Рассказы


Максим Стоялов, Денис Стоялов
Украина, Мелитополь
denamax8926@yandex.ru

МИКРОСХЕМА БАРДА
Городок спал, залитый лунным светом. После двадцати часов осеннего ливня улицы превратились в море; вода отливала серебром. В каждой луже повторялось изображение луны. На ее четком белом диске едва виднелись неясные очертания мертвых морей.
Профессор Айзек Бард, колоритный старик с прямой осанкой, эйнштейновской гривой седых волос и пронзительными глазами, выглядел весьма импозантно для своего шестидесятилетнего возраста. Он стоял в раздумье на крыльце одноэтажного дома, но после минутного колебания нажал на кнопку звонка. Наконец, за дверью послышался стук отпираемых задвижек. В приоткрывшуюся щель выглянул Донат Финч, друг детства, - в проеме мелькнули его седые волосы и обрадованные глаза.
- Айзек! Друг мой! - Донат, щелкнув цепочкой, распахнул дверь. - Пожаловал ко мне, слава тебе Господи... Сколько лет, сколько зим!
Широко улыбаясь, гость вошел в переднюю, поставил в угол палку с костяным набалдашником, снял с сутулых плеч пальто, потом вытер платком мокрое от дождя лицо.
- Проходи в комнату.
Донат Финч жил на окраине городка. Его домик был порядком замшелым и запущенным: черепичная крыша потемнела от времени, высокая труба не досчитывалась нескольких кирпичей, от каменных стен веяло сыростью.
Комната, в которой Айзек Бард оказался, была темноватой, но очень чистой. Старомодная дубовая мебель создавала ощущение покоя и благополучия. В камине весело полыхал огонь, на стене мерно тикали часы с маятником.
- Айзек, вот, это превосходный малиновый ликер, после которого усталость как рукой снимет.
- Донат, ты же знаешь, я не пью.
- Жаль. Ну ладно, тогда рассказывай, как у тебя дела.
- Дела мои, Донат, масштабные. - С этими словами Айзек что-то достал из внутреннего кармана.
- Что это?!
- Микросхема!
- Я и сам вижу, что микросхема.
- Как известно, микросхема - это тысячи миниатюрных электрических цепей, размещенных на кремниевой пластинке примерно с ноготь. Информация поступает к ней в виде электрических сигналов. Проходя через микросхему, она изменяется, обрабатывается, к ней добавляется новая информация, часть старой отбрасывается. И на выходе мы получаем новый, переработанный блок информации.
- Это все прописные истины. Дальше что?
- Терпение, мой дорогой. Как ты знаешь, начиная с 2012 года всем жителям США, имплантируют в мозг крошечный микрочип, контролирующий поведение индивида. Причина простая - слишком уж много стало психов, любителей пострелять в живых людей в школах и супермаркетах. Ну и угроза терроризма, сам знаешь, постоянно висит в воздухе. Этот чип, защита от идиотов, служит тормозом любых агрессивных проявлений.
- Да, я знаю, и что из того?
- Так вот, моя микросхема с Wi-Max модулем способна по беспроводному каналу, через базовые станции, отключить все индивидуальные чипы, на всей территории США.
- Ну, допустим, а для чего?
- Не догадываешься? Подумай, что будет потом. Искусственно подавляемые в течение десятка лет агрессивные инстинкты людей мгновенно возьмут верх. Накопленная звериная сущность вырвется наружу. Американцы просто уничтожат друг друга.
- Но это же конец света! - ошеломленно проговорил Донат.
- Нет, не света. Только нации. Если, конечно, это можно назвать нацией. Что это за страна, где 30 процентов белых кормят и поят 70 процентов черных? Увы, мы не стали иконой демократии, как ни старались. Закон последней инстанции у нас один - остаться живым любой ценой, даже перешагнув через труп друга.
- Но это же наша с тобой страна!
- Извини, Финч, чувство патриотизма - это ненужный рудимент, как аппендикс.
- И совесть - тоже аппендикс? А как же Бог?
- Финч, нам веками внушали, что нет бога кроме денег. Обрати внимание, не где-нибудь, а именно на долларах красуется надпись "In God we trust".
- Так ты хочешь продать эту дьявольскую микросхему? Кому, террористам?
- Да, я продам ее тем, кто хорошо заплатит. К чертям мораль, нравственность и прочие сантименты. Мне уже как-никак шестьдесят лет. Я хочу хоть напоследок насладиться жизнью! Кстати, покупатель уже нашелся. Как раз сегодня мне должны позвонить.
В голубых глазах Финча застыло отчаяние. Он умолк, вся его сгорбленная фигура выражала нерешительность.
- Бард, ты сошел с ума?..
- Это не я, это мир сошел с ума.
- Айзек, ты слышишь гнусные звуки?!..
- Где? За окном? Это дождь, друг мой, сегодня льет как из ведра!..
- Нет, не дождь. Это слезы с души твоей. Тебе следует покаяться...
- Кому? Богу? Ересь! Наши предки придумывали себе богов, лишь бы не остаться лицом к лицу с необъяснимым, с наводящим ужас хаосом вокруг!
Помолчав, он добавил:
- Жаль... а я думал, что ты поддержишь меня.
В следующий момент профессор Айзек Бард встал и, не прощаясь, направился к выходу.
- Нет! - пронеслось в голове у Финча. - Если ты вообразил себя Богом, то ты глубоко ошибаешься, лицемерная гнида. Не тебе решать судьбы человеческие! Слышишь, не тебе!!!
Он метнулся к двери и со всей силы опустил на голову Барда тяжелый набалдашник трости, забытой гостем в углу.
Странно, почему не сработал чип-ограничитель? - промелькнуло в голове Финча. Не иначе, это было угодно Богу.
Финч начал лихорадочно искать микросхему, а когда нашел, задумался, как ее уничтожить. Неожиданно зазвонил мобильный телефон Барда. Донат Финч замешкался, но не дольше минуты.
- Алло!
- Профессор Айзек Бард?..
- Ммм... да! - рефлексивно ответил Финч.
- Деньги приготовлены, профессор. Приезжайте!
После некоторой паузы Финч сказал:
- Хорошо! Место встречи?
Донат Финч, стоявший на платформе заброшенного хлебозавода, увидел приближавшиеся из темноты фигуры.
- Айзек Бард?
- Да! - ответил Донат.
- Вот ваши деньги! - ему протянули два больших кейса.
Старик поднял к ним дрожащие руки, но вдруг помотал головой. Ему казалось, что все происходящее - какой-то страшный сон.
- Ааа... - слабовато воскликнул он, стал медленно оседать и повалился навзничь.
Донат Финч всего на пол часа пережил своего друга детства. Он умер от сердечного приступа.

Валлемоно де Лонгхорн

Тихая южная ночь, казалось бы, вот-вот усну. Но не столь внезапно кто-то монотонно постучал в мою дверь. Кто это может быть? Да и странно, почему не звонят? Я посмотрел на часы, второй час ночи. Подхожу к двери, в глазке темно и не было видно лица из-за того, что на лестничной площадке плохое освещение.
- Кто там?
- Это я, Валлемоно де Лонгхорн!
Валлемоно де Лонгхорн? Сразу вспомнилось какое-то рогатое животное
- Прошу, - сказал я, открывая дверь, ночному гостю?
- Спасибо, - в комнату вошло человекоподобное - существо, моего роста, на задних ногах, одетый в длинное, чёрное пальто и черную, широкополую шляпу, которая покрывала его большие рога, и зразу же почему-то прозвучала какофония, что меня не сильно удивило, он же Валлемоно де Лонгхорн.
- Чаю?
- В пакетиках? - Снимая шляпу, поинтересовался Валлемоно де Лонгхорн.
- Есть в пакетиках, есть листовой. Заварить листовой?
- Листовой, - встряхнув ушами, ответил мой гость, только не заваривать, мне так пожевать.
- Проходи на кухню. Ничего, что я на ты?
- Нормально, - цокая копытами по паркету, ответил мой гость, - табуретка крепкая? Сесть можно?
- Можно, должна выдержать. Вы случайно не из ангельской иерархии, второе: ниже властей и выше собственно ангелов?
- Спросил я с улыбкой на лице.
- Нет! - Сардонически ответил он.
Табуретка скрипнула под его массивным телом, но, действительно, выдержала. Я достал пачку крупно листового чая, немного подумал, достал глубокую тарелку и высыпал туда всю пачку, после чего поставил её на стол перед гостем. Валлемоно де Лонгхорн сразу зажевал чай. Я поставил чайник на плиту, достал чашку и пакетик, после чего сел за стол. Валлемоно де Лонгхорн покосился на меня большим чёрным глазом.
- Почему ты меня впустил?
Меня, почему-то совсем не удивляло, что он разговаривает.
- А почему ты пришёл? - В свою очередь спросил я.
- Сегодня твоя очередь...
- Очередь чего? - Образно выражусь, мои мысли проскакивали мимо меня.
- Выбирать судьбу, и рационализировать жизнь. - Проглотив очередную порцию чая, ответил Валлемоно де Лонгхорн.
- Вот так сразу? Но это, же противоречит здравому смыслу.
Я некоторые минуты испытывал оцепенелость.
- Зачем сразу? Можешь подумать, впереди вся ночь. - Он сделал маленькую паузу и сказал. - И что это такое здравый смысл, ничего!
- Из чего выбирать?
- Из чего хочешь, но часы твои будут идти назад, время - это четвертое измерение. Мгновенный куб не может существовать. Тот куб, который мы видим, есть не что иное, как соответствующее текущему моменту времени сечение некоторого "фиксированного и неизменного" четырехмерного куба, обладающего длинной, шириной, высотой и продолжительностью. Время ничем не отличается от любого из трех пространственных измерений, кроме того, что любое сознание движется во времени.
Вот я могу взглянуть на какого-нибудь человека извне пространственного - времени, и я вижу одновременно прошлое, настоящее и будущее любого человека кому пришел и тот, кто дал согласия. Так же, как в трехмерном пространстве я единым взглядом охватываю все части волнистой линии, проведенной на бумажной ленте пером самописца, повторяющего одномерные пространственные движения уровня ртути в барометре. - Валлемоно де Лонгхорн совсем по-человечески пожал плечами, - я не буду тебя озадачивать! Скажу яснее! У тебя есть возможность, если конечно захочешь, полностью переписать свою судьбу сам, можешь взять, судьбу знаменитых людей, хочешь, определи только ключевые моменты. В общем выбирай.
- Значит, как я решу, так и будет. Но ведь она оборвется?
- Да! Воссоединится с жизнью и разумом окружающей нас природы.
- Но и земная природа не вечна!
- Она воссоединится с иными жизнями и Разумной Вселенной.
- А какая гарантия, что все именно так?
- Никакой. Каждому приходится обдумывать и выбирать.
- Но ведь это полнейший произвол!
- Таково одно из проявлений свободы человека.
- Какой же окончательный вывод?
- Никакого. Будет наш личный опыт. Подождем. Поживем! Каждому дарована та жизнь и то бессмертие, которое он достоин.
- Так все-таки во что верить?
- В жизнь. В смерть. В бессмертие.
- А за это ты возьмешь мою душу?
- Зачем? - Удивился он.
- Но, как же, такая возможность, и бесплатно?
- Понимаешь, - Валлемоно де Лонгхорн с сожалением отодвинул от себя тарелку с чаем и повернулся ко мне, отчего табуретка жалобно скрипнула, - есть люди, у которых всё предопределенно, а есть такие, у которых судьба - чистый лист, вот к таким я прихожу. Считай, я исправляю ошибки природы.
Засвистел чайник, я налил себе кипятка в чашку.
- Скажи, а те, кто тебя не пускал, что было с ними?
- Ничего не было, они оставались на том уровне, на котором я к ним пришёл, и они ничего не могли изменить до конца жизни, даже если и хотели.
- Понятно. Тебе как, в письменной или устной форме, предоставить проект моей судьбы? - Улыбнулся я.
- Лучше в письменном виде. Так ошибок меньше, - на полной серьёзности ответил Валлемоно де Лонгхорн.
- Понятно, - внезапно на меня нашло озарение. - Ты торопишься?
- В принципе, нет, - покосился он на меня своим большим глазом.
- Но если напишешь сейчас, будет здорово. Я сразу к себе, а тут, у вас, у людей, для меня неуютно.
- Договорились, я сейчас. Табуретка жалобно скрипнула, когда я с неё стартовал.
Вбежав в комнату, я вырвал из принтера белоснежный лист. И на нем написал то, что подсчитал для себя значительное важное.
Когда вышел в коридор, Лонгхорн был уже в шляпе.
- Уже, - удивился он. - А чего так мало, - поинтересовался он, взяв сложенный вчетверо лист. Не боишься? Что пойдёт не так, как рассчитываешь?
- Не боюсь, там все четко написано.
- Лапидарность использовал, но как хочешь. Но, все мне пора на геокорону! No passaran!
Валлемоно де Лонгхорн спрятал листок в карман и вышел. Я закрыл за ним дверь. Зайдя на кухню, я бессильно опустился на табуретку. Что будет дальше, я не знал, этого не знал даже Валлемоно де Лонгхорн. Тайну будущего хранили два слова на чистом листе бумаги:
БЕЗ СУДЬБЫ...
История, без конца...






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 20
© 12.01.2018 Максим Стоялов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2165951

Рубрика произведения: Проза -> Мистика
Оценки: отлично 0, интересно 1, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1