Похоронное выступление


ПОХОРОННОЕ ВЫСТУПЛЕНИЕ

Как-то, некто из высокопоставленных истово уговаривал о. Евлампия отпеть одного очень уважаемого человека.

- Покойный друг мой - с Кавказа, очень верующий, замечательный человек.

- А он православный?

- Конечно! И я тоже верующий, православный, в церковь хожу, знаю Библию.

"Знает Библию!" - насторожился о. Евлампий.

- И мы бы очень хотели, батюшка, чтоб вы сделали все как положено, на высшем уровне: без сокращений, и чтоб бабушка какая-нибудь ночью читала...

- Полным чином? - обеспокоился о. Евлампий. - Так это ж долго.

- О, да, конечно, именно полным... Не переживайте - там все подготовленные.

- Ну, ладно, - успокоился наконец священник.

Тотчас же и отправились. И бабушку прихватили.

Прибыли в богатый дом, наполненный гостями, приехавшими с юга. Один, из распоряжавшихся, встретил в прихожей, выслушал и нетерпеливо воскликнул.

- Нельзя это! Чтоб женщина ночью была наедине с покойным.

Нельзя так нельзя.

Высокопоставленный друг огромного семейства с Кавказа, передав новых гостей столь строгому блюстителю обычаев, вмиг растворился в честной компании многоуважаемых людей. И, надеясь встретиться с ним вновь на службе, батюшка с бабушкой спокойно приготовились.

Вскоре и приступили.

Поначалу смутившись тем, что все собравшиеся на отпевании молились сидя, о. Евлампий скоро успокоился, поняв, что это, должно быть, еще один обычай.

После вступительных молитв, бабушка, благословившись, стала читать семнадцатую (довольно-таки длинную) кафизму из Псалтири, и во время этого действа начались... обмороки.

"Похоже, что не все здесь - "подготовлены"", - не удержался от помысла о. Евлампий.

Быстро скомандовал бабушке, и семнадцатая прекратилась.

Далее, во время батюшкино-бабушкиного акапэлло, начался "цыганский" синдром. Во время отпевания у цыган всегда похожая картина. Сначала молятся все вместе, потом постепенно расходятся, кто куда, следуя, вероятно, правилу, что каждый должен заниматься своим делом. И, стало быть, молиться - дело батюшки.

Когда же в зале не осталось почти никого, кроме неразлучного дуэта, о. Евлампий, наконец, понял, что ни он, ни чинная старушка не оправдали-таки ожиданий многоуважаемых зрителей, и что выступление не удалось. Если б знал он, что, оказывается, был приглашен возглавить похоронное мероприятие, то оделся бы соответственно и пропел бы, ну, хотя бы, финеральный марш.

Короче говоря, марш был урезан, и не оказавшееся достаточно эффектным выступление пришлось поскорее свернуть.

А высокопоставленный друг, в усмерть накурившись в честной компании, ибо, как выяснилось, совсем не планировал такого продолжительного мероприятия, благополучно отвез столь незадачливый дуэт домой.

Сидя в машине, о. Евлампий, тогда еще семинарист-заочник, вспомнив вдруг Церковную историю, ощущал себя одним из тех батюшек из простонародья, которые в стародавнейшие времена вынуждены были развлекать праведных вельможных особ и помещиков, благословляя их благочестивое самодурство.

(2013)





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 13
© 13.01.2018 Эдуард Поздышев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2166305

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1