Пришельцы в Калмыкии 3


Я, Александр и брат мой Василий родились и выросли в суровом северном краю, в большой деревне, расположенной недалеко от границы нашего великого княжества. По воле могущественного иноземного рыцаря и мага, господина Гуго посетили мы с братом волшебную басурманскую страну в поисках отца нашего. И вернулись из того похода мы, не только выполнив поручение рыцаря Гуго, но и получив от отца нашего в дар особую силу. Волосы наши успели поседеть с тех пор, глаза давно потеряли цвет молодости, суставы утратили былую упругость. Но слава небу - чудесный дар, данный нам отцом нашим, ничуть не ослаб с годами, и благодаря ему мы и прожили в своей маленькой деревни не один десяток лет безбедно.

Князь наш отодвинул границу владений своих достаточно далеко от места, в котором располагалась наша деревня за годы своего правления. А сын его, став князем грозным и победоносным своим оружием прибавил еще множество земель к нашему отечеству, так что теперь мы уже жили не на границе, а в глубине княжеских земель тихо и мирно. Но поселилось во дворце князя нашего великое зло и вынуждены мы с братом были снова отправиться в волшебную страну. Мы и на этот раз смогли вернуться из похода живыми, победив при этом всех наших врагов, и изгнав зло из дворца князя нашего. Но даром нам это на этот раз не далось, лишились мы своего голоса на этот раз, ибо пришлось нам многое перенести в походе. За нашу работу, правда, нам с братом хорошо заплатили, но всё равно на душе у нас было тяжело.

Вернулись мы к семьям своим и стали снова жить поживать. Всё постепенно стало налаживаться, входить в прежнее русло. Дара мы отцовского не лишились, лечили, как и прежде людей, получали хороший доход, но голос к нам всё никак не возвращался. Но с этим теперь придется смириться, решили мы с братом. Да и то. Еще хорошо отделались. Чудом мы победили в том походе врагов наших. Но голос нас покинул. В остальном же всё было нормально, не хуже, чем прежде. Виду мы никому не показывали, что нам тяжело. Только иногда мы с братом собирались за столом в сарае за старой мельницей и молча пили мед и вино и вспоминали о произошедших событиях и плакали. Я уже думал, что больше никогда не столкнусь с известиями из волшебной страны, ибо в том мире мы уже умерли. Но произошло с нами вновь необычное происшествие о нем я вам сейчас и поведаю.

Началась история эта так. Сели мы с братом в один из дней попить вина за стол в сарае. Выпили вина достаточно много, вспомнили, каждый сам про себя, наши былые годы, поплакали, как обычно. Начали, уж было домой собираться, как вдруг раздался грохот. Дым заполнил сарай. А когда дым рассеялся, то мы увидели Манжи. Он сидел на полу, одетый точно так же, как и в момент нашего с ним расставания. В синих штанах, рубашке без рукавов. В руках Манжи держал знакомое зеркальце. А на лице у него было отражено невероятное изумление. Манжи медленно встал на ноги, потом с диким ужасом оглядел сарай, а затем неуверенно спросил:

- Где это я, братья оказался?

Вместо братьев Манжи ответило зеркальце:

- Попал ты братишка в историю, в смысле в самую настоящую историю, о которой в учебниках для школьников пишут, то есть в глухую древность. Ты теперь в средневековье, братишка. С чем я тебя и поздравляю!

- Ты что такое несешь? Какое средневековье? Этого не может быть! Во мне добрых сто килограмм, как я мог перенестись так далеко. Не рассказывай мне ерунды. Скажи просто, что со мной произошло и где я сейчас нахожусь и больше от тебя сейчас мне ничего не нужно – завопил Манжи.

- Иди ты к черту тогда. Фома неверующий – гневно сказало зеркальце.

После этого разговора Манжи с зеркальцем в руках подбежал к нам и спросил:

- Друзья! Этого ведь не может быть, чтобы я попал в средневековье. Вы же подтвердите, что этого не может быть? Зеркальце долбанное шутит. Скажите что-нибудь. Не молчите. Только не молчите. Отвечайте. Это ведь шутка. Этого же не может быть. Это невозможно. Ответьте мне. Почему вы молчите? Может тут, вообще все молчат? Что же мне делать? Кто мне объяснит, что происходит? Почему я сюда попал?

- Это всё ты за жадность свою пострадал. Так тебе и надо - сказало зеркальце.

- Хватит шутить. Мне надоели эти странности. Что со мною произошло? Почему я вдруг из своей квартиры в мгновенье ока переместился в этот грязный сарай? Я так не хочу! Я так не согласен! У меня дома дел полно! Верни проклятое зеркало меня обратно домой! – закричал с еле сдерживаемым гневом в голосе Манжи. – Иначе я тебя разломаю!

- Тише ты, герой. Тебе кричать сейчас не резон. Высунься из сарая в окно и посмотри, где мы сейчас находимся, и пойми, что произошло нечто ужасное. Ты оказался в средневековье. И тут свои законы. И поэтому не кричи больше, можешь нажить себе на голову больших неприятностей. Схватят тебя стражники, как басурманского колдуна, да и потащат на костер. И братья тебя спасти от смерти тогда не смогут. Тут с людьми не церемонятся, раз и ты уже на плахе с топорами – зло сказало зеркальце.
Манжи перебарывая свою истерику, подошел к окну и оглядел деревню, потом удивленно произнес:
- Это что - этнографическая стоянка? Где это мы? И почему вы молчите, братья? Скажите же что-нибудь!

Затем Манжи, не получив никакого ответа подошел к нам с выражением недоумения на лице и стал внимательно нас рассматривать.

- Ну что, успокоился? Присмирел? – спросило у него зеркальце.

- Я всегда спокоен – ответил Манжи зло.

- Хорошо, пусть так. Теперь объясню тебе еще кое-что насчет братьев. Молчат братья потому, что порезали друг другу глотки в схватке с колдунами в кинотеатре. Поэтому они и не могут они пока говорить. Понятно? – спросило зеркальце.

- Понятно. Но что же мне делать? Как мне в Элисту скорее вернуться? – спросил Манжи.

- Дело это не простое, возможно тебе здесь придется задержаться. С этим тебе придется смириться. В первую голову ты пойми, что сюда ты попал не случайно. Это тебя жадность твоя подвела. Сам виноват, в своих бедах, так что сядь за стол, выпей вина и успокойся и начнем думать, что делать дальше – грозно произнесло зеркальце.

Манжи невероятно расстроенный сел за стол, Василий быстро налил ему полный стакан вина. Зеркальце Манжи положил на стол. Потом Манжи взял стакан дрожащими от волнения руками и выпил. Положил стакан на стол и тяжело вздохнул. На некоторое время за столом царило молчание, а затем зеркальце сказало:

- Как стало хорошо тут у вас братья, после того, как вы речи лишились. Сидите, молчите. А так бы рассказывали всякую ересь, несли бы полную чепуху, врали бы и сквернословили, а теперь сидите чинно мирно и молчите и хорошо всё вокруг, просто загляденье. Главное, насколько я это помню, ничего толкового вы всё равно не говорили, так что, потеряв голос, вы ничего считай, не лишились. Скорее наоборот. Ну, это всё хорошо. Как вы тут без меня жили то? Здесь я так понял почти год прошел. Рассказывайте. Не томите. Ничего от меня не утаивайте.

В ответ я постучал себя пальцем по лбу и развел руками.

- Ой – сказало зеркальце. - А ведь вы то и рассказать ничего мне не сможете. Это непорядок. Но ничего страшного - дело решаемое. Будете через меня говорить. Александр возьми меня в руку. Я буду проводником для твоих слов.

Я взял в руки зеркальце и тут же я явственно услышал мой голос:

- Да у нас всё нормально. Колдуны погибли там в том времени. Здесь нас наградили и отправили домой. Живем здесь спокойно. Ничего особо интересного. Вы лучше расскажите, как это смогли сюда попасть. Вот это действительно интересно.

- Это тебе пусть Манжи расскажет – сказало в ответ зеркальце.

Мы с братом посмотрели на нашего гостя. Манжи выпил еще один стакан крепкого вина и, вздохнув, начал свой рассказ:

- Тут такое дело. Как вы исчезли, всё, что было связано с теми событиями, что имели место в центре города, засекретили. Народу объяснили, что были съемки фильма о войне. Так никто тогда ничего не понял. Версий было много, но всё они были ошибочны. Точной информации ни у кого не было. Мой товарищ работает в полиции. Он мне по секрету рассказал о том, что происходило там на самом деле. От него я узнал, что когда солдаты ворвались в зал кинотеатра, там не было найдено ничего, кроме нескольких кучек истлевших древних костей и осколков зеркала. Было расследование. Все пришли к выводу, что имело место некое наваждение, о котором было известно с древних времен. Так сказали московские эксперты, и никто с ними не стал спорить. Постепенно расследование затихло, и дело стало забываться. Прошло около месяца после вашего посещения. Я шел по центру. Да, что там! Это всё было сегодня утром. Я зашел к своему другу в полицию утром по делам, и он мне показал на коробку. И говорит, вот вещественные доказательства по тому странному делу в кинотеатре. Я попросил посмотреть. И увидел в ящике зеркальце, то самое, говорящее, точнее осколки его.

- Давай рассказывай, как тебя жадность тут обуяла, не стесняйся – зло воскликнуло зеркальце.

- Да – ответил Манжи. – Так всё и было. Признаюсь. Подумал я, что если зеркальце склеить, то тогда оно возможно снова заговорит и можно будет за него большие деньги выручить. У меня ладони мгновенно вспотели. Я стал уговаривать друга отдать мне эти осколки зеркала. Долго мы торговались. Короче, за три бутылки водки, я сумел получить эти самые осколки зеркала. Я сразу же побежал в магазин и там купил клей, самый лучший и дорогой по стеклу. Пришел домой и начал заклеивать зеркальце. Сделал я свою работу хорошо. Зеркальце стало, как новое. Так что если бы не я лежать бы тебе зеркальце до скончания веков в виде осколков. Ты меня благодарить должен.

- Я тебе благодарен. Но ты не отвлекайся. Продолжай свой рассказ – возразило зеркальце.

- Так вот, склеил я осколки – продолжил свой рассказ Манжи. - Через некоторое время я услышал голос зеркальца. Оно долго ругалось. Я смотрел на него с восторгом. Но тут оно вдруг стало медленно подниматься в воздух. Я испугался того, что оно улетит. Я схватился за зеркальце обоими руками. И тут у меня в глазах потемнело. Потом я почувствовал удар о пол. И мы с зеркальцем оказались в вашем сарае. Здесь неизвестно где. Вот и вся история о том, как мы тут и оказались.

- Какой ты глупец, Манжи – резюмировало зеркальце. – Ты не мог знать того, что я был связан с братьями этими через ту их кровь, что была на мне. Они же моими осколками нанесли себе раны. Меня, из-за этой связи и отнесло сразу же силой неведомой, но невероятно могучей сюда к вам братья, как только я восстановил свою целостность и свои волшебные способности. Ведь я был принесен в ваше время братьями. А ты Манжи пока возился с моими осколками, поранил палец, и несколько капель твоей крови смешались с кровью братьев. Тем самым ты тоже связался с братьями через эту свою кровь. Тебя с этого момента и так запросто могло вынести в этот мир и в это время, то есть в то место, где сейчас братья находятся, а ты еще и за меня схватился, чем еще больше обеспечил себе это перемещение во времени и в пространстве. Так что обижаться тебе не на кого. Сам во всем виноват. Хоть я тебе и благодарен за то, что ты меня склеил.

- Верните меня домой. В мое время. Что я тут в этом средневековье делать то буду? Мне тут не место. Братья наколдуйте что-нибудь, вы же можете, перенесите меня силами своими магическими назад в мой город – попросил уже совершенно расстроенным голосом Манжи.

- Плохо твое дело, Манжи. Вся штука в том, что братья теперь тебя вернуть домой не смогут. Пойми. Они в том мире мертвы. Там даже они сами теперь не смогут появиться, не то, что тебя туда сопроводить – ответило зеркальце.

- Что же делать? – спросил Манжи.

- Пока не знаю, чем тут тебе можно помочь. Посмотрим. Может, позже найдем какой-нибудь способ тебя домой вернуть. Но это точно не сейчас. Сейчас у нас с тобой и так куча дел будет тут – ответило зеркальце.

- О каких делах ты речь ведешь? – спросил Манжи настороженно.

- Тебе надо как-то изменить свой внешний вид. Это у вас в Элисте никому дела не было, в каких ты одеждах по городу ходил, а здесь твой необычный для данного времени внешний вид может вызвать массу нежелательных вопросов у стражников. И где-то тебе нужно разместиться на ночлег, да и вообще, тебе нужно на время место для жительства – ответило зеркальце.

- Да, это не проблема – сказал я, вставая из-за стола. – Место мы найдем для такого важного гостя. Да и внешность у него самая, что ни на есть басурманская. Кто к нему придираться то будет тут? Вот если бы за нашего родственника попытались мы его выдать, то тогда нужно было бы переодеть Манжи. А так что его переодевать? Смысла в том никакого не вижу.

- И где ты этого доброго молодца разместить намереваешься?- поинтересовалось зеркальце.

- Ночи сейчас стали уже холодными у нас. Так что здесь мы Манжи не оставим. Поведем его ко мне домой ночевать. Утро вечера мудренее. Завтра с утра решим, что дальше будем со всем этим делать – ответил я.

- Как домой ты такого интересного мужчину приведешь? Ты ведь своим домочадцам и прочим людям даже соврать что-либо не сможешь о том, как этот чужеземец появился, ведь у тебя сейчас голоса нет. Ты об этом подумал? Что делать то будешь завтра днем, если начнутся расспросы соседей? К вам еще больные на прием приезжают из разных мест. Тоже могут начать вопросы задавать. А если вдруг стражники нагрянут? Что тогда? – спросило зеркальце.

- Домашним своим жестами покажу, что этот человек мой гость, никто не станет со мною спорить. Стражники здесь давно не появлялись. Так что их бояться особо не надо. И потом. Мы люди здесь в селе авторитетные, сам князь и владыка нас ценят, так что лишних вопросов нам соседи задавать не будут. А если и будут, то это не опасно. Больные люди едут к нам за помощью им лекарям лишние вопросы задавать не с руки будет. В этом я уверен, всё я продумал. Уже скоро ночь, так что прекратим нашу беседу. Прошу гостей в мой дом, отдохнете, а завтра с утра продолжим наши разговоры – и после этих слов мы все отправились в мой дом. Дома мы еще немного выпили вина с Манжи. Короче, заночевал он в моем доме, а брат пошел к себе домой.

Утром проснулись, позавтракали, и начались наши обычные домашние хлопоты. Манжи сразу же начал нам помогать по хозяйству. В тот день мы намного больше работы успели сделать, чем обычно. На прием к нам с братом приехало в тот день много людей из разных мест, они с интересом рассматривали Манжи, который весь день трудился в поте лица, но никто никаких вопросов нам о нашем госте не задал. Соседи так же были немало удивлены появлением у нас дома странного гостя. Они осторожно вначале дня спрашивали у моих домочадцев о необычном иноземце, но потом сами пришли к выводу, что я купил себя в городе невольника из басурманских земель для работы, и перестали обращать внимание на Манжи. День прошел незаметно и вечером мы снова собрались за столом в сарае за старой мельницей.

Я попросил у Манжи зеркальце, взял его в руки и спросил:

- Ну как тебе в нашем мире, братишка? Поделись впечатлениями.

- Я в глубочайшем расстройстве. Всё это очень не справедливо. Смотрите. Вы братья попали в волшебную страну, увидели невероятные чудеса будущих поколений, все их перечислить сложно, вам фантастически повезло. А я куда попал? В вашу средневековую деревню. И мне тут совсем не так как вам повезло, как вам в моем городе. Максимум. Я попал в свое собственное сельское детство. Оно мне нужно? Что я раньше сельской местности не видел? Видел. Короче, ребята я так не согласен. Совершенно не равноценный размен. Я в печали. Вот что я у себя дома потом рассказывать друзьям буду? Был в средневековье в какой-то деревне и видел там козу и курицу с цыплятами? Меня друзья засмеют – ответил с грустью в голосе Манжи.

- Ну, ты и размечтался. Тебе нет вообще смысла сейчас думать о том, что ты друзьям в Элисте рассказывать будешь, поскольку шансов туда вернуться у тебя на данный момент нет. И еще. Вон братья хоть им и повезло, они увидели великие чудеса, а сидят и помалкивают о своем путешествии в волшебную страну, потому что иначе у них могут возникнуть большие проблемы. И ты тоже, если когда-нибудь возможно вернешься в свое время, так же будешь помалкивать о своем путешествии во времени, а иначе тебе прямая дорога будет в желтый дом – резонно возразило зеркальце.

Тут Василий попросил у меня зеркальце. Взял его в руки и сказал:
- Манжи. Ты жизни не знаешь. Мы живем тут хорошо. Граница теперь далеко. Раньше деревню нашу чуть ли не раз в три года сжигали враги, а жителей убивали или брали в плен. А сейчас тут мир и благодать. Мы живем, как у бога за пазухой. Что еще человеку нужно для счастья? Были мы у вас. И что толку? Шуму много. Суеты много, а жизнь по сути такая же, как и здесь. Люди, какие были, такие остались. Это точно. А нам жаловаться не на что в нашем времени. Князь и владыка нас знают и ценят, поэтому местный воевода и батюшка на нас смотрят с почтением. Доход от лекарства у нас хороший. Нас тут все уважают.

- Короче, они тут настоящие пацаны – пояснило зеркальце от себя речь Василия.

- Первые парни на деревне, знакомая песня – ответил печально Манжи.

- Я к чему это – продолжил свою речь Василий. – Не переживай. Если сейчас не удастся назад вернуться, то тогда останешься у нас, мы тебе супругу подыщем из местных девчат, поможем дом поставить, хозяйством обзавестись. Будешь жить, и процветать тут. Тебе даже понравится. Так что не горюй чересчур уж сильно.

- На добром слове спасибо – ответил Манжи. – Но лучше уж домой, в свое время, в свой город.

- Ну, опять заныл. Совесть имей. Там у вас все не знают, как с Элисты удрать, а те, кто хоть как-то мог где-нибудь нормально пристроиться, давно уже свалили куда подальше. Так что ты радоваться должен, что, наконец, выбрался из своей берлоги, а ты тут слезы льешь. Ведь наверно планировал сам с Элисты уехать. Так что теперь стонешь. Мечта твоя сбылась! – весело сказало зеркальце.

- Я хотел в Москву уехать, а не в эту дыру попасть – ответил Манжи.

- Проблем нет. Москва за Можаем. Если хочешь, можешь хоть завтра туда отправиться, только что ты там делать будешь непонятно. Деревня эта чуть больше нашей деревни. Ничего интересного там нет. Так что лучше здесь оставайся – сказал Василий.

- Ты главное не переживай, успокойся. Через день поедем с тобой в настоящий город на ярмарку, посмотришь, как люди у нас в городах живут, будет тебе, о чем друзьям рассказать в Элисте, когда домой вернешься – пообещал я, забрав у брата зеркальце.

Тут Манжи прямо подскочил на месте и начал бурно жестикулируя говорить:

- Это не я, это вы жизни не видели. Да я в сто раз больше вашего повидал. Я видел десятки настоящих городов. Я даже за границу выезжал. Вы вообще темные люди по сравнению со мной.

- Ты не прав, Манжи – вступило в разговор зеркальце. - Зачем ты опять на скандал нарываешься? Тебе люди всей душой помочь желают, а ты недоволен. Разве это разумно? Когда же ты начнешь головой думать?

- А ты помоги тогда начать головой думать зеркальце. Покажи пример. Ты само, наверное, думать вообще не можешь. Откуда у тебя в стекле мозги появятся? Мозгов у тебя у самого нет. У тебя один голос имеется, и тот противный – с вызовом в голосе ответил Манжи.

- Хорошо. Тебя поучу головой работать. Подумай, к примеру, что можно было бы спросить у братьев для пользы твоего дела? Я бы на твоем месте сейчас спросил бы братьев о том, как они в прошлые разы смогли в твой мир попасть – ответило ехидно зеркальце.

- Точно. Братья расскажите, как вы попадали в мой мир раньше – спросил Манжи, сразу же прекратив свои препирательства с зеркальцем.

Я рассказал историю наших путешествий в его мир. Манжи на какое-то время задумался, потом сказал:

- Значит, оба раза вы переместились в мое время не сами, а с помощью волшебного эликсира волшебника Гуго. А где сейчас может Гуго находится, вы случаем не знаете? Может, даст он мне эликсира? Как вы считаете?

- Вероятней всего он уже покинул наш мир. Гуго был очень стар при нашей встрече. Знаем, что дочь его живет в одном из замков недалеко от границ нашего княжества. И на этом всё, что нам о нем известно – ответил я.

- А как вы узнали о дочери Гуго? – спросил Манжи.

- Нам рассказал владыка, а он узнал от своего шпиона – ответил я.

- Значит, мне нужно с ним встретиться. Узнать у него адрес. А потом как-то добраться до замка, где эта женщина проживает. План действий готов – сказал Манжи.

- Как же ты к владыке попадешь? Дело это не простое. Он живет в столице. Это достаточно далеко отсюда. По дороге сотни застав со стражниками. Как ты сможешь им объяснить, что ты басурман тут делаешь и почему тебе необходимо попасть в столицу? Даже при нашей помощи это сделать будет весьма непросто. И даже если ты как-то сможешь добраться до столицы, и даже попадешь к владыке, что почти невозможно, вряд ли он станет тебе выдавать свои секреты, от шпионов полученные. Короче, ты не обижайся, но это дело безнадежное. Даже пытаться не стоит – ответил ему я.

- Хорошо. Убедил. Тогда придется мне добраться до границы, перейти её и начать поиски. Должны же люди там знать, где замок, в котором живет госпожа Матильда – сказал Манжи.

- Найти замок наверно можно. Только тоже не простое это дело – ответил я.

- Самое главное, пойми Манжи. Ты человек из будущего – сказало зеркальце. - Ты в этом ужасно опасном мире просто обречен на уничтожение. Небольшой шанс как-то выжить это оставаться с братьями тут в деревне. Но и он не сильно надежный. А если ты отправишься один в поход, то совершенно точно погибнешь. С братьев, сам видишь, помощники тебе не получатся, они немы, в походе с них для тебя прок будет не сильно большой. Так что покинешь деревню эту – погибнешь. Честно тебе скажу.

На том наш разговор завершился. Мы отправились по домам. Следующий день прошел без особых приключений. А потом, как и обещали, мы отправились с братом и Манжи в город на ярмарку. Поездка началась наша еще затемно, а утром мы уже были у городских ворот. Целый день мы провели, делая покупки, на ярмарке. Для Манжи поездка оказалась весьма познавательной. Он с любопытством изучал быт и обычаи наших городских жителей. Пытался понять, как организована у нас торговля. В городе народ на ярмарку собрался самый разный, так что на Манжи, несмотря на его азиатскую внешность, никто внимания не обращал. Граница княжества была не очень далеко. По широкой реке приплывали торговые суда из дальних стран, так что иноземцев в городе было много.

Время промчалось быстро. Вечером, поняв, что домой мы засветло не успеем добраться, мы все заночевали в небольшой корчме. Ночью нас разбудил шум боя. Мы проснулись, но ничего понять не могли. В городе царила паника. Отовсюду раздавались мужские и женские крики и проклятия. В городе шла настоящая резня. Нам повезло. Наша корчма стояла у самой городской стены, а основные события той ночи явно разворачивались с другой стороны города. Под утро в корчму прибежал брат её владельца. Как мы смогли от него узнать, этой ночью на город напала армия магистра рыцарского ордена Германа Делиба. Это было первое за тридцать последних лет нападения на наши земли рыцарей ордена.

Утром мы все узнали, что город захвачен, и магистр ордена приказал собрать на городской площади всё городское население. Нас погнали на площадь солдаты. Мы шли по городу, который словно вымер под конвоем копьеносцев. Наконец, все жители были собраны на площади, и перед нами выступил магистр ордена. Он сказал короткую речь, её тут же перевел для нас глашатай:

- Жители города Борисфена, милостью божьей, вы теперь стали рабами доброго господина Германа Делиба и его верных слуг, рыцарей ордена. С этого дня вся эта волость отходит под власть ордена. Всякое сопротивление власти ордена будет отныне караться смертью. Всем жителям города и его гостям продолжить заниматься своей работой можно будет только после того, как они пройдут перепись и получат об этом отметку. Всем ожидать переписчиков в своих жилищах, гостям ожидать в том месте, где остановились на ночлег. Всякий, кто попытается покинуть город без отметки будет повешен на городской площади. А сейчас будут казнены, те преступники, что пытались оказать сопротивление воинам ордена.

После этой речи, копьеносцы вытолкали на площадь несколько десятков крепко связанных городских стражников, которые пытались ночью защитить город от нападения врагов. Их под барабанный бой подводили к плахе. Там палач, голый по пояс огромный мужчина, с маской на лице, рубил им секирой головы. Последним голову отрубили местному воеводе. После завершения казни копьеносцы стали прогонять народ с площади. Вскоре мы оказались вновь в корчме. Здесь нам пришлось ждать переписчика. Его долго не было. Потом все же пришли под охраной солдат несколько человек с пергаментами и начали перепись. Они внимательно изучили нас взглядом. Но не нашли в нас ничего опасного для новой власти.

За нас все рассказал наш товарищ, сосед. Он пояснил, что мы немые практически с детства. Нас попросили показать языки. Мы показали, что они у нас на месте, что их нам не отрезали, как преступникам. Манжи почему-то вообще никаких вопросов не вызвал. Нас переписали, потом выдали каждому по кусочку пергамента и приказали отправляться в свою деревню и там ждать нового хозяина. Деревню обязательно отдадут во владение одному из рыцарей ордена. Когда мы выезжали из города за воротами увидели повешенных людей на деревьях. В основном это были стражники, но встречались и простые люди, мужчины, женщины, дети. Мы постарались как можно быстрее вернуться домой. Добрались до места уже ночью. Дома никто еще не знал о произошедших в городе событиях. Но догадывались, что началась война. Ночью они видели отблески в небе пожарищ.

Мы собрались снова в сарае. И начали обсуждать, что делать дальше.

- Вы же говорили, братья, что живете, как у бога за пазухой, что у вас тут мир и благодать. А тут такие страсти. Ну и времена у вас, нет ребята, надо скорее домой валить отсюда – сказал Манжи.

- Тут ты, Манжи прав. Бежать всем, в том числе и вам братьям нужно как можно скорее отсюда. Времени нет сейчас у вас ни минуты – воскликнуло зеркальце. – Придут сюда воины рыцаря – первым делом сожгут вас обоих на костре, как колдунов. Крестоносцы народ жестокий. Защитить вас теперь некому, а желающих сообщить о вас новым властям, как о колдунах, найдется сейчас много. Семьям вашим тоже гибель грозит. Их точно не пощадят.

- Куда же нам бежать? – спросил я в ужасе, взяв в руки зеркальце. – Нам некуда бежать!

- Есть ли у вас в городе родственники? – спросило зеркальце.

- У жен наших есть там родственники, у них можно было бы, на какое-то время остановиться – ответил я.

- Берите самое ценное имущество, садитесь на подводу и скорее в город. Не теряйте время – сказало зеркальце.

- Какой смысл? От судьбы не убежишь. На дорогах стоят дозоры. В город сейчас мышь не проскочит. Разве что в лес убежать. Но и там нас по следам смогут найти. Завистники наши помогут врагам нас отыскать. Встретим свою судьбу печальную здесь на месте, нет у нас шансов прорваться – ответил я упавшим голосом зеркальцу.

- Не будем все же раньше смерти помирать. Раз так - сделайте теперь то, что я вас попрошу – сказало зеркальце тоном, не терпящим возражений. – Подойдите все трое ко мне. Возьми Александр нож в руки, сделай надрез на пальце себе, Манжи и брату. Кровь смешайте свою на моей поверхности.

Мы исполнили просьбу зеркальца. Кровь растеклась сначала по зеркальцу, но потом она приобрела форму надписи на каком-то неведомом нам языке. И здесь зеркальце попросило приложить его к груди Манжи. Манжи приложил зеркальце к груди, и тут оно попросило начать повторять за ним слова какой-то древней тибетской мантры. Мы не стали спорить с ним и стали читать про себя, а Манжи вслух вслед за зеркальцем слова на чужом языке. И тут неожиданно Манжи охнул и подпрыгнул на месте. Но самое удивительное – зеркальце при этом исчезло.

Манжи сразу же выскочил из сарая и упал на землю и ухом припал к почве. Прислушался. Потом вскочил на ноги и сказал:

- Нужно спешить. Дело даже хуже, чем я предполагал. Быстро собираемся и в путь. Враг уже спешит к деревне.

Затем Манжи побежал к нашим с братом домам. Мы последовали за ним. Здесь он приказал грозным голосом нашим домашним быстро и без всякого шума собрать ценные вещи, грузить их на две подводы и сразу же после сборов, уходить в сторону города. Семьи наши начали сборы. Какой-то странной силой веяло от Манжи теперь, и поэтому никто не посмел возражать ему. Мы быстро собрали наши пожитки на подводы.

Тут Манжи спросил – не осталось ли после Свана оружия? Я указал на старый чулан, где хранились вещи Свана. Мы туда после его смерти и не заглядывали. Манжи нырнул в чулан и вскоре вышел из него, а в руках у него был меч, а за плечом лук и колчан полный стрел. Быстренько Манжи оседлал лошадь, и вскоре мы все тронулись в путь. Мы ехали на подводах, а Манжи на лошади ехал впереди и разведывал нам путь. Временами он возвращался к нам назад, проверяя, не сбились ли мы с пути, потом снова уезжал вперед. Где-то на половине пути до города мы выехали на небольшую поляну. Здесь у костра лежали вповалку шесть трупов. Один рыцарь и пять копьеносцев. Манжи уже успел переодеться в одежду одного из копьеносцев, кроме того он собрал оружие и ценности у воинов, и они лежали у дороги.

- Быстренько грузите добычу, она нам пригодится. И вперед. Нам нужно уйти отсюда как можно дальше – сказал Манжи.

Мы подняли с земли новый груз и спрятали его у себя на подводе. Дальше мы ехали еще быстрее, словно эти мертвецы могли устроить за нами погоню. Еще в полной темноте мы уже были у ворот города. Манжи подъехал к стражникам и о чем-то с ними договорился на их языке. Стражники молча пропустили наши подводы в город. Потом он передал нашим женам документы на въезд в город, который приобрел у стражников. Вскоре мы оказались у родственников жены Василия. Он с радостью принял нас. Потом я со своими домочадцами отправился к родственникам своей жены и устроил их у него. Здесь Манжи сказал, что нам нужно с братом срочно одеть одежду копьеносцев, взять их оружие и покинуть город вместе с ним. Мы попрощались с семьями, переоделись в одежду иноземных воинов, сели на лошадей и покинули город. У ворот Манжи продемонстрировал какие-то бумаги стражникам, и они нас сразу же пропустили.

Когда мы отъехали достаточно далеко от города, я начал свои расспросы, хотя и понимал, что ответа мне на мои вопросы не дождаться:

- Манжи! Что произошло? Почему нам нельзя было остаться в городе с нашими семьями? Куда делось зеркальце? Кто убил тех воинов у костра? Как ты смог договориться со стражниками, ведь ты не знал раньше их языка?

- Ты это у Хар-Гаря спроси. То есть у зеркальца. Он тебе ответит – неожиданно ответил Манжи.

- Уважаемый Хар-Гаря! Где вы? – спросил я, ничего не понимая.

- Я здесь – ответил Манжи. – Мы теперь здесь оба. И я, и он. Кстати, благодаря этому заговору на вашей крови Манжи и я будем слышать вас. Так что говорите, не стесняйтесь.

- Что же произошло? – спросил я, страшно удивленный этим известием.

- А что делать было? – ответил Хар-Гаря. - Каждая секунда была на счету. Пришлось прибегнуть к магии и перебраться на время в тело Манжи. А как только я припал к земле, понял, что едет в деревню отряд бойцов. К утру точно доберется. Так что нужно было срочно уходить. Новый хозяин вашей деревни решил сделать всё грамотно. Разбил свой отряд на несколько частей и пошел на деревню по разным дорогам. Так он гарантированно перехватил бы в пути всех, кто попытался бы сбежать. Но ему не повезло. На его пути встретился я.

- Как тебе одному удалось справиться с этим отрядом воинов? – спросил я.

- Сам рыцарь пошел по главной дороге с небольшим отрядом слуг и остановился на привал – ответил Хар-Гаря. - На костре они жарили мясо и готовились к трапезе и совсем потеряли бдительность, в тот момент, когда я их увидел. И поэтому мне удалось перебить их так быстро, что они не успели призвать на помощь своих товарищей, что шли по другим дорогам. Первой стрелой я пронзил сердце рыцаря, второй и третьей убил на месте еще двух воинов. Стрелы, как молнии вылетели из моего лука, одна за другой в долю секунды. Не успели эти воины упасть на землю, пронзенные стрелами, как я вылетел из тьмы и мечом порубил насмерть еще троих солдат. Никто у меня не успел и крикнуть. Всё заняло несколько секунд.

- Как же тебе это удалось? Как можно вообще поразить столько отважных воинов ордена? – спросил я.

- Дело в том, что я был в свое время хорошим солдатом в той армии, лучше которой никогда не было и не будет на этом свете ни в одном из времен. Но, кроме того, приходилось мне, как вы знаете долгие годы провести и в странах запада в своем виде зеркальца, так что все их обычаи, в том числе и воинские, знаю я прекрасно. Но главное, что они сами были виноваты в своей гибели. Были в походе, а вели себя так, словно у себя в замке обедать собрались – ответил воин.

- Что же за волшебство это, соединиться в одном теле двум душам? И как там вы вдвоем теперь помещаетесь? – поинтересовался я.

- Магия эта очень древняя, вам о ней знать ничего не нужно. Положение было у нас безвыходное и пришлось мне её применить. Тяжко мне в теле Манжи, но если бы я не сделал то, что сделал, всем было бы хуже – ответил Хар-Гаря.

- А уж мне, как тяжко – сказал Манжи. – Просто невозможно. Ужас какой-то.

- Большое спасибо тебе воин. Если бы не ты, сегодня нас бы уже бы потащили бы на костер. А семьи наши погибли бы от меча – сказал я. – Ушли мы вовремя из нашей деревни. Но почему мы не остались в городе?

- Ты сам подумай. Мужики вы с братом видные. Молчуны. Вас вскоре бы приметили стражники. Возникли бы всякие подозрения. Могли и себя и семьи свои под удар подставить. Так что нужно было вам покинуть город от греха подальше – ответил воин.

- И тут согласен. Опасно нам было там оставаться. Что думаешь нужно нам сделать сейчас? – спросил я.

- Думаю, раз напал орден, значит, беда приключилась в столице с князем. Смута там какая-то однозначно началась. Иначе не посмели бы они перейти границы княжества с оружием в руках. И еще. Похоже, беда какая-то серьезная приключилась с князем. Уже деревни господин Герман Делиба своим рыцарям раздает в вечное владение. Считает магистр ордена, что всерьез и надолго он овладел этим краем. Не глупый он человек, по всему видно, должен он основания иметь для этого. А раз так вам чтобы себе помочь нужно попасть на вашу сторону и узнать, что там произошло и можно ли что исправить там ситуацию? – ответил Хар-Гаря.

- Дело ты говоришь. Будет князь в добром здравии, быстро изгонит не прошеных гостей из ордена с наших земель – согласился я. – И тогда мы будем снова жить, как прежде в покое и достатке.

- Вы обо мне совсем забыли. Мне как теперь домой вернуться? Что со мною будет? Что мне теперь с этим Хар-Гаря в голове жить до конца жизни? – воскликнул Манжи.

- Друг. Ты не обижайся, но ты сам видишь, что сейчас у нас такая ситуация возникла, что пока не до твоего возвращения нам всем. Тут такой ужас тут творится, какого мы никогда не видели в своей жизни. Потерпи немного воина в своей голове. Пойми. Без воинских талантов Хар-Гаря нам всем не выжить, и тебе в том числе. Он единственная наша общая надежда на спасение – ответил я.

- Согласен – ответил Манжи. – Потерплю.

На том наш разговор завершился.

Весь день и всю ночь провели мы в пути, а утром следующего дня достигли реки, за которую врага еще не пустили наши войска. Наш опытный воин изучал берег, а потом мы на лошадях перешли реку вброд. Оказавшись на другом берегу, мы снова переоделись и отправились в дальнейший путь. Примерно через пару часов нам навстречу попалась деревня. Она была пуста. Жители куда-то все ушли из неё. Еще через пару часов мы достигли стен старого морского торгового города, в котором любил останавливаться сам князь со своей дружиной, во время своих многочисленных походов. Здесь мы с братом с ним и повстречались впервые больше года назад. Наш небольшой отряд направился к воротам города. Охрана у ворот внимательно рассмотрела нас с ног до головы. Вид наш явно не понравился стражникам.

- Кто ты басурманин? Отвечай! – грозно сказал начальник стражи, указывая мечом на Манжи.

- Я калмык, из Элисты, в гости к вот этим братьям, что сейчас со мною приехал. А тут какие-то проблемы начались, просто ужас какой-то – ответил Манжи. – Мы тут до начальства вашего хотели попасть на прием. Пожаловаться, творится какой-то ужасный беспредел. Я просто в шоке.

- Ты злой колдун и маг! Речи твои опасны и прелестны. Тебе прислали враги наши для того чтобы нас уничтожить. Но не бывать этому! Мы тебя сейчас схватим и сожжем на костре. С нами крестная сила! – воскликнул начальник стражи, усиленно крестясь.

- Изменник! Если ты сейчас же не отведешь нас к воеводе, тебя самого повесят на гнилой осине. Я прибыл сюда для спасения вас и вашего города! А эти два брата, это великие защитники вашей земли. Они не раз спасали вашу землю от врагов. Но злые иноземные колдуны лишили их голоса. И братья сии не могут сейчас сами вам рассказать о том, что они пришли к вам с помощью. Иначе они всё вам объяснили сами. Но я могу слышать их силой моего дара и переводить их речь вам – перехватил инициативу в разговоре Хар-Гаря.

- Сделай милость, скажи нам, что хотят передать нам эти молчуны – сказал со злой улыбкой на устах начальник охраны. – Мы послушаем, прежде чем предать тебя смерти.

- Уважаемые господа! Я, Александр, с братом моим Василием волхвы, мы обладаем даром лечить людей, и мы около года назад посещали ваш город. Нас тогда сюда привез Алексей, княжий близкий человек из дальней деревни по княжьему велению. Потом мы встретились в вашем городе с князем и владыкой, а после того, мы отправились в столицу земли нашей, где много дел во благо отечества сделали. И в походе том лишились мы дара речи. Может, кто из вас вспомнит нас, может, кто из вас был на посту год назад – повторил мои слова Хар - Гаря.

- Алексея, царствие ему небесное, мы все хорошо помним. А вас мы не помним – ответил начальник охраны. Но тон его заметно переменился. – Привозил господин Алексей год назад каких-то волхвов сюда к князю и владыке. Это я припоминаю. Так это и было. А потом он уехал с ними в столицу, где и смерть нашел свою. Было это год назад. Отвечайте-ка. Зачем вы сюда приехали сейчас?

- Неладное что-то происходит в нашем отечестве. Решили мы с братом узнать нельзя ли помочь беде? – передал мои слова Хар - Гаря.

- Да, много происходит на нашей земле сейчас разных дел – ответил хмуро начальник стражи, внимательно рассматривая братьев. – Я вас все же признал братья волхвы. Видел я вас вместе с Алексеем. Но скажу вам, что за год вы постарели на все десять лет. Тяжело, видать, вам дался этот год. Но дело не мое. Следуйте сейчас за мной, я вас сопровожу до хором воеводы.

Начальник охраны ворот прекрасно разбирался в хитросплетенье улиц и вскоре мы оказались у ворот больших явно боярских хором. У ворот стояла стража, одетая в красные кафтаны и вооруженная секирами. Командир охраны спрыгнул с лошади, перекрестился, поклонился и обратился к страже:

- Я сопроводил сюда двух смердов и одного иноземца. Они только что подъехали к воротам города и утверждают, что являются могущественными волхвами и могут помочь нашему воеводе. На месте ли воевода и могу ли я, если он на месте войти в палаты к нему?

- Воевода у себя. Зайди к нему, Григорий. А эти трое пусть ждут здесь – ответил начальник стражи. Григорий передал лошадь одному из стражников и вошел в ворота. Через десять минут он вернулся.

- Ну, волхвы, идите за мной – сказал грозным голосом Григорий. Мы молча последовали за ним. Зайдя во двор, мы направились в большой дом. У дверей стояли два стражника. Они нас молча пропустили в дом. Мы оказались в большом зале. Посредине зала стоял большой стол. За столом сидели несколько человек. Подойдя к ним, наш охранник сказал, главным образом обращаясь к могучему воину, который сидел во главе стола:

- Это я, Григорий. Я привел к вам тех самых братьев, которых Алексей, слуга князя привез сюда из дальней деревни по княжьему велению около года назад.

- Помню я эту историю – ответил воевода, внимательно оглядывая нас. – Звал вас князь к себе для гаданий и прочих непотребных развлечений. Но это когда было то. С той поры много воды утекло. Никому сейчас здесь не нужны ваши глупые гадания презренные волхвы. Зачем сейчас вы сами гостями непрошенными к нам сюда явились старцы? Вас сюда сейчас никто не звал, вы теперь тут никому не нужны. Так что вон идите с моего двора. Мало того. Выгони их за ворота города, Григорий. Прямо сейчас же. И назад не впускай. Пусть катятся подальше от стен нашего города. Всё, на том разговор завершен. И скажите спасибо, что я вас волхвов в острог не посадил.

Не прошло и получаса времени, а мы уже оказались далеко от ворот города. Тут нас нагнал всадник. Он приказал нам следовать за ним. Вскоре мы оказались возле какого-то трактира. Здесь всадника видимо хорошо знали. Нам быстро поменяли лошадей. И мы тут же отправились в дальнейший путь. Всадник обратился к нам с речью, как только мы отъехали от трактира:

- Меня зовут Панкрат. Я младший брат Алексея. Слуги верного князя нашего. Того самого, с кем вы познакомились год назад. Хочу сказать вам, что сейчас нужно уйти как можно скорее подальше отсюда. За вами отправили погоню. Троих лучших своих следопытов отправил разыскать вас, боярин Тушев. Он теперь главный в этом краю человек. Воевода сейчас перед ним вынужден шапку ломать, такую силу взял боярин. И не диво. У него семь братьев, все сейчас при власти. Старший брат Симон самый главный боярин в столице теперь. Как только вы вышли из хором воеводы, так сразу же донесли боярину о вас его люди. Сказали, что могучие маги пожаловали в город. Вот он и приказал своим верным слугам найти вас и убить всех до одного. И с ними еще сотню отборных бойцов отправил. Так что нам нужно спешить.

- Вы езжайте вперед. Я же вас нагоню – сказал Хар–Гаря и сразу же устремился в обратный путь, а мы последовали за Панкратом по лесной дороге на своих лошадях. Целый день нашего воина и Манжи не было. Нагнали они нас уже поздно вечером.

- Где вы были столько времени? – спросил я друзей, живших теперь в одном теле, когда они присоединились к нам.

- Делом был занят я друзья. И весьма успешно. Нет теперь, у боярина Тушева Егора трех лучших следопытов. Убил я их. Да и сотню бойцов его я тоже хорошо потрепал. На треть она уменьшилась. След они наш потеряли и повернули коней своих домой, так что погони больше за нами нет – ответил Хар-Гаря.

- Не может того быть – воскликнул Панкрат, услышавший ответ моего друга. – У боярина все воины лучшие наемники. А следопыты его лучшие воины в наших местах. Как же ты один с такими молодцами управиться смог?

- Места у вас не слишком обширные, парень. Убирал я со своего пути и намного более искусных воинов. Эти парни не были уж очень хороши. Обычные деревенские увальни, лишь немного обученные военному искусству – ответил Хар-Гаря. – Если у вас это лучшие воины, вам с орденом не совладать.

- Ответь мне воин, а сам ты, что в наших местах делаешь? Смотри. Если ты один можешь с целым войском наших лучших солдат совладать то, что мы сможем сделать, когда, не дай бог, придет армия из тех мест, откуда ты к нам приехал? А в том войске будут такие же воины, как и ты. Вы нас легко поработите. А мы пикнуть в ответ не сможем. Признайся воин. Не послали ли тебя на новые владения своего владыки посмотреть? – спросил Панкрат, с ужасом разглядывая моего друга.

- Я сейчас здесь, чтобы вам помочь. Братья это подтвердили бы, но они пока не могут говорить. Суди сам. Не останови я сегодня воинов боярина, они бы нас уже нагнали и вы все были бы уже убиты. Разве это не так? – спросил Хар-Гаря.

- Тут ты прав. Наездники эти братья далеко не лучшие, едут они медленно. Воины боярина точно бы нас уже нагнали бы, если бы не ты воин и точно они нас бы всех убили. И меня в том числе – признал Панкрат.

- А раз так, тогда верь мне. Я друг, я сейчас твою жизнь спас. Так что меня не бойся. Я не просто воин, я еще и много тайн знаю, и я тебе расскажу всё, что будет здесь, хотя и всю правду не открою. Когда я завершу свою работу для вас, помогу братьям, тело это вернется в далекий сказочный город Элисту вместе с его владельцем и больше никогда сюда не вернется. И никогда войско из Элисты тебе и твоим детям и даже внукам и правнукам угрожать не будет. В этом я тебе хоть чем угодно поклянусь – заверил Хар-Гаря.

- Он не врет? – спросил братьев Панкрат, хоть явно ничего не понял из того, что сказал Хар-Гаря. Мы с братом отрицательно покачали головами. – Тогда хорошо, раз вы из своей Элисты на нас в поход не собираетесь, то тогда будем, как братья. И еще. Просьба у меня есть. Ты научишь меня своему боевому искусству воин?

- Будем живы, будет свободное время – займусь твоим обучением – пообещал Хар-Гаря.

- Тогда хватит разговаривать, нужно спешить, нам надо, как можно скорее добраться до трактира – сказал, прибавляя ход лошади, Панкрат. Вслед за ним прибавили ходу и все остальные всадники. И через час мы уже остановились возле трактира. Очень уж хотелось нам, продолжить наш путь, но сразу же стало понятно, что это сделать невозможно. Мы уже позабыли, когда отдыхали. Нужно было немного перевести дыхание. Решили заночевать в трактире. Нам хозяева постелили в отдельной горнице на втором этаже. И перед сном Панкрат нам, наконец, рассказал о том, что случилось в княжестве в последнее время. И как мы и предполагали, из рассказа молодого воина узнали, что случилось в княжестве действительно нечто крайне неприятное.

Год назад мы спасли князя и владыку от жуткой магической атаки могущественных колдунов запада, казалось, что страна спасена, и можно жить и дальше спокойно. Но в итоге оказалось, что самую большую опасность для мира и покоя в стране таила в себе не магия чужеземных колдунов, а боярская вольница. Заговор бояр против князя зрел медленно. Но когда пришло время заветное, бояре действовали дерзко и решительно. Владыка был схвачен и заточен в острог в каком-то неизвестном месте. Поговаривали, что там его уже задушили. Лучшие боярские войска атаковали князя и его ближнюю дружину. На каждого воина князя было десять боярских бойцов.

Но князь со своей верной ближней дружиной с боем смог все же вырваться из западни. Лучшие боярские военачальники не смогли остановить прорыв княжеской дружины. Князь с семьей с боями прорвался в свое родовое имение и там засел в крепости. Бояре начали серьезно готовиться к походу и взятию данной крепости, но тут орден, воспользовавшись очередной смутой в княжестве, решил прибрать некогда уже бывшие под его рукой территории. Но и как полагается в таких случаях при этом прихватил еще и новых земель себе. Нападение ордена изменило планы боярской власти. Они побоялись направлять в поход против князя большую армию, опасаясь того, что орден, узнав о том, что армия ушла в поход, продолжит движение на восток и захватит еще часть территории княжества. Напасть на орден бояре так же опасались. Князь мог воспользоваться ситуацией и вернуть себе власть над столицей.

Правили княжеством сейчас семь самых родовитых и богатых бояр. Их многочисленные родственники во всех волостях сразу же после переворота взяли власть в свои руки. То же, что и в иных волостях, произошло и в волости, где жил Панкрат. Здесь власть захватил, боярин Тушев. Старший брат боярина Симон был теперь одним из семи правителей страны. Многих видных сторонников князя и владыки казнили бояре, многих постригли в монахи и отправили в отдаленные монастыри по всей стране. Особенно усердствовал в гонениях, боярин Тушев в своей волости. Беспощадно он расправился со всеми своими врагами, как только получил власть. Верные князю люди старались теперь не показывать нигде своих истинных чувств. Панкрат же, как верный князю человек, по приказу воеводы, тоже тайного сторонника князя, отправился предупредить об опасности и помочь нам добраться до крепости, в которой находился князь. Он надеялся, что мы сможем помочь князю, поэтому и взялся помогать нам.

Послушав Панкрата, мы, с братом опечаленные уснули, а рано утром нас разбудил Хар-Гаря. Он сказал:

- Тут такое дело. Владелец трактира, как я понял, давно на службе у власти тайно числится и что-то такое нехорошее замышляет против нас. Я чуть свет проснулся и гляжу в окошко, а хозяин в это время стал по двору похаживать и в небо посматривать. Ясно, что ждет чего-то. Я немного подумал и сразу понял – ждет он письма. Голубя почтового хочет увидеть в небе. Бесшумно спустился я тогда на землю. И с луком отправился в ту сторону, откуда ждал птицу трактирщик. Вскоре я вышел на лесную поляну. Через некоторое время увидел голубя. Вскинул лук и выстрелил – пронзенная стрелой птица упала к моим ногам. Письмо было привязано к лапке птицы.

- Что в письме было? – спросил Панкрат.

- Приказ отравить нас. А тела наши сжечь – ответил воин. – Явно трактирщик еще вчера был предупрежден о том, что мы можем сюда приехать. Когда мы появились здесь, он с вечера отправил голубя с письмом, сообщил, что мы здесь. И теперь ждет ответа и нервничает.

- Что он подумает? – спросил Панкрат. - Письма то он не дождется.

- Подумает, что к трактиру сейчас скачет отряд стражников для того чтобы захватить нас в плен. И это может оказаться правдой. И поэтому трактирщик попробует всеми силами не допустить нашего отъезда отсюда – ответил наш друг. – Но нам нужны свежие лошади, нам нужно спешить. Что делать будем?

- Раньше ты не спрашивал. Просто бил всех, кто на пути встал. Почему бы и дальше так же не поступать тебе? – ответил Панкрат.

- Раньше у меня не было другого выбора. Сейчас выбор есть. Можно уйти в лес незаметно. Можно попробовать получить лошадей миром. Если есть выбор не уничтожать людей, то этим выбором нужно воспользоваться – сказал воин.

- Давайте попробуем незаметно пробраться на конюшню и забрать лошадей – предложил Панкрат. Мы согласились с его предложением. Пытаясь не шуметь, мы отправились все на конюшню. Там мы оседлали лошадей, но тут увидели, что выезд из конюшни нам перегородили хозяин трактира и дюжина крепких молодцев, вооруженных мечами и луками. Трактирщик с приторно сладкой улыбкой на устах сказал:

- Что это вы гости наши дорогие в такую рань решили подняться? Еще и третьи петухи не пропели Решили, видимо вы, не простившись с нами, пустится в путь? Это не хорошо. Вы же знаете, что с хозяевами нужно попрощаться, прежде чем в поход отправляться. Выпить дорожную, потом стременную чарку, потом за курганную чарку. И лишь потом отправляться в путь. Ведь это обычай наш древний. Это наши скрепы духовные. Они для нас самая великая ценность. А вы ими решили пренебречь. Плохо это. Вынужден, я буду за такое неуважение к скрепам задержать вас у нас в гостях. Посидите чуток в погребе нашем, ума наберетесь, а там будет видно, что с вами делать.

- Ты не прав брат. Ты сам сейчас против самой главной скрепы выступаешь. Самая великая ценность в мире – это гость. Гость в дом, бог в дом. Гость ценен для хозяина, как воздух, которым человек дышит – сказал с не менее приторной, чем у трактирщика улыбкой на устах Хар-Гаря. (Мы давно научились различать по голосам наших друзей). – Но в тоже время гость, хоть и ценен, как воздух, должен и покидать хозяев, точно, как и воздух, иначе хозяин может помереть дурной смертью. Так что идите домой спокойно братья и займитесь делами по хозяйству и не удерживайте нас здесь. И будет вам счастье. А иначе помрете все дурной смертью!

- Бей колдунов! – крикнул трактирщик, без лишних разговоров, и бросился с мечом на нас. Но тут Хар-Гаря нанес невероятной силы удар ногой в грудь ему, и громадный трактирщик вылетел из конюшни, по дороге сбив с ног своих помощников, и упал, раскинув руки, посредине двора. Его помощники посчитали, что имеют дело с мощным колдовством, и в ужасе бросились спасаться бегством. Дорога для нас была свободна. Мы продолжили наш путь.

День мы пробирались лесными дорогами, опасаясь идти по тракту. А ближе к вечеру мы подъехали к трактиру. Здесь Панкрат решил пойти туда один. Вместе мы были слишком легко узнаваемыми. Панкрат отсутствовал примерно полчаса. Вернулся он довольный. Хозяин трактира был ему хорошо знаком. Служили вместе в дружине у князя. Он предложил поужинать у него и сменить лошадей. Остался всего один переход до владений князя, завтра днем уже будем у него в крепости, пояснил нам Панкрат.

Мы быстро добрались до трактира. Хозяева приняли у нас лошадей. Провели в помещение, посадили за богато накрытый стол. Мы сразу же накинулись на еду, так как успели сильно проголодаться. Мы втроем сидели по одну сторону стола, а Панкрат и хозяин трактира сидели по другую сторону стола. Трактирщик долго расспрашивал нас о цели нашего странствия, но мы молчали. Панкрат отвечал тоже весьма уклончиво. Но тут внезапно в окно постучали, и хозяин трактира, вскочив со своего места, всадил кинжал в грудь Панкрата. Панкрат от неожиданности и смертной боли охнул и упал мертвым на пол. Двери трактира открылись и в помещение стали врываться закованные в стальные доспехи стражники.

Раньше мы не видели своими глазами, как бился с врагами наш друг Хар-Гаря, кроме того случая с хозяином трактира. Сейчас же нам довелось увидеть нечто невероятное. В мгновение ока наш воин обрушил табуретку на голову трактирщика, потом мощный стол полетел в стражников. Хар-Гаря, как ураган прошелся по трактиру, везде сея смерть. Он буквально прорубил себе и нам с братом мечом дорогу через стражников из трактира. Вырвавшись на улицу по трупам врагов, наш воин своими стрелами поразил еще нескольких противников. Как не велико было преимущество наших врагов, но они дрогнули и в диком ужасе побежали. Тогда мы бросились в лес. Кое-кто из стражников решил было погнаться за нами, но несколькими точными выстрелами Хар-Гаря отправил на тот свет преследователей. После этого нас больше никто преследовать не стал.

Но зря мы успокоились. Внезапно на пороге трактира появился его хозяин, хоть голова у него была вся в крови, в руках он держал громадный лук со стрелой. Это был очень необычный лук, и стрела была необычной. Черной и хвостатой. Перед выстрелом трактирщик начал читать какое-то заклинание. Хар-Гаря выстрелил в него из своего лука. Трактирщик тоже успел выстрелить, и стрела его понеслась в ночной тьме. Стрела нашего воина поразила трактирщика в самое сердце, но и его стрела, к нашему неописуемому ужасу вонзилась в грудь нашего воина. Воин упал на землю. Мы подскочили к нему и увидели, что стрела, ударившись о грудь, разбила зеркальце. Осколки зеркала валялись вокруг. Манжи был страшно напуган, но остался жив, а вот Хар-Гаря, похоже, нас покинул. Манжи попытался собрать осколки, но сделать это в эту ночь было делом не простым. И нам нужно было спешить. Враг в любой момент мог опомниться и начать нас преследовать.

Я знаками показал Манжи, что нам следует отправиться в путь. Но он продолжал искать осколки зеркальца, и я вынужден был силой увлечь его за собой. Мы поспешили уйти подальше в лес. Нам, как мне тогда показалось, повезло в ту ночь. Вскоре начался дождь. Он смыл все наши следы. Погони можно было какое-то время не опасаться. Через пару часов мы нашли в лесу старую заброшенную хижину и решили в ней остановиться на ночлег. Утром я проснулся от того, что чьи-то могучие руки подняли меня с пола, и кто-то под самым ухом радостно закричал:

- Это они. Попались злодеи. Тащи врагов этих до телеги, грузи, и повезем их, скорее ко двору воеводы.

Я с трудом открыл глаза. Вокруг нас было множество различных воинов. Были среди них и один могучий, весь закованный в броню рыцарь ордена со своими копьеносцами. Но самое удивительное диво – среди этой толпы вооруженных мужчин находилась немолодая уже богато одетая иноземная женщина. Мало того. По всему было видно, что женщина эта была главной здесь. Она показала, как нас нужно разместить в телеге. Воины погрузили нас всех троих на одну телегу и медленно тронулись в путь. Мы видели, как воины подожгли хижину. Долго еще дым от неё был нам виден. Сутки мы были в пути, на следующее утро мы оказались в большой боярской усадьбе. Нас сразу же, как прибыли на место, спустили в глухой каменный подземный застенок. В этом месте я увидел каких-то страшно изможденных людей, прикованных, как и мы к каменным стенам железными цепями. Прямо передо мною висела большая железная клетка, в которой находился скелет. А недалеко от меня лежало невероятно изуродованное тело. Явно мужчина совсем недавно был жив. А теперь лежал бесформенной кровавой грудой на полу подземного каземата. В подземелье царило жуткое зловоние.

Через некоторое время нас покормили. Сколько прошло времени после того, как мы оказались в подземной тюрьме, я не вспомню, но вот кто-то окатил меня ведром холодной воды. Я очнулся от забытья и увидел перед собой иностранную женщину и богато одетого высокого мужчину. Мужчина посмотрел с презрением на меня и сказал:

- Ну, вот холоп, тебе посчастливилось увидеть в своей никчемной жизни великого боярина Симона. Отвечай мне – ты рад меня видеть?

Тут в наш разговор вмешалась женщина. Она сказала:

- Он лишен дара речи. Но это дело поправимое.

После этих слов она положила мне в руку зеркальце. Я сразу почувствовал знакомое тепло от зеркальца. Хар-Гаря был снова жив!

- Да, я собрала все осколки зеркальца, что нашла возле деревни. А оставшиеся кусочки забрала у вашего гостя. Целый день склеивала осколки, но оно того стоило. Зеркальце вновь с нами – пояснила иностранка. - Так что не стесняйся и отвечай на вопросы, боярин Симон Тушев, ждать долго не любит.

- Я очень рад нашей встрече – ответил я через зеркальце.

- У меня здесь все радуются встрече со мною – сказал боярин. - Вон рядом с тобой лежит посыльный от князя к его столичным дружкам, он недавно так обрадовался нашей встрече, что от полноты чувств помер. Чуть раньше, чем нам было нужно. Ну да, что теперь об этом вспоминать. Впредь будем осмотрительней. Я вас пока оставлю с госпожой Матильдой, пообщайтесь, затем вернусь и мы продолжим нашу беседу. И клянусь, если с госпожой вы не договоритесь, то погибнете невероятно жуткой смертью, уж можете быть в этом полностью уверенными. Госпожа Матильда с помощью силы своей великой смогла побороть ваши колдовские чары. Именно она нашла осколки волшебного зеркала на краю деревни, а после определила, где вы прячетесь и своими чарами сделала вас бессильными против моих воинов. Я уж опасался, что воин демон сможет убить всех нас, так как он раньше уничтожал целые полки лучших воинов, а тут взяли мы вас, как слепых котят. И великий воин даже и пальцем пошевелить не смог. Такова сила сей великой женщины.

После сих слов боярин вышел из темницы, а госпожа иностранка подошла к нам поближе. Тут я вгляделся в черты её лица и спросил:

- Уж не вы ли та самая Матильда, что была дочерью могучего мага и рыцаря Гуго?

- Я его дочь – ответила Матильда. – И сейчас вы мне нужны. Вы должны мне помочь.

- Чем же мы можем помочь вам? – спросил я.

- Дело в том, что у моего отца был раб – сказала Матильда. - За несколько лет до своей смерти отец мой Гуго купил себе мальчика на невольничьем рынке. Чем-то он ему приглянулся. Отец поручил ему убирать в башне. В той самой, в которой он занимался волшебством. В тот год он начал впервые в своей жизни болеть. Но ничего особенно страшного с ним не происходило. Я погостила у отца около месяца и вернулась в свой дом. С того дня прошло несколько лет. Тут отцу моему стало становиться всё хуже и хуже. Я, к сожалению, в то время была с мужем и с детьми далеко от него. А отец мой в это время лежал на смертном одре и терпел невероятные муки. Он не мог уйти на тот свет, не передав свой волшебный дар другому человеку, способному к колдовству. Дар должен был быть передан одному из моих детей. Но так получилось, что посланцы от отца не успели оповестить меня и дар Гуго перешел именно к этому рабу. Я узнала о смертельном заболевании отца слишком поздно.

- Что же вы сделали тогда? – спросил я.

- Я забрала этого мальчика в свой замок, где он провел много лет – продолжила свою речь Матильда. - Мне нужно было подождать до того, что ему исполнится 20 лет. Скажу честно. Я ждала столько лет и терпела этого юношу в своем доме для того чтобы отравить его и заставить, что бы он перед смертью возвратил дар в нашу семью. Раньше этого срока убивать его было нельзя – дар мог исчезнуть навсегда. Всё было у меня под контролем.

- Значит, что-то произошло непредвиденное? – спросил я.

- Да. Около года назад к моему мужу приехали его друзья. Они были могущественными магами. И они попросили у мужа нашего невольника. Они захотели взять его с собой в поход. Маги тогда собирались отправиться вслед за вами в иную волшебную страну, и им нужен был запас волшебного дара в этом походе. Их великих сил могло не хватить в чужом мире, и колдуны решили подстраховаться – пояснила Матильда.

- Вроде запасной батарейки с собой взяли – вставил свои пять копеек в разговор Манжи.

- Муж мой не мог отказать столь могущественным магам – сказала Матильда. - Ведь собственного колдуна в нашем роду больше не было, и защитить нас от гнева волшебников было некому. Пришлось нам отпустить своего раба вместе с колдунами в поход. Но маги поклялись самыми страшными клятвами вернуть сразу же после возвращения нам нашего раба. Весть о вашем возвращении и гибели колдунов повергла меня в шок. Я целый год не находила себе места. Я считала, что дар моего отца навсегда покинул мою семью.

- Но что-то произошло, что изменило ваше мнение? – спросил я.

- Да – ответила Матильда. - Совсем недавно, несколько дней назад видимо брешь в мирах на какой-то момент открылась, и в этот момент мне явился призрак моего отца. И он сообщил мне о том, что носитель его дара жив в ином мире. И самое главное. Отец сказал мне, что у вас появился в доме гость из того волшебного города, где скрылся наш раб. И еще отец сказал мне, что при вашей помощи ваш гость сможет мне помочь вернуть отцовский дар в мою семью. И после этого разговора я отправилась в путь вместе с мужем и его воинами для того чтобы найти вас и вашего гостя. К счастью для меня Орден только, что вернул себе обширные земли, и я приехала в вашу деревню, которая стала частью территории подвластной ордену, на правах победительницы и госпожи. Рыцарь, которому магистр ордена отписал её во владение погиб. Это была большая удача для меня. Мой муж смог использовать данную ситуацию в нашу пользу, он приехал к Герману Делиба и получил от него ордер на владение деревней, в которой вы живете. Так что вы теперь мои подданные.

- Мы всегда были свободными людьми – ответил я твердо.

- Вы сможете после выполнения моего поручения вернуться в свои дома и жить, так же как и раньше, и никто вас не посмеет обидеть – сказала Матильда. - Я это вам гарантирую. Будете лишь платить нам налог от своей врачебной деятельности. Вы не будете моими рабами. У вас всё будет теперь хорошо. Но это только в том случае, если вы сможете мне помочь вернуть отцовский дар в семью. Вы должны будете отправиться в иной мир снова и вернуть мне бежавшего раба. Живым.

- А с чего вы взяли, что мы вообще пойдем к вам навстречу? – возразил Манжи.

- Я могу сейчас уйти отсюда. Тогда вместо меня сюда придут палачи боярина. Согласитесь. Моё предложение для вас всех в любом случае самый лучший вариант – сказала жестко Матильда.

- Мы рады бы вам помочь. Но не сможем этого сделать. Дело в том, что в том мире мы мертвы. Возврат нам туда закрыт. Только Манжи один может вернуться туда. Его и попросите о помощи госпожа Матильда – ответил я.

- Ты правдив Александр. Это хорошо. Это редкость между людьми. Я это ценю – сказала Матильда.

- Спасибо – ответил я.

- Я просто не могу поступить так, как предлагаешь ты. Я знаю, что гость ваш, если попадет домой, то назад ни за что не вернется – сказала Матильда. – Я с ним даже договариваться ни о чем не стану. Его одного отпускать отсюда нельзя. Ему веры нет у меня. Поэтому в любом случае вы отправитесь в тот мир все вместе. Вы братья, ваш друг Хар-Гаря и гость ваш. И там вы все и присмотрите за гостем. И заставите его помочь вам найти моего раба и вернуть его ко мне домой. Я буду ждать вашего возвращения. И вы не тяните там с исполнением моего поручения. Даю на все вам месяц времени. Через месяц я вынуждена буду начать наказывать ваших домочадцев за вашу нерадивость.

- Госпожа Матильда. Вы этого не знаете, в это трудно поверить, но жизнь в том волшебном месте много медленней, чем у нас течет. У них день пройдет, а у нас целая неделя, а то целых две недели может пройти. Ваш данный нам месяц в том мире будет равен трем дням. Нам такого срока может явно не хватить. Месяц же там будет равен нашему году времени – возразил я.

- Вы там уж поспешите. Год ваша семья тут будет жить под моей защитой спокойно. Но ни дня больше! Помните об этом! Я здесь вашего возвращения ждать, точно не буду. Вернетесь вы с моим рабом в свою деревню. Там вас ваши семьи братья будут дожидаться. И я туда буду часто заглядывать. Поселюсь же я сама в городе, рядом с вашей деревней до вашего возвращения.

- Как же мы туда, в тот мир проберемся? – спросил я. – Нет нашим телам туда пути.

- В голове вашего гостя. Вы там у него на время путешествия поселитесь вместе с другом вашим зеркальцем. Вернетесь обратно, обретете и свои тела, и даже свои голоса вернете себе – ответила Матильда и налила жидкость в маленькую крышку от фляжки. – А теперь пейте эликсир отца моего.

Я выпил пряную жидкость. Брат мой тоже. Манжи по просьбе Матильды, приложил зеркальце себе к груди, побрызгал на него эликсиром, а потом и сам выпил таинственную жидкость. Через несколько секунд сознание мое затуманилось, потом мы вдруг в мгновенье ока оказались в квартире у Манжи. Манжи сразу же радостно закричал. Потом бегал по квартире, не веря своему счастью. Потом он подскочил к телефону и увидел массу пропущенных звонков. Первым делом Манжи перезвонил своей матери.

- Мама, ты меня искала?

- Ты что? С ума сошел! Целый день тебе звоню. Уже волноваться начала. Почему ты не поднимал трубку? – спросила мать.

- Да выехал с другом отдохнуть на рыбалку. Телефон оставил дома. Ничего необычного. А для чего ты меня искала? – спросил Манжи.

- Да хотела тебя к народному целителю отвезти на прием. Это тетки одной моей знакомой сын, тети Боси, ты должен был их помнить. Вот ты смеешься, а люди очень сильно этого парня хвалят. Он многим помог. И история у него интересная – ответила мать.

- Мама, ты же знаешь, что я не любитель всех этих экстрасенсов – ответил Манжи. - Хотя тетю Босю я, конечно, прекрасно помню и уважаю. Хорошая, добрая женщина. И сына её Эрдню тоже хорошо знаю! Но никуда не пойду.

- Вот ты всегда так. Ничему не веришь. Живешь, как суслик в норке. А люди хвалят, вон рассказывают, у знакомых дядя родной болел, уж врачи на него рукой махнули, мол, не жилец. А сводили к этому Эрдне. Он посмотрел. Дал какие-то порошки. И вот старик уже на ногах. Сама видела – идет по Элисте и песенку напевает – возразила мать.

- Не верю я в такие чудеса. И уж точно на прием к Эрдне не пойду. Ладно, мама, у меня куча дел, я тебе позже перезвоню – сказал Манжи и завершил телефонный разговор.

- Как мог этот мальчик выжить в этом мире? Ведь могущественные маги здесь не смогли выжить. А этот парень каким-то образом смог сохранить себе жизнь. Как же это ему удалось сделать? – услышал я голос Хар-Гаря.

- Так и ты здесь – констатировал Манжи вслух.

- И я тоже тут – сказал Василий. – И я здесь – признался я.

- Весело – сказал печально Манжи.

- Давай присядь. Нам ребята нужно план поисков разработать. Лучше всего это сделать сейчас здесь – предложил Хар-Гаря.

- Понял – сказал Манжи и сел на кресло.

- Нам нужно понять, где искать беглеца? Как его можно отыскать, сейчас после того, как в этом мире прошел месяц после тех событий. Есть, у кого какие-нибудь предложения? – спросил Хар-Гаря.

- У меня нет никаких предположений - честно признался я.

- У меня тоже – сказал Василий.

- Я тоже без идей – сказал Манжи.

- Так мы с вами коммунизм не построим. Надо как-то начинать уже мозгами шевелить. Предлагаю для начала посетить все места, в которых происходили события месяц назад. Вдруг что-то нам станет понятно на месте – предложил Хар-Гаря.

Манжи не стал спорить, он сходил в ванную, искупался, переоделся в новую свежую одежду, и мы отправились на прогулку по вечернему городу. Приключения у нас начались буквально сразу же, как мы оказались во дворе. Какой-то знакомый Манжи с криком и с глупой улыбкой на лице бросился к нему на шею, а через несколько секунд он уже висел вздернутый за ноги на дерево вниз головой на собственном ремне с выражением невероятного ужаса на лице. Манжи воскликнул:

- Хар-Гаря этот парень просто пошутил. Помоги освободить человека, он вовсе не опасен для нас. И вообще. Здесь не темные века. Тут людей рубить не принято. Так что давай без крайностей обойдемся. Я очень тебя прошу об этом.

Наш воин в ответ недовольно немного поворчал и освободил пленника, и мы продолжили наш путь по вечернему городу. Не стану перечислять все те события, которые с нами произошли тем вечером. Там было всё. Ох, многое стыдно сейчас и вспоминать. Не было лишь поисков сбежавшего раба госпожи Матильды. Домой Манжи с нами в голове вернулся в итоге всех наших похождений еле живой от выпитой водки и с массой новых шрамов и синяков на теле. И хоть во всех драках мы одолели всех противников, но даром это для тела Манжи все же не прошло. Всю ночь он кряхтел от боли от полученных ран. Утром Манжи проснулся, встал с кровати и подошел к зеркалу. Он внимательно осмотрел себя со всех сторон и явно остался крайне недовольным увиденным зрелищем и заявил:

- Еще два дня с Хар-Гаря в голове и мне конец.

- Ты что скис то? Держи хвост трубой. Веселье наше только начинается. Сейчас примем еще водки и пойдем искать тех ребят, которых мало вчера избили. Нельзя же быть несправедливыми. Тем дали от души, а эти смогли от нас сбежать. Мы тут всех заставим себя уважать. Вперед. Нас ждут великие дела – потребовал Хар-Гаря продолжения вечерних похождений.

Я тут не выдержал и разразился гневной тирадой:

- Ты что творишь великий воин? Разве пристало тебе, пить водку, тешится кулачными боями с молодыми людьми, словно юнцу или глупцу? Разве для этого мы сюда прибыли? Ведь ты забыл совсем о том, что мы в большой беде сейчас находимся в нашем отечестве. И при этом время там летит намного быстрей, чем здесь. Здесь полдня прошло, а там, в нашем отчем доме прошло наверно уже дней десять, а то и все две недели. Госпожа Матильда уже верней всего добралась до наших мест и там теперь всё прибрала к своим рукам. Семьи наши у неё в руках теперь. Зла мы ей не желаем, но мы народ вольный, жить под её рукой и под властью ордена нам не с руки. В любом случае нам нужно скорее выполнять поручение и возвращаться к нашим семьям. Так что имей все же совесть Хар-Гаря. Угомонись уже. Хватит гулять, да безобразничать!

- Так это я теперь во всем виноват? – закричал Хар-Гаря. - А разве не тебя, старый ты черт, понесло вчера полезть целоваться с какой-то пышнотелой теткой в одном из кафе, где мы вчера побывали? Ты о чем в тот момент думал? Манжи видимо был захвачен твоим порывом врасплох и не успел среагировать. Ты бросился на женщину, как орел на суслика. Хоть и тетка эта явно была далеко не сусликом, но видимо между вами возникла внезапная страсть неимоверной силы. Если бы не я мы бы не вырвались потом из её объятий. А ты же все равно продолжал рваться к своей вожделенной новой подруге с такой силой, что мы с Манжи и Василием с тобой не могли никак сладить. Представляю, как это всё невероятно дико смотрелось со стороны. Так и вижу. Манжи то убегает от дамы, то останавливается, с воплем, я не хочу, не подходи ко мне, я тебя боюсь, а потом вдруг подскакивает к ней и страстно обнимает и целует с страстным призывом – будь моею навсегда. Потом с диким воплем отрывается от дамы и пытается убежать. Но, не отбежав и трех метров снова на ходу замирает. И его начинает тянуть против воли назад к даме. Ужас! Если бы я в тот момент не затеял бы драку Манжи, наверное, мы бы на две части разорвали.

- Всё так и было. Ужасу я натерпелся вчера много – сказал Манжи.

- Всё равно ты Хар-Гаря виновник произошедших событий – заявил я. - Если бы ты нас не потянул всех нас на так называемую их «пьяную улицу» ничего бы такого не случилось бы. Но разве тебя удержишь? Ты совсем меры не знаешь. А после того, как мы испили их чудесных напитков пьянящих, у меня голова кругом пошла. Я не был готов к такой измене. Так что ты во всем виноват воин. Да и ты Манжи тоже.

- Я у вас Мусха-Му (калмыцкий аналог русского Иванушки-дурачка) всегда и во всем виноват – обиделся Манжи.

- Я не хотел тебя обидеть. Извини. Главное. Не потакай ты этому грозному воину в его тяге к развлечениям. Он тобой вертит, как хочет. Это же твое тело, а управляет им наш воин, так словно тебя уже и на свете нет. Вспомни, что ты настоящий мужчина и воин – сказал я.

- Я не могу совладать с нашим великим воином – возразил мне Манжи. – Он слишком силен. Ничего с ним не могу поделать потому, что у него все навыки боевые впитались в его подсознание, и стали подобны природным инстинктам. Они работают намного быстрее, чем я могу что-либо осознать. Я и подумать не успеваю, а рука уже нанесла удар, и тело отскочило в сторону и приняло оборонительную стойку. Это первое. Потом, за время, проведенное в вашем мире, я привык к тому, что молниеносная реакция на опасности и боевое мастерство нашего великого воина нас охраняют от верной погибели, так что видимо я проникся чересчур уж сильным доверием к нашему другу. Ну и еще. Вы братья не забывайте о том, что теперь тоже у меня в голове, и тоже на вас особо удержу у меня нет. Вспомни вчерашний вечер, как я с тобой боролся. Так что давайте жить дружно - удерживать нашего друга, великого воина, общими усилиями и самих себя держать в рамках приличий.

- Всё ты, верно, говоришь – согласился с Манжи мой брат. – Пора нам всем угомониться. Давайте оставим, друзья, взаимные упреки и все же приступим к поискам сбежавшего раба госпожи Матильды. Хватит нам зря время терять тут. Оно птицей летит в нашем краю сейчас, да и у вас тут зайцем скачет, не догнать. У нас там уже неделя прошла, с того времени, что мы здесь находимся. Многое могло успеть измениться. А мы ничего не успели пока сделать, в смысле хорошего, полезного.

- Это всё верно, но что ты предлагаешь конкретно сейчас предпринять? – спросил Хар-Гаря.

- У меня есть несколько вопросов, на которые я не знаю пока ответов – возразил Василий. – Почему госпожа Матильда нам не указала, как мы вернемся назад в наш мир? Не указала она и то, как нам беглеца здесь отыскать. И еще. Вот если даже вернемся мы назад с беглецом, что нас там ждет непонятно. Судите сами. Мы тут ведь без тел наших находимся. А тела наши может уже валяются в углу страшной подземной тюрьмы боярина Симона Тушева и ими крысы обжираются. Вернемся мы назад, а тел наших больше нет. Их крысы съели. Что тогда нам делать? Вот кто мне, что здесь пояснит?

- Вот уж. Найти ответы на твои вопросы не слишком большая проблема – сказал Хар-Гаря. – Рискну предположить, что как найти в этом мире беглого своего раба ваша подруга и сама не знает, иначе она бы точно подсказала. Вернуть себе молодого колдуна в её интересах. Это очень важный для неё вопрос. Не стала бы она в ином случае бросать свой замок и отправляться в дальний и опасный поход. А как вернуться назад вам, видимо этот самый беглец знает. И если прижать его хорошенько, он сам и перенесет нас в вашу деревню. Тут тоже не велика загадка.

- А с телами то нашими, что сейчас? – спросил Василий.

- Тела же ваши верней всего отвезла ваша новая хозяйка в деревню вашу, куда к тому времени уже вернулись по её повеленью ваши семьи – ответил Хар-Гаря. И велела она вашим домочадцам хорошо за вами присматривать. Кроме того в деревне оставлен явно сей Матильдой пост из нескольких лучших воинов, для защиты вас и ваших семей. Так что, как только с беглецом явитесь в деревню, тут же ваши тела вновь обретут разум. И тут же вас и беглого раба под белые ручки поведут воины ордена к вашей госпоже. Тут даже к бабке не ходи, всё так и будет. Меня в виде зеркальца Матильда себе заберет, а вот что с Манжи будет, я не знаю, что и предположить. Может и домой отпустить, а может и у себя оставить. Но если подумать, то знанья человека 21 века могут ей помочь достичь большого могущества. Так что соблазн у неё будет сильный оставить у себя Манжи. Верней всего не выпустит она тебя в твой мир друг мой. Так я думаю.

- Да уж. Хитра ваша подруга. Всё предусмотрела. С вами в голове у себя я тут долго не протяну, вы мне уже надоели ужасно. Устал я сильно, мочи нет. А возвращаться в ваш ужасный век это хуже смерти для меня. Неужели не оставила мне эта хитрая бестия никакого шанса её обойти? Что же делать? Кто мне подскажет, как выпутаться из этой истории? – воскликнул Манжи.

В этот момент позвонили в дверь. Это была подруга Манжи Галина.

- Ты что творишь? Сегодня мне такого про твои ночные похождения рассказали, у меня волосы на голове дыбом встали – закричала с ходу Галина.

- Хорошо. Я тебе всё расскажу, как оно есть на самом деле. Может, ты мне подскажешь, как поступить – ответил подруге Манжи, и тут же захотел было начать рассказ о том, что случилось с нами в последние дни. Но молодая женщина не стала ничего слушать и сказала:

- Белая горячка. До чертиков допился. Ничего, дело поправимое. Я уже договорилась, пойдем сейчас на прием к сильному лекарю. Его сейчас многие хвалят. К сыну тети Боси, Эрдне.

- Я тебе правду рассказал – возмутился Манжи.

- Я ничего не хочу знать. Пойдем, нас уже ждут – ответила Галина и в гневе топнула ногой.

Манжи махнул рукой. Молча собрался и отправился в путь вместе с молодой женщиной. По дороге она немного успокоилась и рассказала об удивительном случае с этим самым врачевателем. По её словам, месяц назад после долгой продолжительной болезни врачи констатировали его смерть. А потом были те самые удивительные события с оживлением мертвецов. После них все покойники снова оказались мертвыми, единственный оживший мертвец Эрдни удивительным образом остался живым. Мало того. Непонятным образом он излечился от болезни и вскоре сам стал лечить людей. И очень удачно. Народ к нему просто валом повалил.

- Это беглец – хором воскликнули мы все в голове у Манжи. Манжи схватился в ужасе за голову. Наше предположение оказалось верным. Я это сразу поняли, как только мы оказались в маленькой комнатке, где принимал посетителей колдун. Он только лишь внешне был человеком этого мира, по сути, он был нашим современником, и скрыть это передо мною ему не удалось. Колдун, был теперь похож на Манжи внешне, только немного выше ростом, и волосы у него были намного боле светлыми. Эрдни посмотрел на Манжи, потом внимательно выслушал Галину. После этого он закрыл глаза и начал произносить вслух слова молитв. Завершив чтение, колдун вручил бумажный пакетик с лекарством Галине и наказал пить порошок натощак рано утром, Галина заплатила за прием и мы все вышли из комнаты. Манжи после приема удалось быстро попрощаться со своей подругой и вот мы стали обсуждать, что предпринять, как нам изловить колдуна.

Мы устроили засаду на колдуна возле того места, где он вел прием. Через час он вышел из здания и куда-то направился по своим делам. Тут мы на него и напали. Но сразу беглеца нам захватить не удалось. Он сумел уйти от нас. Мы его ловили по всему городу, три раза мы настигали беглеца, и три раза он вырывался из наших рук. Но, в конце концов, нам все же удалось захватить колдуна. Поняв, что ему от нас не уйти, беглец попросил нас передать матери те деньги, что были с ним перед возвращением в наше время. Хар-Гаря спросил:

- Какая она тебе мать? Ведь ты родился совсем в ином времени!

- Это моя настоящая мать – ответил беглец. - Меня с ней разлучили работорговцы в самом раннем детстве, после того, как наш поселок у моря был захвачен врагами. Мать моя исчезла в моем мире, как мне потом удалось узнать, словно её никогда в нем не было, но здесь в вашем мире я её нашел снова живой. Это было великое чудо. Я не только нашел снова свою родную мать, но и узнал о том, что брат мой недавно умер. Мне поэтому и удалось занять его место на этом свете. Я был счастлив эти дни здесь так, как не был счастлив никогда. Благодаря защите моей матери я не погиб в этом мире, как остальные колдуны. Жаль, что теперь мне вновь придется с ней расстаться. Счастье раба никогда не бывает долговечным!

- То есть твоя мать живет теперь здесь, так же как и отец наш Свен? – спросил я.

- Я не знаю вашего отца. Возможно он так же тут живет – ответил мне колдун.

Я рассказал нашу с братом историю во всех подробностях беглецу. Пояснил, что нас сюда отправила его госпожа Матильда, что она дала нам год нашего времени в том мире, откуда мы прибыли сюда на то чтобы мы вернули ей беглеца. И если мы не вернем беглеца, то наши семьи очень жестоко будут наказаны. Госпожа Матильда была женщиной справедливой, но очень строгой. Раз она сказала, что семьи наши пострадают, если мы не вернемся обратно и не вернем ей беглеца, то свое обещание она выполнит.

- Это так – признал беглец. – Эта женщина очень твердого нрава и постарается свое слово сдержать. Но ко мне судьба безжалостна. Пропал я. Она меня обречет на неминуемую погибель. А вы свои семьи спасете.

- Бедная тетя Бося. Я знаю её по рассказам матери. Она всю жизнь жила тяжело. Сына одна растила, терпела нужду. Теперь вроде сын только начал лечить. Хорошие деньги зарабатывать. Живи и радуйся на старости лет. И получается, его заберут у неё и отправят на убой. Какой ужас! – возмутился Манжи. – Короче. Идите все в баню! Лучше я с вами в голове буду тут жить, чем такой грех на себя возьму, на верную смерть хорошего человека отправлять. Единственного сына надежду у матери забирать. Не будет этого! Иди домой Эрдни!

Мы промолчали. Эрдни быстро ушел. Я не знал, что и сказать. С одной стороны Манжи был прав, но с другой стороны в ином времени нашим семьям грозила вскоре расправа. Я был несказанно расстроен случившимися событиями и хранил молчание. Брат мой тоже лишь изредка тяжело вздыхал. Даже Хар-Гаря помалкивал. Прошел день. В дверь квартиры Манжи постучали. Это был Эрдни. Он вошел в комнату, сел на стул и начал говорить:

- Прикинул я после нашего разговора, что прошло в нашем мире времени меньше месяца, за те несколько дней, что здесь вы пробыли. А значит, осталось вам назначенного срока больше 11 месяцев до возвращения к своим телам. Понятно, что тянуть с этим делом вам нельзя, но время все же пока есть. Им можно с толком воспользоваться. Можно попытаться исправить ситуация в нашем времени коренным образом. И в этой связи у меня к вам есть предложение. Отправимся вместе в наш мир и там за 11 месяцев поможем князю вашему решить свои проблемы и с его войском вернем земли, где ваша деревня стоит. Согласитесь, это самый лучший выход для всех нас.

- Ты прав – ответил я. – Но что мы сможем реально сделать?

- Я многое могу. Я и силой наделен от отца Матильды и знаний у старого Гуго почерпнул много. Хар-Гаря тоже может сильно помочь князю, лучше его воина в том мире не найти. Да и вы с вашим даром тоже можете помочь. Вместе мы сила! – ответил Эрдни.

- Как же ты мать свою здесь оставишь? – спросил Манжи. – Она же здесь умрет от тоски по тебе!

- Мы с мамой посоветовались – ответил Эрдни. – Я ей всё рассказал о том, как попал в этот мир, пояснил, что мне в этих краях тяжело, что мне бы хотелось вернуться в свое время. Моя мама сразу сказала, что одного меня никуда не отпустит. Да и её тут давно ничто не держит. Она готова отправиться в путь вместе со мною. Я думаю, мы с ней там не пропадем. С её талантами очень опытного фельдшера в нашем времени мы заживем богаче, чем в этом мире. Да и вам помощь моя потребуется. Ваши семьи в опасности.

- А как она туда попадет? – спросил Манжи.

- Она вернется в наш мир вместо тебя, Манжи. Я так понимаю, ты в наш мир не хочешь возвращаться. Так что всё нормально, получается – ответил Эрдни.

- А как это можно сделать? – поинтересовался Хар-Гаря.

- За это не беспокойтесь. Это я смогу сделать – пообещал Эрдни.

- Тогда, хорошо. Согласен – сказал Хар-Гаря. – Вернемся и поможем князю возвратить власть и земли, отторгнутые орденом.

После этого разговора мы все принялись срочно собираться в путь. На этот раз мы готовились к дороге очень серьезно. Не только морально, но и материально. Отправились в итоге мы в поход не только вооруженными двумя пистолетами, но еще прихватили с собой массу полезных вещей, кои могли помочь нам в ином мире. Кроме всего прочего мы детально проработали по современным картам приблизительный маршрут наш до княжеских владений, а потом от них до нашей деревни. Манжи всем, чем мог нам помогал. Когда сборы наши были завершены, мы тепло попрощались с ним и отправились в своё время. А отправились в наш мир мы ровно так же, как и попали в этот мир. Выпили подготовленный молодым магом эликсир и через некоторое время оказались в своем времени, но теперь уже в голове у Эрдни. Кстати. На удивление времени в нашем мире прошло за период нашего отсутствия всего десять дней. Мы поняли, что скорость времени повышалась в зависимости от срока отсутствия здесь, чем больше времени мы бы отсутствовали, тем быстрее у нас текло время. Но эти все были размышления последующего времени. Ибо в тот момент, когда мы появились в своем времени, нам было не до размышлений.

Потому что оказались мы в своем времени на том самом месте, откуда нас отправили в странствие через время и пространство. То есть в подземном застенке боярина Симона Тушева. Надо признать, что толковая и рассудительная Матильда и тут постаралась все предусмотреть. Как только дым рассеялся, мы поняли, что находимся в железной клетке. Весьма неприятный сюрприз. Ни один маг из такой ловушки не вырвется. Ибо холодное железо не поддается никакой магии. Так что надеяться нам на способности Эрдни теперь не приходилось. Но делать было нечего. Но не успели мы понять, что к чему, и расстроиться по-настоящему, как снова сгустился в нашей железной клетке дым. И вскоре мы увидели Манжи. Он криво улыбнулся и сказал:

- Да я тут подумал, что нельзя вас одних в таком деле бросить. Я почему-то предположил, что попадете вы сюда, в подземную тюрьму. И подумал. Как один мужчина и пожилая женщина здесь сможет с врагами справиться. Вместе нам легче будет тут пробиться. Вот и глотнул остаток эликсира из кружки. Вы же не против моей компании будете?

В этот момент нас заметили. Несколько тюремщиков, услышав голос Манжи, бросились к нам с фонарями и топорами в руках. Главный среди них, высокий, крепкий мужчина в фартуке, забрызганном кровью и с огромными руками, радостно воскликнул:

- Попались. Сработала ловушка, все, как и предупреждала госпожа Матильда. Сеня сбегай, пригласи сюда оставленных ею здесь воинов. Добыча ждет их здесь. Вот радость то!

Враги наши торжествовали в тот момент. Но не зря мы потратили время на подготовку к походу. Из сумки Эрдни Манжи спокойно вытащил два пистолета и спрятал их у себя в карманах куртки. И с самым спокойным видом стал дожидаться дальнейшего развития событий. Вскоре в подземный застенок спустились воины Матильды. Они осмотрели нас и стали обсуждать с тюремщиками, как поднять железную клетку наверх вместе с людьми, ибо госпожа Матильда приказала им ни в коем случае не открывать клетку и не выпускать из неё пленников. В течение часа нас в клетке вытаскивали наружу. Затем стражники погрузили нашу железную тюрьму на специально оборудованную телегу. Телега была со всех сторон закрыта от посторонних глаз стенками.

И, вот мы отправились в путь. Нас везли семь воинов Матильды и десяток воинов боярина в её новые владения. Хар-Гаря обратил внимание на то, что меч и лук со стрелами Свена были одним из рыцарей аккуратно спрятаны в телеге. Недалеко от нас. Достать оружие было невозможно, но это было сейчас не важно. Главное мы узнали, как добраться до него в случае необходимости.

При наступлении темноты наши стражи остановились на ночлег. До этого времени инструментом, захваченным с собой Эрдни, Манжи смог постепенно перекусить все железные цепи, которыми была опутана наша тюрьма. И в самый ранний предрассветный час, когда засыпают даже самые осторожные сторожа Эрдни аккуратно и тихо освободил выход нам из нашей железной клетки. Мы осторожно стали выбираться из нашей тюрьмы. Первым делом мы добрались до оружия Свена. Но как только мы оказались вне телеги, нас сразу же заметили стражники. Они попытались нас задержать, но ничего нам противопоставить не смогли. Бой был коротким, но очень кровопролитным, с врагами было покончено в течение пары минут. Манжи оказался прекрасным стрелком из того оружия, коим он владел. Ни разу он не промахнулся. В итоге боя все 17 стражей были нами убиты.

Манжи, после того, как бой завершился, долго не мог впоследствии прийти в себя. Он никак не мог поверить в то, что произошло. Что он своей рукой перебил такое количество людей. Руки и ноги у Манжи дрожали, а сам он был белее полотна. Но терять время было нам нельзя. Поэтому страдать Манжи пришлось уже во время конного перехода, находясь в седле. Мы отправились в дорогу на лошадях. Мать Эрдни же ловко правила лошадьми, сидя на козлах телеги. В тоже время она с помощью какого-то хитрого приспособления из своего времени указала нам направление в котором нужно двигаться, для того чтобы попасть во владения князя. И благодаря этому мы чудесным образом на этот раз без особых приключений добрались до княжеских владений. И так удачно, что миновали мы все выставленные кордоны и прибыли прямиком к крепости, в которой находился князь.

Охрана остановила нас у ворот крепости. Начальник стражи гневно воскликнул:

- Куда путь держите басурмане?

- Мы хотим попасть к князю вашему на службу. Может ли он или воевода его, нас принять? – ответил Эрдни.

- Здесь князя наш, но никого сюда впускать не велено. У нас великое горе. Прибыли вчера люди и принесли с собой нам большую беду. Так что идите гости дальше отсюда, пока целы. Князь в такой ярости находится, что с любого может запросто приказать заживо содрать кожу – ответил начальник стражи.

- Что за горе? Может, мы сможем горю помочь? – спросил Эрдни.

- Вам какое дело? Идите пока князь вас не увидел. Иначе смерть вам – зло сказал начальник стражи.
Поняв, что сегодня нас не впустят в крепость мы стали разворачивать телегу, но в этот момент до нас долетел злобный окрик:

- А куда это эти вороны от расправы улететь собрались? Хватайте их стражники и допрос им учините. А после допроса этих нечестивцев посадить на кол прямо посреди двора. Чую, имеют они отношение к отравлению моей любимой женушки. Нет им пощады! Пропала моя жизнь, так и их жизням конец пришел!

- Так что произошло то у вас? – спросил я. – Расскажите, что за горе у вас?

- Зачем ты врешь изменник? Не ты ли слуга боярина Симона Тушева, что вчера приезжал ко мне якобы с переговорами, а на самом деле с целью отравить меня. Провел переговоры, а потом оставил гостинец – пряник медовый. Уж явное колдовство. Морок он на нас напустил. Как только отбыл из крепости боярин, так мы с супругой моей разломили сей пряник и собрались его съесть, хоть и знали прекрасно о том, что делать этого нельзя. Но сделать ничего с собой не могли. Но супруга моя, видимо, оказалась слабее перед злой магией. Она сразу же съела свою часть пряника, а потом съела и мою часть. Благодаря этому я и остался жив, а супруга моя Настасья теперь умирает в жутких мучениях. И ничто её теперь не спасет! Так что смерть ваша тоже будет ужасной.

- Что же тогда я тогда тут время зря тратим. Женщину спасть нужно, а ты тут мне всякую ерунду рассказываешь. Веди быстрее меня мужик к больной женщине. Я фельдшер. Каждая секунда на счету. Быстро давай прикажи кипятить воду. Не стой ты чурбан деревянный, у тебя жена погибает, а ты тут время тратишь зря – закричала властно тетя Бося.

Князь от удивления впал просто в ступор. Тетя Бося не дожидаясь реакции от него схватила пару сумок в руки и приказала стражникам отвести её к больной женщине. Стражники посмотрели на князя, тот махнул рукой, мол ведите, там видно будет. По ходу тетя Бося стала отдавать приказы стражникам:

- Воду кипятите. Несите тазы, молока, кефир.

Мы отправились вместе с князем вслед за тетей Босей. Но нас остановили у входа на женскую половину. Князь вошел туда вслед за тетей Босей. Минут через десять он вернулся и сразу же обратился к стражникам:

- Исполняйте приказания этой лекарши беспрекословно. Мы же все сейчас отправляемся в часовню на молитву во здравие рабы божьей Настасьи.

Потом князь посмотрел на нас и сказал:

- Вас, басурмане, это тоже касается. Будете молиться о спасении моей супруги. Если молитвы ваши будут услышаны богом и моя супруга выживет, то тогда я вас награжу. Так что молитесь усердно. Если Настасья не выживет. Впрочем, вам об этом исходе, лучше даже не думать.

Молитва наша длилась несколько часов, а потом к князю подошла одна из нянек княгини и сообщила, что опасность для жизни княгини миновала. Княгине стало намного лучше. После долгих мучений она, наконец, спокойно уснула. Лечение опытной женщины лекаря помогло. Князь громко благодарил бога за чудесную помощь. Ибо только великое небо могло спасти сейчас его жену, в тот момент, когда князь уже потерял всякую надежду на победу над врагами. Теперь же, после этого невероятного спасения, князь твердо уверовал в полную поддержку богом своей земной миссии по спасению страны и народа. Мало того. Точно так же в счастливую звезду князя вновь поверила и его дружина. Цвет времени изменился за один день.

Князь, выйдя из часовни, приказал начальнику стражи покормить нас и найти нам место для ночлега. Тётю Босю князь попросил пока оставаться на женской половине для того чтобы присматривать за супругой. Мама Эрдни захотела поужинать вместе с сыном. Она приказала нянькам сразу же послать за ней в случае любых осложнений и сама отправилась к нам. Покормили нас плотно и мы отправились устраиваться на ночлег. По пути стражник нам сообщил о том, что в той же помещении, где мы будем ночевать, последние часы своей жизни доживает один совсем еще молодой воин. Он пробирался к князю, но его тяжело ранили в засаде в трактире. Трактирщик отдал тело парня не думая, что он выживет, проезжавшим мимо княжеским воинам. Те узнали молодого человека и привезли его в крепость. Местный знахарь осмотрел раненого воина и сказал, что он обречен на скорую смерть.

- Как зовут этого воина? – спросил Манжи.

- Панкратом его кличут. Брат он Данилы, верного человека князя. Вез он сюда на выручку к князю двух волхвов. Но не довез. И сам считай, пропал, и волхвов этих не сберег. Отправили их в беспамятстве в земли ныне находящиеся под властью ордена. Разведка донесла – ответил начальник стражи.

Мы вошли в темное помещение и стражник запалил от своего фонаря лучину. Кроме того нам выделили еще несколько свечей. Манжи попросил сразу же показать место, где находится раненый воин. Стражник отвел нас в небольшой закуток и указал на смертельно бледного молодого человека, который лежал на полатях и не подавал признаков жизни. Тетя Бося осмотрела Панкрата и сказала:

- Поздно. Сил у него не осталось бороться за жизнь. Ничем ему уже не поможешь. Чудо, что он тут раньше не умер. Большим здоровьем был парень одарен от бога. Только этим могу объяснить то, что он еще жив. Но в любом случае. Осталось ему не долго мучатся. До утра отойдет.

- Рано вы его хороните – сказал я. – Вытяни руки свои Эрдни и ладони простри над телом раненого воина. А ты брат мой напряги свою силу, полученную нами от отца нашего. И я постараюсь в грязь лицом не ударить.

После этих слов мы с братом собрали наши силы в кулак, и час изливали мощную исцеляющую энергию на Панкрата. Через час тетя Бося вновь осмотрела воина и сказала, что положение его намного улучшилось. После этого она обработала раны чудодейственным бальзамом и сделала воину перевязку. Потом она применила некие средства, кои взяла с собой из своего волшебного города в наш мир. После чего пожелала нам спокойной ночи и отправилась на женскую сторону, присматривать за княгиней. Как только солнце взошло, мы сразу же вновь приступили к лечению Панкрата. В течение часа мы изливали на него свою энергию, а потом он открыл глаза и слабым голосом спросил:

- Я на каком свете?

- На этом – ответил Эрдни.

- Где же тогда все наши люди? – спросил Панкрат.

- Манжи еще спит. Стражники на посту. Каждый занят своим делом – ответил Эрдни.

- А я уже подумал, что умер и попал в какой-то басурманский ад – признался Панкрат.

- Очень даже мог помереть. Если бы не наша помощь – ответил Эрдни.

- Спасибо. Значит Манжи здесь. Это хорошо. Он обещал мне научить своему воинскому искусству – сказал Панкрат.

- Это не Манжи, это я тебе обещал – воскликнул, изменившись в лице, Эрдни, голосом Хар-Гаря.

- Вы точно не врете? Я на этом свете? – спросил с удивлением на лице Панкрат.

- Манжи вставай. Объясни этому парню, почему теперь я его буду воинским искусствам учить – воскликнул Хар-Гаря.

- Отстаньте от меня допотопные люди. Я хочу поспать. А ты, Панкрат, пойми, что теперь великий воин это Эрдни, а еще я тебе хочу сказать – тут Манжи на какое-то время замолчал, почесал за ухом и сказал. – А впрочем этого пока знания тебе достаточно. Ты на вашем свете, и теперь тут будет всё хорошо. Так что спи и ни о чем плохом не думай.

- Я ему отвар сейчас сделаю. Не хуже вашей энергии поможет он молодому воину – сказал Эрдни. Мы отправились на кухню, а Манжи продолжил свой сон. Вскоре на кухню так же пришла и тетя Бося. Здесь она выпила слегка перекусила, а потом мы все вернулись к раненому бойцу. Эрдни напоил приготовленным им отваром Панкрата. Потом тетя Бося снова обработала мазями рану и заново перебинтовала воина.

- Чудо дивное – сказала тетя Бося. – Я в долгой своей жизни в медицине никогда не видела, чтобы столь тяжелый больной, с таким сложным ранением так быстро шел на поправку. Это воистину действует магия! Вчера этот парень мало чем отличался от трупа, а сегодня это уже просто больной человек, жизни которого ничего не угрожает. Это невероятно! Так он уже завтра будет на ногах!

Жена князя тоже чувствовала себя почти здоровой. Но князь все же просил тетю Босю не оставлять супругу без присмотра. Та что, сделав перевязку, она вновь отправилась на женскую половину, где и провела весь день. А мы целый день занимались лечением Панкрата. Вскоре весть о том, что воин, которого все уже считали мертвецом, внезапно поправился от смертельной раны, быстро разнеслась по крепости. К постели больного стали приходить воины князя, которые хорошо знали и его самого и его брата Данилу. Однако мы сразу отметили, что далеко не все они выражали удовлетворение происходящими событиями. Многие смотрели на воина с плохо срываемым страхом и ужасом, а на нас с озлоблением. Я спросил в сознании у Эрдни совета, что предпринять в данной ситуации у своих друзей.

- Тут дело нечисто – сразу ответил Хар-Гаря. – Надо попросить, чтобы Панкрат спросил у кого-то кого он хорошо из стражников знает о том, что здесь происходит.

- Правильно. Так и сделаем – согласился Эрдни и сразу же отправился к раненому воину. Там он объяснил, что требуется узнать ему от своих товарищей.

Через некоторое время к Панкрату пришел начальник стражи. Он вошел в закуток к нему и они долго там с ним говорили. Наконец, глава стражи вышел от Панкрата и, настороженно посмотрев на нас, вышел из помещения. Мы сразу же бросились к нашему другу.

- Что удалось узнать? – спросил Манжи.

- Дело плохо – ответил Панкрат, и лицо его потемнело. – Как мне рассказал друг, против нас началась тут большая игра. Но сначала расскажу о том, что мне вообще удалось узнать о здешних делах. Беды в последние дни преследовали князя и его семью. Жену спасти ему помогла ваша женщина лекарь. Это хорошо. Не всем так повезло, как ей. За две недели до её отравления попал в засаду и был убит главный воевода князя Антон Чех. Остался князь без самого надежного своего человека.

- И что с того? – спросил Манжи.

- И вот тут, как нарочно, к князю переметнулся со своими воинами боярин Куницын – пояснил Панкрат. - Прямо в день похорон попросился он на службу к князю со своей малой дружиной. А без воеводы нельзя обойтись. Вот и посоветовали князю его советники поставить главным воеводой боярина Куницына. Мол, так он привлечет на свою сторону и остальных бояр постепенно. Стефан Куницын боец знатный. Всем известна его медвежья сила и неукротимый нрав. Послушался князь и назначил боярина главным воеводой. Поначалу тот старался показать себя с наилучшей стороны, но постепенно настроение у него стало портиться. А на днях приехал в крепость, боярин Тушев на переговоры, и состоялся у них разговор с Куницыным. О чем они говорили никто не слышал, но с того дня воевода изменился. Стал зол и надменен.

- Нам какое дело до того, как себя ведет сей воевода? Мы тут не за ним приглядывать приехали. Что нас тут касается? – спросил с раздражением Эрдни.

- А сегодня стал он подбивать дружину расправиться с вами и со мною. Мол, вы злые колдуны. А я теперь тоже стал колдуном и всех нас нужно скорей убить от греха подальше. Мало того. Нужно убить и княгиню, ибо и она теперь стала колдуньей, после того, как её излечила злая ворожея басурманка. Вот такие дела. Говорит воевода, что не бог вступился за князя, а сам сатана. И посему он должен отправить в огонь и нас всех и свою жену тоже. Иначе нужно будет признать, что и сам князь попал под власть сатаны. Нет сейчас владыки с князем, нет помощника во всех делах, а местный епископ, слабая душа, полностью поддержал воеводу. С ним тоже встречался, совсем недавно боярин Тушев. Так и сказал - нужно отправить в огонь басурман. И всё тут. Пока речи эти до князя не дошли, но скоро дойдут. Но что князь сделает в этих условиях? Только он радовался, что успех пришел на его улицу, а тут враги его ответ ему подготовили.

- Это надо было предусмотреть. Мы в глазах этих людей злые иноземные колдуны. И с этим бороться сложно – сказал Манжи.

- Это всё ерунда. Мало что кто тут думает, здесь княжья вотчина, а не народная демократия – не согласился Хар-Гаря. – Тут на лицо заговор. Связь у этого Куницына с Симоном имеется. Не зря же он явился сюда сразу же после убийства бывшего воеводы. Заслан боярин сюда. И думаю, что отправил его человек Симону послание с птицей с докладом о том, что здесь произошло, а затем получил таким же образом ответ от него с указанием, что боярину делать в новой ситуации. Такое же письмо видимо, и епископ получил от Симона. Дело не простое. Ну да не беда. Прорвемся. Вы здесь оставайтесь, а мы отправимся к князю. Нужно нам к нему пробраться прямо сейчас и предупредить его о надвигающейся на всех нас опасности.

Хар-Гаря пробрался, так осторожно в покои к князю, что ни один человек не смог его не то, что остановить, но даже тени его рассмотреть. Подошел воин к князю, так что тот весь вздрогнул, увидев перед собой молодого человека. Эрдни тихим голосом попросил князя выслушать его. Князь разрешил. И тогда Эрдни пересказал слова Панкрата. Князь долго не мог поверить в то, что рассказал ему Эрдни. Здесь очень помогла нам его мать, которая тоже пришла к князю на прием. Она сразу же начала рассказывать информацию ему, которую узнала от одной из нянек. Воевода и епископ подговаривали народ против басурман колдунов и требовали их казни. Мало того, они требовали, чтобы и княгиню, как тоже ставшую колдуньей, так же казнили на костре. Князь уточнил имя нянечки и, вспомнив, какую пользу, приносит эта немолодая женщина его супруге, князь проникся доверием и к её сыну. Эрдни стал одним из ближних людей князя.
- Что делать будем? – спросил Эрдни.

- Ты теперь мой ближний человек. Выйди победителем из этой ситуации, докажи свое право быть ближним моим человеком – ответил сурово князь. Эрдни поклонился и вышел из княжеских покоев.

К этому времени наступила ночь. Все дела решено было отставить на следующий день. Мы легли спать. Но ночью тонкий слух Хар-Гаря уловил подозрительный шум у входа в наше помещение. Вскоре дверь бесшумно открылась, и в помещение вошли две темные фигуры. В руках у них были кинжалы. Убийцы осторожно стали пробираться к закутку, в котором находился Панкрат. Хар-Гаря выхватил меч и молча бросился на врага. Враги так же выхватили свои мечи. Начался бой, который проходил в полной тишине. Враги наши считали, что они смогут легко справиться с молодым человеком. Но они явно ошиблись. Вскоре наш великий воин смог заколоть первого убийцу, а потом расправился и со вторым своим противником.

- Спать нам сегодня не придётся - сказал наш воин. – Нужно незаметно избавиться от трупов.

Через примерно час трупы нами были аккуратно утоплены в болоте, так что отыскать их было невозможно. Затем Хар-Гаря ничего нам, не говоря, направил всех нас к резиденции епископа. Здесь он пробрался к келье, в которой крепкий еще достаточно молодой мужчина молился. Тут Хар-Гаря кинжалом убийц нанес тяжелое ранение епископу. И его кровью написал на стене – так будет со всеми кто пойдет, против боярина Симона Тушева и власти боярской рады.

Не было у нас с братом слов, чтобы выразить наше возмущение подлым святотатством, совершенным нашим воином. Он нанес рану духовному отцу во время его молитвы господу! Если бы у меня были руки, я бы лично придушил воина. Но рук у меня в данный момент не было, и я лишь мог клясть последними словами Хар-Гаря. Божьего прислужника ужасными своими руками, ладно, пусть не своими, но всё равно поднял руку на духовное лицо! Совершил великий грех. Нет теперь нам всем прощения во веки веков! Я просто не знал, как я переживу этот ужасный поступок! Как только мы оказались на месте, в помещении, в котором ночевали, мы с братом начали проклинать за злое дело Хар-Гаря. Но воин в ответ лишь ругался и отвечал, что мы глупые бараны, и что поп сам является изменником и предателем, а значит и христопродавцем и сам бог велел им покарать грешного еретика. На что мы отвечали, что судить мог такого большого слугу господа только владыка, но никак не грешный чужеземный воин. Через некоторое время Эрдни уснул, и нам тоже пришлось прекратить наши разговоры.

Проснулись мы рано утром от того, что бил колокол. Мы вышли во двор и увидели, что вся дружина была уже там. В центре двора стояла кровать, на которой лежал с выражением невыносимой муки на лице епископ, укрытый толстой попоной, возле него стояли князь и его главный воевода. Боярин Куницын был более всего похож на мой вкус на гигантского дикого вепря. Так же был он черен и волосат, и по всему было видно, отличался такой же неимоверной силой и яростью. Князь, великий воин казался хрупким юношей, стоя перед этим массивным и злобным великаном. А епископ, меж тем слегка приподнявшись на постели, что-то зло говорил князю и боярину и указывал на нас.

Мы не стали зря терять времени и сразу же подошли поближе и тут же услышали, что епископ слабым голосом обвиняет нас во всех смертных грехах и требует нашей немедленной казни на костре. Только очистительный огонь спасет наш народ от этих злодеев колдунов, уверял епископ князя. Но воевода тут же перехватил слово и пошел еще дальше, он прямо обвинил князя в пособничестве нечистой силе и потребовал, чтобы были казнены на костре не только сами колдуны, но и излеченные ими супруга князя и воин Панкрат. Ибо они сами и их души погибли от злого воздействия магии, и вместо них теперь на свете существует злобные демоны, принявшие вид умерших людей. По всему было видно, что слова воеводы и раненого епископа находят поддержку у дружины. Все согласно кивали головами, и смотрели на нас с ненавистью. Князь возразил:

- Как же ты воевода служишь мне верно, если на епископа нашего друга духовного слуги злого боярина Симона напали и чуть его жизни не лишили? Ты же сам видел надпись на месте преступления! Почему ты не ищешь врагов в чистом поле, а пытаешься искать их среди тех, кто помогает мне?

- Пока здесь враги рода человеческого, злые маги и колдуны находятся под твоей защитой князь, нет тебе никакой веры. Отрекись от сил зла, вернись к нам к твоим верным сподвижникам и тогда мы все вместе снова пойдет в бой. Верно, я говорю, дружина? – обратился к воинам за поддержкой главный воевода.

В ответ раздались дружные крики поддержки дружинников. Князь посмотрел на своих людей с удивлением и злобой, но возразить ничего не мог. Тут Хар-Гаря подтолкнул нас всех к князю и епископу и боярину. Невольно все кто был во дворе крепости посмотрели на нас. Хар-Гаря воскликнул:

- Воины! Вас пугает этот старый трус воевода, словно вы не солдаты, а молоденькие девчонки, которые жизни не видали. Вы что все здесь последние трусы? Ответьте мне. Кто он этот воевода, чтобы требовать смерти госпожи Настасьи? Он что считает себя выше нашего князя? Он считает себя выше бога? Да и вы. Вы что предатели? Кто из вас предатель и понесет на костер невинную женщину, свою природную госпожу? Вы совсем с ума сошли! Этот воевода предатель и изменник и его следует казнить. Я так же считаю, что ранение слишком сильно повредило здоровью епископа, потому он и стал нести такую страшную ересь обо мне и моих товарищах. Я лично все у епископа спрошу сейчас, и если он, этот святой человек, мне действительно укажет, на то, что я злой колдун и маг, и докажет это. То тогда я сам лично себя на костре сожгу, ради вашего общего спасения. Я клянусь вам в этом. Верьте мне, мое слово верное.

Видно было, что не столько сами слова, сколько тон, какими они были сказаны, начальственный тон, не терпящий никакого возражения, подействовал на дружину. Отовсюду раздались слова – пусть решит епископ, что делать с басурманами, а за княгиню мы все горой станем. Тут Хар-Гаря повел нас к кровати на которой лежал епископ. Мы бухнулись на колени перед кроватью, и приникли к уху епископа. Хар-Гаря начал говорить:

- Привет дядя. Покаяться хочу. Это я тебя сегодня ночью ножиком убил, ты уж меня прости, выбора ты мне иного не оставил. Раскаиваюсь, ибо смерть твоя будет жуткой, рана твоя почти неизлечима. Только мы её излечить сможем.

- Что ты лжешь. Меня ранил ножом слуга боярина Симона по ошибке – возразил удивленный епископ.

- Это тебя кто-то обманул. Я тебя без всякой ошибки ранил смертельно. Но у меня выбора не было. Ибо я знал, что иначе ты нас всех бы тут погубил сейчас. А так ты нас всех спасешь.

- Чем докажешь, что не врешь мне? – спросил церковник.

- Ранил я тебя и на стене написал, так будет со всеми кто пойдет, против боярина Симона Тушева и власти боярской рады. Согласись, знать это я мог лишь, если б сам эту надпись написал – ответил Хар-Гаря.

- И что еще ты хочешь мне сообщить? – спросил епископ зло.

- Еще хочу сказать, что раз ты считаешь, что ранили тебя слуги Симона по ошибке, значит, тебе об этом кто-то сообщил – ответил Хар-Гаря. - Делаю вывод, что сразу же после ранения ты отправил ему голубя почтового с письмом. И вскоре получил ответ, в котором боярин Симон тебе пояснил, что это была ошибка, но если ты сделаешь то, что тебе он приказал, то тогда он тебе вышлет чудодейственный порошок, который излечит твои раны. Хочу тебя предупредить, после того, как получишь порошок этот, испытай его сначала на кошке или собаке. Посмотри насколько мучительно они будут от этого яда умирать. Если уж очень много мучений, то тогда сам выбери себе яд. Ибо спасения от такой раны нет. Ты сам это знаешь не хуже меня.

- Откуда тебе все это ведомо? – спросил испуганный епископ.

- Давно на этом свете живу и многое повидал. Тебя провели, как маленького мальчика. Но вот ты сейчас можешь действительно увидеть то, что никогда раньше в жизни не видал. Посмотри на те двери. Ты там увидишь нечто невиданное – ответил Хар-Гаря.

Епископ приподнялся выше над кроватью и увидел, что возле дверей стоит Панкрат, в руках он сжимал меч. В удивлении и ужасе епископ перекрестился и почти бессильный пал на кровать.

- Боже мой, этого не может быть. У этого парня была рана такая же, как у меня, или даже еще страшнее. Нет точно, его рана была еще более опасной. Три дня назад я его видел, он был фактически уже трупом. Но сейчас он не только жив. Он ходит на своих ногах и даже может держать в руках меч. Это великое чудо! – сказал, медленно покрываясь холодным потом епископ.

- Ну что дядя будем делать? Лечиться или умирать? – спросил Хар-Гаря.

- Конечно, лечиться. Но только как мне сейчас поступить? Ситуация не простая. Нужно дать людям свое решение. А каким оно будет? – спросил епископ.

- Ничего сложного. Нужно тебе объявить божий суд между мной и боярином Куницыным. Кто победит тот и прав, за того и бог, тот и станет воеводой главным – ответил Хар-Гаря.

- Ты шутишь, боярин убьет тебя как слепого щенка. Он великий мастер рукопашного боя и боя на мечах. Никто с ним не справится один на один – сказал церковник.

- За нашего парня бояться не следует – заверил Манжи.

- Тогда так и сделаем, как вы предлагаете – согласился епископ.

После этих слов он подозвал к себе князя и боярина и объявил божий суд. Будут биться боярин Куницын и басурман. Тот кто победил, за того и бог. Если победит боярин, то всех басурман в костер, а если победит басурман, то тогда он прав и будет главным воеводой. Услышав такой приговор боярин радостно подскочил к епископу и поцеловал его и стал благодарить за такой подарок ему. Воевода торжествовал. Он считал, что победил и теперь сиял всеми цветами радуги. После коротких минут подготовки к бою, противники сошлись в схватке в центре двора крепости. Воины ждали быстрой победы великана боярина, но произошло всё совсем не так, как они предполагали.

Хар-Гаря обрушил на своего противника целый град стремительных ударов мечом. Он вовсе не оборонялся, он непрерывно наступал все дальше загоняя своего противника в угол, и в конце концов боярину пришлось отбивать атаки нашего воина, прижавшись спиной к стене крепости. Пот ручьем лил по лицу боярина. Я подумал, что наш воин мог и быстрее завершить этот бой, но он хотел показать свою силу и мощь дружине, так чтобы она понимала, с каким человеком им придется дальше иметь дело. Вскоре до боярина стало доходить, что положение его стало фактически безнадежным, силы покидали его, а напор нашего воина не только не уменьшался, наоборот, он с каждой минутой становился все более яростным. Боярин не выдержал напора и бросился спасаться бегством. Но его остановили воины криками позор. Боярин остановился и попросил передышку в бою. Хар-Гаря посмотрел на князя, но тот сразу сказал:

- Нет времени для передышек. Решайте вопрос прямо сейчас. Не век же нам тут всем торчать и на вас любоваться. Продолжайте бой.

Тут Хар-Гаря быстрым уколом ранил противника в горло, и кровь фонтаном стала вытекать из раны. Бросив взгляд на князя наш воин резким ударом меча снес с плеч голову воеводы. Поднял её за волосы и показал князю. Тот сразу же заявил:

- Божий суд окончен. У нас теперь будет новый главный воевода. Но станешь ты воин воеводой не сразу. Для этого тебе придется выполнить мое особое задание. Но на этом с тобой пока всё. Эрдни иди, отдыхай. А у меня сейчас своей работы много будет. Возьму с собой Манжи и Панкрата, они мне будут помощниками сегодня. Назначаю их своими ближними людьми.

Мы отправились приводить себя в помещение, где ночевали, а наши друзья отправились с князем в крепость. В обед мы встретились с тетей Босей. Она рассказала местные новости. Епископа перенесли в помещение недалеко от княжеских покоев, там наша женщина лекарь сделала ему перевязку и обработала раны. Через некоторое время к нам подошел Манжи, который рассказал, что князь даром времени тоже не терял. Как оказалось, он со своими ближними людьми вел слежку за изменниками с самого момента назначения ныне покойного боярина Куницына воеводой. Всех его людей потихоньку ближние люди князя постепенно постарались перетянуть на свою сторону. Но больше всего верные слуги князя следили за теми дружинниками, кто пошел сотрудничать с новым воеводой и предал своего господина.

Получалось, что князь, несмотря на все усилия воеводы изменника и епископа предателя все же держал ситуацию под полным своим контролем. Но теперь же враг был повержен, и всё было у него в руках. Теперь же князь торжествовал и тут же учинил расправу над врагами своими. Все изменники были выявлены, и теперь князь вел допрос их в каменном своем подземном остроге. Манжи помог захватить изменников, но от проведения допросов с пристрастием он сумел под благовидным предлогом отказаться, перепоручив это дело Панкрату. После обеда мы все отправились к княжьим покоям, но нам сказали слуги, что князь просил его от дел не отрывать. А пока заняться своими личными делами и ждать, когда князь пригласит их к себе.

Вскоре к нам вернулся Панкрат, который рассказал о том, что у князя на сегодня работы много и он позовет нас к себе только завтра утром. Мы, воспользовавшись образовавшимся свободным временем, занялись лечением Панкрата. А на следующий день утром князь пригласил нас к себе в покои. Когда мы шли через двор, то увидели, что посреди его натыканы в землю пики, на которых теперь торчали головы тех дружинников, что вчера требовали смерти нам и супруге князя. Князь карал смертью изменников без всякой жалости. Голов было очень много. Вскоре мы оказались перед князем. Тот усталыми глазами посмотрел на нас и сказал:

- Хорошо я выполол измену в своих рядах. Ваша помощь для меня была в этом деле просто неоценима. Сейчас я стал в сотню раз сильнее, чем прежде. Ибо я выполол столько врагов в ближнем моем кругу, и врагов подлинных, а не мнимых, готовых уничтожить не только меня, но и весь мой род и всех моих друзей и помощников, что это сделало меня почти непобедимым.

- Поздравляем вас князь с таким успехом – сказал в ответ Эрдни.

- Слушайте дальше – продолжил свою речь князь. - Есть еще одна радостная весть у меня. Владыка жив. И я теперь знаю, где его держат. В остроге на острове в холодном море. Так вот. Для того чтобы стать тебе Эрдни главным воеводой нужно будет тебя с друзьями вызволить из плена владыку. Верните мне владыку, и тогда я сделаю вас боярами, и будете и вы, и дети ваши, и дети детей ваших самой высшей знатью в нашей стране. На званых пирах сидеть будете за первым столом по левую руку. Но сами понимаете, что сделать это будет очень не просто.

- Как удалось узнать о том, что владыка жив? – спросил Манжи.

- Эта ваше задание является величайшим секретом для всех здесь. Учтите это и лишних вопросов мне не задавайте – ответил раздраженно князь. – Всё следует держать в секрете с этого момента вам. Официально вы будете мною направлены в дальние степи на переговоры с пославшим вас ко мне китайским императором. О том, куда вы действительно направляетесь должны знать только вы и я. От этого зависит ваша и моя жизнь и успех нашего дела. Дело это не шуточное.

- Спасибо, что вы нам это всё пояснили, но нам нужны подробности дела – ответил Хар-Гаря.

Князь посмотрел на Эрдни с подозрением и спросил:

- У тебя меняется голос. Почему так?

- Воинское искусство включат в себе не только знание оружия и методов боя, но и умение на время принять другую внешность и изменить свой голос – ответил Эрдни. – Этому тоже не просто научиться – добавил уже я.

- Непростые вы воины. Но пришли вы в мой дом в самый тяжелый день моей жизни и помогли мне. Не знаю, каким вас ветром к нам принесло на самом деле, но всё равно, верю вам, ибо мать ваша спасла от смерти свет моей жизни, мою супругу. Враги мои бы так никогда не поступили. Служите и дальше мне верно и главное – верните мне владыку и тогда награда вас будет ждать достойная – сказал князь, внимательно смотря нам прямо в глаза.

- Так вот и мы о том же – возразил Манжи. – Нам нужны подробности задания. Чем больше будем знать о порученном нам деле, тем нам легче будет с ним справиться.

- Хорошо – согласился князь. - Расскажу вам о том, как я узнал о судьбе владыки. Поступила мне три дня назад весть от ближнего человека, что в одну из ближних деревень приезжала несколько воинов боярина Симона. Они сопровождали в поездке к нам своего хозяина убийцу. Как полагается после проверки местного народа отправились эти бойцы в трактир и добро выпили вина. Вот тут один из воинов и похвастался за столом, что знает, где находится владыка. А рядом за соседним столом был мой ближний человек. Он то и сообщил мне эту весть. И сразу же я отправил отряд своих самых доверенных бойцов в ту деревню, и они начали охоту за этим воином боярина Симона. И удача была на нашей стороне. Выкрали мои ребята его в тот же вечер. И в величайшей тайне отвезли в спрятанное в болотах заброшенное имение дяди моего. Там допросили его строго вот он и всё, и рассказал моему ближнему человеку. Допрос он вел один, так что даже самые мои доверенные воины не знали о том, почему они захватили именно этого человека. Вот собственно и все подробности.

- Допросить этого пленника можно? – спросил Манжи.

- А что тебе надо от него? – спросил князь.

- Как что? Вопросов очень много. Нужно спросить о том, на каком именно острове стоит острог, в котором томится владыка. Как на тот остров пробраться. Велика ли охрана на острове и подле него. И как она устроена. План острова и острога нужно было бы уточнить. Есть ли по пути засады и скрытые посты наблюдения. Да и много чего еще – ответил Хар-Гаря.

- Тут ничем вам помочь не могу – ответил князь. - После допроса мой ближний человек избавился от опасного свидетеля. Сами понимаете ситуация тут была не простой. Вести пленника сюда было нельзя, а он был опасен. Если б кто узнал о том, что нам известно хотя бы примерное место нахождения владыки, то тогда с ним бы сразу же расправились. Так что мой человек всё сделал верно. А острогов на островах в холодном море не так уж и много. Найти будет не сложно. Так что собирайтесь в путь прямо сейчас. Нельзя нам время терять. Но мать вашу я оставлю у себя. Боюсь жену оставлять без неё. И этот окончательное моё решение.

- Мы отправимся в путь одни? – спросил Манжи.

- С вами будет Панкрат. Вижу он совсем выздоровел. Я его уже отправил вперед. Он будет вас ждать в заброшенном трактире, сразу же за тем местом, где стоит наш последний пост на границе нашей, ведущей на восток. Как повстречаетесь , ничего ему не рассказывайте до тех пор, пока не будете далеко от заставы и от людей в чистом поле о подлинной цели вашего похода. А там отдадите ему грамоту с моими указаниями, куда ему вас везти и с кем по дороге свести – ответил князь.

Мы покинули князя и отправились собираться в дорогу. Эрдни тепло простился с матерью, пообещал быстро вернуться и потом мы собрали вещи и отправились под охраной стражников до границы княжества. Добрались до заставы мы уже в сумерках. Здесь мы попрощались с охраной и продолжили путь самостоятельно. Вскоре перед нами возник заброшенный дом, в котором должен был нас ждать Панкрат. Но мы не стали спешить в него наведаться. Наоборот. Мы долго запутывали наши следы и уходили всё глубже в лес. Вскоре мы нашли удобную пещеру, в которой разместились на ночлег и сами и спрятали своих лошадей. Постепенно мы убедились, что пока погоня нам не угрожает. В глубине пещеры мы зажгли костер и приготовили себе ужин. После трапезы я спросил у Манжи.

- Как же так? Совсем недавно ты места себе не находил, рвался вернуться в свой мир. А теперь сюда сам явился и ведешь себя так, словно тебя ничего не держит в своем мире. Поясни мне, как так получается?

- Вот именно, что тот раз меня занесло сюда вопреки моей воле, а сейчас я здесь оказался добровольно. Я во время подготовки к походу предупредил своих близких, что вместе тетей Босей и её сыном отправляюсь на длительное богомолье. И там нам будет запрещено использовать телефоны. Поэтому меня там долго никто не будет искать. Да и в тот раз я не знал, как мне в случае необходимости вернуться домой, а теперь с нами свой маг, который может вернуть меня обратно. Так что удивляться моему поведению нечего – ответил Манжи.

- Всё это правильно – сказал Хар-Гаря. – Меня другое беспокоит. Люди мы опытные, воины могучие, но мы басурмане для местного люда. Нам добраться в тайне до места заточения владыки будет сильно не просто. Но зная всё это, князь все же отправляет на данное задание именно нас. Тут какая-то засада.

- Ты думаешь, на смерть верую, нас отравил князь в благодарность за помощь? – спросил Манжи.

Вместо ответа Эрдни достал грамоту князя и, развернув её, прочитал вслух:

- Приказываю сих двух воинов сопроводить тайно до северного моря, помогать им в их розыске и вернуться ко мне вместе с ними.

- В любом случае. Вероятней всего мы не единственный отряд, который князь отправил на задание по освобождению владыки – сказал Манжи. – Но нам сейчас не до них. Нам нужно понять, что предпринять дальше.

- Я знаю, что мы сделаем – ответил Эрдни. – Нужно нам сменить наш вид. Сейчас я сделаю колдовской эликсир и мы немножко поколдуем. Всё будет, как надо.

После сих слов Эрдни вытащил из котомки какие-то травы и стал их бросать в кипящую воду и читать заклинания. Потом кипящей жидкостью он напоил Манжи, а затем и сам выпил этот напиток. Свет померк у меня в глазах, мне показалось, что весь мир передо мной пустился в пляс. Я потерял сознание. А когда очнулся, то увидел перед собой брата моего Василия. Василий так же радостно посмотрел на меня и сказал:

- Брат мой, мы снова обрели тела наши и наши голоса.

Но тут же голосом Манжи он поправился:

- Я уже сам запутался.

Тут раздался голос Эрдни:

- Всё получилось. Теперь мы внешне стали похожи на вас братья. Так что пусть кто хочет, ищет двух калмыков. Хоть до посинения. Не найдет.

После завершения сих магических действий мы немного поспали, и рано утром отправились к заброшенному трактиру. Добравшись до места мы долго изучали подходы к дому, стараясь определить не ждет ли нас засада. Но ничего подозрительного нами обнаружено не было и мы все же отправились в дом. Здесь мы нашли нашего друга, который ужасно обрадовался своим старым друзьям волхвам. Мы ему показали грамоту князя и пояснили, что монголы отправились по просьбе князя в степи свои к китайскому императору на доклад. После короткой беседы мы отправились в дальнейший путь. Когда совсем рассвело, мы уже были далеко от заброшенного трактира. Путь впереди был свободен. Погода прекрасная. Но тут неожиданно возникла новая проблема. Панкрат вдруг выхватил меч и, направив его на нас, воскликнул:

- Братья! Темно было во время нашей сегодняшней встречи в заброшенном трактире. Так что я не рассмотрел вас, как следует. А сейчас вижу, что с вами произошло нечто странное. Это либо злое колдовство! И вы под его воздействием изменились коренным образом. Или же вы не братья волхвы на самом деле, а какие-то злые люди, что претворяетесь ими.

- Что случилось? Чем тебе наш вид не хорош? – спросил я, не понимая, что так сильно насторожило молодого человека.

- А разве это не ясно. Вы были двумя старцами, а теперь вы больше похожи на молодых людей. Это раз. Потом. Вы были плохими наездниками, а сейчас вы правите лошадьми лучше меня. Это два. Вы ведете себя совсем иначе, чем прежде. Всё у вас теперь иное, не такое, как прежде! Так что признавайтесь мне кто вы такие! – воскликнул разъяренный Панкрат.

- Ты совсем обнаглел. Как ты смеешь благодатные изменения, произошедшие с нами называть злым колдовством? Пойми своим тупым умишком. Это божья благодать. Это помощь господня князю нашему. Тот, кто ему верен больше всех людей, тот сразу молодеет и становится воином изрядным, после того, как его князь сделал ближним своим человеком. Ты и так молод был, но и на тебя божья благодать излилась щедрой рекой. Если бы не это благословение, то ты бы сейчас уже на погосте лежал. Разве не так? Или ты тоже изменил князю, как воевода Куницын, что требовал убить княгиню? – воскликнул Хар-Гаря.

- Я верный князю ближний человек. С князем божья благодать и благословение! - быстро ответил Панкрат.

- А раз так, то говори осторожней. И смотри мне. Я чуть было не усомнился в тебе – сказал зло Эрдни. – Больше так не ошибайся. И вообще. Какое-то твое собачье дело, как мы теперь выглядим? Ты же знаешь, что мы волхвы. Знаешь, что мы тайным знанием владеем. Так прими это и успокойся.

- А чем вы докажете, что вы именно люди князя, а не враги наши? – спросил Панкрат, с недоверием взирая на нас.

- А почему мы тебе что-то доказывать должны? Мы же тебе грамоту князя передали. В ней сказано было нас во всем слушать – возразил я.

- Я вас ждал друзей моих вчера вечером. Этих моих друзей и спасителей я и должен был вести к северному морю. Но вчера вечером они не пришли ко мне. Пришлось мне ночь провести одному в заброшенном трактире. Ночь эта была длинной. За эту ночь могли враги моих друзей настоящих калмыков убить, и забрать у них грамотку. Прочитали её и поняли. В грамотке то не указано, кого именно мне нужно будет сопроводить до северного моря и с какой целью. Вот и захотелось врагам подослать шпионов ко мне вместо моих друзей, для того чтобы всё у меня выведать. Чтобы я показал им тайных друзей князя. Но тут была проблема. Басурман то среди шпионов нет у вас, вот тогда и решили ваши господа заменить моих друзей вами, мол, вы братья волхвы. Всё сходится. Враг вы наши – воскликнул Панкрат.

- Перелечили мы тебя. У тебя не только раны затянулись, но и мозги развились просто ужас – сказал с досадой Эрдни. - Хорошо. Проверь нас. Задай вопрос, и мы ответим тебе, и ты убедишься в том, что мы слуги князя и твои друзья.

- Я не знаю, какой вопрос вам задать – ответил Панкрат.

- Тогда смотри – сказал Эрдни, голосом Хар-Гаря и невероятно быстро пустил стрелу из своего лука. Стрела унеслась ввысь. А вскоре прямо перед ногами коня Панкрата на землю упала пробитая насквозь стрелой птица. К ноге её была привязана стрела.

- Ловко ты стрелять умеешь – сказал удивленный Панкрат.

- А разве не так же я подстрелил птицу, что несла письмо к хозяину трактира, из которого нам пришлось с боем прорываться? – спросил Хар-Гаря. – Помнишь, как я пинком отправил в полет того громадного трактирщика и как быстро от меня убегали его слуги?

- Помню, великий воин. Так значит, вы можете в разных образах к людям являться? – спросил страшно удивленный Панкрат.

- Можем – признался Эрдни. – Но давай сейчас сначала, посмотрим, что в письме, а позднее поговорим обо всем остальном.

Панкрат спрыгнул с коня и сорвал письмо с ноги птицы. Раскрыл его и прочитал вслух:

- Кондрату. Из крепости в сторону северного моря отправились двое басурман и воин князя Панкрат. Невероятно опасные люди. Убить их любой ценой. Симон.

- Вот видишь. Нас уже ищут. И не просто ищут. Они знают, куда мы идем, и поэтому постараются перекрыть нам все дороги. А ты хотел, чтобы мы своими басурманскими физиономиями здесь светили. Нет. Изменили мы свой вид. И правильно сделали – сказал Эрдни.

- А как мне вас отличать от чужих людей, если вы друг опять обличье поменяете? – спросил Панкрат.

- Вот таким образом мы тебе пальцами знак покажем – ответил Эрдни голосом Хар-Гаря и показал некую комбинацию из пальцев. – Запомнил?

- Да – ответил успокоенный Панкрат.

Несколько часов мы ехали после этого трудного разговора по лесным дорогам в полной тишине. И вот, наконец, мы оказались на развилке дорог. Тут Панкрат указал рукой на дорогу, которая вела к северному морю.

- Тогда поехали с богом – приказал Хар-Гаря. – Враги будут ждать басурман. Мы спокойно проскочим. А там видно будет.

- Хорошо, если мы так спешим, то давайте поедем – ответил Панкрат, оглядываясь по сторонам.

- А если бы не спешили? – спросил я.

- Дело одно у меня осталось недоделанным. Долг хотелось бы мне получить. Помните друга моего, предавшего меня, того у которого мы в трактире в засаду попали? Трактирщика, что всадил мне кинжал в грудь. Задолжал он мне, надо бы ему рассчитаться со мною. Дорога предстоит нам тяжелая. Мало ли что может с нами случиться по дороге. Хотелось бы, взыскав долг, в путь отправиться мне – ответил Панкрат.

- Верно. Как же мы об этом предателе забыли? – воскликнул Хар-Гаря. – Нужно срочно это дело решить. К северному морю позднее отправимся. Только тут есть одна важная проблема. Врага нашего я в тот же вечер, что встреча наша произошла, убил своею стрелой. Вы же братья должны были это помнить. Так что вопрос уже решен. Не зачем тебе к трактиру возвращаться этому злополучному.

- Не уверен, что так. Трактирщика этого хорошо знал не только я. Его хорошо знают и мои друзья из княжеской дружины. Они мне и сказали, что за мной в трактире приглядывали, пытались лечить. И передал меня слугам князя сам трактирщик. Жив он. Такие вот дела. Так что надо мне в том месте побывать и всё лично разузнать – ответил Панкрат.

- Так и сделаем – согласился я. – Действительно тут есть какая-то тайна. В ней нам следует как можно скорее разобраться.

Повернули мы коней и по дороге, ведущей к столице, направились к тому самому трактиру. Добрались мы до него уже ближе к вечеру. Тут Эрдни предложил подождать его в лесочке, а сам отправился на разведку. Подкрались мы к хлеву возле трактира и стали ждать. На удачу, хозяин трактира почти сразу же появился во дворе. Хар-Гаря его быстро оглушил, и мы быстро доставили к своим друзьям нашего пленника. Здесь его мы быстро привели в чувство. Как только трактирщик увидел Панкрата, то в ужасе упал перед ним на колени и заявил, что в его смерти никак не повинен, и что зря призрак его друга явился к нему. Он не был повинен в смерти Панкрата. И трактирщик поведал нам свою историю.

Приехал в трактир со своими слугами сам большой боярин Симон в тот день и приказал запереть всю семью трактирщика в подполе. Там просидели они до ночи. Вход в подпол охраняли стражники. Но в какой-то момент наверху начался страшный шум. Раздались крики и брань. И стало понятно, что в трактире началось настоящее сражение. Потом шум затих. Трактирщик решил посмотреть, что происходит вверху. Он приказал своим домочадцам оставаться в подполе, а сам поднялся наверх. В трактире он увидел ужасающую картину. Везде валялись трупы зарубленных стражников. Но самый страшный труп лежал на улице, прямо на пороге дома. Это был труп человека, невероятно похожего на него самого. Труп лежал пронзенный в грудь стрелой. Трактирщик понял, что это лежит на земле колдун.

Тогда он быстро вернулся в подпол и вывел из него своих домочадцев и повелел им бежать в лес на тайную заимку. А сам остался неподалеку, спрятавшись в стоге сена. И вот через некоторое время трактирщик увидел, как труп стал потихоньку оживать. Мертвец начал читать слова заклинания. Вскоре стрела начала медленно вылезать из его тела. Наконец, она упала на землю. Через некоторое время к лежавшему на земле мертвецу подбежали два стражника. Они смотрели с ужасом на него. Тут мертвец встал с земли и внешность его стала меняться. Но сначала было трудно понять, в кого превращается мертвец. Постепенно трактирщик понял, что это боярин Симон Тушев. Стражники смотрели на боярина с ужасом. Тут к ним подскакал отряд всадников. Боярин указал рукой на двух стражников и обвинил их в трусости в бою. Командир отряда тут же своим мечом зарубил этих стражников. После этого боярин сел на лошадь и уехал прочь от трактира, напоследок приказав воинам обыскать трактир, найти там всех, кто остался в живых и уничтожить их. Воины вошли в трактир и видимо тщательно его обыскали. Потом они вынесли тела своих соратников и отправились прочь от трактира. До утра мы прятались, а утром вернулись к себя в трактир. Здесь они и нашли Панкрата. Его приняли за мертвеца воины боярина. Помогли парню всем чем могли. Но надежды на спасение не было никакой. Когда увидели людей князя, то передали раненого воина им.

Выслушав рассказ трактирщика, Панкрат посмотрел на нас и спросил:

- Верить ли нам этому рассказу?

Тут Эрдни приказал трактирщику подойти к нему поближе и взял его руку и стал прощупывать пульс. Потом он сказал:

- Я этому человеку верю.

Панкрат кивнул в знак согласия головой и сказал:

- Возвращайся к себе трактирщик. И никому не рассказывай о том, что видел меня.
Мы обнялись на прощание и на том наша история эта завершилась.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 51
© 12.01.2018 Пюрвя Мендяев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2166083

Рубрика произведения: Проза -> Антиутопия












1