Партизанский лес - 11


   Утром я проснулся довольно поздно, что было не свойственно для меня. Ведь в деревне на даче Ольги Владимировны, где мы жили с моей матерью и Пашкой. Я вставал рано, в шесть утра, топил печь и носил воду из колодца в дом, пока " молодые" Надя и мой армейский кореш, дрыхли у себя в закутке на диван-кровати. То что времени было много, я понял по солнечным лучам, пробивавшимся сквозь зашторенное окно. В начале зимы, дневное светило встает поздно и по интенсивному свету, солнечных лучей я прикинул, что время часов десять утра не меньше. Но кто зашторил окно? Я четко помню вчера, когда ложился спать, оно было не занавешено, ведь свет я не включал и не было необходимости в шторах, да и второй этаж все таки.


    "Ночная фея", вот кто задвинул шторы на единственном окне в комнате. Она вчера дала мне, самое крепкое в мире " снотворное" и уходя утром на работу, зашторила окно, чтобы её молодой возлюбленный, спал и солнце его не тревожило. А может это был сон и ничего вовсе и не было? Не пил я ни какое " снотворное" в объятьях " рубенсовской" брюнетки, а долго сплю я потому что, не спал толком предыдущею ночь в деревне, после налета на магазин. Эх жаль, что это был всего лишь сладкий сон, подумал я переворачиваясь в постели и уткнувшись носом в простынь, понял что ни какой это не сон. Ночная фея не вымысел а самая настоящая явь, от дорогой шелковой простыни на которой я спал, шел тонкий, едва уловимый аромат французских духов. Точно такими духами, пахла наша новая атаманша.

   Я потянулся на кровати разминая мышцы и подумал, как прекрасна жизнь, молодость, любовь! И впервые помянул мысленно добрым словом, торгашку с Митинского рынка, тётю Анжелу, хитрую бабенку, которая способствовала тому чтобы я и моя мать, стали бомжами. Ведь если бы Анжела со своей родственницей, не уговорили бы мою мать, взять кредит в банке. Она бы не потеряла квартиру и не поехала в Орёл к своей подруге, я бы не нашел " шмайссер" с " вальтером" а Пашка не женился бы на моей маме. Но самое главное, я бы никогда, никогда не встретил бы Ольгу Владимировну, женщину из моих сказочных снов. Ради которой я готов пройти любые испытания и преодолеть все препятствия на своем пути, только быть с ней, с моей ненаглядной атаманшей.

   Приняв душ я пошел на кухню, молодой организм, требовал восполнения энергии, потраченной ночью. На кухне меня ждал сюрприз, вместо еды из " пятёрочки" буженины, колбасы трех сортов и других магазинных закусок. На столе был завтрак из ресторана, яичница с беконом, сырники, отварная сёмга, красная икра, паста, итальянское блюдо с макаронами и большая тарелка с овсяной кашей. Спиртного на столе, не было и в помине, зато соки и минеральная вода, стояли в изобилии, как и фрукты, апельсины, бананы, авокадо , лежали в небольшой плетеной корзинке в форме сердечка.

    А с краю, возле тарелки с кашей, лежала записка, на которой крупным, красивым почерком было написано. -- " Дорогой, ты уже проснулся? Этот завтрак для тебя милый, подогрей что нужно в микроволновке а я буду к обеду. Ольга! " Ничего себе, дорогим, милым, меня назвала? Солнышко, она встала пораньше, чтобы заказать еду в ресторане или сама съездила за ней? Орёл ведь не Москва, где есть службы доставки еды из ресторанов и кафе на дом. Не думаю чтобы в этом провинциальном городе, существовала подобная услуга? Получается что " ночная фея" с позаранку съездила в город и раздобыла вкусной и питательной еды, для своего молодого бойфренда? А лишь потом, поехала на работу к себе в райотдел. Такого поворота событий я не ожидал, обо мне в жизни никто так не заботился, даже Надя, мать готовила дома, какую-то бурду, которую есть было невозможно. А завтраком из ресторана, меня никогда не кормили.

    Ну что же, "дают бери, а бьют беги", так вроде гласит пословица? Тем более это чудесный завтрак, предоставлен мне не просто так а за "работу", проделанную мной в комнате для гостей ночью. Так что вся эта еда вполне заслуженна, чтобы я её немедленно съел, тем более что мой желудок, уже настойчиво намекал мне об этом, ноющими голодными позывами. Ничего разогревать я не стал, первым делом расправился с тарелкой овсяной каши, запивая её, апельсиновым соком, потом пришла очередь " пасты", это итальянское блюдо я пробывал несколько раз в Москве, еще до армии и мне оно понравилось. Потом пошла яичница с ломтиками бекона, сырники и отварная, нежнейшая сёмга, которая буквально таяла во рту. На бутерброды с красной икрой, у меня уже не хватило сил, так как я наелся от пуза и больше в мой желудок, ничего не вмещалось.


   Блаженство, я потянулся на стуле смотря на опустошенные мной тарелки с едой, так плотно и вкусно я никогда не завтракал. Теперь бы закурить для полного счастья и можно пойти на верх, в комнату для гостей смотреть телевизор. Я было хотел выйти в прихожею , где в кармане моего армейского бушлата, лежал " честер", как мой взгляд упал на микроволновую печь, стоявшею на столешнице, кухонного гарнитура из красного дерева. На ней сверху лежала пачка " винстона", и зажигалка. Да уж, " ночная фея" позаботилась обо всем, подумал я затягиваясь дорогим и качественным, американским табаком. Сигареты этой марки я обожал, они как нельзя лучше подходят, для курения после вкусной еды. И Ольга Владимировна, угадала мои тайные пристрастия?Вот действительно как в песне поётся, " Любо, братцы, любо, любо братцы жить. С нашим атаманом не приходится тужить. " Но только не с атаманом а с атаманшей, с красивой, сильной и умной женщиной.


   Выкурив с наслаждением сигарету почти до фильтра, стоя возле окна. Я прошелся по кухне, вышел в гостиную а затем в прихожею . Входная дверь была заперта на ключ снаружи, видно атаманша уходя на работу, закрыла за собой дверь, чтобы в дом не проникли незванные гости, в её отсутствие. Собаки как я заметил у неё во дворе не было, не то что в соседних домах, в которых то и дело раздавался лай овчарок и других представителей крупных собачьих пород. А может симпатичная майорша, закрыла входную дверь на ключ, чтобы я от нее не сбежал? Подумал я выйдя из прихожей опять в гостиную. Хотя бежать я от своего счастья, с чёрными как смоль волосами, никуда не собирался, но вот пути отхода из гостеприимного дома атаманши, нужно было предусмотреть. На случай если её супруг, вернётся раньше времени с курорта и застанет у себя дома, молодого любовника своей благоверной.


   Но окна первого этажа, особняка где жила начальница УБОП, были с решётками . Красивыми узорчатыми решётками , они надежно прикрывали жилище майорши, от воров и грабителей. Да и должность начальницы, отдела по борьбе с организованной преступностью, обязывала быть осторожной и заботиться о своей безопасности. Ведь у неё наверняка есть враги, среди изобличенных ею преступников их друзей и родственников. По этому Ольга Владимировна и не расставалась, со своим верным " макаровым" ни днем ни ночью, держа служебный пистолет, всегда при себе. Выходит сбежать из окна первого этажа, в случае внепланового возращения супруга, " рубенсовской" брюнетки, мне вряд ли удастся , ввиду решеток на окнах. А из окон второго этажа, на которых не было решеток, высоковато будет прыгать, можно ноги поломать или вообще разбиться насмерть. Так что план бегства из окон особняка Ольги Владимировны, как это делают, незадачливые любовники в художественных фильмах. Оказался невыполним, мне оставалось только одно, вступить в единоборство с Ольгиным мужем, если он застанет меня у себя дома. Но все же я надеялся на нашу новую атаманшу, на её ум и предусмотрительность и со спокойной душой, поднялся к себе в комнату для гостей, смотреть телевизор. А что мне еще оставалось делать в отсутствие хозяйки? Дальше ходить по дому и осматривать комнаты, я посчитал для себя верхом не приличия по отношению к Ольге Владимировне. И я сняв халат, лег в одних плавках, на свою тахту в уютной угловой комнате, накрылся одеялом, включив телевизор, где по местному каналу шли Орловские новости и незаметно для себя заснул.


   -- Подъём молодой человек! Хватит дрыхнуть соня.

   - сквозь сон услышал я голос Ольги Владимировны и в ту же секунду, с меня стащили одеяло.

   -- Солдат спит а служба идет!

    - ответил я хозяйке дома, открыв спросонья глаза и увидев её стоящею возле тахты, с одеялом в руке. " Ночная фея" была в форме, только вместо вчерашних штанов, на ней была юбка, под которой выглядывали, соблазнительные ножки майорши, обтянутые черными чулками. Она только что пришла домой с улицы и на красивых пушистых ресницах атаманши, ещё не успели растаять снежинки, а щёки женщины горели огнём от мороза.

   -- Ах ты паршивец! Я тебе сейчас такую службу покажу, мало не покажется. Работаю, не покладая рук, грешки его "замазываю" а он дрыхнет себе, да ещё и острит. Гадкий мальчишка, вот тебе, вот получай.

  - Ольга Владимировна, схватила мой халат, лежавший в изголовье постели и принялась им меня хлестать приговаривая.

   -- Получай, получай, негодник. Шутить со мной вздумал.

   - майорша гонялась за мной по комнате, смеясь хлестая меня халатом по голому телу. От её ударов я вскочил с тахты как ошпаренный. Хотя она со мной играла, но удары халатом по спине и чуть пониже, были болезненными.

   - Ой, больно тётя Оля!

   - воскликнул я в очередной раз, получив удар скрученным халатом по заднице, от хозяйки дома.

  -- Какая я тебе тётя?

   - Ольга Владимировна, притянула меня к себе, обвив халатом мои плечи, держа его двумя руками. Прижатый к крупной груди майорши, я смотрел женщине в глаза и увидел в них вчерашний, неестественный блеск, так они светились, когда она ночью вошла ко мне в комнату. И сейчас глаза хозяйки особняка, выдавали её намерения, взгляд изголодавшейся кошки, красноречиво говорил сам за себя. Вот ненасытная, едва успев подумать я падая от сильного толчка в грудь, спиной на широкую тахту, увлекая за собой женщину из своих сказочных снов.


   -- Какие грешки, ты за меня "замазывала" Оля?

  - спросил я у хозяйки дома, стоящей перед зеркалом в гостиной, поправлющей, растрепанную прическу. После всего что между нами было, вчера ночью и сегодня днем, мне больше не было нужды называть её на вы и по отчеству. Эта строгая с виду женщина, стала самым родным и близким мне человеком и я инстинктивно чувствовал, что это взаимно.

 -- Такие Костя, воров ограбивших на днях магазин в Знаменке, поймали и сегодня они давали показания у нас в райотделе.

  - Ольга Владимировна, повернулась от зеркала ко мне, красивые карие глаза женщины, при этом смеялись.

   -- Но как их поймали?

  - опять переспросил я у майорши не совсем понимая её слова. Ведь вор ограбивший магазин в Знаменке, стоял перед ней. А другие воришки, моя мать и армейский кореш, отлеживались у неё на даче в деревне.

   -- Так и поймали, как обычно ловят. На ваше счастье, в пригороде Орла, сегодня ночью ограбили магазин и воров поймали с поличным, не успели далеко уйти. Это был как раз район нашего райотдела, грабителей привезли к нам и я с ними "поработала". Доходчиво объяснила, что и магазин в Знаменке их рук " дело" и они " согласились".

   - сказала мне Ольга Владимировна, закуривая сигарету, красиво выпуская табачный дым из своих накрашенных помадой губ. А я посмотрел на её руки и при слове " поработала" мне стало не по себе. Я вспомнил как в деревне, майорша охаживала кулаками мою мать, посадив Наде приличный фингал под глаз.

   -- Это не то что ты думаешь милый? Я этим уже давно не занимаюсь. По молодости когда пришла на службу в милицию, бывало не сдерживала себя. Молодая была, горячая. А сейчас нет, стараюсь держать себя в руках.

  - Ольга Владимировна, заметила мой взгляд на её кулаки и смеясь потрепала рукой волосы у меня на голове, при чем глаза женщины светились материнской любовью. Да и она и была мне как мама, по возрасту, уму и рассудительности.

   -- Мои сотрудники постарались, ну сам знаешь не маленький как дела делаются. Это только в кино показывают, что там следствие идет доказательства собирают? На самом деле всё проще, а доказательство преступления лежит на столе у опера, в виде резиновой дубинки.

  - захохотала майорша, обнажая золотые коронки на крепких белых зубах. А я смотря на неё, понял весь цинизм её слов. Попади вот к такой начальнице УБОП на допрос и тут же признаешся во всех смертных грехах, которые делал и не делал до кучи. На ум пришёлся, наш небезызвестный маньяк Чикатило, ведь пока этого урода ловили, с десяток ни вчём не повинных людей осудили за его преступления и одного даже по моему расстреляли. И все по вине вот таких " служителей закона" в кавычках как Ольга Владимировна. Которые зачастую, буквально кулаками, выбивают из подследственных нужные им показания. Но странное дело, неприязни у меня к ней из за этого не было. Просто я понял, что безумно люблю эту симпатичную начальницу УБОП и готов простить ей, любые смертные грехи. Только чтобы быть с ней рядом с этой " рубенсовской" красоткой. Словно сошедшей с полотен, гениального художника из страны ветряных мельниц. Многие искусствоведы до сих пор ломают голову, почему Рубенс, любил рисовать женщин в " теле, " по простому " кровь с молоком"? А я глядя на нашу атаманшу, прекрасно его понимал, ведь худышки, не так фотогеничны как красотки в теле. На благословенном Западе, модели с внешностью " плюс сайз" зарабатывают миллионы, демонстрируя поклонникам, свои пышные формы.

   -- Да не переживай ты Костя. За этой шайкой которую мы ночью поймали, с десяток магазинов по области числиться и одним магазином больше, с них не убудет. А ты и твоя мать со своим молодым кавалером, теперь в долгу у меня.

   - засмеялась Ольга Владимировна забористым смехом, правда при упоминании моей мамаши, взялась рукой за припухшую губу. Надя здорово по ней долбанула, когда они дрались в её домике на краю деревни.


   -- Пошли горе мое на кухню, кормить тебя буду золотце, а то ты у меня с голоду помрешь.

  - Ольга Владимировна, опять по матерински, погладила меня по голове и пошла на кухню, покачивая крутыми бедрами, под туго сидящей на ней форменной юбкой. А я идя следом, благодарил судьбу, которая свела меня с этой удивительной женщиной.

  -- Надо же! Ещё не остыло. Ешь давай Костя, набирайся сил, вечером с тобой на разведку поедем. А мне на работу пора, обед для меня уже заканчивается.

  - Ольга Владимировна, с сожалением посмотрела на часы, встроенные в духовую печь " HASNSA", в её кухонном гарнитуре. И встав со стула на котором сидела, выкладывая из пакетов на стол, одноразовые пластиковые контейнеры с едой из ресторана.

   -- Олечка, ну ты же голодная поедешь на работу, хоть бы чайку попила.

   - умоляюще, просил я свою зрелую любовницу, идя вслед за ней в прихожию. Мне было неудобно перед ней, ведь она уходила на работу голодной в то время как я бездельник, буду есть вкусный обед из кабака.

   -- А я сыта твоей любовью милый! Вечером с тобой поужинаем при свечах, только ты и я. А сейчас мне нужно спешить, начальство в УВД с отчетом вызывает. Помоги мне пожалуйста одеться, солнце мое?

  - ласково попросила меня майорша а у меня от её слов зашлось сердце. Я быстренько нагнулся и помог нашей атаманше, одеть чёрные форменные, полусапожки на меху. Потом пришел черёд её темно - синего, полицейского бушлата а шапку с кокардой она сама одела.

  -- Ты со всеми женщинами так ласков и обходителен?

   - строго спросила у меня хозяйка дома, хотя глаза Ольги Владимировны смеялись.

  -- А у меня еще не было женщин кроме тебя Оля, ты у меня первая.

   - ответил я смущаясь полицейской начальнице и увидел искреннее удивление в её глазах. Ольга одобрительно хмыкнула но ничего не сказав, поцеловала меня по дружески в щеку и пошла к двери.

   -- А муж твой не вернется с курорта раньше срока милая?

   - спросил я Ольги в дверях, майорша уже захлопывала дверь снаружи но услышав мой вопрос, поставила в дверной проем ногу в сапожке.

   -- А ты боишься? Не бойся милый, не вернется! Он в Египте отдыхает и у него чартер, который только через неделю летит в Москву. Так что будь у меня как дома, но не забывай что ты в гостях?

    - засмеялась майорша и одарив меня любящим взглядом, захлопнула дверь с обратной стороны, гремя ключами, закрывая своего молодого бойфренда на замок. Ну что же так даже лучше, что её благоверный греет бока в Хургаде, а его не старая еще женушка, развлекается в отсутствие мужа, с молодым парнем. Подумал я идя обратно на кухню, чтобы пообедать и набраться сил как мне приказала моя начальница. Для чего мне нужны были силы вечером, так это только не для поездки к объекту нашего предстоящего грабежа. Силы нужны были для любовных утех с новоявленной атаманшей. Ее ненасытность в постели, меня поражала, современная Валерия Мессалина или Екатерина Вторая. В один ряд с этими распутницами прошлого, можно смело поставить, хозяйку особняка, где я волею судеб, сейчас гостил.


    Обед из ресторана оказался, таким же сытным и вкусным как и завтрак. В одноразовых пластиковых контейнерах, был украинский борщ со сметаной и большим куском говядины, на второе бефстроганов с гречневой кашей, пасторма из курицы, запеченная форель, шашлык, несколько видов салатов из свежих овощей и торт на десерт. При виде такого роскошного обеда у меня вновь потекли слюни, не смотря на утренний плотный и сытный завтрак, я опять хотел есть. И не долго думая принялся за украинский борщ, который я обожал, особенно с мелко нарезанным чесноком и домашней сметаной.

    Спиртного на столе не было, только соки, которые стояли в изобилии, пей сколько душе угодно. Да я и не хотел бухать, водка и вино, вероятно находились в холодильнике, огромном двух дверном, стоящим в углу кухни. Но я его не открывал, потому что в этом небыло нужды. Все необходимое стояло на столе, приготовленное заботливыми руками, моей возлюбленной. Насытивщись и выкурив после обеда ароматную сигарету, я поднялся к себе на верх в комнату для гостей и лег спать, набираясь сил для вечера и предстоящей ночи. " Рубенсовская" красотка, вряд ли даст мне спокойно поспать, судя по её бешенному, темпераменту. И я благоразумно лег спать в дневное время, что делал только в армии, когда приходил в казарму из караула.


   Ольга Владимировна, пришла домой поздно в шесть часов вечера, когда на улице, где в ряд стояли уютные двухэтажные коттеджи, зажглись фонари. Я в это время уже проснулся и сидел на кухне за столом, в одном халате, пил крепкий кофе мелкими глотками, чтобы взбодриться после сна.

   По словам майорши, её промурыжило начальство в УВД, требуя отчет о деятельности их отдела по борьбе с оргпреступностью. В руках у симпатичной служительницы закона, были два увесистых пакета с продуктами, которые она положила на кухне. Сама Ольга Владимировна, судя по всему, дома не готовила, на её отделанной под красное дерево кухне, не наблюдалось, привычных кастрюль и сковородок. Из всех предметов кухонной утвари, был только чайник и кофеварка. А может она и не умела готовить, ведь многие современные, деловые женщины, этим грешат.

   А на мой взгляд, атаманша и не обязана уметь варить борщ, это удел мягкотелых домохозяек. А женщина воин, должна владеть ратным искусством, побеждать противника на поле боя и в постели быть на высоте. Всеми этими качествами, как раз и обладала Ольга Владимировна, воительница, бесстрашная на поле брани и искусная на любовном ложе.

  -- Одевайся милый, съездим с тобой на разведку и потом будем отдыхать.

  - сказала хозяйка дома, смотря на меня любящим взглядом. Как я и предполагал, " нива" служила майорше, для поездок за город в сельскую местность а по городу она ездила на чёрной тонированной " ауди". На которой мы с ней и поехали вечером к дому, который на днях нам предстояло ограбить. Коттедж где жила Ольгина подруга, находился в частном секторе на краю Орла. Мы проехались по улице рассматривая объект нападения. Подходы к дому, не сильно просматривались из за деревьев растущих в близи. Сразу за домами начинался лес, правда не сильно густой, редкий березняк, но все же он служил прикрытием, для скрытного подхода к дому. Забор вокруг коттеджа, был небольшим, перелезь через него нам с армейским другом, не составляло труда, да и Надю подсадим в случае чего. Собаку Вера не держала, что облегчало дело.


  -- Ну все Костя запомнил местность? Потом еще разочек съездим а теперь домой, есть хочу сил нет, ведь я голодная, так и не пообедала сегодня.


   - сказала Ольга Владимировна, включив скорость, плавно трогая машину с места. Немецкая " иномарка" неслась по улицам вечернего Орла, тихо не сильно шумя мотором, не то что Надина " нива", которая ревела как трактор. Вот если бы моей матери, дать в руки такую машину? Надя из нее все " соки" выжмала или разбила бы в хлам, зная любовь мамаши к быстрой езде. Подумал я сидя на пассажирском сиденье, рядом с Ольгой Владимировной, смотря на то как ловко эта красивая женщина, ведёт машину по довольно загруженной автомобилями улице.

   Ужинали мы опять при свечах, ели нежнейшее мясо крабов, запивая его прекрасным белым тосканским. Ужин как и обед был из ресторана, причем судя по обилию закусок которые я впервые видел. Ресторан где майорша брала продукты, элитный, дорогой. Ольга была голодна и я то и дело подкладывал своей возлюбленной, еду в тарелку. Как и в прошлый раз, к ужину она приняла душ и переоделась в великолепное вечернее платье с открытыми плечами и полупрозрачным декольте. И сидя напротив меня за столом в гостиной, благоухая ароматом французских духов и хорошего шампуня.


   -- Эх жаль Ольга Владимировна, что вы замужем?

  - сказал я майорше, после того как она насытилась и закурила длинную женскую сигарету с золотистым фильтром.

   -- Почему жаль, милый?

   - игриво спросила Ольга Владимировна, смотря мне в глаза нежным материнским взглядом. Она прекрасно понимала к чему я это сказал но играла со мной.

   - Потому что я люблю вас и хотел предложить вам свою руку и сердце, но вы Ольга Владимировна, связаны узами брака и нам не суждено быть вместе.

   - сказал я женщине своей мечты, опять перейдя в разговоре с ней на вы от волнения.

   -- Ох молодой человек, вы меня рассмешили? Разве замужество в наше время является преградой, для того чтобы любить друг друга?

   - Ольга Владимировна положила свою холенную белую ладонь на мою руку, лежащею поверх стола и добавила мягким голосом.

   -- К тому же, мужа своего я не люблю и мы уже давно спим с ним, в разных спальнях. Так что вам Константин и карты в руки. Решайтесь молодой человек?

   - засмеялась хозяйка дома, глядя на меня любящим взглядом, своих карих глаз.

   -- Оля, Ольга Владимировна, я предлагаю вам свою руку и сердце и хочу чтобы вы стали моей женой.

  - сказал я майорше, вставая изо стола. Для Ольги это не было неожиданностью, она улыбнулась и ответила согласием. Не то что моя мать, Надя чуть ложку не проглотила когда Пашка за ужином, предложил ей стать его женой.

   -- А я и не против, вовсе не против стать твоей женой, милый мой мальчик!

     - Ольга Владимировна, встала изо стола, подняла бокал с итальянским вином и произнесла тост.

   -- За нашу любовь!!!

   - мы выпили с ней на брудершафт скрестив руки и закрепили наше согласие, соединить свои судьбы, поцелуем. А когда я пошел на верх и хотел зайти в свою комнату для гостей, майорша шедшая по коридору впереди меня, остановилась и вопросительно спросила.

   -- Куда это ты собрался? А ну иди ко мне! Твое место отныне в моей спальне.

    -- Ком цу мир...

   - захохатала Ольга Владимировна, сказав по немецки, иди сюда и поманила меня к себе пальчиком, стоя у двери комнаты где она спала.

    -- И заметьте молодой человек, я не прошу вас, а требую выполнения вами своих супружеских обязанностей.

    - сказала мне моя возлюбленная , открывая ногой дверь в свою спальню и я пошел на её зов, чтобы "умирать" и "рождаться" вновь в крепких объятьях, " рубенсовской" красотки.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 47
© 12.01.2018 Константин Сельский
Свидетельство о публикации: izba-2018-2166049

Рубрика произведения: Проза -> Остросюжетная литература












1