Дети пятнадцатой королевы - Глава Вторая


На закате, когда Бирюзовое море стало тихим, словно мельничный пруд, а небо окрасилось в нежные розовые, лиловые и оранжевые краски, леди Инсида ужинала на дворцовой террасе вместе со своим хорошим другом, капитаном Аргосом. Обычно веселая и говорливая, в этот вечер она была на удивление тиха. К своему любимому блюду, поданному на ужин – запеченной с овощами рыбе – она даже не притронулась. Не говоря ни слова, она, подперев рукой подбородок, смотрела вдаль и, казалось, над чем-то сосредоточенно размышляла.

- Закат очень красив сегодня, - вдруг сказала она, нарушив, наконец, молчание. – Вспомнила сейчас, как мы с Реоном любили в юности гулять на закате. Приходили на дикий берег, садились на выступавшие из воды камни так, что ноги были по щиколотку в воде, целовались и болтали обо всем на свете…

- А потом ты предпочла ему богатого старика, которому на исходе жизни захотелось найти себе новую, молодую красавицу, - съязвил Аргос, отпивая из изящного хрустального бокала вино. – Сколько после этого твои бесчисленные любовники подарили тебе романтики? А Реон год страдал от того, что ты его предала.

Он хорошо знал, о чем говорил. Много лет назад, когда они с Реоном только-только начинали служить на флоте, он познакомил его, своего лучшего друга, с Инсидой – тогда еще бедной девушкой, зарабатывавшей вместе с мачехой плетением рыболовных сетей. Их роман развивался на его глазах, и он же стал свидетелем его скорого окончания. Аргос хорошо понимал – не его это дело и нечего даже думать о том, обстоятельства чего он толком и не знал – но все равно вот уже двенадцать лет часто размышлял о том, что было бы, не будь этого разрыва. Вероятнее всего при таком исходе друг бы не покоился сейчас на дне морском, а был счастливым отцом и мужем.

- Год, говоришь, страдал? – Инсида усмехнулась. – Возможно. А потом – ты рассказывал – начались портовые барышни на всех новых островах. А еще позже на него положила глаз королева. Закрутился роман, выяснилось, что она беременна… Продолжать?

- Что бы там ни было, он тогда был по-настоящему счастлив, - Аргос пожал плечами. – Видела бы ты, как загорались его глаза, когда он рассказывал о жене и о том, что они ждут дочку. Впрочем, ты тоже была счастлива. После мужа у тебя осталось немаленькое состояние, благодаря которому тебе удалось познакомиться с королевой. Пробилась к ней в советницы, стала регентшей после ее смерти – чем тебе не повод для радости?

- Выходит, что все, что было, было к лучшему, - Инсида подняла свой бокал с вином, - и я хочу выпить за то, чтобы в дальнейшем все складывалось еще лучше.

- Когда Анита взойдет на престол, ты заживешь, наконец, в спокойствии и богатстве, - Аргос улыбнулся. – Точно так, как ты всю жизнь мечтала. Возможно, будешь ей помогать на первых порах как умелая правительница, но не думаю, что очень долго это продлится.

- Имеешь в виду, что я снова стану советницей? – Инсида хитро улыбнулась ему в ответ. – В моих же силах устроить все так, что я останусь единственной возможной претенденткой на престол и буду править как законная королева. Предлагаешь ждать девять лет ради того, чтобы упустить этот шанс и вновь сделаться советницей? И то на время? Нет уж, уволь.

- Для этого нужно, чтобы не стало принцессы, - сказал Аргос. – Парень по закону не может стать королем, так что она единственная наследница. Не будешь же ты ее убивать?

- Хотела, честно говоря, - ответила Инсида совершенно спокойно. – Но потом подумала о том, что мальчишка слишком ее любит, чтобы так просто простить ее смерть, и обязательно начнет мстить. А убить обоих я не могу – никто не поверит в то, что двое совершенно здоровых детей умерли в одночасье просто от какой-то болезни или чего-то в этом роде. Отразится все это на мне: я обязана охранять их жизни до их совершеннолетия. Задача сложна, конечно, но вполне решаема. Если сделать так, как я придумала…

- С ума сошла? - Аргос даже поперхнулся вином. – Это не шутки, Инсида. Я все понимаю, но это явный перебор. Оставь эту затею, пока не поздно. Пусть идет, как идет, не надо ничего пытаться изменить и почем зря лезть на риф.

Инсида на мгновение задумалась – а может, действительно, он прав? Может, через эти девять лет и впрямь будет все лучше, чем она думала? Будет себе спокойно жить в Черном замке, приведет его в порядок – хватит уже держать его в руинах. Старуха-королева к тому времени умрет и мешать не будет. Она доживет свой век в роскоши, может быть, даже замуж выйдет. Все эти сладкие и соблазнительные мечты о будущем перечеркнула вдруг одна единственная мысль – а что, если нет?
Вспомнились темные, грустные картинки ее детства: бесконечное пьянство отца-рыбака, ранняя смерть болезненной матери, побои мачехи. Вспомнились бедность, грязь и безысходность. Как она мечтала выбраться вырваться и сделала все, чтобы добиться своего: сначала терпела ласки потного, дряхлого старика, затем, уже во дворце, сгорала от зависти и ненависти к красавице-королеве, тайно обвенчавшейся с Реоном, бесилась и украдкой плакала от ревности, смотря на то, как эти двое радуются как малые дети, ожидая рождения своей дочери. Как она может быть уверена, что через девять лет их девчонка не отнимет у нее, все, что осталось – маленькую часть от наследства мужа и небольшой дом на другой стороне острова? Анита и ее брат ее терпеть не могут. Всегда смотрят волком, как бы она не старалась с ними наладить контакт. Кто знает, что у них в головах, что они ее так невзлюбили? И при таком отношении они оставят ее советницей? Да никогда. Нет уж, пусть лучше их не будет, но во дворце она останется и станет королевой. Любой ценой.

- Можешь называть меня упрямой, можешь называть меня чудовищем, но к этому берегу я причалю, чего бы мне это не стоило, - решительно сказала Инсида, вставая из-за стола. – Либо они, либо я. Благодарю тебя за ужин. Теперь пора заняться серьезными делами.

***

Вечерами в Черном замке допоздна горел свет в библиотеке – учитель Моргана и Аниты, князь Бард, предпочитал в последнее время работать ночами. Он садился за длинный письменный стол, заваленный бумагами и книгами чуть ли не векового возраста, проверял многочисленные контрольные, диктанты или сочинения, которые писала Анита, и готовился к новым урокам, перечитывая учебники.

Морган, обыкновенно ложившийся поздно, любил вечерами сидеть вместе с учителем. В замке ему было неприятно находиться в полупустых, необжитых покоях, холодных коридорах, увешанных бесчисленными пыльными портретами давно умершей родни, мрачных залах, в чернеющих темнотой углах которых, казалось, таилось что-то страшное и неизведанное. Старая библиотека была единственным его любимым местом. Она была очень похожа на ту, что была в королевском дворце, разве что во много раз уступала ей размерами, и здесь он чувствовал себя так же уютно и спокойно как дома. Вечерами, в то время, как князь Бард работал, юноша тоже не сидел без дела – читал учебники Аниты, расставлял бесконечные стопки книг на места по полкам и почти всегда между делом обсуждал с учителем успехи сестры.

- В последнее время она стала хуже учиться, - ворчал князь в тот вечер. Он проверял очередное сочинение в то время, как Морган листал толстую книгу о древних войнах. – Посмотри сам: четыре ошибки в четырех словах. В одном предложении. А таких предложений двадцать. Вот и что мне ей теперь ставить?

Отложив книгу, Морган подошел к столу, взял из рук учителя свиток с сочинением и пробежался по нему взглядом. Даже не четыре – пять ошибок. И весь прочий текст так же плох. И еще, что еще более неприятно, писать сестра начала просто ужасно коряво.

- Это связано с тем, что она в последнее время считает, что уже взрослая и вольна делать то, что захочет, - продолжил учитель. – Эти ее мечты о море и нежелание быть королевой играют свою роль. Она сама убедила себя в том, что думает и поступает абсолютно правильно. Одно только чудо заставит ее думать иначе.

- Пока она на собственном опыте не поймет, что нет ничего хорошего в том, чтобы ходить неделями немытой с черными мозолями посреди толпы мужчин, не передумает ведь, - Морган шумно выдохнул, возвращая свиток учителю. – Она становится очень упрямой.

- В отца, - коротко сказал князь Бард. – Да и возраст такой, трудный. С тобой было просто, а с ней, видимо, будет очень нелегко. А, к слову, из-за чего вы сегодня поссорились?

- Да я бы не сказал, что мы ссорились, - Морган пожал плечами. – Она на меня обиделась. Придумала, что, мол, лучше было бы, если бы ее не было или что-то в этом роде.

- О, она передумает, - князь Бард махнул рукой. – Не бери в голову и относись к этому спокойнее. Женщины – очень эмоциональные создания в независимости от возраста. Если задеть, то могут придумать все, что угодно. И что ее не любят, и что лучше бы ее не было, и так далее. Твоя сестра очень умная девочка, несмотря на все свои недавние причуды. Очень скоро она поймет, что обижалась зря, и первая же пойдет на мировую.

Морган чуть улыбнулся. В последнее время они частенько разговаривали на самые разные жизненные темы, в том числе на тему любви и девушек, и он никак не мог понять, откуда у учителя столько житейской мудрости по этому поводу. За ним не держалась слава ловеласа, даже наоборот – все гадали, почему в свои сорок с лишним лет князь так и не был женат. Слухи о нем ходили самые разные, правды было не узнать. Все в голос, правда, винили его образ жизни и манеры – мол, одевается всегда не по-мужски ярко, уже седеющие волосы чуть ниже плеч обычно собирает в хвост или пучок, следит за собой непозволительно много и так далее. Кто, мол, за такого пойдет? За это его не особо не любили при дворе, за это его не переносила королева Ипсила (он же был темой, которая, не смотря на общее равнодушие к жизни, не давала ей покоя), но князь по этому поводу особо не расстраивался. Он все равно шел своей дорогой и жил так, как хотел. За это его обожала Анита. Морган же всегда ценил в нем хороший ум и большой жизненный опыт. А женат он или нет, носит ли свой любимый красный с блестками камзол или простую черную учительскую форму – какая разница?

***

Перед тем, как лечь спать, Морган решил заглянуть к сестре. Надеясь на то, что она еще не спит, он хотел, все же, поговорить с ней о том, что случилось сегодня. Что бы там ни говорил князь Бард о том, что она сама все поймет, стоит только дать ей время, сделать это нужно было. Она будет полночи ворочаться и забивать себе голову ненужными мыслями, он не уснет, зная, что она не спит. Уж лучше сразу все обсудить, обняться и жить мирно до очередной ссоры.

В коридоре, в котором располагались покои сестры, юноша столкнулся с Лаурой – гувернанткой Аниты.

- Анита спит уже, - сказала женщина, зевая. Она уже была переодета в белую ночную сорочку: очевидно, тоже уже собиралась лечь. – Ты к ней шел?

- Да, думал поговорить, - кивнул Морган.

- Кстати, хотела тебе сказать, - Лаура скрестила руки на груди и понизила голос. – Ты будь с ней помягче, что ли. Иногда. Я понимаю, ты хочешь, чтобы ей же было лучше, и ты в этом молодец. То, что ты ее контролируешь – великое дело, потому что без тебя нам бы с ней было очень тяжело. Но в то же время она еще совсем дитя, которое взрослеет и которому сейчас как никогда нужна поддержка и понимание. Будь с ней чуть более чуток. Не так, как сегодня, хорошо?

- Она иногда придумывает глупости, которые я просто не понимаю, - Морган вздохнул. – Она умная, но как упрется во что-нибудь... Сегодня ведь было так.

- Немножко не так, - Лаура покачала головой. – Поговори с ней об этом завтра. Она проснется в хорошем настроении, обсудите все и все будет замечательно.

Морган кивнул, и на этом Лаура, пожелав ему спокойной ночи, удалилась. Он же, подождав, пока она уйдет в соседний коридор, бесшумно открыл дверь в покои сестры, вошел и так же тихо закрыл ее.

В покоях царил полумрак, нарушал который лишь лунный свет, струящийся через открытое окно. Легкий ночной ветерок колыхал незакрытые шторы. Анита крепко спала, подложив одну руку под подушку, а второй обнимала одеяло. Она равномерно посапывала, и ее пушистые ресницы чуть подергивались во сне.

Присев на краешек кровати, Морган посмотрел на сестру и улыбнулся. Как ей вообще в голову могло прийти, что ему было бы без нее лучше? Он так радовался, когда узнал о том, что у него будет маленькая сестренка, и с первого же дня ее жизни несмотря ни на что любил ее так, как не любил никого другого. Для него не было тайной, что мама умерла, рожая Аниту, но он понимал, что винить сестру в ее смерти глупо. В ней была виновата пропажа в море отчима, которую мама очень переживала, грязные сплетни, ругань с бабушкой, которая заявляла, что у нее нет больше дочери, раз та решилась на второй постыдный брак, а в первом не смогла родить наследницу. Он, наверное, выберет момент и расскажет Аните обо всем этом, когда она станет постарше и сможет все понять. Пока что знать обо всей этой семейной грязи, о которой он сам узнал только недавно, ей совершенно необязательно.

«Она похожа на маму» - подумал вдруг юноша. Он много раз видел ее на портретах в одной из дворцовых галерей, но помнил плохо, какой она была при жизни. В Аните от нее точно что-то было еще, кроме ее карих глаз и светлых волос: то ли какие-то жесты, то ли движения, то ли мимика, то ли все это вместе. Как ни странно, это «что-то» отмечали и в нем, копии своего отца. Его
Морган вообще никогда не видел – по ламносским законам, чтобы он не сел на престол, его убили, как только стало известно о том, что мама ждет ребенка – но князь Бард как-то вспоминал, что у него его сложение, его серые глаза, темно-русые волосы, спокойный характер и ум. Князь также говорил, что рождение мальчика в семье, где десятилетиями рождались одни девочки, да еще и не похожего на мать – хороший знак, который знаменует собой грядущие перемены. Другие, однако, говорили, что это не к добру и, может быть, в этом были даже правы.

Из открытого окна вдруг донесся странный звук: где-то неподалеку как будто заливисто заржала лошадь. Моргана это насторожило. Ночами часто был слышен хруст веток, уханье сов, иногда даже где-то взвывали волки. До ближайшего места, где были лошади, было около получаса езды. Откуда им здесь, в глухом лесу, взяться? Да еще и посреди ночи.

Юноша встал с кровати, подошел к окну и закрыл его. Прежде чем задернуть штору и погрузить покои в окончательную темноту, он заметил еще одну пугающую странность и невольно шагнул назад: в лесу, совсем неподалеку от замка, мелькал яркий оранжевый огонек. Больше всего он был похож на огонь какого-то факела.

«Что это вообще такое?» - тревожно подумал Морган, обернулся и обеспокоенно посмотрел на спящую Аниту. Вспомнил, что в замке не так много охраны. Точнее сказать, ее почти не было: охранял их небольшой отряд, не больше тридцати человек, а то и меньше. А в лесах, говорили, завелась разбойничья шайка. Хотя, что им в замке делать? Если попробуют сунуться – отправятся на эшафот. Инсида об этом позаботится. Что бы там между ними не было, а охранять их жизни и карать тех, кто на эти жизни покушается – одна из ее обязанностей.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 18
© 13.01.2018 Анастасия Яковлева
Свидетельство о публикации: izba-2018-2166911

Рубрика произведения: Проза -> Приключения
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1