ДОМ РОМАНОВЫХ - 15. Александр Николаевич (Второй)


ДОМ РОМАНОВЫХ - 15. Александр Николаевич (Второй)
Александр Николаевич (Второй)

Годы жизни – 1818 – 1881
Годы правления – 1855 – 1881

Не отменишь, что предписано судьбой,
Коли жёсткою рукой она ворочает.
Император Александр, кто свеж главой,
Для народа стал лошадкою рабочею.
…Николая старший сын. Рождён весной.
От поэта он, Василия Жуковского,
Набирался уму-разуму. Страной
Сам рукою правил дальше, в меру жёсткою.

Иностранных языков испил дурман.
Так, английским и немецким, плюс французским он
Завладел, как войском правит лучший пан.
Воплощался, верно, в жизнь давнишний детский сон.
Александр-освободитель. Титул – УХ!
Он по праву им владел. Один из множества.
В императоре тот пламень не потух,
Что явил законотворчества возможности.

Над наследником Никола восседал
(Приглашались мастера для Саши разные).
Так, токарному он делу обучал,
Да слесарному, но очи делал ясные…
Стал с наставником духовным Саша зреть.
На церковные служения являлся он.
Басни новые Крылов спешил допеть,
Чтоб наследнику отдать. К нему склонялся он.

Человечным, соболезнующим рос.
Приучил его отец к военным праздникам.
Так, к парадам страсть сквозь жизнь свою пронёс,
Укротив в душе догматика, проказника…
Женолюбом рос наследник Александр.
Софьюшка Давыдова им выбрана.
Влюбчивость – таков у Саши дар.
Натальей вскоре Софья была выдрана.

Девятнадцатый шёл год Бороздиной,
Целых лет пяток меж ними разницы.
Третья следом вышла за второй –
Ольга Калиновская. Мозг плавится!!!
Страстью был наследник опьянён.
Вкрадчива, нежна. Лицом – обычная.
Ольга – католичка. Сладкий сон
В дребезги разбился. Цели личные –

Призрак для страны. Он должен брать
В жёны только диву православную.
Батька-Николай решил послать
Сашу совершить прогулку главную.
Европа ожидает… Ольги глаз
Сашу огонёк ночами мучает.
Поездка началась. И в первый раз
Дело сладких нег коснулось случая.

Германия. Весна. Уж ждёт Дармштадт…
Герцог Людвиг Цвай его приветствует.
В замок и театр сходить спешат.
С Машенькой Гессенской здесь соседствует.
И втрескался наследник-женолюб –
Гормоны (чтобы их…) бесились в кровушке.
От глаз больших и ровных линий губ
Саша был готов забыть про Олюшку.

Мать у Маши всё ж была сестрой
Тётке, Лизавете, «Русью» правившей.
Папа – (жаль) не Людвиг, а – другой,
Барон швейцарский маму обрюхативший.
Домой же возвратившись, к Ольге вновь
Бросился наследник. Страсть не выдавить.
Меньше чтоб бурлила в Саше кровь,
Польскому магнату Ольгу выдали.

Наконец-то Маша сталася женой.
Элегантною была, с нежнейшей кожею.
Давыдова, коль Саша впредь с другой,
Метнулась в манустырь с сердечной ношею.
Сашенька, дочурка, в первый бой,
С разными недугами не справилась.
Вскоре умерла (в семь лет). Второй –
Мальчик, Николай. Вот жизнь наладилась:

Владимир, Александр и Алексей,
Серёжа, Маша, Паша. Восемь чадушек.
Серёжа с Пашей сжали список сей.
Обоих расстреляли. Папе – штык в душе.
Сердце стало Маши барахлить.
Астма. Что-то вечно нездоровилось.
Саша перестал жену любить.
Сердце уж за новенькой охотилось.

Саша Долгорукова пришлась.
Только ум мужской проблемой выдался.
Страсть исчезла так, как и взялась,
Так что император и не брыкался.
Замуж выдал Сашу вскоре он
Позабыть фамилию надеялся.
Только, что судьба скребёт пером…
Как-то в Летний сад пройтись наведался…

И… (ведь сорок семь прошло годов)
Катю Долгорукову заметил он.
Саша ей – кровинушка. Тут слов
Стало не собрать. В душе отметина.
Снова женолюб горит в страстях.
Только беглый взгляд тому причиною.
Будет император в радостях.
Катя стала оному лучиною.

Неприступной, целомудренной была.
Сердце Александра ум принудило
В самый угол дальний слать дела.
Что ж… А дальше будет очень трудно им.
Письма юной Катеньке он слал.
Как ножом по сердцу расставания.
Силы к их сближенью прилагал,
Взор не обращал на сплетни рваные.

Первенец явился во дворце!
Быстро окрестили. Звать Георгием.
Катя изменилась вся в лице –
Роды были с муками и долгими.
Маша, что давно больна была,
Пуще расхворалась, но притихла вдруг.
Дальше – Катя Ольгу родила.
Тут уж по дворцу пошёл недобрый «звук».

Так вот климат жизни стал дурной.
Юрьевскими зва́лись дети катины.
Третья – Катерина. Вновь семьёй
Саша обзавёлся в годы-гадины.
Крыша у дворца вмещала их:
Машу, Катерину, тройку деточек.
Бедная Мария сил своих
Уж не соберёт, как в лесе веточек.

Маша умерла… Сквозь сорок дней
Был оформлен брак у Саши с Катею.
Юрьевской назвал жену и к ней
Титул прикрепил княгини. Знати всей,
Той, что подпирает дом-Сенат,
Дал указ – считать детей законными.
Он – морганатически женат.
Счастья дни не будут только долгими.

Сердечным же делам монарха – стоп!
Реформ теперь коснёмся с неохотой мы.
Отступим же назад. Не морщить лоб!
Командовать в Варшаве стал пехотою,
Армия из венгров чтоб сдалась.
В довесок поручал отец дип.-миссии.
В первом же бою не пал ниц в грязь.
Также не хотел, чтоб лишь повысили.

…В горах Кавказа он с отрядом шёл.
Влёт врагов-чеченцев ликвидировал.
Саша тех, кто был, в восторг привёл
(Вот бы этот муж в дворцах лидировал).
В тридцать шесть монархом стался Александр.
Есть немалая семья и кладезь опыта.
Величавости не знал по жизни Саша пар.
Был красив, высок. Россия, брысь из омута!!!

В годы первые он торил путь отца.
Била крымская война стране по темечку.
Севастополь, словно правый глаз лица,
Кровью полит был. Ещё – влетел в копеечку.
Как Корнилова с Нахимовым не знать!?
Не забыть разгром в двадцатых числах августа.
Севастополя юга не отстоять…
Но! Успехи в малой Азии – пожалуйста.

Тютчев – песни пел. Нахимов бдил.
Смёл Осман-Пашу в синопской битве он.
Вице-адмирала, турка, сбил,
Словно, как опасной, брился бритвою.
Муравьёв разрушил крепость, к чёрту, Карс.
Гарнизон весь сдался в плен – судьба бесспорная.
Съезд в Париже (семь держав). Куда без нас!?
Подписали там трактат. Уж в море Чёрное
Заблокирован военным путь судам.
Наших с турками равно число присутствия
Здесь военных кораблей. Войны года
Нам не дали крупных благ – одни напутствия.

Пусть невыгодным парижский вышел мир,
Всё ж война открыла язвы у отечества.
Незалатанных полно в его устройстве дыр.
Император без задержки тыкать течи стал.
Богатейший к нам пришёл Амурский край;
Наконец-то самодержец мир Кавказу дал.
Плюс – Туркмения и Самарканд, встречай…
Александру, знать, всевышний мощный разум дал.

Крестьяне, те, кто в Польше, мир нашли.
Берг и Муравьёв в Варшаве справились.
Черкасский и Милютин вклад внесли,
Мирское самоправство ими славилось
Варшавский стал пахать впервые ВУЗ,
Который – императорский. Губерний же
Отныне стало десять. Главный туз –
Неспешно исстреблялося безденежье.

Менделеев-химик свой закон открыл.
Водопроводом стал Питер нынче хвастаться,
А Москву по телеграфу гонор бил,
Пржевальский смог без пафоса прославиться.
Тот Миклуха (кто Маклай) своей звездой
Был ведом. Гвинеей Новою утешится.
Саша: строить ветвь дорог. Приказ такой.
Закаспийская ЖД ему мерещится.

Нам Японцы сдали остров Сахалин.
Мы им – острова Курил, мешавшие…
Правительство и Саша в миг один
Продали земли, дальше всех лежащие.
Пусть за деньги, США – Аляску сдать;
Ради выгод политических, с надеждою.
Руку помощи рискнут тогда подать,
Как Россию подчинять начнут невежды вновь.

Австро-венгры, росы, прусы обнялись.
Глянь, Союз Трёх Императоров работает.
Планы дружбы до французов не сбылись.
Нет, Германии не дать душить их «нотами».
Уж пробило шестьдесят… Монарх в строю.
Средь солдат, покуда Плевна не откинулась.
Утешал бойцов больных иль на краю,
Только армия при нём в напряге двигалась.

…Учредил Секретный новый комитет,
А потом он Главным стал в делах крестьянина
(Соловьёв, Милютин, Панин. Даже Брока свет).
Всех крестьян освободить! Вот, цель поставлена.
Впредь крестьянское сословие взойдёт.
Положение о земских учреждениях…
Александр коня пришпорит в полный ход,
Снял другие также он ограничения.

Только денег государь не отвалил,
Все на армию (куда ж ещё) до рублика.
Он крестьян-трудяг обидел, обделил,
Исполнять закон заставил, аж до пунктика.
Заграничный паспорт можно получить;
Создавай теперь АО, ещё – кампании;
Да амнистию решился учинить
Уцелевшим декабристам за компанию.

В путь – судебная реформа. Тайнам – бой!!!
Пусть публичность процветает с адвокатами.
Судьям будет съезд (по праву) мировой
И Судебными вести дела Палатами.
Лет пятнадцать стал служить мужик-солдат,
Без телесных наказаний. Хватит порки вам!
Сшить устав российских ВУЗов порешат
И суды при них. Учить на пять уроки вам!

Известно, что он первый средь четы,
В которого стреляли, ненавидели.
Стоял монарх всё ближе у черты,
За ней его последний раз обидели.
Летний сад. Вражина у ворот…
Промахнулся Каракозов. Императора
До мозга костей потряс тот поворот,
Знать, новации сказались реформатора.

Дальше… Лето. Злой Париж. И выстрел вновь.
Император ехал с Драй Наполеоном.
Тот парад у самодержца вымыл кровь,
Но в делах он оставался непреклонным.
Покушения являлись чередой.
Царский поезд подорвали, во дворце
Зимнем бомба взорвалась. Долой покой.
У «Народной воли» мысли о конце…

Незаметно подошёл злосчастный март.
Разводить войска поехал император.
Отговаривала Катя... Софья – в старт,
Кто Перовская, как злой организатор.
Два заряда взорвались в тот траур-день.
(Катерининский канал кровавым сделался).
По карете промелькнула смерти тень.
Саша выжил… К месту взрыва он наведался.

Промахнулся Рысаков. Другой – попал!
Гриневицкий бомбу выбросил точнёхонько.
И без ног почти наш Саша умирал,
Но вражину зацепило – не целёхонький.
Он пожил ещё чуть-чуть, наш Александр.
Воскресенья храм воздвигнут в Петербурге,
Где взорвалась бомба. Ценный рода дар
Безвозвратно улетел, но не заслуги…

Катя волосы состригла в Саши гроб
И с детьми бежала сразу из России.
Денег муж ей перевёл, не сгинуть чтоб,
Где-то загодя, хоть те и не просили.
Так в Париже верной вдовушкой жила,
Лишь за семьдесят она скончалась в Ницце.
Жаль не много им судьба дала тепла,
Да и нам пора на этом закруглиться…

[конец августа 2017]






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 34
© 13.01.2018 AnSer
Свидетельство о публикации: izba-2018-2167140

Рубрика произведения: Поэзия -> Авторская песня












1