Дети пятнадцатой королевы - Глава Третья


В библиотеке Черного замка, кроме самих книг, было огромное количество разного хлама, оставшегося от былых правительниц. Здесь стояло большое старинное зеркало, в котором, по легенде, обитала душа служанки, убитой одной из прошлых королев из ревности, пылились не менее сотни статуэток из самых разных материалов, огромное количество рвущихся и рассыпавшихся морских и островных карт, пара сундуков, содержимое которых было неизвестно, и многое другое. Но самой замечательной вещью, по мнению всех обитателей замка, был золотой фрегат. Небольшой кораблик, размещавшийся на прямоугольной подставке, скрывал в себе хитрый механизм, благодаря которому каждый день в одно и то же время на протяжении вот уже нескольких десятилетий издавал настолько громкий перезвон, что вблизи него в те минуты находиться было невыносимо.

Обычно, когда фрегат начинал звонить, князь Бард приводил себя в порядок перед началом занятий с Анитой, а сама принцесса и Морган заканчивали завтрак, однако в это утро все было иначе. Сработавший механизм, сыграв свою неизменную мелодию, только-только разбудил князя, накануне уснувшего за работой в библиотеке прямо за столом. Он поднялся со своего кресла, разминая тощие, затекшие конечности, зевнул и мысленно выругался сам про себя. До первого занятия всего ничего, а он совершенно к нему не готов: не подготовил должный материал (а надо было это сделать еще накануне вечером), не выспался и еще и не привел себя в должный вид. Анита, конечно, ничего против его любимого небесно-голубого халата, легких ночных туфель и общего растрепанного вида не имеет, но появляться в таком виде перед ученицей просто неприлично.

Князь Бард быстро переделал съехавший за время сна хвост волос, собрал со стола все необходимые книги и тетради и, размышляя о том, с каким удовольствием через девять лет на своем шестом десятке будет в покое доживать свой век в семейном дворце у моря, вышел из библиотеки. Идя по мрачному коридору в сторону своих покоев, он отметил небывалую тишину. Никогда такого не бывало: Морган и Анита по утрам смеялись, что-то обсуждали или же гонялись по коридорам и лестницам друг за другом с таким топотом и криками, что даже абсолютно равнодушная ко многим вещам королева Ипсила потом на них жаловалась и ворчала, что подобные игры заканчиваются сломанной шеей и слезами. Свернул в другой коридор, в котором располагались покои Моргана, и, проходя мимо них, заглянул внутрь. Все точь-в-точь, как и в любой другой день – постель расправлена, на столе в беспорядке разложены книги, на широком подоконнике разбросаны несколько небольших ярких подушек. Только вот хозяина почему-то не слышно.

Князь направился дальше. Прошел еще один коридор, в котором жила королева Ипсила и в котором даже из-за закрытой двери покоев разносился ее громкий, как раскаты грома, храп, и вошел в последний коридор, из которого вела лестница в башню, в одной из двух комнат которой обитал он, а другую занимала Лаура. В этом же коридоре располагались покои Аниты. В последнее время, вероятно в силу возраста, она терпеть не могла, когда двери в ее обитель были даже чуть-чуть, но приоткрыты, и князь Бард удивился тому, что они были распахнуты настежь. Уже чувствуя неладное (для одного утра было слишком много странностей), он подошел ближе, заглянул внутрь и не смог удержать вскрика ужаса. Книги выпали у него из рук, в области сердца вдруг что-то мучительно кольнуло, и он едва собрал силы, чтобы не потерять сознание.

В покоях был полный погром. Мебель – комод, несколько стульев и стол -  была перевернута. Открытые книги и учебники, чистые и исписанные листы бумаги валялись на полу. На старом ковре темнело черное пятно чернил из перевернутой чернильницы. Разобранная, смятая постель была вся окровавлена, а рядом с кроватью лежала пара пустых бутылок вина. Его же кислым запахом, смешавшимся с запахом крови, казалось, был пропитан воздух. При всем этом Аниты в покоях не было.

***

Инсида, одетая в роскошное, с иголочки, черное платье, шла по коридору в тронный зал, чувствуя невероятное воодушевление, радость и в то же время волнение. Такое чувство, думала она, испытывают все счастливые невесты. Или же испытывали все королевы, ожидавшие всю жизнь сладкого момента восшествия на престол. Благо, ей до этого момента осталось пережить совсем немного. Суд, который вот-вот начнется, должен, наконец, расставить все по своим местам, и фактически она после него будет являться королевой. Придется, правда, еще поплакать по поводу безвременной смерти принцессы, вытерпеть ее похороны, но по сравнению с тем, что было, это уже мелочи.

Ей не верилось, что все сложилось настолько удачно. Как все оказалось просто: просто избавиться от девчонки, обставить все так, что, якобы, она мертва, а в смерти виноват самый близкий и родной ей человек – ее брат. Из Моргана убийца, конечно, никакой, да и мотива у него нет и быть не может, но народ все равно в это поверит. Она специально позаботилась о том, чтобы на суде за хорошую плату присутствовала женщина, которая разнесет все подробности дела сначала по дворцу, а затем молва охватит и весь остров. Результатом должно быть то, что мальчишку возненавидят все до одного. Поддельные похороны только усугубят его положение, и тем больше народ будет хотеть его смерти, что она им через какое-то время прилюдно и устроит. Анита же пропадет – по приказу ее, скорее всего, бросили в лесу, и одна она не выживет. Умрет с голода, от лап диких зверей или попадет в болото или Русалочий омут… Как бы то ни было, она не вернется.

Коридор закончился, и Инсида оказалась перед большими мраморными дверями тронного зала. Постаравшись придать себе как можно более скорбящий вид перед тем, как двери распахнулись, она вошла. Прошла мимо рядов советников, поклонившихся ей, мимо отряда солдат, под конвоем которых, растерянный и напуганный, стоял Морган, смерила юношу презрительным взглядом и уселась на прекрасный, выкованный из серебра трон.

- Начинаем, - твердо и громко сказала она, и ее голос эхом отозвался от стен.

Вышла небольшая, худенькая и сухонькая женщина с необычайно сильным и звонким голосом – судья, с которой Инсида уже тоже успела поговорить о том, что именно та должна сказать, на центр зала вытолкали Моргана и заставили опуститься его на колени, и суд начался.

Все шло как по маслу. Улики – нож и бутылка вина, которые был у Моргана в руках, когда его с утра обнаружили в покоях у сестры (на самом деле его перенесли после того, как из замка «убрали» Аниту, а нож и бутылку вложили в руки) – вспомнили. Мотив – желание править, зависть и ненависть к сестре – подтвердила Лаура. Инсида заставила ее говорить в свою пользу очень простым способом – пригрозила тем, что ее дочь Ирида в случае, если мать возразит, будет убита. Естественно, девчонку никто и пальцем не тронул и трогать не собирался, но Лаура об этом не знала и поэтому все равно врала, едва сдерживая слезы.

Суд уже подходил к концу, наступал момент вынесения приговора. Уже уставшая Инсида ждала этого с нетерпением: ей хотелось уже со всем этим покончить и отправиться по своим делам. Стараясь не подать вида, что ей безумно все надоело, она настороженно оглядывала собравшихся в зале людей и вдруг, остановившись взглядом на Моргане, вдруг вздрогнула изнутри. То был совсем не страх к нему как к человеку, который несет в себе опасность для нее. То было что-то совсем другое.

Она вспомнила вдруг его пятилетним мальчиком, следовавшим всюду за Реоном хвостиком и обнимавшим и целующим в щеку свою мать. Вспомнила, как он смеялся и бегал по дворцовым залам, играя во что-то, известное одному только ему, и как никто не мог его поймать. Ту его трогательную дружбу с дворовой девочкой, дочерью королевской швеи, на которой он клялся жениться, когда вырастет. А теперь этот улыбчивый и солнечный мальчишка стоял перед ней на коленях. Нижняя губа разбита (солдаты, видимо, постарались), вся одежда и руки в коровьей крови, несколько литров которой для большей достоверности вылили на постель Аниты, а по щекам из серых глаз безостановочно текут слезы от несправедливости и собственного бессилия. Инсиде стало самой страшно от того, что она творит, и на мгновение она искренне пожалела Моргана. Однако старое «Либо они, либо я» помогло ей, все же, взять себя в руки.

- Властью данной мне покойной королевой Марианной выношу окончательный приговор, - так же твердо сказала Инсида, вставая с трона. – За измену, за убийство законной наследницы и за прямую угрозу будущему Ламноса я приговариваю этого юношу к смерти. Через четыре дня в полдень тебя казнят на глазах у всего нашего народа, и это будет уроком всем, кто тоже захочет пойти против короны.

- Инсида, пожалуйста, - негромко произнес Морган, к которому вновь двинулась стража, и поднял полные слез глаза. – Вы ведь знаете, что я этого не делал.

- Приговор окончателен, - продолжила Инсида. Она услышала его, вновь вздрогнула изнутри, но подавила в себе все лишние, по ее мнению, чувства. – Суд окончен.

***

Анита и понятия не имела о том, что произошло ночью в Черном замке и что происходило в королевском дворце. Она проснулась на рассвете на лесной поляне в полном одиночестве и, сообразив, что она не то, что не дома, а в абсолютно незнакомой ей части леса, жутко перепугалась. Едва не охрипнув, она звала на помощь и плакала, пока не поняла, что это бесполезно. Вытерев слезы, девочка осмотрелась, убедилась в том, что знать не знает, где находится и как отсюда выбраться, и, вздохнув, побрела куда глаза глядят, теша себя мыслью о том, что если долго идти, рано или поздно все равно куда-нибудь придешь.

Идти ей было тяжело. Длинная ночная белая сорочка все время цеплялась за что-нибудь и вскоре превратилась в лохмотья, босые ноги уже были изранены и, как ей самой казалось, искусаны. Несмотря на неплохую физическую подготовку, она уже совсем скоро устала, а лес все не кончался и с каждым ее шагом, казалось, обступал ее сильнее и сильнее. В конце концов, Анита сдалась и уселась на корень огромного дерева.

- Больше не могу, - прошептала она, вздохнув, повернула голову и вдруг заметила невдалеке от себя тропинку. На тропинке стояла, смотрела на нее в упор и улыбалась маленькая, не больше шести лет, девочка в беленьком платьице.

- Пойдем со мной! – крикнула она задорно. – Пойдем! Пойдем, что покажу! – и с этими словами устремилась в чащу.

Аните даже в голову не пришло, откуда в лесу взялся маленький ребенок и зачем она зовет ее за собой. Она просто встала и, несмотря на боль и усталость, пошла следом по тропинке.

Чем дальше, смеясь и продолжая звать ее за собой, убегала девочка, тем лес становился страшнее и темнее. Деревья, казалось, тянутся друг к другу темными, страшными костлявыми руками, солнца не было видно совершенно, со всех сторон раздавались жуткие шорохи. Анита, однако, все так же ни о чем, кроме девочки, не могла думать. Она шла за ней как зачарованная, стараясь не отставать, до тех пор, пока ребенок не выбежал на берег небольшого озера с темной водой.

- Пойдем! – весело крикнула девочка, скинула свое платьице и, совершенно голенькая, плюхнулась в воду и поплыла от берега. Анита было удивилась, но тут девочка начала барахтаться и звать на помощь, и в голове промелькнула ясная мысль: «Она утонет! Прыгай же за ней!». Как была в сорочке, она метнулась к воде, но, когда до нее осталось метра два, не больше, наперерез ей вдруг выскочил огромный, черный как ночь волк и угрожающе зарычал. Вскрикнув, девочка отступила назад. Волк сделал еще один шаг к ней, а затем вдруг схватил зубами за рукав и потащил в сторону.

- Ты больная что ли? Ты что? – раздалось вдруг у нее за спиной. Обернувшись, Анита увидела высокого парня, на вид ровесника Моргана. Он, держа в руке большой камень, осторожно подошел к воде, остановился от нее в метрах трех, размахнулся и кинул его в самый центр озера. Вода в нем тут же забурлила, как в большом котле, раздались взвизги и шипение.

Отряхнув руки, парень сделал щелчок пальцами. Волк, отпустив рукав Аниты, послушно подошел к нему и уселся у его ног. Девочка, еще раз настороженно взглянув на бурлящую воду, тоже подошла, и парень сразу начал ее отчитывать.

- Русалочий омут! – возмущался он. – Чуть сама же себя не убила! Чему родители-то учат? А если бы меня рядом не оказалось? Да они ведь веками так людей заманивают. Ты о чем вообще думала?

- Я не знала, - ответила Анита. – Не кричите. Я слышала о нем, но не думала, что он здесь. И вообще я не думала. Я… я даже не знаю, зачем я сюда пришла и…

- Вот чудная, - парень закатил глаза. – Всякое видел, но чтобы девчонку в сорочке в лесу… Ты кто вообще?

- А вы кто? – ответила Анита вопросом на вопрос.

- Меня зовут Даниэль, - представился парень и погладил волка по голове. – А это Август. Так кто ты, говоришь?

- Меня зовут Анита, - сказала девочка и несколько удивленно взглянула на волка. – Август?

- Не спрашивай, слишком долгая история, - отмахнулся Даниэль. – А откуда ты?

- Такая же долгая история, - Анита пожала плечами. – Да и вы… и ты мне не поверишь, если я тебе ее расскажу.

- Ну, думаю, я слышал еще более странные истории, чем история жизни маленькой девочки, - парень улыбнулся. – Слушай, если тебе некуда идти, можешь пока остаться у нас с отцом. Я не думаю, что он будет против. Да и потом, тебе явно нужна помощь с ногами. На тебе вон, клещи сидят.

- Клещи? – Анита испуганно посмотрела на свои босые, израненные ступни. На обеих ногах, действительно, чернели маленькие темные точки. – Это же очень опасно?

- В два счета вытащим, - Даниэль махнул рукой. – Пойдем, тут не очень далеко. И впредь, не вздумай ходить на это озеро. Вообще ни при каких обстоятельствах.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 13.01.2018 Анастасия Яковлева
Свидетельство о публикации: izba-2018-2166932

Рубрика произведения: Проза -> Приключения
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора












1