести лебедятам, которые преспокойно плавали с мамашей неподалёку. Может быть в прошлом, этот лебедь «имел зуб» на гусей?
Во всяком случае, сердит он был не на шутку и гуси, старались «сбежать» с воды на землю и сбившись в испуганную, а может быть насмешливую стаю, «погогатывая», наблюдали, как раздражённый лебедь, наконец прищучил одного из них, нерасторопного гуся и выдрал ему несколько перьев из хвоста.
Экзекуция проходила на глазах у гуляющей публики и гусь кричал от страха как «резанный».
Наконец, удовлетворившись расправой на несчастным гусем, лебедь, сильно толкаясь, крупными перепончатыми лапами, поплыл с семейству.
Публика, сочувственно поглядывая на несчастного, помятого гуся, разошлась и я, проследовал дальше вдоль берега пруда, по бетонной, полого и низко спускающейся к воде, набережной…
В одном месте, на воде у берега собралось много птиц, и в серединке стоял человек, и разговаривая сам с собой, кормил их, разбрасывая по воде кусочки хлеба, из большого полиэтиленового пакета, под драчливый гомон гусей, уток, чаек, белоснежных лебедей…
На другой стороне пруда, по широкой полосе асфальта, грациозно и плавно скользили на роликовых коньках юноши, девушки и вполне взрослые дядьки в предохранительных наколенниках.
Тут же, неподалёку, «профи» устроили соревнования по коньковому слалому, объезжая пластмассовые «фишки» выставленные в длинный ряд…
Пройдя ещё несколько сот метров, я увидел огороженный пляж для любителей купания в прудах. Чуть дальше – оживлённое кафе на набережной, где можно на свежем воздухе выпить чашку чая и съесть сладкую плюшку…
Ещё дальше, по этой же стороне, увидел загадочную кольцеобразную, бетонную полосу – желоб, внутри которой просто бежала быстрая вода, стоящая прозрачным озерком в бетонных берегах, внизу пологого склона…
Где-то вода бежала по желобу быстро и пенилась, а где-то «скользила» тонким потоком, едва укрывающим бетонное дно. Было очевидно, что автор артефакта, хотел нам передать какую-то мысль…
Потом, я прочитал, на стенде, рядом с потоком, что это скульптурный памятник принцессе Диане…
Так сказать водяная скульптура…
Идея интересная. Ведь наша жизнь, действительно поток, который иногда бушует, а иногда успокаивается и едва течёт.
На мой взгляд, драму жизни принцессы Дианы, это сложное для восприятие сооружение, выражало метафизическими символами и давало простор фантазии…
Пройдя под мостом, который соединял два берега пруда, я вышел к каскаду фонтанов.
Сев на скамью, я сосредоточился, но моя медитация была прервана плачем маленького ребёнка, который не слушаясь маму, слишком низко нагнулся над балюстрадой, ограничивающей ванну фонтанов и упал в воду. Благо было не глубоко и встревоженная мамаша вытащила мокрого ребёнка из воды, переодела его и прижимая к себе унесла домой….
Я посидел там ещё какое-то время, греясь на ярком солнышке и сквозь внутреннюю тишину, прослушивая обрывки разговоров вокруг…
После, поднявшись по зелёному газону к асфальтированной дорожке, я увидел мужчину в коляске с неестественно белым лицом, который часто и тяжело дышал.
«Плохо человеку» - начиная волноваться подумал я, но колясочник отдохнув, довольно быстро поехал вперёд, крутя колёса руками и метров через сто остановился вновь и вновь задышал…
«Волю закаляет» – с грустью подумал я, и стараясь не смотреть на бледное лицо, прошёл мимо…
Дойдя до стен Кенсингтонского дворца, вспомнил девяносто восьмой год, когда я приехал в Англию.
Тогда, была годовщина загадочной гибели Дианы и потому, стены дворца и металлическая решётка вокруг были завалены яркими букетами цветов.
Трагическая судьба Дианы – пример того, что даже обладая знатностью, богатством и красотой, люди могут быть безутешно несчастны…
Сломанная жизнь одной из самых любимых членов королевского семейства, привлекает сочувствие многих её почитателей, по сию пору.
А я размышляя над трагической судьбой принцессы, написал пьесу, которую никому не показываю, потому что многие участники этой драмы живы…
Думая о Диане, я часто размышляю о том, что человек, живя среди окружающей его красоты и богатства, бывает глубоко несчастен из-за того, что суета дворцовой жизни заслоняет её великолепие и праздничность…

…Возвращался по другой дороге, низом парка и попал в район Альберт Холла.
В одном месте, разбит замечательный цветник, состоящий из куртин цветущего рододендрона и цветочков вокруг.
Зрелище замечательное: фиолетовые, оранжевые, алые крупные цветы и вокруг, обрамление из золотистых, ароматных цветочков, словно пахучее ожерелье этого цветистого сокровища…
Множество голубей и белок, с любопытством бегают по аллеям, , в надежде получить орешки от гуляющих прохожих. Тут же маленький мальчик, недавно научившийся ходить, заливисто смеётся и двигаясь вперевалку гонится за ленивыми голубями…
Его смех так звонок и заразителен, что невольно и сам начинаешь улыбаться…
Тут же, птичка, с яркой оранжево – золотой грудкой, пытаясь «сбежать» от приставших к ней задиристых сорок, ища защиты, подлетела ко мне почти на метр. А сороки, оставшись чуть позади, ждут когда я пройду дальше, чтобы продолжить погоню…
По дорожкам, степенно катят детские коляски мамы и няни, прогуливая малышей.
Неподалёку, каштаны в два обхвата вздымаются вверх, заслоняя солнце плотной тканью зелёных, резных, фигурных листьев, на фоне которых светятся белые и розовые свечки соцветий.
Тут же многообхватные лондонские платаны, величаво раскинули толстые ветки и ввысь и вширь, поражая их размерами и причудливыми изгибами…
А вокруг, зелёный, ровно – стриженный травяной, знаменитый английский газон…
Наконец, выхожу к бело-коричневому, мраморно-золотому мемориалу принца Альберта, возносящемуся на пятьдесят метров в небо и увенчанному золотым крестом.
Под величественным «балдахином» этой башни, словно в дворцовой часовне, сидит в кованном кресле отдыхающий, задумавшийся «металлически – золотой» принц Альберт, навеки застывший в позе покоя и размышлений.
Он был женат на одной из величайших королев Англии – Виктории. Имел от неё многочисленное семейство, но умер сравнительно молодым, оставив детей и неутешную, всегда любящую его вдову – королеву…
Принц был покровителем наук и искусств и оставил после себя множество выстроенных музеев и концертных залов. В том числе, Альберт – Холл - круглый зал, изнутри напоминающий римский Колизей и вмещающий около шести тысяч зрителей…
В этом зале, вот уже более ста лет, каждый год проходят многодневные фестивали классической музыки – ПРОМСы…
Перейдя широкий пруд по автомобильному мосту, расположенному в середине парка, продолжив прогулку по пешеходным тропинкам, вошёл в глубину платановых рощ, в уютные тенистые места, в которых, окруженные зеленью, в одиночестве стояли старинные, из серого кирпича, дома – дворцы, не - то смотрителей парка, не - то его владельцев…
Поднявшись по пологому склону, вышел к знаменитому Углу Ораторов, где собираются лондонские любители поговорить и где ораторы-любители произносят речи на различные темы, демонстрируя свой задор и красноречие. Обычно их слушает несколько одиноких прохожих или иностранцы – туристы.
А я вспомнил, как недавно, миллионная демонстрация противников войны в Ираке пришла сюда пройдя через весь Лондон по улицам, пришла и заполнила весь этот парк, в котором через оглушительные громкоговорители зазвучали горячие речи, осуждающие войну...
Но парк, особенно рано и поздно днём, бывает безлюден.
Однажды, я был здесь туманным осенним утром на восходе солнца, которое пробиваясь сквозь туман, постепенно растапливало серые, влажные облака, опустившиеся на сырую траву и окутывающие серым маревом, застывшие в молчании деревья.
И вдруг, по конной дорожке покрытой мягким желтоватым песком, словно романтические привидения из английских баллад, появились всадники на лошадях, в костюмах для верховой езды…
Они, неслышно возникли из густого тумана и вскоре пропали, потерялись в глубине молчаливых деревьев …
В то утро, продолжая прогулку, я любовался природой, ухоженной, воссозданной человеком красотой, и вспоминал о подобных же солнцевосходах, над бескрайними просторами Сибирской тайги…
А здесь, в центре Лондона, под высокими, большими платанами, весело скакали белочки, разыскивая зарытые ею же орешки.
И вдруг, одна из них, у меня на глазах, сердито прыгнула на ворона, неосторожно к ней приблизившегося…
Тут же, чуть поодаль, паслась на зелёной траве стая серых гусей, с шумом взлетевших, когда рыжая собачка обследовавшая окрестности, случайно приблизилась к большим птицам…
Я надолго запомнил ту прогулку, тишину и безлюдье парка, жемчужный блеск росистой травы под золотыми лучами солнца пробивающегося сквозь плотные зелёные кроны высоких деревьев…

…Парки в Лондоне - это островки природы облагороженной трудом человеческих рук и его фантазией.
И Гайд-парк в ожерелье из множества больших и малых парков города, занимает пожалуй одно из первых мест, по красоте и своеобразию планировки…
Летом, когда кругом распускается зелень листьев на крупных деревьях закрывая ближние горизонты, по временам вполне можно представить себе, что ты в середине красивого ухоженного леса.
Но вокруг, шумит городская жизнь, и стоит захотеть, как через пять минут ты выйдешь на оживлённые улицы большого, столичного, наполненного народом и машинами…

…Но если у вас есть свободные десять - двадцать минут и есть желание побыть одному, вы можете войти в этот удивительный парк и погрузиться в мир мечты, света и зелени…



Остальные произведения автора можно посмотреть на сайте: www.russian-albion.com
или на страницах журнала “Что есть Истина?»: www.Istina.russian-albion.com
Писать на почту: russianalbion@narod.ru или info@russian-albion


Лондон. 21. 05. 2005.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 113
© 21.01.2018 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2018-2174666

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика











1