Старый двор...


Вместо вступления
-------------------------------
Год, примерно, 75-ый
Был тогда в календаре,
Когда я в тетрадке мятой
Рифмовал на чердаке

Те свои стишки-наброски,
Спустя годы «откопал»,
Незатейливо и просто
В чистовик переписал.

Может лирики немного,
Может ямбы вразнобой,
Но написано, ей богу,
От души, Читатель мой!

Получилось длинновато,
Хоть пытался урезать,
Но таланта не хватало,
Чтобы коротко писать…


                 * * *

Вспоминаю своё детство,
Что прошло в большом дворе:
Столик, лавки, много места
Для занятий детворе.
Тополь, помню, выше крыши,
Клён кудрявый под окном,
На лужайке, словно дышит,
И гудит наш старый дом!
Трёхэтажный, трёхподъездный,
Каждый здесь друг друга знал,
И дружили, если местный –
Дом в обиду не давал!

Знали, что дядь Петя «квасит»
Водку горькую чуть свет…
А на третьем - дядя Вася
Бросил пить уж восемь лет.
Был, Василий, прохиндеем
И по-чёрному кутил
До тех пор, как в лотерею,
Не «срубил» автомобиль!
«Запорожец» тот, горбатый,
Не забуду до сих пор,
Затыкали уши ватой,
Когда он въезжал во двор!
От того, что при движении,
Он ревел, чихал, дымил,
Бабы-язвы говорили:
- Лучше б Васька водку пил!..

… Дядя Миша жил в 4-ой…
Тот и в холод, и в жару
На речушку, шагом твёрдым,
Отправлялся поутру.
Нарыбачившись в охотку,
Шёл домой навеселе
В чешуе до подбородка
И с рыбёшкой в рюкзаке…

… Баба Люба из 20-ой,
Мужа рано схоронив,
О войне святой, треклятой
Всё наверчивала миф.
От тоски с ума сходила,
Горе прятала в вине,
И без устали твердила:
- Муж живой, он на войне…

… Громогласный дядя Слава,
Из квартиры 25-ть,
Был мужик крутого нрава,
Мог за правду постоять!
Знали все, что он на фронте
Сталинград наш защищал,
И участие в Параде
В 45-ом принимал!
Об одном всегда в беседах:
- Не дай бог, когда война!..
Раз в году, на День Победы,
Надевал все ордена!
Шёл к своим однополчанам,
И встречал начало дня
На Мамаевом Кургане
У зажжённого огня…

… Дядя Коля, глуховатый,
Он в 7-ой квартире жил…
Родом сам из Ленинграда,
Всю блокаду пережил…
А потом, после Победы,
Он больной, на костылях,
Зимы все, а то и лето,
Проводил в госпиталях…

… А над ним была квартира -
Жили дружно и любя,
Дяди Изи с тётей Сарой
Многодетная семья.
Жили, вроде не грешили,
Хлеб не ели дармовой,
Но потом, вдруг, порешили:
- Надо ехать им домой!
Всё до ниточки продали,
Дядя Изя лично сам,
И уехали в Израиль,
Вроде, Родина их там…

… Дядя Толя – лучший слесарь…
Он в 10-ой жил у нас,
Всем паял, чинил и резал…
Чайник, примус, керогаз…
Все соседи говорили:
- Толик – Руки золотые!..

… Во 2-ом подъезде слева
Жил пузатый инженер,
Мы не знали, что он делал,
Кличку дали «Шифоньер».
«Шифоньера» не любили -
Нервный был, слюной орал…
Окна раз ему побили,
Чтобы к нам не приставал…
С ним под ручку приходила
Таня, лет под сорок пять,
Та ночами всех любила,
Осуждали: - Танька – бл-дь!..

… Во 2-ой квартире Гоша,
Сколько помню, жил один,
Он махру курил как лошадь,
Звали Гошу «Никотин».
Гоше шёл шестой десяток,
Когда он, собрав всех нас,
- Заболел, – сказал, – до пяток,
Курить, бросив в сотый раз…

… Справа рядом проживали:
Он - студент, она с дитём,
На руках носил он Галю,
Папой звал его Артём.
Александр днём учился,
Ночью фуры разгружал,
А однажды отличился:
Во дворе сирень сажал…
Но потом его забрали
В КраснуАрмию служить…
Ну а Галя… без морали,
С другим хлопцем стала жить…

… У подъезда отжимался
Дмитрий с самого утра,
Он закалкой занимался,
Обливался из ведра.
С ним играли и дружили,
Пацанов тогда занял:
И в походы с ним ходили,
И в футбол всегда гонял…
Как-то раз, резвясь на пляже,
Вовка стал тонуть у нас,
И никто не понял даже,
Как Митяй Володьку спас.
Но когда он поженился,
Потерял тот божий дар,
Сразу, как-то, изменился,
А когда сынок родился,
Вовсе съехал с Краснодар…

… Жил чудак, по-моему, в 5-ой,
Сочинял, писал и рвал,
Он в пижаме вечно мятой
Двор стихами наполнял.
Как-то осенью, под вечер,
Он с балкона своего
Так читал, что его речи
Слышно было далеко.
А на утро мы узнали:
Умер Костя, в сердце тромб…
Хоронили, провожали
И прощались всем двором…

… После Кости в той квартире
Жил недолго ветеран,
Он болел, и говорили,
Что умрёт от старых ран.
Через год в нашей «избёнке»
Старику стало невмочь,
Увезла его бабёнка,
Слух прошёл: - родная дочь...

… В 21-ой жил учитель -
Старый добрый инвалид,
Мы шумим, он: - Что кричите? -
Тихо так заговорит…
Те беседы были Раем,
Ребятне он как родной,
Рты раскроем, замолкаем,
Ждём рассказ очередной.
Лысый, с виду чуть суровый,
Он, по-доброму, журил,
И всегда, о чём-то новом,
Как по книжке, говорил!
Здесь услышал я впервые
Про «Титаника» конец,
Как Америку открыли,
Чем Суворов молодец.
Где галактики, планеты,
Для кого построен храм…
На любой вопрос ответы,
Знал всех нас по именам!..

… И ещё, в 3-ем подъезде
На последнем этаже,
Дед да бабка жили вместе
Сорок лет тогда уже.
Дед весёлый, бабка строже,
Выходили днём гулять
Дочка Лида, внук Серёжа,
И, частенько, с ними зять.
Этот выпивал немножко,
Но детишек уважал,
И поэтому Серёжку
Здесь никто не обижал...

               * * *

Вечерами по субботам
К нам во двор везли кино,
Забывали про заботы
Старый, малый – всё равно!
Все теснилися на лавках,
Табуретки кто-то нёс…
И в весёлых этих давках
Фильм смотрел дворовый пёс.
Филей звали ту дворнягу,
Только свистни – он бежал,
Вечно с нами, бедолага,
Даже в школу провожал…

Пацаны все с пацанами,
Старший младших защищал,
А когда девчата с нами,
Филя сразу же рычал.
Время было бесшабашных!
Пусть кому-то невдомёк,
В дружбе той было неважно,
Кто родитель, чей сынок.
Всей ватагою на речку
Летом плавать, загорать,
А зима, так топим печку,
На каток в хоккей играть…

               * * *
Мужиков после работы
Во дворе толпа росла,
В домино стуча до пота,
Забивали там «козла».
И бои шли не на шутку,
Если младший вдруг кончал,
И хвалился с прибауткой,
За «козла» он отвечал!

А за Столик этот, помню,
Воевал весь женский пол,
Мол, они с мужьями рОвня,
И им тоже нужен Стол.
И ругались, и нудили,
Стол хотели, хоть умри…
Мужики им сколотили
Стол длиннее раза в три!

Тут уж тётки, сидя врали
И про это, и про то…
Вечерком на нём играли
Под копеечки в лото.

               * * *
Так летели дни, недели,
Солнце, сухо, дождь ли, грязь,
Жили люди, как умели,
Не скрываясь, не боясь.
Если расставляла сети
Для Петра его жена,
Об том знали все соседи,
Той ловушке – грош цена!
Праздник был, так в гости звали,
Пили пиво и коньяк,
А на утро забывали,
Кто кому набил синяк.

Трудно было, бедно жили,
Как могли, хранили честь,
По большому не тужили,
Веря – счастье в том, что есть.

Старый, чистый, как умытый,
В добрых мыслях до сих пор…
Нет, совсем не позабытый,
Тот далёкий детства двор.   






Рейтинг работы: 28
Количество рецензий: 3
Количество сообщений: 6
Количество просмотров: 79
© 12.01.2018 Сергей Пол
Свидетельство о публикации: izba-2018-2166025

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов


Евгений Карпов       15.01.2018   21:45:51
Отзыв:   положительный
С удовольствием прочел ваши воспоминания о жизни и людях из далёкого мира детства, очень яркие, образные и душевные.
А фраза «Краткость – сестра таланта» принадлежит А. П. Чехову и никакого отношения к поэтическому творчеству не имеет,
иначе, пришлось бы отнести к заурядным авторам всех наших признанных классиков.
Творческого вам вдохновения, Евгений.
Сергей Пол       15.01.2018   22:43:22

Спасибо, Евгений! Вам всего самого доброго!
Иван Сухарев       15.01.2018   15:41:09
Отзыв:   положительный
Задело) Очень добрый стих.
Сергей Пол       15.01.2018   16:18:04

Спасибо, Иван!
Oлег Воротынский       14.01.2018   23:26:19
Отзыв:   положительный
Да, приятно читать хорошую поэзию. Удачи.
Сергей Пол       15.01.2018   10:44:59

Спасибо, Олег! Вам всего самого доброго!










1