Любовь, как перстень с ядом. Глава 8.


Любовь, как перстень с ядом. Глава 8.
Глава 8.
Вика была приятно поражена общением с Гийомом. Этот мужчина оказался не только хорошим собеседником, но и прекрасным гидом по фамильному особняку семьи Корбуони. Он провёл её по анфиладе комнат второго этажа особняка, рассказывая обо всём. О старинных фарфоровых вазах и часах, о скульптурах и картинах, о гобеленах и других антикварных вещах, которыми был наполнен этот дом.
Через час у Виктории «закружилась голова» от такого изобилия красоты.
- Давайте сделаем передышку. – Предложила она Гийому. – У вас замечательный дом и… такое обилие информации. Мне надо немного отдохнуть. Слишком много впечатлений. И ещё… - она улыбнулась, - я немного устала от … высоких каблуков. Я непривычна к ним.
Гийом улыбнулся и ответил. – Я впервые встречаю женщину, которая так простодушна. Виктория, вы поразили меня своей красотой, а теперь ещё и …душевностью. Вы с таким интересом меня слушали, что мне хотелось говорить и говорить, лишь только бы быть вам интересным. Извините, я не учёл, что могу вас утомить.
В это время они шли по большому длинному коридору. Гийом подошёл к одной из дверей и открыл её. – Входите, Виктория, давайте здесь отдохнём. Это кабинет-библиотека. Им пользовались все мои предки, вернее все сеньоры Корбуони - главы нашего семейства, начиная со времён Медичи.
Виктория прошла в кабинет и остановилась, очарованная его убранством.
Стеллажи книг и картины украшали две стены кабинета. Мебель кабинета была старинная и очень красивая. Большой центральный стол со старинным чернильным прибором. Два дивана. Уголок для отдыха с круглым столиком и четырьмя креслами. Виктория опять подумала, что находится в одном из кабинетов музея Эрмитажа. Только этот кабинет казался обжитым. Как будто «хозяин» этого кабинета только что работал в нём, но вышел в другую комнату.
Три высоких арочных окна зашторены тяжёлыми бархатными шторами. Кабинет освещался тремя латунными люстрами, но Гийом включил ещё и настенные бра. От такого освещения кабинет превратился в сказочную комнату, наполненную тайнами и мистикой.
- Проходите, Виктория. Устраивайтесь, где вам нравится, а я позабочусь о напитках. – Сказал Гийом. Он подошёл к письменному столу, поднял трубку телефона и заказал напитки. – Сейчас нам всё принесут, а мы пока поговорим.
Виктория устроилась на диване, который оказался на редкость жёстким. Она немного нахмурилась, и это не ускользнуло от Гийома.
- Вам неудобно? - Спросил он. – Слишком жёстко? Это потому, что этим диванам лет двести и они на конском волосе. Я давно хотел заменить их, но мама против. Она считает, что в доме должен оставаться дух времени. Но я вам помогу.
Гийом подошёл к одной стене и на что- то нажал. К удивлению Виктории, в стене открылась дверь тайной комнате, в которую ушёл Гийом. Через минуту он вышел из комнаты, неся в руках две большие бархатные подушки. А ещё через минуту Виктория уже на одной из них сидела, а на другую опиралась спиной.
- Теперь вам хорошо, Виктория? – спросил он, усаживаясь рядом с ней на диван. – Я очень хочу, что бы вам было хорошо. Я не знаю почему, но мне очень хочется вам понравиться.
- Спасибо. Мне очень удобно. Да вы тоже очень простодушны, Гийом. И вы мне нравитесь, что … нельзя сказать о мистере Корбуони. – Виктория постаралась перевести ход разговора в нужное ей русло. – С сеньором Антонио мне очень трудно разговаривать, а у нас впереди совместная работа. Если честно, то я его даже … побаиваюсь.
- Да его все боятся. – Махнув рукой, сказал Гийом. – А, когда они начали битву с Гийомом за кресло генерального директора издательства, то совсем стал невыносим. Хотя понять его можно. Вы знаете Лауру Фиджи, Виктория?
Вика кивнула и ответила. - Да. Я с ней встречалась в издательстве. Очень красивая девушка и очень…
- Ревнивая и вспыльчивая. Не правда ли? А ведь сначала она была невестой Гийома Строцини, моего кузена, и не была такой. Но она влюбилась в Антонио, и он её изменил.
- Как же ему это удалось? – С усмешкой спросила Вика.
Парень почти минуту пристально смотрел на неё, прежде чем ответить. – Наш Антонио – сердцеед. За свои тридцать лет он разбил ни мало сердец. У него дважды была уже назначена свадьбы с девушками высшего круга, но… свадьба была отменена. И догадайтесь почему?
- Из-за другой женщины?
- Верно. Вот и с Лаурой так же произошло. Они назначили день свадьбы. Он улетел в Россию и вернулся только через три дня после свадьбы. Он даже не дал разъяснения бедной Лауре. Просто сказал, что свадьбы не будет.
- Но это не так. – Сказала Виктория. – Меня сеньорита Фиджи убедила, что сегодня на этом вечере они объявят дату свадьбы.
- Да-а-а? – искренне удивился Гийом. – Очень этому рад, а то я уж… Не важно. Так давайте поговорим о вас, Виктория. Мне мама сказала, что вы – вдова? Очень странно, тем более что вы ещё слишком молоды.
- Сеньора Строцини говорила вам правду. – Сказала Виктория. – Я вдова.
- «Странно? - Одновременно думала она. – Почему он назвал сеньору Лупию Строцини мамой, а она его представила, как своего племянника? Да ещё и Антонио сказал, что бы я сама в этом разобралась? Что здесь за тайна»?
- Мой муж умер около двух месяцев назад. Я всё ещё соблюдаю траур по нему. Он был очень хорошим человеком. – Продолжила она говорить.
- Ничуть в этом не сомневаюсь. Только умный мужчина мог жениться на такой красивой и умной женщине, как вы. – Гийом «прошёлся глазами» по фигуре Вики и остановил взгляд на её ногах. – Как же я забыл? У вас же устали ноги? Я сейчас вам помогу.
На удивление Вики, Гийом тут же нагнулся и поднял её ноги на диван. Затем бережно снял с них туфли, и … стал нежно массировать ей ступни ног.
Вика была так шокирована его действиями, что не сразу могла говорить. Но только она открыла свой рот, как в дверь постучали.
Гийом извинился и поспешил к двери. Принесли напитки. Он забрал поднос с напитками из рук официанта и сам поднёс его к Виктории. Гийом поставил поднос на столик, налил в бокал красного вина и подал его Вике.
Она продолжала находиться в удивлении, беря бокал с вином из его рук, тем более, что Гийом ещё и «прожигал» её своим взглядом.
«А не слишком ли далеко ты заходишь, Вика? – Сама себя спрашивала она. – Не придётся ли за всё это великолепие платить? Антонио, где ты? Приди и …спаси меня»!
Вика медленно пила вино, а Гийом вновь… занялся её ступнями.
- Может вам не стоит заниматься моими ногами, Гийом? – робко спросила Вика. – Ведь сюда могут войти, а мы…
- Мне наплевать на всех, Виктория. И я давно всем это дал понять. Я отказался от издательства. Я ничего не хочу слушать о тайнах нашего семейства. Я даже отказался от … Лауры в пользу Антонио. Так что теперь имею право получить небольшую компенсацию… - Говорил он и нежно массировал её ноги.
Вика ничего не понимала, а Гийом, казалось, не собирался ей ничего рассказывать. Поэтому она решилась сама его спросить. – Я могу вас понять, Гийом. Вы молоды, а тут вдруг семья требует выполнять определённый долг перед ней, да ещё самоотверженно отказаться от красавицы Лауры. Вы смелый и сильный человек.
- От Лауры Фиджи я отказался сам. – С улыбкой ответил парень. – Я понял, что не потяну её. Уж слишком она дорогая…. А издательство? О, нет, это не для меня. В издательстве меня заменил Гийом. Благо, что мы с ним полные однофамильцы и относимся к одному семейству. Гийом с удовольствием заменил меня. А что ему ещё делать? Работая в издательстве, он, хоть что-то получит от семьи… К тому же он сумел заинтересовать Лауру, но… не надолго. – Гийом рассмеялся неприятным смехом. – Вы бы видели, как они соревновались с Антонио за Лауру!
- А разве женщина не достойна того, что бы за нее боролись? – Виктория старалась говорить безразличным голосом.
- Женщина – да, но не Лаура. Лаура – не женщина, она – пиявка, которая не остановится ни перед чем. И я с удовольствием посмотрю, как она обескровит Антонио, и уж тогда на сцену выйду я.
Вика сделал вид, что ничего не поняла, а Гийом тут же сменил тему разговора.
- Вика, посмотрите на картины в этом кабинете. – Сказа он, указывая на них рукой. - Это портреты всех предков - глав этого семейства…
Гийом оставил её ноги в покое, встал и стал называть имена этих сеньоров. Он рассказывать, чем они прославились в истории рода, а Вика старалась понять то, что он раньше говорил о своей семье.
-«Итак. Гийомов в этом семействе два. Один сын, другой племянник. Кто из них кто надо понять. Один хочет заниматься семейным бизнесом. Другому на него наплевать. Странно ещё то, что этому Гийому надо, что бы Лаура уничтожила Антонио, тогда, как он сказал, на сцену выйдет он. На какую сцену? Чему мешает этому Гийому Антонио»?
Вика «запутала» в своих мыслях и решила прислушаться к рассказу Гийома о своих предках, и обо всём подумать потом.
- А теперь посмотрите на портрет, который висит на стене за вашей спиной, Виктория. – Продолжал говорить молодой человек. – О, это портрет самого знаменитого предка семьи. Леонардо-Антонио Корбуони – деда нашего Антонио.
Виктория опустила ноги на пол и, встав, развернулась, что бы посмотреть портрет. На мгновение она удивилась, потому что с портрета на неё смотрел… Антонио, только в возрасте семидесяти лет.
- Очень похож. – Невольно произнесла она и тут же услышала смех Гийома.
- Вы находите, что внук похож на деда? Точно, очень похож. И меня это иногда … бесит. – Гийом с такой ненавистью смотрел на портрет, что Вика удивилась.
Только теперь она увидела, что Гийом не такой уж и простодушный, как хотел казаться. И вдруг она поняла, что всё, что он говорил, что показывал, и как себя с ней вёл – всё это лишь спектакль одного актёра. Но, ради чего? Вика решила, что над этим надо подумать, а сейчас просто «включиться» в его игру и постараться узнать как можно больше информации.
- И чем же так знаменит этот сеньор? – Спросила она, с искренней улыбкой.
- Он открыл для семьи тайну фамильных колец. – Тихо сказал Гийом. – И эта тайна ужасна! Она способна убить, Виктория. – Он смотрел на Вику со зловещим прищуром.
- Ой, тогда не говорите мне её! – Воскликнула она и сыграла испуг.
Гийом тут же сделал шаг к ней и, взяв её руки в свои ладони, прижал их к своей груди. Его взгляд заставил Вику смотреть на него, а его слова заставили её слушать.
- Разве вы не хотите окунуться в тайну не только смерти, но и страстной… очень страстной любви, Виктория? Эта тайна двух близнецов. Одному из них повезло в жизни, а другой всю жизнь страдал, да так, что решил мстить…
- Ой! – прошептала Вика, вызывая зловещую улыбку на лице парня.
- Вы уже боитесь, Виктория? А будет ещё страшнее, когда вы узнаете, как он стал мстить… Вы, когда нибудь, слышали о ядах, которые невозможно определить?
Вика быстро отрицательно замотала головой, стараясь играть «испуганную куклу». Это ещё больше «распалило» Гийома. Его руки уже держали её за предплечья и сжимали их всё сильнее и сильнее. А она старалась выдержать боль, ради его слов.
И он заговорил. – Конечно, не слышали. А о кольцах с ядом? Тоже не слышали…А хотите, я вам расскажу о них. О, это великая тайна, на которой держится этот дом, Виктория. И всему виной он. – Гийом ткнул пальцев в направлении картины с портретом деда Антонио.
Он. – Повторила за ним Вика и посмотрела на портрет. Она внимательно ещё раз осмотрела всё полотно картины и вдруг застыла, увидев одну вещь, изображённую на ней.
На картине сеньор Леонардо-Антонио Корбуони сидел в красивом кресле возле круглого стола, на котором… лежали книги и … нож. Старинный нож с полукруглой рукояткой и красным камнем на его конце. Вика тут же узнала нож, которым было проткнуто тело её мужа.
- О, Господи! – Невольно прошептала она, не спуская взгляда с картины.
Но Гийом понял по-своему её слова.
- Не пугайтесь, Виктория. Это всего лишь картина, а деда давно уже нет в живых, но….- Он приглушил свои слова и, приблизив свои губы к её уху, договорил. – Но осталась тайна, которая всё ещё… убивает.
Звук открывающейся двери, заставил их обернуться. В дверях кабинета стоял Антонио и смотрел на них.
Виктория всё ещё находилась в объятиях Гийома. Вид её явно был возбуждённым, а ноги её были босыми.
Антонио на мгновение «окаменел», а затем, кашлянув, прошёл в кабинет.
- Я гляжу, что вы… нашил общий язык. – Произнёс он, подходя к столику с напитками. Он взял в руки бутылку вина и его брови приподнялись. – Ты напоил нашу гостью этим вином, Гийом? - Только после этих слов, он посмотрел на неё.
Первый шок от его появления у Виктории прошёл. Она освободилась из объятий Гийома и вновь села на диванную подушку.
- А, что плохого в этом вине, сеньор Корбуони? – Безразличным голосом спросила она. – Мне оно понравилось.
Антонио усмехнулся и взглянул на брата. – Ещё больше оно должно понравиться Гийому, ведь это вино соблазна. Как вы себя чувствуете, Виктория?
Он вновь посмотрел на неё, но теперь его взгляд надолго задержался на её голых лодыжках.
- Я не понимаю вашего намёка, Антонио. – Сказала она и посмотрела на Гийома, который был в восторге от происходящего. – Мне Гийом показал весь ваш дом и мы устали. Решили здесь отдохнуть, вернее это предложил сеньор Строцини. Надо сказать, что я в восторге от вашего дома. Здесь очень красиво и … таинственно. К тому же…
Но Гийом не дал ей договорить. Он быстро сел рядом с ней на диван, нагнулся, поднял ноги Вики себе на колени и произнёс. – К тому же я оказал маленькую услугу Виктории. Помассировал ей ноги. Я утомил её ходьбой по нашим многочисленным комнатам, коридорам и лестница. Мне пришлось помочь расслабиться сеньорите…
- Сеньоре, Гийом. Сеньоре Корбут. Ты перешёл на фамильярность, а это недопустимо … для нас. Сеньора Корбут - наш деловой партнёр. – Строгим голосом сказал Антонио. Его брови были сдвинуты к переносице. Он переводил свой строгий взгляд с Вики на Гийома и обратно.
- Успокойся, брат, мы с Викторией решили общаться без формальностей. Она может быть твоим деловым партнёром, а для меня - она великолепная женщина и… без мужчины. Поэтому я имею право за ней ухаживать.
Гийом нарочито медленно надел на ноги Вике её туфли, затем встал с дивана и помог ей подняться, предложив свою руку.
Антонио продолжал смотреть на его действия «замороженным» взглядом.
- Извините меня, сеньор Корбуони, возможно я не должна была позволить сеньору Строцини столько вольностей, но поверьте, что всё было невинно… - Вика говорила и видела, что её слова «ударяются о стену нежелания понимать» Антонио, и это её разозлило. И она договорила уже по-другому.
- …но очень приятно. Спасибо вам, Гийом, за экскурсию по вашему дому, о легендах и сказках, которыми вы меня даже немного напугали. – Она старалась смотреть только на Гийома и улыбаться только ему. – А за помощь моим ногам вам особая благодарность. Никогда этого не забуду. Всё было так неожиданно и …. восхитительно.
- Ах, надо же? – Вдруг произнёс Антонио. – Ну, если с любезностями покончено, перейдём к делу. Сеньора Корбут, вам внизу в зале давно ищет Вениамин, а тебя, Гийом, тётя. Она, кажется, уже в панике. И куда делся её любимый Гийом? Не украла ли эта русская девушка её Гийома? Мне надоели её причитания… - Он резко развернулся и пошёл к двери, договаривая на ходу. – Иди и сам с ней разбирайся, а я….
- А вы останьтесь на минутку, сеньор Корбуони. – Вдруг остановила его Виктория. – У меня к вам деловой разговор. Надо решить одну проблему. Это касается моей работы в вашем издательстве.
Антонио остановился и медленно повернулся. На его лице было удивление, что тут заметил и «оценил» Гийом.
- Хвала вам, Виктория! – Воскликнул он. - Впервые вижу, что бы наш Антонио остановился по просьбе женщины. Его много раз Лаура просила: - Остановись, остановись, Антонио. Нет. Её он не слушал, а вас…? Я не прощаюсь с вами. Буду ждать вас внизу в зале. – Гийом засмеялся, поцеловал руку Виктории, и быстро покинул кабинет.
Он ушёл, а Виктория только теперь, под пристальным взглядом Антонио, поняла, что она наделала. Взгляд молодого человека не предвещал ничего хорошего.
Он сделал шаг в её сторону, но Вика выставила руку вперёд и произнесла. – Не подходите ко мне. Вам лучше посмотреть … с того места, где стоите.
- Что посмотреть? – С непониманием спросил Антонио.
- Посмотрите на эту картину, вернее портрет вашего деда. – Вика указала рукой на картину. – Что там лежит на столе?
Антонио слегка повернул голову и стал рассматривать картину. Вика смотрела на его профиль и не могла отвести взгляда. В её висках вдруг застучало, голова стала немного кружиться. Стало трудно стоять на каблуках, но она старалась не спускать с него взгляда.
Вдруг его ноздри расширились, глаза сузились, и он резко повернул голову к Виктории.
- Нож?! Он…
- Да, это он. – Тихо произнесла Вика, закрыла глаза и… пошатнулась.
Она тут же оказалась в объятиях Антонио, который выругался и бережно усадил её на диван.
- Вот вам и эффект от вина. Хорошо ещё, что я с тобой, а то… Ну, Гийом, я тебе это припомню. – Говорил Антонио, натирая ей виски этим же вином.
- Что вы… что ты делаешь? – Спросила Вика, отталкивая от себя руку Антонио.
- Помогаю тебе прийти в себя. У этого вина удивительное свойство. Оно и дурманит, но и спасает, если втереть его в виски. Посиди минуту и будет легче…
- У вас большой опыт в… соблазнении, Антонио. Гийому пальцев на руке не хватило, что бы сосчитать женщин, соблазнённых вами.
- Ты не учла ещё пальцы на ногах, Виктория. – Проворчал Антонио.
- Неужели так много? Ты ещё слишком молод, что бы быть таким… Да, что говорить? Это твоя жизнь, что мне до неё? – Вика всё ещё была под воздействием вина. Её голова кружилась, а язык «развязался», выдавая её тайные чувства. – Хотя, нет. Я бы хотела, но… Ты женишься. Лаура – красавица пиявка. Она должна тебя уничтожить, что бы на сцену вышел Гийом, но… Но вот только который из Гийомов настоящий? … Близнецы? Один мстит другому… Зачем? Тайна. Яд! Зачем он мне это сказал? И где может быть яд, если его нет в …кольце?
Её размышления вслух прервал Антонио. Он поднял её с дивана, прижал к себе и заставил посмотреть ему в лицо, положив ладонь на её затылок под волосами.
- Вика, ты что говоришь? Какие близнецы? – Спросил он.
Она попыталась мотнуть головой, но Антонио крепко держал её голову.
- Я не знаю, но хочу знать… Не женись на Лауре. Гийом сказал, что она пиявка и ей поручено тебя уничтожить….
- Кем поручено?
- Не знаю. Гийомов - два. Близнецов - два. Кто из них кто? Не знаю… - Только теперь Вика увидела губы Антонио. Она подняла руку и нежно провела пальцем по его нижней губе. – Пиявка вопьётся сюда… Тебе будет больно… Мне жаль, что не я…
Больше она говорить уже не могла, потому что Антонио закрыл ей рот поцелуем…
Вика «пришла в себя» неожиданно и ощутила, что … целуется с Антонио. Её руки тут же упёрлись ему в плечи, но он её не отпускал. Он продолжал «терзать» её своим поцелуем, тем самым зля её и придавая ей силы.
Виктория уже с силой оттолкнула его от себя и тут же залепила ему пощёчину.
- Какое право ты имеешь …меня целовать? – Вскрикнула она, пытаясь наладить дыхание. Вика быстро осмотрелась и уже заговорила тихо. – А, где Гийом? Мы одни?
- Наконец ты пришла в себя, хотя… я и сожалею. – Антонио потирал свою щёку. – рука у тебя тяжёлая.
- Нога моя ещё тяжелей. Знай это!
Он усмехнулся. – То есть ты говоришь, не поворачивайся ко мне спиной? Ну, прости. Это был единственный метод привести тебя в чувство.
Вика смотрела на него с удивлением. – Ты, что говоришь?
- Ты была под действием соблазнительного вина. – Антонио тут же приподнял руки, говоря. – Это не я тебя опоил. Это был Гийом.
- Зачем он это сделал?
- А сама, как думаешь? Сначала ты ему мило улыбалась, затем дала себя обнять, даже позволила ему массировать свои ноги… Он решил, что…можно и продолжить. – Антонио перестал усмехаться и пристально посмотрел на Вику. - Ты говорила странные вещи, Виктория. О двух Гийомах, я всё понял. О Лауре-пиявке – тоже догадался. А вот кто такие близнецы?
Вика поняла, что «шутки кончились» и теперь надо говорить о деле. Она кивнула и ответила. – Я только поняла, что с них всё началось. Гийом сказал, что один из них стал мстить другому за свою жизнь и… начались убийства. Ты, что-нибудь понимаешь?
Антонио отрицательно мотнул головой.
- Значит, Гийом что-то знает и … не говорит. Не мудрено, он ещё с юности увлёкся историей нашего рода. Годами сидел в библиотеке, изучая её. Я не удивлюсь, что он узнал какую-то тайну нашего рода и решил её возродить.
- А может, не возродить, а не дать ей погибнуть? – Спросила Вика. – В своих целях, конечно. Ведь он хочет убрать тебя со сцены, что бы занять твоё место. Что бы это значило?
Антонио опять пожал плечами.
- Работать в издательстве он отказался. Вместо него стал работать другой Гийом, и все его считают моим братом. Сам же Гийом занимается только собой и библиотекой.- Антонио быстро взял руку Вики в свои ладони. – Ты должна попасть в нашу библиотеку и попытаться всё узнать!
Вика отрицательно замотала головой.
- Под каким предлогом? Да и …зачем мне это нужно?
Вика замолчала, увидя глаза Антонио. Он смотрел на неё с такой мольбой, что голова её опять закружилась.
- Ты же хотела очистить имя…своего мужа? – Сказал он. – Я тоже этого хочу, и ещё…я не хочу уходить сцены, как сказал Гийом. Я эту сцену хочу разрушить. Помоги мне в этом, Виктория?
Она почти минуту смотрела ему в глаза, прежде чем, утвердительно кивнув, произнести. – Хорошо, но только с одним условием?
- Говори.
- Ты больше никогда не будешь меня…целовать.
Лёгкая улыбка скривила его губы.
- Хорошо, если ты сама не будешь об этом просить. – Произнёс он.
- Не буду. Обещаю.
- Хорошо, договорились. Я  буду тебя целовать, если ты меня не будешь об этом просить. Точно? – Антонио еле сдерживал улыбку.
- Точно! – Кивнула Вика.
- Ну, тогда пойдём вниз в зал. – Антонио повернулся и пошёл к выходу, говоря на ходу. – Ты приведи себя в порядок, а я буду ждать тебя за дверью.
Вика смотрела на его спину, мысленно повторяя в голове его обещание и вдруг воскликнула. – Как же так? Значит, если я не попрошу то,…меня можно целовать?
Ей ответом стал лишь лёгкий смех Антонио.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 42
© 12.01.2018 Марина Малиновская
Свидетельство о публикации: izba-2018-2165908

Метки: Любовь и интрига, роман и верность, Италия, тайна, кольца я ядом,
Рубрика произведения: Проза -> Роман












1