За гранью


ЗА ГРАНЬЮ

Это там за гранью.

Под ввалившимися окаменевшими глазницами. Под закрытыми глазами, что вчера ещё были открыты, но в них не находилось уже прежнего огонька. Еще месяц назад они светились радостью, и так верилось приветливым словам, исходившим из уст, столь плотно сжатых теперь, что на белых губах не просвечивается и кровинки. И вот чуть больше недели, как эта несокрушимая затворённость, дополнив непримиримую отстраненность во взгляде, всецело облекла привычные черты в немую бездушную маску, лишив окружающих не только надежды, но даже хоть сколько-нибудь обнадёживающей тревоги.

Что скрывалось за той погружённостью, что сейчас, казалось бы, должно было отпустить это бездыханное тело и, освободив исстрадавшийся лик, вернуть ему и всем, кто здесь рядом, былые родные черты?

Но осталась лишь эта печать. Как замок на двери, за которой бессильно стенает память. Так зыбка она, так близорука, так беспомощна! Как разглядеть ей, что ушло, а что осталось?

За дверь - не заглянуть. И как понять, кто одинок, и где темница?

***

И не знаешь, что говорить. Все слова давно сказаны. И все они сейчас какие-то - лишние. Дёргаешься. Выискиваешь.

А он, или она - уже на грани. И хочется просто уйти. Или выйти, как вышел врач, который вернётся, и будет возвращаться, пока...

И вышел! Чтоб не возвращаться. И пособоровал, и причастил. И те, кто привезли и отвезли, решили, что так лучше. А ему, или ей, повезло, что смоглось открыть рот, чтобы принять Причастие, и что рокового "нет" не произнеслось.

Но многим из тех, кто за гранью, не повезло. И кто-то решил, что так - плохо. И носятся с этим "плохо". А те - со своим "лучше".

А там... О, там любовь!

А здесь...

Жара, муху из ноздри не выгнать, сукровица из уголков губ, и так всё разбухло, что вот и взорвётся. И, кажется, что никто не ощущает запаха, кроме...

И всё потому, что хочется уйти, и нечего сказать тем, кто останутся до конца.

Но раньше ведь не было так! Ведь шёл всегда, чтоб - до конца! Чтобы остаться, и не выходить. И чтобы - говорить. И говорить, и говорить, и говорить!

И ведь говорил... Ведь говорил же, говорил - про любовь!

А сейчас все слова давно сказаны. И произнесены слова молитв. И даже те, что не были произнесены вслух, - промчались вихрем, ворвались в тишину, сломали стены.

Но убежал. И зарылся в кресло, и - один, один, один... О, один!

Один на один. С замочной скважиной. А в ней уснула муха. И никак не достать.






Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 48
© 13.01.2018 Эдуард Поздышев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2166329

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра


Глеб Копчёный       22.01.2018   18:43:43
Отзыв:   положительный
За эту грань... ох, тяжело провожать туда близих... и ближних.
Даже чужой человек уходит - и то страшно. Пожалуй, опубликую и я, на вас глядя, одну вещицу...
а в вашей вам удалось передать нечто. Как раз с этого самого горизонта вероятностей... ну, вы меня поняли... пока эта граница не пересечена уходящим - оттуда еще что-то получить можно. А как только она пересечена - все. Только через сны. Но и через сны информацию надо еще уметь получать, это не так-то просто.
Эдуард Поздышев       26.01.2018   15:03:25

Уважаемый Глеб! Думается, что инфрмация эта проста - как и всё просто у Господа. И нашими неутолённостями взывать к какой-нибудь ясности - это, по-моему, растревоживать, бередить ту простоту, которую с достаточной ясностью можно ощутить и переживать в тех чувствах, которыми не обделены мы свыше.
Спасибо!

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1