Дети пятнадцатой королевы - Глава Первая


Тот май ничем не отличался от сотен весенних месяцев, что были до него. Припекало яркое солнце, шелестело прибоем Бирюзовое море, теплый ветер качал верхушки деревьев в ожившем после зимы лесу. По морским волнам медленно плыли разноцветные рыбацкие суда – начинался летний рыболовный сезон - а город тем временем готовился к празднованию очередной годовщине воцарения на престоле правящей династии.

В королевском дворце в те дни проходила традиционная генеральная уборка. Стирались шторы, вымывались до блеска мраморные полы, открывались ставни и проветривались помещения. В саду приводили в порядок живые изгороди, высаживали первые весенние цветы, вновь посыпали песком дорожки и проверяли, работает ли после холодов поливная система. В общем, весь процесс уборки был четок и отлажен, как хорошо отрепетированный танец, и Инсида, лично следившая за наведением чистоты, проходя по залам и коридорам в сопровождении своего главного советника князя Седрика, была очень довольна.

- Завтра начинаем подготовку к балу, - сказала она, когда они вошли в сиявший чистотой парадный зал – громадное помещение, стены и пол которого были отделаны отполированным до блеска белым мрамором. – Я думаю, торжество не будет таким пышным, как в прошлом году, не юбилейная ведь годовщина. Завтра с утра мне нужно будет встретиться с поваром, будь любезен предупредить его, чтобы он смог явиться на встречу в подобающем виде, а не помятым и немытым, как после очередной попойки.

- Будет сделано, - кивнул князь, доставая из кармана камзола маленькую книжку, золоченую ручку, и быстро сделал в книжке пометки. – А что с приглашениями?

- Напишу сегодня вечером, и завтра с обеда начнем рассылать. Так, что-то еще… ах, да, нужно будет проследить за тем, чтобы были сделаны розовые гирлянды, а не голубые.

Князь настороженно посмотрел на леди поверх своих записей.

- Голубой – цвет Ламноса, вы ведь знаете об этом, - осторожно напомнил он. – И уже вошло в традицию использовать этот цвет на крупных праздниках.

- Это всего лишь гирлянды, - вздохнула леди Инсида. – Какая разница, какого они будут цвета? И да, еще к слову о гостях… Принц и принцесса пусть останутся в Черном замке.

- Не собираетесь приглашать их? – удивился князь Седрик. – Воля ваша, конечно, но, смею напомнить, это куда больше их праздник, чем ваш. Они и их бабушка – последние представители династии, и…

- Это будет очень скучный праздник – куча взрослых людей, бесконечные разговоры о политике, экономике и власти, грязные светские сплетни и так далее, - возразила леди Инсида. – Не думаю, что принцу и принцессе будет интересно присутствовать на нем. Почему бы тебе сейчас не пойти и не предупредить повара, пока он занят готовкой и не выпивает? И скажи еще, чтобы обед подали на террасе. Сегодня такая хорошая погода, хочу хоть немного ей насладиться, а то со всей этой кутерьмой и на минуточку не выйдешь на прогулку.

- Будет сделано, - кивнул князь и, поклонившись, удалился.

Оставшись в одиночестве в пустынном зале, леди Инсида отошла к одному из больших, распахнутых настежь окон и задумчиво посмотрела на яркую бирюзу моря. Пригласить принца и принцессу… Ей самой это даже в голову не приходило. Они с прошлой осени жили вдали от дворца вместе со своей бабушкой. Достаточно далеко, чтобы она чувствовала себя спокойно, но, оказывается, недостаточно, чтобы о них не задумывались. Хотя, чего вообще она ожидала? О них будут думать, пока жива принцесса – единственная наследница престола. До ее совершеннолетия еще девять лет, но время ведь летит быстрее ветра. Кажется, ее старший брат только вчера беззубым младенцем лежал в колыбели, а в этом году ему уже исполнилось семнадцать. Девять лет – ничтожный срок.

Леди Инсида представила, что будет, когда девчонка придет к власти, и от этих мыслей передернулась. Сейчас принцесса открыто заявляет о том, что не хочет править – ей бы лучше штурвал в зубы и в открытое море. Вместо того, чтобы учиться вещам, важным для правителя, она штудирует морские карты и тренирует морской жаргон. Может, с возрастом поумнеет, но что будет, если нет? С такой правительницей остров, сейчас цветущий и богатый, придет в упадок. Да и потом, что будет с ней, с ее регентшей? Опять в советницы? Или на покой в хибару к мачехе – полоумной старухе, которая ее терпеть не может? Нет уж. Она восемнадцать лет провела во дворце, двенадцать из них как правительница, и теперь вновь в бедность? Ни за что. Только вот что делать? Пока жива принцесса… пока жива… вот именно, что пока жива.

***

Вдалеке от залитого солнцем белоснежного города, раскинувшегося на склоне большого островного холма, вдалеке от королевского дворца в самой чаще леса стоял, скрытый вековыми соснами, старинный Черный замок. Он давно покрылся одеялом плюща, две из четырех его башен стояли в руинах, по двум целым башням и стенам ползли длинные темные трещины.

Черный замок построили варвары – первые правители Ламноса, покорившие остров тысячу лет назад. Здесь они жили, отмечали все свои праздники и победы, гуляли свадьбы, устраивали похороны и поминки. На любом из этих праздников, как гласили древние легенды, кровь лилась рекой. Сюда же три века назад привезли Аниту – пленную девушку из далекой заморской страны, которая, убив мужа и всю его родню, взошла на престол и стала первой из ламносских королев. Сама она, ее дочь и внучка прожили здесь всю жизнь. Правнучка же, четвертая из королев, как огня боявшаяся диких зверей, тогда водившихся в лесу в изобилии и частенько нападавших на людей, приказала выстроить новую резиденцию, вскоре ставшую для династии первым домом, и перебралась в нее. С тех пор Черный замок был обиталищем только для королев, уже закончивших свое правление и ушедших на покой.

В тот год свой век в замке доживала королева Ипсила – четырнадцатая королева из династии. Ее правление было закончено семнадцать с лишним лет назад, и вместе со сроком правления, как она считала, заканчивалась и жизнь в целом. Много времени она проводила в своих покоях: читала, вывязывала длинные шарфы (не для кого-то – ей просто нужно было занять руки), но чаще всего лежала у себя на постели на высоких подушках, сложив руки на груди, и размышляла о смерти. До происходившего в замке ей дела не было, как и до того, что происходило в городе и в стране в целом. Даже если бы началась война или остров начал бы уходить под воду – она бы и ухом не повела.

Более активную, хотя и не самую веселую жизнь вели ее внуки – Морган и Анита. Младшая целыми днями была занята учебой: точными науками, письменностью, музыкой, языками, танцами и этикетом. Старший, уже окончивший отведенный ему курс наук, чаще всего следил за сестрой и контролировал ее учебу. С бабушкой они пересекались раз в несколько дней, не больше, но для обеих сторон этого было достаточно.

Тот день, когда в городе царило радостное, предпраздничное оживление, в Черном замке был самый обыкновенный, ничем непримечательный день. Королева Ипсила, лежа в своих покоях, вязала очередной шарф – на этот раз из грубой неокрашенной шерсти. Получался он жестковатым, колючим и не очень аккуратным, но королеву это не особо заботило – для учителя внуков, князя Барда, которого за эксцентричную манеру одеваться и непонятный образ жизни она недолюбливала, думалось, сойдет и так. Он, все же, не его отец, преподававший ее дочери Марианне точные науки, чтобы ради него стараться. Вот тот был человек с большой буквы. А этот…

Из коридора до ушей королевы доносились звуки рояля: в соседнем зале у Аниты был урок музыки. Раз за разом девочка повторяла один и тот же отрывок из одного и того же произведения, и раз за разом он у нее не получался. То она играла слишком быстро, то слишком медленно, то не попадала в ноту или путала аккорд – каждый раз ошибки были разными, и каждый раз после того, как ее останавливал брат, она начинала злиться все больше.

- Может, у меня вообще слуха нет! – возмутилась девочка в очередной раз и хлопнула крышкой рояля. – Зачем мне нужно обязательно заниматься музыкой?

- Для общего развития, - ответил сидящий на деревянном полу Морган, не отрываясь от чтения очередного научного труда по истории. – И не надо злость на инструменте срывать, он не виноват в том, что ты не думаешь, что играешь.

- А вдруг все-таки я права? – Анита подперла голову рукой, поставленной локтем на крышку рояля. – Может и правда я в этом плане глуха? Откуда ты можешь знать?

- Лаура говорила, что у тебя такой же хороший слух, как и у меня, - Морган поднял на сестру серые глаза. – Не выдумывай. Старалась бы – играла в королевском оркестре. Давай, продолжай. Из-за рояля не встанешь, пока не домучаешь отрывок, так что в твоих интересах работать. И не надо опять ныть из-за того, мол, зачем мне это нужно, как вчера на этикете. Ты королева, и должна быть во всем лучшей.

- Пока ведь я не королева, - вздохнула Анита, подняла крышку и положила руки на клавиши.

- Пока нет, но когда-нибудь ведь станешь. И, поверь, этот день настанет быстрее, чем ты думаешь. Играй.

На этом в зале повисла тишина. Оставив руки на клавишах, Анита с тоской взглянула на вновь углубившегося в чтение брата. Она очень его любила, но куда чаще, когда заставляли что-то делать, ловила себя на мысли, что завидует и злится на него: свое он уже отучил, никто его не грызет по поводу будущего, и он волен и сейчас, и в дальнейшем делать все, что захочет. Ему еще и не нужно быть королем: по закону престол Ламноса наследуют только женщины.

Им вообще было бы здорово поменяться местами. Она бы выучила свое или вообще бросила бы учебу и ушла в дальнее плавание открывать новые земли и налаживать для Ламноса новые связи, а Морган стал бы великим королем. Вот было бы здорово! Но мечты, увы, на то и мечты, чтобы порой быть несбыточными. Они те, кто они есть, и от этого не убежишь. Интересно, а если бы она была старшей, она бы так же его гоняла, как и он ее? Может быть. А может, даже еще бы и сильнее.

Со злорадной улыбкой – теперь было, о чем помечтать на досуге – Анита вновь начала играть. Она отыграла эти несчастные несколько строчек почти идеально и уже приближалась к финалу отрывка, как вдруг почувствовала укол совести и вновь сбилась. Ей вдруг стало стыдно за себя и свои мысли. Как маленький ребенок, честное слово. Будь она старше, его бы вообще, наверное, не было, и как бы ей сейчас было одной?

«А если бы не было меня, была бы жива мама» - промелькнула мысль, и на душе у девочки стало совсем тоскливо. Тяжело вздохнув, она встала из-за рояля, прошла по залу и уселась рядом с братом, уткнувшись носом ему в плечо.

- Ты решила подлизаться? – поинтересовался Морган, взглянув на сестру краем глаза. – Ты же знаешь, что со мной этот трюк не работает.

- Да не подлизываюсь я, - буркнула Анита. – Слушай, а тебе было бы лучше, если б меня не было? Вообще, если б я не родилась?

- Что ты за ерунду говоришь? – Морган нахмурился. – Тебе больше думать не о чем? Не родилась… Придумала же. Иди, играй, нерожденная.

Аните стало обидно чуть ли не до слез. На такое она не рассчитывала. Она к нему с чистой души раскаянием, а он ей: «Иди, играй». Да еще и нерожденная… Может, вообще, и не любит он ее вовсе, а гоняет так, только потому, что должен гонять? Зачем она тогда вообще родилась и своим рождением убила маму? Чтобы всю жизнь делать то, что не хочет делать, и знать, что ее никто на самом деле не любит? Уж лучше бы действительно ее не было.

Едва сдерживая слезы – еще чего не хватало, при брате реветь – Анита выпрямилась, тяжело вздохнула, смерила Моргана ненавистным взглядом, быстро покинула зал и, дойдя до своих покоев, заперлась на все засовы.

Оказавшись в одиночестве, она уселась на небольшую кровать и обняла подушку. Слезы сами брызнули из глаз, и она даже не пыталась их сдержать. Так одиноко и грустно, как в те минуты, ей еще никогда не было.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 13.01.2018 Анастасия Яковлева
Свидетельство о публикации: izba-2018-2166881

Рубрика произведения: Проза -> Приключения
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1