Фурия - тоже женщина. Глава 12.


Фурия - тоже женщина. Глава 12.
Глава 12.
Минут пять Елена смотрела, как Нил тряс своего друга «за грудки». Она стояла возле двери и не проходила в гостиную домика, где жили Илья с Алёной, и ещё какая-то пара молодожёнов.
Она дала возможность Нилу высказать другу свою претензию, хотя сама тоже хотела потрясти Илью, как грушу. И вдруг Елена увидела, что Нил перестал трясти своего друга. Он отшатнулся от него и… замер.
- Что случилось? – Подбежав к мужчинам, спросила она.
- Он сказал, что …
- Я сказал, что выполнил его просьбу. – Ответил за Нила Илья. – Он хотел успокоиться от… Не важно. И мы дали ему настойку мяты с чаем. Она совершенно безобидная…Кстати, Елена, ты первая её пила и ещё хвалила. Мол, какая она вкусная, горячая с приятным запахом…
- Да я это помню. Было действительно вкусно, и я согрелась, но почему мы тогда…? – Она с удивлением посмотрела на Нила, который продолжал стоять в недоумении. – Мы, правда, успокоились, но перед этим…
- Что, перед этим? – Прищурившись, спросил Илья. – Мне интересно.
- А уж, как нам интересно? - Язвительно заговорил Нил, сбрасывая с себя меховую куртку. – Илья, после твоей настойки мы …чудили час, а потом так отрубились, что с утра ничего не помним ни я, ни Елена!
Нил ходил по гостиной, не находя себе места. Илья смотрел на него минуту, а потом предложил. – Может тебе опять дать настойки? Ты так возбуждён?
- Ни за что! – Воскликнул Нил. – Нам ещё возить на санях Джона и Зою. И тебе, кстати, тоже. Я обещал ему, что запрягу тебя в сани в наказание за то, что ты с нами сделал.
- Да, что я с вами сделал?- Возмутился Илья. – Или вы, что – то недоговариваете?
Нил и Елена переглянулись и одновременно произнесли. – Ничего? Ничего не сделал.
- Ничего?! Значит, конём в санях у Джона я не буду? - Илья «сверлил» их взглядом.
Нил отрицательно мотнул головой и произнёс. – Не будешь, но тебе придётся уговаривать его ехать с вами в Домбай. Мы с Еленой не поедем, у нас работа. Пётр Петрович озадачил нас приездом англичан. Надо с ними разобраться, у них претензии к договору. Но самое главное, надо этот договор подписать. Они приезжают послезавтра, и сегодня вечером мы с Еленой уезжаем.
- Ах, вон даже как? – Усмехнулся Илья. – Вашим каникулам конец и потому вы такие нервные… Понятно. А я уж подумал, что вы нашли общий язык.
- Нашли. – Произнёс Нил, хмурясь.
- Нет. – Одновременно с ним, сказала Елена.
- Не понял? – Сказал Илья. – Как же вы договоритесь с англичанами, если даже здесь между собой не можете договориться?
- У нас у каждого своё мнение, Илья. И это хорошо. Как говориться, в споре рождается истина.
- Вообще-то, она там умирает. – Парировала Нилу Елена.- Истина рождается в здравом смысле, точных данных и подлинной информации, что так не хватает иногда… мужчинам. Вместо того, что бы самому всё вспомнить, вы, господин Серов, собираете данные у иностранных смотрителей. Где же ваш трезвый здравый смысл, о котором мне много рассказывал отец?
- А вам ли говорить о здравом смысле, госпожа Фурия? – «Вскипел» Нил от её слов. Он подошёл к Елене и встал напротив её, засунув руки в карманы брюк. – Позвольте вам напомнить, кто проснулся сегодня в… одной только вещи. Если у вас был здравый смысл, то сегодня у нас так не болела бы голова. Ведь, по словам Зои, именно вы, так сказать, нажали вчера на «ядерную кнопку» и… всё взорвалось.
- Пытаетесь оправдаться, любитель голубых свитерков?
Нил сделал вздох, затем выдохнул и сказал тихим грозным голосом. – А грудь у Зои всё же …лучше!
Елена открыла рот, закрыла рот, подняла руки к своей причёске столбику на макушке, распустила его и стала заплетать себе косу, не спуская яростного взгляда с Нила.
А он с удивлением смотрел на то, что делают её руки и вдруг произнёс. – Теперь я понимаю, как быстро у вас, госпожа Фурия, изменяется причёска. И почему?
- И почему это? – Язвительно спросила Елена, заплетая косу.
- Всё зависит от вашего настроения. Если вы себя чувствуйте на высоте, то и причёска ваша такая же, то есть столбик на вашей макушке. А, если вам и сказать-то нечего, вы растеряны, то и прическа ваша распущена или заплетена в косу. Вот, как сейчас.
Елена заплела косу и с силой перекинула её себе на спину. Кончик косы чуть задел щеку Нила и тот сделал шаг назад.
- Вот так и поступайте, господин Серов. – Сказала она.- Делайте шаг назад, когда я нахожусь в растерянности от вашей наглости. А то моя коса может пройтись и по всему вашему лицу и…
- Друзья! Друзья! – Воскликнул Илья, вклиниваясь между ними. - Давайте успокоимся. Здесь, всё же, не собрание директоров компании и не договорное совещание. Здесь собрались друзья, которые весело проводят свой отдых. Да или нет? Нил? Елена, или всё же госпожа Фурия?
- Для вас, Илья, я … Елена. А вот для господина Серова, я…
- Понятно… Понятно, можете и не предупреждать. Ставлю вас в известность, госпожа Фурия, что я намереваюсь сейчас идти в сауну, вместе с Ильей. Нас приглашал Степан. – Нил говорил спокойным назидательным голосом. При этом брови его то поднимались, то опускались, что говорило о том, что он разъярён. - А вам рекомендую возвратиться в наш домик и наладить отношения с иностранным смотрителем, то есть уговорить его ехать в Домбай. А за эту услугу пообещайте ему, что Степан вместе с Ильей покатает его на своей «Сивке-бурке» вечером, после нашего с вами отъезда. Вам понятно, госпожа Фурия?
Елена прищурилась и, гордо приподняв голову, спросила. – А вы имеете право мне указывать, господин Серов?
- Имею такое право. И его дал мне наш генеральный директор Пётр Петрович Сизов перед отъездом сюда на турбазу. Или вы и это забыли?
Елена нахмурилась и кивнула головой. – Точно. Дал, но только до того момента, как будет подписан договор с англичанами.
- Верно… Верно, госпожа Фурия. Меня радует то, что хоть это вы помните. Нил отошёл от неё и стал надевать свою куртку. – Илья, ты готов идти в сауну. Нас Степан уж заждался. Он не любит, когда опаздывают.
- А мы, разве, опаздываем? – Сказал Илия и посмотрел сначала на часы, а затем на взбешённого друга. – Конечно, конечно… Мы опаздываем. Я иду, сейчас схожу за курточкой, и пойдём.
Илья ушёл одеваться, а Нил посмотрел на Елену.
- Я думаю, что вам не доставит труда уговорить Джона ехать в Домбай. – Произнёс Нил, снисходительно глядя на Елену. - Он от … русских развлечений в восторге. Пообещайте ему новых развлечений, и он согласится.
- Не учите учёного, господин Серов. Уж не мне ли знать толк в русских развлечениях. Хотя вы могли бы, и поделиться своим опытом, хотя бы о развлечениях в сауне?
Нил хмыкнул и отрицательно мотнул головой.
- Боюсь, что он их не выдержит. У всех англичан слишком нежные натуры и… задницы. Они только мериться…. умеют.
- Значит, у них есть, чем мериться. А вы, что спасовали перед ним?
Нил не успел ответить, потому что вернулся Илья.
- Я готов! – Провозгласил он. – Елена передай Алёне, где мы. Хорошо?
Елена кивнула и мужчины вышли из домика на мороз.
- Так ты расскажешь, что у вас произошло вчера? – Спросил Илья, накидывая капюшон куртки на голову.
- Нет, не скажу, иначе мне придётся тебя убить.
Илья присвистнул и быстро зашагал за другом по расчищенной от снега дорожке.
Алёна нашла Елену в гостиной задумчиво сидящей в кресле. Она внимательно осмотрела подругу и спросила. – Ты почему в футболке Нила? И, кстати, где Илья?
- Они ушли в сауну к Степану. У них, видите ли, время мужских развлечений. А я в футболке Нила, потому что он растянул мне мой свитерок, а до другого свитерка в чемодане я так и не добралась.
- Да-а-а? А почему?
- Потому что вчера вечером мы сошли с ума, а утром ничего об этом не помнили.
- А я предупреждала тебя вчера, что нельзя пить настойку мяты с мелиссой, да ещё в горячем виде, после столько выпито за вечер спиртного… Но ты меня не слушала. Давай ей этого чая и всё тут.
Елена с таким ужасом в глазах посмотрела на Алёну, что та испугалась.
- Так. Значит, ты нас напоила этим зельем? – воскликнула она, вскакивая с кресла.
- Нет. Ты сама его вырвала у меня из рук, лишь только учуяла его запах. Не успели вы войти к нам в домик, как ты тут же набросилась на мой чай! Мы даже удивились. Ты выпила его залпом, да ещё причитала, какой он вкусный. Ты даже Нила заставила пить этот чай, хотя он и сопротивлялся, но ты … пригрозила ему увольнением и он сдался.
- Так, значит, это я…. виновата?
- В чём? Елена, что у вас случилось? Ты такая странная. – Алёна подошла к девушке и заставила её сесть на диван. Сама села рядом. – Говори, вернее рассказывай, что случилось. Постараемся во всём разобраться…
Елена только мотала головой. Алёне пришлось даже встряхнуть её за плечи, прежде чем она заговорила. – Я не могу тебе это рассказать. Мне стыдно…И стыдно мне перед Нилом. Я только что накричала на него и ещё… - Она с ужасом посмотрела на девушку и проговорила. – Я написала на его голой спине около пояса два слова «Похититель пушистых».
Алёна искренне засмеялась и спросила. – И, что это означает: похититель пушистых… Кого? Котов или…? Чего ты не дописала?
- Нет. Не скажу и этого достаточно. – Елена вдруг приложила ладонь ко рту и проговорила уже сквозь ладошку. – А он сейчас пошёл в сауну. Он там разденется… И все увидят и прочитают. Все, кроме него! Ужас? Что со мной будет, когда он вернётся? Он же разорвёт меня на множество этих пушистых котов… О, нет. Алёна, ты не знаешь, можно ли сюда вызвать такси?
- Можно, но только зачем тебе бежать… от любви? – Елена смотрела на неё, как на судью, который объявил ей приговор. А Алёна продолжила говорить. – Ты же влюблена в Нила? Да и он тоже. Да от вас искры летят, как от бенгальских огней! Ты бы видела, как он остолбенел, когда ты сняла с себя голубой свитерок, что бы сделать на моей голове чалму. Да я думала, что его столбняк хватил! Степан привёл его в чувство, толкнув в плечо.
Елена слушала и не …верила.
- Не может быть? – Тихо проговорила она. – Нил в меня влюбился? Да ты, что? Эта гора холода, высокомерия и себялюбия … и влюбился? Это бред. – Она быстро замотала головой.
- А то, что и ты в него влюбилась - тоже бред?
- Я? Да с чего ты взяла это? Вот ещё… Да, как в него можно влюбиться, если только и слышишь от него обидные слова, да колкости?
Алёна усмехнулась и сказала. - Да так и начинается любовь…иногда. Сначала люди встречаются, ругаются, а затем влюбляются. Всё, как у вас.
- Не знаю, Алёна… Не знаю. Мне надо подумать… И к тому же слишком мало мы знакомы. Может, всё это только флирт? Время покажет, а теперь… Где моё такси?
Нил вёл машину, стараясь «держать себя в руках». Его нервы были расшатаны в сауне до предела. Так он ещё узнал, что Елена уехала с турбазы сама, вызвав такси. Почему она это сделала? Испугалась? Чего испугалась? Его мести или …своих чувств?
Нил бросил взгляд на заднее сиденье машины, где валялась его синяя футболка.
- Надо же? – Проговорил он.- Даже футболку мою вернула… Нет, она явно испугалась и поэтому сбежала. И правильно сделала. Если бы она не сбежала, то я…
Он задумался. После того, как он разделся в сауне и увидел на лице Ильи странное выражение, то сразу понял, что-то не так с …его телом. Он внимательно осмотрел себя и успокоился. Ничего лишнего на нём не было, как и ничего …не исчезло с него.
– Ты сам мне скажешь, что с тобой, или мне надо придать смысл твоему странному взгляду? – Спросил он Илью и тот вдруг рассмеялся.
- Меня всё больше и больше интересует один вопрос. Что вы делали вечером в своём домике после того, как ушли от нас?
- Я же сказал тебе, Илья, что бы ты ни спрашивал меня об этом.
- Но я не могу… Мне интересно знать, что ты похитил у Елены вчера вечером?
Илья еле сдерживал смех, что очень злило Илью и тут в раздевалку вошли Степан и Олег, парень, с которым он участвовал в «упаковке Алёны» на дне рождения Марии. Ребята остановились в дверях и через минуту тоже еле-еле сдерживали свои улыбки.
- Да, что с вами происходит? – Возмутился Нил, вновь осматривая себя. – Что со мной не так?
- Ты вчера, Нил, играл в похитителя? – Спросил Степан, смешно хмуря брови. – И как, похитил этих пушистиков? Мне интересно, кто или что такое пушистик?
Степан больше не мог сдержать своего смеха. Его голос в кафельной раздевалке громыхал, как гром среди ясного неба. Но заметив, что Нил «раскалился до предела», он успокоился.
- Я предполагал, что твоя Елена шутница. Но я не могу понять, почему она это написала на …заду, а не на… том месте, где надо? – Сказал он, сопровождая свою речь взмахами руки.
Его вопросы вызвали новый смех, который тут же прекратился от яростного взгляда Нила.
- Ты о чём говоришь? – Спросил он подошёл к Степану.
- Подойди лучше к зеркалу, хотя нет… Здесь надо ещё одно зеркало, а то не увидишь и не прочитаешь. – Сказал Степан, схватил Нила за руку и потащил его в другую комнату. В ней было два зеркала, одно из которых Степан снял и дал в руки Нилу.
- Иди и читай, что там у тебя написано. – Сказал он и подтолкнул друга к зеркалу.
И через минуту у Нила в глазах всё «поплыло» от злости…
Нил крепче схватился за руль руками, что бы ни свернуть в сугроб со скользкой зимней дороги. В его голове вновь застучал пульс, когда он вспомнил, как пришлось ему оправдываться перед друзьями.
Степан сказал, что не выпустит его из сауны без объяснения. И Нилу пришлось… сочинять. Ведь он не мог всем рассказать, что Елена и Зоя устроили стриптиз им, который он совершенно не помнит. Его злило, что это помнил Джон. И, кажется, что он был от этого в восторге. Но потом было ещё и продолжение спектакля, о котором вообще никто не должен знать!
Нил глубоко вздохнул и постарался успокоиться. Он даже уже не помнил, что рассказывал друзьям… Что о том, что они все вчетвером искали игрушку в доме, которую спрятал Нил… Но не нашли, потому что все уснули в разных местах…
Нил понимал, что Степан не поверил ни одному его слову, но ничего не сказал. И он был ему за это благодарен.
И только, когда Степан оттирал с его спины эту надпись, тот сказал ему. – Ну, ты и сказочник! Такую лапшу навесил нам на уши… Ребята может, и поверили тебе, но только не я. Говори мне правду, иначе запарю до бесчувствия!
- Поверь мне, Степан, но я действительно ничего не помню. Совершенно ничего!
Степан почти минуту смотрел на друга и поверил ему.
- Это я вас так опоил или…? – Спросил он.
- Это подвиг Ильи и я ещё разберусь с ним за это.
- Разберись, но только не с Еленой. Я в восторге от неё. Ты, наконец, нашёл свою половину, Нил. И хочу сказать, что она … влюблена в тебя!
- Всё шутишь?
- Нет. Мне об этом сказала Мария, а она в этом разбирается. Ты же знаешь? Она оценивала каждую твою пассию и всем давала отворот. Разве нет?
- У меня не было никакой пассии. – Проворчал Нил, поднимаясь с банной полки.
- А теперь появилась. Я и в твоих глазах видел искорки.
- Потому что пьяным был. Ты нам такие испытания придумал.
- Так мне надо было вас соединить покрепче! – Воскликнул Степан, хлопая по спине Нила мокрой мочалкой. – И у меня это получилось!
Всю обратную дорогу домой Нил думал над его словами. Он не мог поверить, что Елена влюблена в него, да ещё за такой короткий срок?! Нет, не может такого быть. Елена просто взбалмошная девушка, у которой масса тараканов в голове. А разве с таким «мозговым отклонением» влюбляются? Нет. Она просто играет с ним, шутит, считает его игрушкой… А вот он?
С таким мыслями Нил приехал домой. Его мама дома не оказалось. Анна Львовна вернулась через час после его приезда и тут же «накинулась» на сына с обвинениями.
- Как ты мог обидеть такую хорошую девушку? – Начала она с этого вопроса, лишь нашла его лежащим на постели в своей комнате. – На Елене лица не было, когда она вернулась домой. Пётр очень расстроился.
- А, что она сама говорит?
- Она молчит. Хотя нет. Она сказала очень странную фразу. – Анна Львовна немного подумала и произнесла её. – «Женщина всегда хочет праздника. Но когда он окончен и она остаётся одна, то …непременно плачет». А теперь давай разъясняй мне её.
- Я не умею разгадывать тайны, мама, тем более тайны Елены. Она сплошная тайна для меня. – Нил говорил и смотрел в потолок. – То она злится, и тогда прячься, кто может, всех «разнесёт по кочкам». А то радуется, и тогда жизнь её и окружающих становится сплошным фейерверком.
Анна Львовна подошла к его кровати и села на неё.
- Сынок, что с тобой. Ты впервые так говоришь о девушке. Ты в неё влюбился?
Нил посмотрел на мать пристальным взглядом и стал отрицательно мотать головой.
- Точно, сынок, ты влюбился. Наконец-то, а то я уж подумала, что ты останешься бобылём. И тут появилась прекрасная Елена! Х вала Богу! Пойду готовить праздничный ужин. Думаю, что приготовлю твои любимые голубцы.
- Мама, успокойся, ничего не надо готовить. Мне в горло ничего не лезет…
- Значит, точно влюбился и мучаешься от этого. Вот и хорошо! Хоть почувствуешь себя человеком, а то вот уже много лет вижу в тебе только холодного дельца. – Анна Львовна встала и пошла к выходу, говоря. – Помучься, сынок. Это полезно, только смотри, Елену не пугай. Она приехала такой испуганной, что заперлась в своей комнате, и мы с Петром не могли её оттуда выманить.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 21
© 13.01.2018 Марина Малиновская
Свидетельство о публикации: izba-2018-2167092

Метки: любовь, роман, офис, интрига, встреча, флирт,
Рубрика произведения: Проза -> Роман












1