Врач без сердца.


Врач без сердца.
 

(посвящение врачам и в частности поэту, врачу-нейрохиругу по профессии, Кириллу Ильмеру)

Глава 1. Шанс на счастье.
(Роман, отрывок из аудиоверсии)

1
Дина открыла глаза, но ещё не проснулась…Её тело было неподвижным и совсем её не слушалось…Взгляд застыл на фотографии, с которой смотрели на неё и улыбались, её самые любимые на свете мужчины Андрей и Кирюшка… Она была ещё там, с ними, в той жизни…
…Второй год - один и тот же сон, который не отпускал её и заставлял жить прошлым…Ещё один сон и день… Без надежды!..Это страшно...Но, как ни странно, именно сон и был её единственным спасением, так как, она перестала жить днём, а ждала скорее ночи, чтоб опять увидеть их, хотя бы во сне…
…Зазвенел будильник. Пора было собираться в клинику. День обещал быть не из лёгких. Предстояла плановая операция на сердце. Кроме Дины провести операцию такого уровня было некому. Она должна это сделать успешно, хотя бы ради них, тех, кого год назад после аварии не сумела спасти..Теперь она всё делала ради них…А спасать - это её профессия…Хирург!.. Не лёгкая, не женская, но такая нужная и необходимая людям. Это она прочувствовала на себе…Даже стихи начала писать, как дань памяти и продолжения любимого хобби Андрея. Как ни странно, но тяга к поэзии и стихосложению у неё появилась после его смерти, как будто бы он передал ей свой дар. Очень часто она перечитывала его общую пожелтевшую тетрадку. И вот опять - этот стих, который он написал ещё в больнице, будучи обычным пациентом и посвятил ей. Почему-то, в последнее время, она часто перечитывала, далеко не гениальный, но именно этот стих, как начало той невидимой ниточки, которая их так крепко связала когда-то…

Хирурги.
У хирурга руки золотые,
Не теряют зоркости глаза.
Среди всех врачей они - святые!
Не стекает с их лица слеза...
Трезвый ум, мгновенные решенья,
Острый скальпель и невозмутимый взгляд!
Не имеют прав на отступленье!
Их сердца за нас за всех болят…
Верные служители Вселенной!
Но не судьи и не палачи.
Я пред ними, преклоня колена,
Говорю:"Спасибо Вам! Врачи!"
От себя!.. И от пациентов!
Тех, кого спасают и спасли!
Руки, что достойны комплиментов -
Дар бесценный матушки-Земли!
Им дана недюжинная сила -
Помогать, лечить, людей спасать!
Резать, штопать и при этом мило
Улыбаясь, раны заживлять…
Кажется, на первый взгляд, работа
Как у всех, но есть один секрет -
Стал сегодня здоровее кто-то,
На десятки или даже сотню лет.
Меньше слёз и горя на планете,
От улыбок расцвела Земля.
Счастливы и живы чьи-то дети
Радуются дочки, сыновья...
Со времён Герона, Авиценны
Нету благороднее труда!
О, ХИРУРГА РУКИ, - ВЫ БЕСЦЕННЫ !
РУКИ у хирурга - это ДА...

…Дина посмотрела на свои руки и улыбнулась - ничего особенного - обычные, женские, хрупкие…Кажется, окончательно проснулась. Часы показывали без четверти шесть. Спохватилась, сунула ноги в тапки и побежала в душ.

2
На работе Дину ожидал сюрприз. Заведующий отделением, Игорь Николаевич, вызвал её к себе и сообщил, что её коллега Олег уехал на похороны матери и ей, Дине, необходимо, отработав своё время, подежурить и за него. За это, правда, доплачивали, но копейки, да и не это главное в их профессии. Здесь не принято было отказываться. Да и у всех - семьи, а она, с некоторых пор - одинокая женщина, ищущая спасение в работе, стихах, в еженедельных походах на кладбище и воспоминаниях. Выслушав просьбу заведующего, она кивнула головой и ответила:
- Да, я поняла, Игорь Николаевич, подменю.
День прошёл напряжённо, но без эксцессов, хотя усталость
чувствовалась. Работа не из спокойных, всегда не знаешь чего ждать. Но Дина привыкла к такому ритму. Хотя лёгкое состояние тревожности всё ещё не покидало её. Вечерело. В больнице стало тише. Время посещения больных закончилось. Медсёстры хлопотали на постах. До вечернего обхода оставалось полчаса. Дина заварила чай и подошла к окну.
Как же красив и притягателен закат!..Огненно-красный магнит, медленно уползал за горизонт, как будто дрожал, … Конец одного дня и рождение нового. Это, как жизнь и смерть…Просто и сложно…Понятно и непонятно…Очевидно и загадочно…Вечность и мгновение...А в голове уже выстраивался ритм и губы невольно повторяли чьи-то мысли вслух, описывая картину, которая предстала перед глазами и в воображении. Дина схватила со стола карандаш и принялась записывать…

Блуждающий закат
В нетленной дымке млеет,
В нём отблеском зари
Проснулся горизонт,
Рождая новый свет
На кромке апогея -
И так из ночи в ночь -
На миллионы лет…
Рождение и смерть
Слились единой гранью,
Начало и конец...
Сомкнулись в колесо,
Что двигает спираль
С летящей в вечность ланью,
Где куполом небес
Накинуто лассо…

…Позднее она назовёт его гранью. Опять всплыли в памяти события годичной давности, глаза сынишки и мужа... Как же всё хрупко и ненадёжно в этом мире. Всё остаётся только в нас, в нашей памяти. И уйдёт только с нами…Как же много она рассуждала на эту тему…

Когда-нибудь сотрётся эта грань
И обнулит предел и боль терпенья...
Вдали исчезнет загнанная лань
И раствориться в вечности мгновеньем…

…В дверь постучали. Медсестра Даша сообщила, что Дину
 срочно вызывают в приёмный покой,привезли мужчину с ножевым ранением. Дина оставила недопитый чай и вместе с Дашей выбежала из ординаторской.
…Мужчина, лет тридцати пяти на вид, был в сознании, но говорил крайне неохотно. На вопросы отвечал кратко, "да", "нет", "не знаю", "не помню". Документов при нём не оказалось. С его слов, его звали - Максим Гришин, оказался в их городе проездом, родом из Архангельска. Голубоглазый брюнет с задумчивым и колючим взглядом смотрел куда-то далеко, в пространство, как будто никого рядом не было и о чём-то усиленно думал. Дина осмотрела рану - неглубокая.
- И кто же это вас так? -
- Хулиганы. Вышел подышать. Попросили закурить. Отказал. Не курю. Вот и получил. Четверо на одного. Жить буду?
- До свадьбы заживёт - пошутила врач и велела медсестре обработать и перевязать рану, а сама протянула руку к телефону, чтобы набрать номер дежурного милиционера, о чём обязана была сообщить по долгу службы. Но пациент, схватив её за рукав, попросил не делать этого сейчас, сославшись на то, что, мол, зачем отнимать время у уважаемого ведомства по такому пустяку. Всё равно, он никого из нападающих не запомнил в лицо, так как было темно, претензий не к кому не имеет, да и дел-то - обычная уличная потасовка. Дина ответила, что - это нарушение с её стороны и невыполнение обязанностей, тогда парень стал просить её отложить звонок, сделать это поближе к утру, всё равно ночью мало вероятности, что кто-то приедет. Врач внимательно посмотрела, освободив руку, промолчала, но звонить пока не стала.
Вот так и началось ночное дежурство… Раненого определили в палату, а Дина вернулась к себе. Её ждал запоздалый вечерний обход и недопитый, но уже холодный чай.
Светало...

Округливалось время,
Сходила ночь на нет,
Растрескивая темень,
Дневной рождался свет.
Сны растворялись плавно,
Вальяжничала лень -
Так просто и забавно
Рождался новый день…

Ночь прошла тихо, кроме вечернего раненого, больше никого не привозили. Дина приподняла голову с кушетки, на которой задремала почти полусидя, поправила волосы и взглянула на часы. Было без десяти пять. Выглянула в коридор. Медсестра Даша сидела на посту и что-то писала. Дина поспешно закрыла дверь и включила чайник, затем принялась приводить себя в порядок. Кофе с утра уже вошёл в привычку. Он будил, бодрил и заставлял трезво смотреть на вещи, да и голова от него становилась яснее. Сделав несколько глотков, вышла в коридор и спросила дежурную:
- Ну как там, наш вчерашний герой?..Не сбежал?
- Куда ж он денется, с раной, да ещё ночью - улыбнувшись, ответила медсестра.
- Спит, наверное, в такую рань.
- Сходите, Даша, посмотрите, пожалуйста, - попросила Дина.
- А вдруг, украли, вон какой красавец, у нас таких нет…
Да, уж, и правда, нет. Сейчас посмотрю, Дина Юрьевна, - отрапортовала медсестра и побежала к палате, в которую положили вчерашнего раненого. Однако, не прошло и минуты, как Дина услышала крик.
Даша бежала обратно и с удивлёнными глазами восклицала:
- А его там нет, без шуток!
- Как нет? Вы хорошо смотрели? Везде?.. На лестнице, в туалете?.. Может покурить вышел?
Так случалось. Хотя, курение было строго запрещено в медицинском учреждении, но некоторые курящие, недисциплинированные пациенты умудрялись нарушать запрет, прячась от медперсонала.
Дина с медсестрой Дашей обежали все палаты, коридоры, лестницы и запасные выходы, даже в служебные подсобки заглянули, но больного не нашли.
Дина вернулась в ординаторскую и позвонила в милицию. Затем, села за стол и принялась строчить служебную докладную записку о случившемся заведующему отделением. Она знала, этим дело не закончится, предстоит ещё и неприятный разговор с главным врачом клиники Владимиром Петровичем, человеком новым в коллективе. Это был настоящий чиновник - карьерист. Или, как говорят, типичный представитель системы. Среднего роста, мужчина сорокавосьми лет, неброской наружности со строгим, угрюмым лицом и бегающими глазами. Его отличали честолюбие, услужливость и угодничество начальству. В клинике его недолюбливали и, если и не побаивались, то всячески старались лишний раз не попадать в "поле его зрения", так как, любое несогласие с его мнением или неподчинение, рассматривались, как удар по его самолюбию. Люди для него ничего не значили. Как говорят в народе, "лишь бы тихо" и "бумажки" были в порядке. Его недавно назначили сверху на место бывшего Павла Ивановича, которого, отправили на пенсию, но стихотворение про таких, как он, Дина уже успела сочинить. И даже название дала -

"Карьерист".

Когда уходит сильный из рядов,
Его ячейку занимает слабый...
Он не борец!.. И это - сто пудов!…
Но, главное, покладистый, как "баба"…

Ещё хитёр, услужлив, словно лис,
Умеет льстить, отвешивать поклоны,
Ну, в общем, настоящий карьерист!
И цель его - лишь, звёзды на погонах!

Он ради них продаст родную мать,
И не проймёт его людское горе...
Ему плевать на то, что продавать,
Не будет вас отстаивать он в споре…

Как поплавок, всегда он на плаву…
С наживкой в паре, никогда не тонет,
За вас он не подставит головУ…
Чужая боль его, увы, - не тронет…

Он не наступит на сто тысяч грабль,
И не рискнёт, спасая человека...
Первым покинет тонущий корабль,
Преобразившись в крысу иль в калеку.

Простой "тихоня" - так их величать,
Оплёл пространство серой паутиной
О, Люди!.. Научитесь отличать!
Добро от Зла, пока весь мир не сгинул!

Когда уходит сильный из рядов,
Его ячейку занимает слабый…
"Великий инквизитор" всех веков,
С злокачественной опухолью краба!

Даже если и не они делают погоду, но очень на неё влияют. Что ж поделать? Такова жизнь. И в ней есть свои издержки. Хотя и говорят, что побеждает сильнейший, но это не совсем так. Чаще побеждает гибкость и люди, умеющие приспосабливаться к различным жизненным ситуациям. Впрочем, так было всегда. Мы все винтики определённой системы. Только кто-то из нас идеально оттачивается и встраивается в механизм, а кто-то - с трудом, или вовсе - никогда. От "материала" что ли зависит?..Впрочем, что говорить, так есть, так было и так будет, что "нужные" остаются, а "ненужных" отправляют восвояси. Только вот, кто, кому и зачем нужен? - Вопрос риторический…Всё относительно в этом мире…Главное, не падать духом, ни при каких обстоятельствах. Это Дина хорошо усвоила, иначе б и не выжила. Не зря говорят, что всё, что нас не убивает - делает сильнее…И как любил повторять когда-то её Андрей:

А кто сказал, что будет всё легко?
Не ценно то, что не бывает трудно,
Манит к себе всё то, что далеко
И дешевеет то, что обоюдно…

А кто сказал, что будут все любить?
Скорей и чаще будут ненавидеть,
Завидовать, злорадствовать, хулить
И норовить, пусть хоть за что - обидеть…

А кто сказал, что будет жизнь в цветах?
Скорее, - мысли импрессионистов!
Не всё правдиво то, что на холстах
И "в цель" - не всё, что пролетит со свистом…

А кто сказал, что нужно всё крушить?
Чужую боль засчитывать в победы?
Судья не тот, кому суды вершить,
А тот, к кому приходят на беседу.

Кто-то сказал, что истина в вине?
Судить можно о многом априори,
Всё важно постигать, вопрос в цене,
Знать не дано, останется лишь спорить.

Дина вздохнула. Истина истиной, а правда у всех своя. Поэтому, лучше в данном случае, не спорить. Премиальных за этот месяц ей уже не видать, только бы не уволили.
3
Её не уволили. Отделалась выговором и, как и предполагалось, лишением премиальных за текущий месяц. Жизнь продолжалась. Смена закончилась. Дина собралась уходить. Нужно было ещё зайти в магазин и купить кое-какие продукты, так как в холодильнике почти ничего не осталось. В запас она давно уже не покупала, есть было некому, а сама она частенько сутками пропадала на работе, там и питалась.
…Вот и дома. Не успела Дина вытащить ключ из замка, как раздался звонок в дверь.
- Кто бы это мог быть? - подумала. Она никого не ждала. В последний год к ней редко заходили. Она сама так хотела. Жила отшельницей в своём, том, прошлом мире, в который не хотелось никого постороннего впускать. Здесь везде прятались её мысли, в каждой капельке воздуха, которым она дышала и в каждой вещице, с которыми так тесно её связало прошлое. Когда-то счастливый и застывший во времени мир…Это всё, что у неё осталось.
В дверь продолжали настойчиво звонить. Дина посмотрела в глазок. На площадке стоял парень в серой бейсболке с листком и букетом в руках. Дина строго спросила, -
- Кто там?
- Служба доставки! - громко ответил голос.
- Я ничего не заказывала, нервно ответила Дина.
- Зато для вас заказали. Получите и распишитесь.
Это уже было интересно. Дина открыла дверь и от неожиданности отпрянула назад. Мужчина быстро поставил ногу между дверью и порогом, чтобы она не смогла её закрыть. Она его узнала. Это был тот самый парень с ранением, который так бесследно ночью исчез из больницы.
- Вам, наверно, досталось из-за меня. Вот и компенсация! - сказал он виновато улыбнувшись и протянул Дине букет цветов.
Дина от растерянности потеряла дар речи.
- Можно войти. Мне нужно с вами поговорить.
И не дождавшись ответа, добавил:
- Только не говорите, что сейчас муж придёт. Его у вас нет, вы живёте одна. Я это точно знаю.
Такая наглость начинала не на шутку злить женщину.
- Вы, что за мной следили? Немедленно уходите! В противном случае, я буду звонить в милицию.
Видя, что женщина напугана, молодой человек заговорил тихим голосом и дополнив фразу умоляющим взглядом, шагнул вперёд:
- Не нужно милицию, разрешите мне войти, не бойтесь, я не причиню вам вреда, мне нужна ваша помощь.
Дина, смягчившись, сделала шаг и впустила гостя.
- Проходите!..Только на кухню и не надолго.
И для начала покажите рану. Сквозь рубашку еле заметно пробивалось тёмное пятно от крови. Рана кровоточила. Снимайте рубашку, перевяжу. Как только Дина дотронулась до руки парня, сразу поняла, что температура повышена.
- Да вам срочно нужно в больницу.
- Нет. Мне нельзя в больницу. Прошу вас. Меня там убьют. Я живучий, выкарабкаюсь.
- Чаю хотите?
- Не откажусь.
Дина поставила чайник, достала чашки и стала нарезать бутерброды. Боковым зрением она видела, что парень не сводил с неё глаз. Чайник закипел, бутерброды тоже были готовы.
- Пока чай заварится я вас перевяжу. Давайте руку. Вас, кажется, Максимом зовут? Не дожидаясь ответа Дина открыла аптечку и достала из неё перекись водорода, стерильные салфетки, ножницы и бинт. Разрезав старую повязку, Дина обработала рану перекисью и перевязала.
- Теперь выпейте вот это.
- Как вы быстро со всем справились. А что это?
- То, что сейчас вам необходимо, таблетки. Выпивайте и будем пить чай. Чай к этому времени заварился. Дина налила две чашки и придвинула бутерброды.
- А теперь ешьте и рассказывайте. Парень засмущавшись взял чашку.
- А что рассказывать? Вы ж всё видите.
- Так почему вам нельзя в больницу?
- Потому, что меня ищут. Они знают, что я ранен.
- Кто они?
- Пока я не могу вам этого сказать.
- Так вы преступник?
- Нет. Могу вас заверить, что вы зря меня опасаетесь. Я не причиню вам зла. И улыбнувшись добавил - я сам вас боюсь.
Он поспешно бросил взгляд на часы и произнёс:
- Мне пора, да и вам нужно отдыхать, а то уже поздно. Резко поднялся и двинулся к выходу. Не дойдя до двери, как-то неуклюже пошатнулся и опираясь плечом о косяк стены стал тихо оседать.
- Тихо-тихо! Вам нехорошо? - Дина подбежала к парню и закинула его руку себе на плечо.
- Ничего. Что-то голова закружилась. Скоро пройдёт.
- Вот что, оставайтесь-ка вы пока до утра у меня, а там видно будет, а то ещё помрёте где-нибудь.
- Простите, я не хотел вас стеснять. Так получилось.
- Чего уж там, уже и так стеснили. Вот в гостиной диван, он в вашем распоряжении. Дина ушла в спальню и вернулась с комплектом белья, полотенцем подушкой и одеялом.
- Вот. Сами справитесь?
-Да, конечно.
- Умыться можно там и указала рукой в сторону ванны. А я спать. Устала, знаете, после дежурства. Как только тело Дины коснулось кровати, его сразу поглотил сон. (продолжение следует)





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 76
© 12.01.2018 Марсель
Свидетельство о публикации: izba-2018-2165884

Рубрика произведения: Проза -> Психологический роман



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1