Деревня Дальняя (автор текста Олег Koshaki Гетьманцев)


 

Олег Koshaki Гетьманцев
https://www.chitalnya.ru/work/1864713/

Декламация Светланы Калининой 5

Людские поселения, какие – не важно, будь то город село или небольшая деревенька или одинокий хутор, земным существованием повторяют жизненные этапы своих создателей. Так же проходят через зарождение, развитие, достигают пика расцвета, затухают, и, в конечном итоге, исчезают под непроглядными слоями новых времён, эпох, эр и так далее. Нет, конечно же, есть такие города, стоящие и даже не меняющие свои имена не то, что веками, а, подчас, целыми тысячелетиями: Иерусалим и Рим, Дамаск и Мантуя, Афины и Пловдив, вследствие чего, кажущиеся нам вечными и незыблемыми. Подчас такие исполины переживают ни один этнос, смешивая в себе народы и расы, неоднократно меняя богов и языки. Да, есть такие чудеса в нашем мире, кто же спорит-то? Наш мир полон сравнений и антитез, которые часто переплетаются между собой до полной неузнаваемости, когда трудно уже разобрать, где созвучие в явлениях, а где полный раздор.

Деревенька, о которой сейчас поведётся рассказ, как вы, наверно понимаете, совсем не относилась к подобным исполинам, хотя и просуществовала на белом свете лет так, эдак, пятьсот. В соответствии с выше изложенной теорий, она так же прошла путь от самого начала, когда её заложили на берегу тогда ещё лесного безымянного озера, промысловики, ходящие в дебри по своим нуждам хозяйственно-экономического характера. В пору своего полносилия, она насчитывала до пятидесяти дворов. Потом, в силу изменившегося временного характера, политэкономических перипетий и окружающей конъектуры, стала хиреть, пустеть ик началу прошлого века едва ли могла насчитать и пятидесяти насельников. Советский период особо не помог в её развитии. Электричество, правда, провели, и даже водонапорную башню поставили, но молодёжь всё равно уезжала в город или, как минимум, в райцентр и обратно возвращаться вовсе и не стремилась. Собственно, в 90-ые годы 20-го века круглый год в ней жило не больше 15 человек среднепенсионного возраста. Правда, на лето привозились ещё внуки, но и это прекратилось после того, как охотники за цветметом срезали кабеля электропередач. А вскоре, как на зло, и водонапорка, не проходившая капитального ремонта со времён своей постройки, обрушилась в пору январских снегопадов. Конечно же, в те смутные времена никто и не озаботился восстановлением утраченных удобств первой необхлдимости. Да и смысл? Кабеля всё равно бы по-новому срезали, а башня… а что башня? вон, река рядом, да и колодцы есть. К тому же, каких-то стариков сердобольные родственники забрали к себе, а ради жителей, которых теперь не набиралось и десятка, пришедшие на смену социально-ориентированным со слоганом «Если ты такой умный, то где твои деньги?», делать ничего и не собирались.Так и перешла деревушка Дальняя на натуральное хозяйство: дрова, колодец, керосиновые лампы; огород, речка, лес. Продуктовая лавка тоже со временем перестала ездить из-за убыточности сих рейсов. Поэтому, за хлебом, керосином, спичками и солью, как и за пенсией и письмами, приходилось добираться до райцентра, что был в восьми км, если по дороге и в пяти, если черезнегустой, но изрытый овражками, ельник.

А жило в Дальней теперь три старика и с пяток старух. Самыми младшими являлись бывшиймеханик однорукий Павлушка и вдовая дочь руководителя охотничьей артели Мария. Обоим было что-то около шестидесяти пяти лет. Самой же старшей жительницей была Акулина Мироновна девяноста двух лет, знатная травница, а в советское время – заведующая районной библиотекой и руководительница местной партийной ячейки. Глубокие познания о фармацевтических свойствах местных растений она, главным образом, почерпнула из всевозможных энциклопедий и популярных брошюр, подкорректировав их личным опытом. Схоронив двух мужей и троих детей она, однако, не утратила определённого оптимизма, не особенно изменила взглядам, заложенным в далёком и бурном пионерском детстве 30-ых годов; слушала приёмник на батарейках, покуривала сигареты без фильтра, могла и стакан самогона по праздничному случаю заложить туда, за что в таких ситуациях требуется и, как следствие сего процесса, зачитать на правах старшей, список нотаций и жизненных нравоучений, «непутёвому бобылю» Павлушке.

Собственно, подобные, забавно-трагические характеристики можно дать любому жителю описываемого поселения, забытом, скорей людьми, чем Богом. Что я, в процессе изложения последних событий, произошедших в Дальней, и сделаю. Тут ведь главное начать, а начав, во время закончить, чтобы не уйти в высосанные из пальца красивости и фантазии, потому что подобные тексты всегда тяготеют к нагромождению самовоспроизводящихся структур, под завалами коих задохнулся уже не один автор. Начну же, не бойтесь, не с начала, в конце-то концов, не летопись же пишется, да и линейное изложение событий, зачастую, вредит восприятию действительности, своей упрямой прямотой разгоняя нас по разным углам логики, лишая общности и единства. Набирая это, тяготеющее к философскому осмыслению мироздания, предложение, автор производил некий отвлекающий манёвр: пока читатель разбирался в филологическом парадоксе, пространно выраженном где-то между абсурдом и бесконечностью, а уже был совершаем довольно громкий стук в дверь Ефима Филипповича Попова и услышано тихое, но довольно чёткое приглашение: «Входите».





Рейтинг работы: 8
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 44
© 12.01.2018 Светлана Калинина 5
Свидетельство о публикации: izba-2018-2165934

Рубрика произведения: Проза -> Повесть


Олег Гетьманцев       13.01.2018   14:13:03
Отзыв:   положительный
Интересно вышло, Светлана!
Теперь, действительно, надо над продолжением работать. ))
Светлана Калинина 5       14.01.2018   20:54:04

Олег, пусть сбудутся Ваши мечты! Плодовитого творчества! Со Старым Новым годом!

Олег Гетьманцев       14.01.2018   20:58:57

И Вас с Ним же! )










1