За пределы привычного 1.


За пределы привычного.

1989 год.
Глава первая.
Заброшенное кладбище.

«Я шел по широкому арочному коридору, освещенному зажженными факелами. Следом за мной шла светловолосая девушка, одетая в белое длинное кружевное платье, которое не скрывало, а выделяло ее божественную стать и подчеркивало ангельское личико. Рядом с ней ковыляла сгорбленная старуха, облаченная во все черное, с низким капюшоном, скрывающим ее лик.
Мы вышли к широкой лестнице, поднялись по ней. Дальше наш путь лежал через просторную залу, украшенную высокими зеркалами и свисающей с потолка огромной хрустальной люстрой, где находилось множество горящих свечей. Миновав огромное помещение, я открыл дверь и вошел в спальную комнату.
- Мы прибыли, мой господин, - проскрипела старческим голосом старуха.
Я огляделся. В просторной спальне стояла широкая двухместная кровать с высокой резной деревянной спинкой, а над ней по бокам свисал прозрачный балдахин, который сейчас был убран. Возле одной из стен стояло зеркало и секретер, возле другой - деревянное кресло. Окон в спальне не было, место них был выход на широкий каменный балкон, закрытый добротной дверью, наверху которой виднелся круглый вырез, заделанный прозрачным желтым стеклом.
Будучи здесь впервые я подсознательно ощущал, что когда-то, но когда именно - не помню, мне приходилось здесь быть. Я здесь уже делал, то, что мне предстояло сделать. Вот только в те разы у меня все вышло или нет, того не помню. Скорее всего, нет, поэтому я здесь.
Стоя возле входной двухстворчатой двери, я наблюдал, как старуха подошла к кровати, заключенной в пентаграмму, начерченную на полу, и начала с нее снимать шелковое покрывало, поправила большую пуховую подушку, отдернула в сторону теплое одеяло, после чего отошла в сторону.
Девушка в белом платье подошла ко мне, сняла с шеи небольшой серебряный ключик, висевший на тонкой золотой цепочке, и со словами передала его:
- Все готово, мой господин, пора приступать.
Я принял ключик с вычурной бороздкой, продолжая стоять на месте.
′Пора приступать, - подумалось мне. - И что же я прошлый раз делал?′
- Мой господин, пора начинать! - поторопила меня старуха. - Скоро взойдет полная луна!
«Кажется, нужно найти в изголовье кровати замочную щель», - неожиданно всплыло в моей памяти.
- Мой господин, нам стоит поторопиться! - продолжала скрипеть старуха.
Вспомнив, что нужно делать, я подошел к изголовью кровати, присел и начал искать замочную щель. Тут мое внимание, привлекло какое-то движение с обратной стороны высокой спинки просторного ложа. Я с замиранием сердца заглянул туда.
Из-под кровати вылезло, какое-то отвратное существо размером с большую ящерицу. У него было вытянутое чешуйчатое тело с перепончатыми крыльями, сложенными по бокам, длинная подвижная шея и плоская морда с ушами, как у летучей мыши. Существо, перебирая короткими когтистыми лапками, посмотрело на меня немигающим взглядом, прошипело, показав несколько раз длинный раздвоенный язык и вильнув хвостом, вновь скрылось под кроватью.
Я невольно отшатнулся в сторону от такого кошмарного видения.
«Что это за тварь такая? Откуда она взялась? - лихорадочно крутилось в моей голове. - И почему мне кажется, что ее я когда-то видел?»
- Мой господин! - голос девушки вывел меня из растерянности.
Да, верно, пора начинать.
Я начал шарить по деревянному изголовью кровати, в поисках замочной щели. Она обнаружилась сбоку. Я взял ключ, начал его вставлять в замок. Вначале у меня ничего не получалось, словно зубцы бороздки были от другого запора, потом дело пошло на лад. Ключ с тихим шипением вошел в замочную щель.
Сразу сбоку кровати из массивного каркаса выдвинулась деревянная планка, на которой крепился небольшой серебряный обруч с начертанными непонятными символами на его внешней стороне. Я подошел к нему.
Если судить по его размеру, туда мог войти только мизинец. А что дальше? Вдруг, засунув в обруч палец, я лишусь его? Нет, не должен. Я уже когда-то проделывал это и все мои пальцы на месте. Значит, с мизинцем ничего не случится. Но все равно мне не хотелось в обруч засовывать палец.
- Мой господин, полнолунье! - выкрикнула старуха.
Да, взошла полная луна. Ее свет проник сквозь круглое оконце и, превратившись в тонкий луч, упал на серебряный обруч, который начал наливаться ярким огнем.
Тут я понял, нужно решаться, сделать то, что мне предначертано и только тогда передо мной откроется тайна, которая до сих пор будоражит мой разум.
Присел на край кровати, прислонившись спиной к высокой деревянной спинке, засунул мизинец в обруч, который сразу намертво сжал мой палец. И тут я понял, что совершил ошибку. Мизинец нужно было вставить ладонью верх, а не вниз, как было сделано. Я попробовал исправить содеянное мной. Бесполезно. Палец был зажат слишком туго - не провернешь.
Тем временем из обруча вылез небольшой острый шип. Он беспощадно проколол мою плоть. Я невольно вскрикнул от боли. Шип задел кость и мне казалось, что тонкая иголка скребет по ней, стараясь пронзить ее насквозь. Из открытой раны показалась капелька алой крови. Она медленно потекла к кончику пальца и упала вниз. За первой каплей показалась вторая, третья, четвертая, потом кровь потекла небольшим ручейком.
Я посмотрел вниз. Возле кровати из пола вылезла деревянная чаша, она наполнялась моей кровью. Я ждал, когда же она наполнится до краев, но этого не происходило, словно сосуд был бездонным.
Кровь в чаше забурлила, покрывшись лопающимися пузырями, над ней начал появляться белесый пар. И тут я понял: сейчас случится то, что все так долго ждали, включая и меня.
В этот момент из-под кровати шумно вывалилась человеческая рука, более похожая на конечность мумии. Она была совершено высохшей и обтянута серой неживой кожей. При падении рука задела чашу, пролив ее содержимое. Алая кровь, сочившая из меня, попала на серую кожу конечности. Та стала впитывать ее, как губка, всю до единой капли, обретать более живой цвет и обрастать плотью, наливаясь силой. И в следующее мгновение я заметил, как кисть зашевелилась, начала сжиматься в кулак и разжиматься, словно разминалась после онемения».

Я стоял в толпе затихших одноклассников и рассказывал сон, который увидел накануне. Стоило мне дойти до момента, как мертвая рука зашевелилась - прозвучал звонок, означающий, что перемена закончилась и пора идти на следующий урок. Поэтому я замолчал.
- Кирилл, а что было дальше? - не выдержав, задал вопрос Юрка Никифоров.
- А дальше я проснулся, - ответил я, направляясь в класс.
- Ну-у-у, на самом интересном месте, - разочаровано произнес одноклассник. - Ты что, не мог еще чуточку поспать, что бы узнать, чем все закончится?
- Я и так чуть трусы с постелью не намочил, а ты еще чуточку, - проворчал я, садясь за парту.
- Это точно, после таких снов заикой можно стать, - согласился со мной Юрка, он сидел за соседней партой.
- Друзья, давай сегодня вечером сходим на кладбище, - предложил Толик Степанов, мой сосед по парте.
- Не, я не могу, - сразу отказался я.
- Ты что струсил? - усмехнулся Юрка.
- Нет, не струсил, просто нужно готовиться к контрольной по алгебре, - ответил я ему.
- Да успеешь ты приготовиться, мы же не сразу пойдем, а часов в десять вечера, - объяснил Толик.
- Это на ночь глядя, на заброшенное кладбище? - мне еще больше расхотелось туда идти. - И что вы там собираетесь делать?
- Там, возле памятника неизвестным солдатам, погибшим на войне, постоянно что-то оставляют, - напомнил Толик. - Может, деньжатами там разживемся. Ты помнишь, прошлый раз Степка там нашел десять рублей?
- Помню, - ответил я.
- Может и нам повезет, - уговаривал меня Толик.
- А как же контрольная? - еще раз напомнил я, надеясь, что мои друзья откажутся от своей затеи.
- Скажи, что струсил, а то разные отговорки придумываешь, - вновь поддел меня Юрка.
- Да не струсил я, - пришлось огрызнуться, потом немного подумал и согласился. - Ладно, пойдем. Кто с нами будет?
- Я, Юрка, ты и еще напросились Федька Самойлов с Витькой Шаповаловым, - перечислил Толик.
- И ты что, согласился с собой взять эту мелюзгу? - возмутился Юрка.
Федор с Виктором были всего на пару лет нас моложе, но в глазах нашего друга они казались еще слишком маленькими.
- Пару лишних фонариков не помешают, - ответил ему Толик.
- Ладно, пусть идут, - с неохотой согласился Юрка, после чего поставил свое условие:
- Но если мы найдем деньги, то я с ними делиться не обязан.
- Согласен, - вздохнул Толик, ему иногда была не по душе мелочность друга.
- Где собираемся? - поинтересовался я.
- В беседке, возле дома, на детской площадке, - сообщил Толик. - И фонарь не забудь.
Я все уроки сидел как на иголках. С одной стороны мне было интересно сходить с товарищами на заброшенное кладбище, а с другой стороны, мое внутреннее чутье подсказывало, да что там подсказывало, оно во весь мой внутренний голос кричало – не ходи туда, не ходи! По здравомыслию мне стоило прислушаться к интуиции и отказаться от вечерней прогулки, но тогда мои товарищи назвали бы меня слабаком. А кому охота слыть трусом и слабаком? Терпеть от друзей постоянные насмешки и поддевки? Никому. Вот и мне тоже. Поэтому придется подавить в себе ни с того, ни сего накативший страх, и идти с товарищами на заброшенное кладбище.
Правда, был один способ, не потеряв уважение своих друзей, не пойти туда, куда мне так не хотелось. Это если меня не пустят родители на улицу в такой поздний час. Вот единственная причина, к которой никто из товарищей не сможет придраться.
С такой надеждой я пришел домой, перекусил на кухне и прямо там остался делать уроки. Нужно было успеть их сделать до встречи с ребятами, а тут, как назло младший брат мешался под рукой.
- Кирилл, вы, правда, пойдете ночью на кладбище? – почему-то шепотом спросил Роберт.
- Не ночью, а поздно вечером, - поправил я его.
- Будет уже темно, значит - ночью, - настаивал на своем мой брат.
- Пусть будет ночью, - с легкостью согласился я с ним с расчетом на то, что он в этом случае отстанет от меня.
Но Роберт продолжал крутиться возле стола, то глубоко вздыхая, то сопя прямо у меня под ухом. Видно было, что он хотел о чем-то спросить, но не решался.
- Ну что тебе? – наконец, не выдержал я и задал ему вопрос.
- Возьмете меня с собой? – на одном выдохе попросил Роберт.
- Ты же сам знаешь, что не могу, - ответил я.
- Почему? – не унимался мой братишка.
- Если родители или бабушка узнает о твоем похождении на кладбище, тогда мне несдобровать, - привел я бетонный аргумент. – Они же меня после этого целую неделю, на улицу не будут пускать, а может, даже целый месяц. Поэтому не проси – нет и только нет!
- Ну и ладно, - обидевшись на меня, Роберт ушел в зал и включил телевизор. Он специально сделал звук громче, чтобы я услышал, как там, по центральному телевиденью, показывают очередную серию телевизионного фильма «Четыре танкиста и собака», который так мне нравился.
«Вот засранец», - подумал я и сосредоточился на уроках.

***

В нашем небольшом поселке городского типа не так много достопримечательностей, которые, как магнитом тянули к себе нас - пацанов. Их было всего три.
Первая достопримечательность - это полуразрушенный ликероводочный завод, стоящий на крутом берегу Волги. Туда мы иногда бегали, чтобы запастись для своей коллекции разными этикетками от винно-водочных бутылок, которые были там разбросаны повсюду.
Второе - общественная свалка, куда свозили мусор со всех домов и близлежащих промышленных организаций. Это место для ребят было настоящим «Клондайком», с множеством нужных только для нас вещей, на которые взрослые люди никогда не обратили внимания.
И третьим - заброшенное кладбище, возвышающееся на высоком бугре, оно стояло практически впритык к нашему городку.
Как раз на этот заброшенный погост мы и направились в вечерних сумерках, освещая себе дорогу электрическими фонарями.
Заброшенное кладбище - мрачное место. Оно встретило нас поскрипыванием скривившихся от времени крестов на неухоженных могилах, резким запахом полыни, росшей повсюду и шуршанием сухой травы под редкими порывами ветра. А также высоким кустарником репейника, который, словно оживший мертвец так и норовит схватить тебя за одежду своими цепкими колючими плодами. Вдобавок ко всему этому, изредка раздавалось загробное уханье невидимого сыча. От этих звуков у меня бежал мороз по коже, как от студеного зимнего ветерка. А полная луна, окруженная знакомыми скоплениями звезд, создавала своим призрачным бледным светом, пугающие бесформенные тени, танцующие вокруг нас.
Откровенно говоря, немного жутковато мне было, но я изо всех сил старался крепиться, чтобы не показать свою робость друзьям.
Первым переступил невидимую границу мира живых и мира мертвых мой товарищ Толик. Он вел нас едва различимой тропой, которая успела зарасти высокой травой, постоянно виляя между неровными бугорками могил. Некоторые из них еще были огорожены ветхой оградкой, другие же вообще сравнялись по уровню с тропинкой и стали практически незаметными.
Нам предстояло пройти практически половину кладбища, чтобы добраться до искомого памятника, потому что тот находился посередине заброшенного погоста. Идти вперед, не останавливаясь, чтобы быстрей достигнуть цели, сделать задуманное и вернуться обратно назад к себе домой, в теплую постель, где можно с легкостью спрятаться под одеялом от щемящего чувства страха.
Идти, минуя железные кресты, деревянные, поваленные на землю, качающиеся вкривь и вкось, издающие душераздирающий скрип, словно там, в могилах вдруг зашевелились упокоенные, и эти ожившие мертвецы стараются выбраться наружу, разгребая толстый слой песка и глины своими костлявыми руками, при этом заставляя судорожно шевелиться надгробные кресты. А может быть, они таким простым способом показывают нам - вы пришли в нашу вотчину, непрошеные гости, так что удите поскорей из нашей обители, пока мы не появились перед вашим взором.
Мы прошли мимо четырех или пяти продолговатых холмиков, заросших бурьяном. После них утоптанная тропинка проходила мимо склепа, сложенного из темно-серого камня. Его ржавая, со следами коричневой краски дверь была всегда закрыта. На ней, а также на темно сером камне, когда-то находились надписи, но они стерлись до такой степени, что их невозможно было прочитать.
- Ребята, представляете, открываем мы эту дверь, а там внутри несметные сокровища! – мечтательно закатив глаза, с придыхом произнес Витька.
- Это нужно быть последним дурнеем, чтобы соваться в этот склеп, - ответил ему Толик.
- Почему дурнеем? – обиделся Витька.
- А ты разве не знаешь, кто там похоронен? – спросил его Толик.
- Кто? – Витька на самом деле не знал о слухах, ходящих про этот склеп.
- Ведьма, - ответил Толик, страшно выпучив глаза. – Еще до революции она полюбила парня купеческого рода, но тот никакого внимания на нее не обращал, да к тому же он собирался жениться на красивой дворянке с приличным таким приданым, от которого только дурак мог отказаться. Короче, получалась у них прекрасная партия. И вот, колдунья вмешалась в эти сердечные дела. Она с помощью зелья свела с ума дворянку, а парня из купеческой семьи приворожила к себе. Дело чуть ли не дошло до свадьбы. Но тут подсуетились родственники парня. Увидев, что дело тут нечисто, они обратились за помощью к одному специалисту, который знал, как бороться с нечистью. Тот согласился им помочь. И вот, идут молодые под венец, парень в дорогом темном костюме, а ведьма в белом подвенечном платье, с перстнями, с браслетами золотыми и с колье платиновое на шее. Как раз в этот момент появляется специалист по борьбе с нечистью. Он прямо на ходу начал читать какие-то там, ведомые только ему заклинания, и они подействовали. Парня практически сразу отпустило от заклятья, а ведьму стало так корежить и выворачивать, что страшно было смотреть. Она сбежала в страхе, но специалист по нечисти нашел ее и завершил свое дело, после чего ведьма померла. Но просто так, без определенного ритуала, хоронить ее, было не положено. Тут нужно было или сжечь ведьму или захоронить в склеп, запечатанный охранными заклятиями, чтобы такие придурки, как ты Витька, не пытались его вскрыть.
- Я не придурок, - надув губы, произнес Витька, но сразу же позабыв про обиду, поинтересовался:
- А что было дальше?
- А дальше, - продолжил говорить Толик. – Я не знаю, толи в тот год дрова, экономили или по какой другой причине, но ведьму решили не сжигать, а захоронить в этом склепе прямо со всеми ее драгоценностями. И теперь лежит она там, червячков кормит под сильным колдовским заклятьем. А если кто-то попытается туда залезть, чтобы поживиться драгоценностями ведьмы, тот непременно поплатится за опрометчивый поступок. Вот так вот. Ладно, пошли дальше.
- И что, никто так и не пытался в этот склеп проникнуть? – уже на ходу продолжал интересоваться Витька.
- Ты помнишь, лет девять назад у нас в городе карантин из-за холеры был? – спросил его Толик.
- Неа, - честно признался Витька.
- Ну, да, откуда ты можешь помнить, - Толик как-то свысока посмотрел на нашего младшего друга, - в то время ты еще пешком под столом ходил. Так вот, девять лет назад один любопытный парень вскрыл этот склеп, правда, никаких сокровищ ему обнаружить не удалось, наверное, не там искал, зато стал он разносчиком холеры, от которой погибло тридцать человек, а по всему городу был объявлен карантин. И все это из-за заклятья, наложенного на склеп.
Слышал я городскую легенду, где говорится про эту ведьму. А вот про холеру Толик, конечно, навыдумывал все. Эпидемия была, но не из-за проклятья, наложенного на склеп, а совсем по другой причине. И если посмотреть на заржавевшие петли его двери, то можно с уверенностью сказать, что ее, как минимум лет сто не открывали.
- А может, колдунья в другом тайном месте захоронена? – спросил Витька. – Может поэтому тот парень никаких сокровищ в склепе не обнаружил?
- Может быть, - сказал Толик и на всякий случай предостерег нашего говорливого друга. - С дороги не сходи, некоторые из могил могут провалиться под вашим весом.
- Да брось ты, - бесшабашно заявил мелкий Витька, - где нужно, земля уже провалилась. Давай поспорим, что я напрямик вперед вас доберусь до памятника.
И не дожидаясь возражений, кинулся напропалую к середине кладбища.
- Вот придурок, - с досадой сплюнул Толик.
- Я же предупреждал, что ненужно было их брать, - с немалой толикой ехидства не преминул заметить Юрка, поглядывая в сторону Федора.
- Ладно, пошли, - сказал Толик, - будем надеяться, что с этим безмозглым придурком ничего не случиться.
И как накаркал.
Мы благополучно добрались до памятника, правда, там ничего стоящего нам обнаружить не удалось, а вот кода возвращались назад, наш мелкий приятель вновь решил показать свою бесшабашность. Он опять рванул вперед напропалую.
Мы видели его удаляющийся силуэт до тех пор, пока не услышали шум обвала, за которым последовал короткий вскрик Витьки, резко исчезнувшего с наших глаз. И все это произошло как раз возле злополучного склепа.
- Вот черт! - выругался Толик. – Я же предупреждал его, что здесь можно запросто провалился!
- А у него твои слова в одно ухо влетели, а из другого сразу же вылетели, - усмехнулся Федор.
- Ладно, пошли, посмотрим, как он там, - Толик двинулся в направлении склепа, - только внимательней смотрите под ноги, не хватало, чтобы кто-то еще из нас провалился.
- Теперь доставай его оттуда, - заворчал Юрка, последовав за товарищем, - когда достанем, получит от меня пару тумаков, придурок.
- Да ладно тебе, - решил я немного его успокоить, - со всяким такое могло случиться.
- Слушался бы старших, и такого не случилось бы, - ворчливо произнес в ответ Юрка.
Освещая перед собой дорогу, мы начали петлять между могил, стараясь не наступать на небольшие оплывшие от дождя и талых вод бугорки, лишенные оград, потому что никто из нас не хотел разделить участь незадачливого Витьки.
Пока шли, неприятные ощущения от кладбища меня немного отпустили, я перестал обращать внимание на противный скрип крестов, на выкрики сыча, меня сейчас более беспокоил наш друг, убежавший вперед - как бы с ним не случилось что-нибудь неприятное.
- Эй, вы где? - послышался голос Витьки.
Все ребята, включая и меня, бросились бежать в ту сторону, рыская яркими белыми кружками света от фонариков из стороны в сторону. Подбежали к склепу и увидели. Там немного в стороне, прямо между стенкой склепа и тропинкой, по которой мы шли, образовалась небольшая, неровная дыра в земле.
- Вытащите меня отсюда! - крикнул Витька, его голос нам не показался испуганным, скорее он был обиженный, мол, вот, совсем позабыли обо мне.
Мы, осторожно пробуя ногами почву перед собой, стали медленно продвигаться к открывшемуся провалу. Все наши предосторожности оказались напрасными. Земля до самой дыры была твердой, как бетон и не собиралась проглатывать нас. По всей видимости, Витька случайно попал в одну единственную каверну, образовавшуюся в закопанной могиле, других к нашему счастью больше не было.
Мы столпились возле небольшой дыры, стали светить внутрь.
- Ничего себе! - невольно вырвалось у нас, когда мы увидели содержимое могилы.
Там внизу на глубине два с половиной метра, возле вполне живого и здорового Витьки, осыпанного с ног до головы сухой землей, лежал разломанный трухлявый гроб, в котором находился высохший от времени труп, походивший на мумию. Скелет женщины или старухи с жутковатым мертвым оскалом, был обтянут сморщенной бледной кожей, сам же череп с темными провалами место носа и глаз покрывался от затылка редкими седыми волосами, вытянутыми практически до самых колен. Ее костлявые пальцы рук, где с легкостью различались все имеющиеся фаланги, оканчивались огромными окостеневшими загнутыми ногтями, под которыми виднелась засохшая грязь, словно она до последнего момента пыталась разрыть могилу, но израсходовав все свои силы, смирилась с участью и задохнулась под тощей земли.
- Что замерли? - не понял Витька причины нашего удивления, ведь он смотрел вверх, а не себе под ноги. - Давайте, вытаскивайте меня отсюда!
Когда же ему не удалось добиться от нас подобающей реакции, наш младший друг проследил за бегающими вокруг себя лучами света и сразу увидел высохший труп, лежащий недалеко от него.
- Вот черт! - испугано воскликнул Витька, отпрыгнув в сторону неровной стены могилы. - Что это?
Но потом его страх перерос в любопытство. Найдя возле себя погашенный от падения фонарик, он пару раз ударил по нему ладонью, тот сразу зажегся, потом Витька медленно приблизился к высохшему трупу, присел на корточки и стал его рассматривать, иногда откидывая в сторону небольшие комья сухой глины свободной рукой.
- Ты что там делаешь? - поинтересовался Юрка, наблюдая за его непонятными манипуляциями.
- Смотрю, может быть, какое-нибудь украшение найду, - объяснил Витька, продолжая шарить рукой вокруг трупа. Хоть он был и моложе нас, но мыслил здраво, по взрослому, ведь по нашим понятиям старые захоронения обязательно должны хранить в себе несметные сокровища в виде золотых или на худой конец, серебряных украшений.
- Если что-нибудь найдешь, все делим пополам! - сразу внес ясность прижимистый Юрка.
- Ладно, - согласился с ним Витька. - А вы пока найдите длинную палку, по которой я выберусь наружу.
Все побежали искать длинный шест, все кроме меня. Я остался стоять возле открывшейся дыры и во все глаза смотрел на высохший труп старухи, ощущая, как по спине побежали противные мурашки. Это была она! Та самая старуха из моих давнишних снов, про которые я уже успел забыть! Почему она? Несмотря на то, что по высохшему трупу нельзя на глаз определить возраст и прижизненные очертания лица, мне все равно казалось, что я смотрю на свой навязчивый кошмар, который долго преследовал меня в сновидениях.
К дыре подбежали ребята. Им не удалось найти длинную жердину, тогда они решили воспользоваться поваленным деревянным крестом, опустив его вниз.
- Давай, подымайся! - крикнул Юрка.
- Подожди, я, кажется, что-то нашел! - ответил Витька, поднимая с земли тусклое колечко.
- Что там? - поинтересовался Юрка. - Что-нибудь стоящее?
- Сейчас посмотрим, - проворчал Витька, потерев о штаны кольцо, и то сразу заблестело. - Кажись серебро!
Немного полюбовавшись им в сете фонарика, он решил его примерить на палец, а уж потом порыться вокруг, вдруг еще найдутся какие-нибудь украшения.
И тут меня словно током ударило! Я сразу вспомнил вчерашний сон про странный серебряный обруч, про то, чем сон закончился, и эти воспоминания наполнили мою душу тревогой. Мне хотелось крикнуть Витке:
«Выкинь кольцо!»
Потому что нутром чувствовал, что от него могут быть одни только неприятности, но не успел, тот уже насадил колечко на безымянный палец.
- Вот черт! - выкрикнул мой друг, тряхнув рукой.
- Что там у тебя? - спросил Толик.
- Хотел надеть кольцо на палец, да укололся обо что-то, - объяснил Витька, рыская лучом света вокруг себя.
- И что? - заволновался алчный Юрка.
- Оно слетело и куда-то укатилось, - ответил наш друг, засунув в рот пораненный палец, потом продолжил искать утерянное серебряное колечко.
Вот это мне совсем не понравилось. Я начал пристально всматриваться в труп старухи, все время ожидая, что он как в моем сне, сейчас начнет шевелиться. Но нет, к моему облегчению этого не происходило.
- Ну, так ищи его! - с досадой выкрикнул Юрка. Он уже размышлял над тем, как они будут делить между собой найденное сокровище, а тут такая незадача.
- А я, по-твоему, что делаю! - раздражено отозвался Витька.
Наконец он увидел колечко с другой стороны высохшего трупа и хотел туда направиться, как стены старой могилы стали осыпаться, грозя завалить под собой нашего друга. Витька не стал дожидаться, пока его захоронит заживо, он стремглав выскочил наружу.
Я с облегчением вздохнул, думая, что вместе с засыпанной могилой, все ожидаемые неприятности обойдут нас стороной. Но нет, я ошибся. Неприятности в скором времени дали о себе знать.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 13.01.2018 Молотков С.
Свидетельство о публикации: izba-2018-2167138

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1