О шахматах


Вероятно, профессиональные шахматы являются один из самых жестоких и вредных для здоровья видов спорта. Хорошо знаю это по себе, поскольку не раз играл в прошлом в соревнованиях городского и областного масштаба. Поражение в турнирной партии – тяжелый психологический удар для любого шахматиста, после которого уснуть ночью удается далеко не каждому из них. Раздражение на себя, разочарование, досада, страдание самолюбия, стыд перед коллегами и зрителями – примерно такой букет отрицательных эмоций вызывает проигранная в турнире партия. Если в командных видах спорта тяжесть поражения «распределяется» на всех членов команды, то в шахматах она ложится целиком на одного человека. Если в «активных» видах спорта «предстартовая лихорадка» прекращается с началом поединка, то в шахматах внутреннее напряжение сохраняется в течение всей партии, сильнейшим образом воздействуя на нервную систему шахматиста. За время достаточно длинного и трудного турнира или матча шахматные профессионалы теряют несколько килограммов веса - давно проверенный факт.

Все это говорит о том, что шахматы – занятие не для слабых духом. Не случайно первый русский чемпион мира по шахматам А.Алехин сказал: «Посредством шахмат, я воспитал свой характер".
Напротив, другой чемпион мира, американец Р.Фишер, предпочел отказаться от участия в шахматных соревнованиях, чтобы избежать разрушительных для психики переживаний. Страх проиграть партию, турнир, матч, потерять репутацию непобедимого чемпиона, оказался у него сильнее любви к шахматам. Тем не менее, Фишер никогда не терял интереса к любимой игре, следил за проходящими в мире турнирами, иногда отводил душу с противниками невысокого ранга, не расставался с шахматным компьютером.

Пример Фишера в очередной раз говорит также о том, что бывших шахматистов не бывает. Наркоман может излечиться и перестать колоться, алкоголик может бросить пить, но шахматист, дозревший до восприятия эстетики любимой игры, навсегда остается зараженным шахматной бациллой. Он может не играть в турнирах, не ходить (ездить) в шахматный клуб, но всегда будет следить, за новостями из мира шахмат, а увидев в журнале шахматную задачу или этюд, непременно постарается их решить.

Шахматы очень ревнивы. Они требуют всего человека, целиком, и не расположены с кем-то его делить. Если шахматист заводит «любовницу», в виде книг, музыки, фильмов или любого другого постороннего увлечения, шахматы начинают ему мстить. В партиях «изменника» появляются грубые ошибки, зевки, ведущие к непредвиденным поражениям или нежеланным ничьим. Победы в турнирах становятся редкостью или прекращаются совсем. А что же позволено «действующему» шахматисту, с чем эта коварная игра готова мириться? Разрешаются теннис, плавание, лыжи, бег, то есть, все те занятия, которые не претендуют на место в голове и душе шахматиста и используются для подготовки к шахматным соревнованиям.

Если шахматист становиться аскетом и посвящает всю свою жизнь шахматам, он достигает успеха. Ему начинает сопутствовать удача, противники, в критический момент, не выдерживают напряжения и совершают ошибки, «делают подарки», круто меняющие течение партии. Сам же шахматист - аскет почти не делает грубых ошибок, а при наличии большого таланта, вообще становиться непобедимым. Именно такими «безошибочными», "непобедимыми" игроками были, в период своего расцвета, чемпионы мира Т.Петросян и Б.Спасский. Когда, со второй попытки, с огромным трудом, Б.Спасскому удалось выиграть матч у Петросяна и стать десятым чемпионом мира, последний утратил былую силу и непобедимость, и его результаты в турнирах заметно ухудшились. То же произошло с Б.Спасским, проигравшим три года спустя матч на первенство мира Р.Фишеру. В чем тут дело? Очевидно, уступив титул более молодому, находящемуся в расцвете сил, противнику, и Петросян, и Спасский решили, что "поезд ушел" и что можно, наконец, «пожить для себя». Понятное решение. Жизнь коротка, кроме шахмат в ней есть много других радостей, которые тоже нужно не упустить. Ну, а шахматы, как уже говорилось, не прощают измены.

Разделять шахматы с каким-то другим умственным увлечением это все равно, что служить двум богам, и шахматы, в этом смысле, в чем-то напоминают религию. Не случайно, некоторые представители христианства относятся к шахматам негативно, очевидно, подозревая конкуренцию с их стороны. Один христианский святой, кажется, Феофан Затворник, прямо сказал, что все шахматисты после смерти идут в ад. Также резко отрицательно отозвался о шахматах современный проповедник, дьякон А.Кураев. В одной из своих лекций он сказал:

"Понимаете, человек в гораздо большей степени отождествляет себя со своим умом чем с мышцами. И поэтому проигрыш в интеллектуальном состязании гораздо более досаден. И может быть по этой причине мир профессиональных шахмат это просто гадюшный мир, где все друг друга ненавидят, кусают, подсиживают и т.д.»

Ну и ну. Не представляю, где он видел таких шахматистов и такие отношения между ними? Современные гроссмейстеры, все, как на подбор, хорошо воспитаны, объективны, уважительны к своим коллегам, журналистам, рядовым любителям шахмат.
Быть может, они хороши только внешне, а внутри кипят ненавистью друг к другу? Не думаю, не думаю.

Полагаю, что с нравственной точки зрения шахматы безвредны, а как способ тренировки и развития интеллекта, даже полезны. «Шахматы – мерило интеллекта» - сказал один из великих чемпионов прошлого и, на мой взгляд, он был прав. Такие качества интеллекта, как объем памяти, глубина расчета вариантов, скорость мышления, свойственны сильным шахматистам в высшей степени. Игра в шахматы предполагает наличие этих качеств и развивает их.

В то же время, именно шахматы прекрасно показали слабость, ограниченность человеческого интеллекта, что произошло после появления компьютерных шахматных программ высокого уровня. Когда-то, в середине прошлого века, шли споры о том, сможет ли когда-нибудь шахматный компьютер выйти на уровень игры шахматного мастера и составить конкуренцию человеку. Скептики, которых было большинство, смеялись над верой своих оппонентов в великое будущее шахматных программ. Они утверждали, что компьютеры, не умея мыслить абстрактно, стратегически, никогда не смогут, также, производить расчет вариантов на достаточную глубину. Экс-чемпион мира (на тот момент), голландский гроссмейстер М.Эйве, утверждал, что максимальный уровень игры, на который способен выйти компьютер, это уровень кандидата в мастера. Тогдашний чемпион мира М.Ботвинник придерживался другой точки зрения, он считал, что придет время, и компьютерные программы будут играть сильнее людей.

Предсказание советского гроссмейстера оказалось более точным, ни один из самых выдающихся современных шахматистов, не способен оказать сопротивление компьютеру, в матче, с любым контролем времени. Уже в 2009 году на мобильных телефонах появились программы, играющие на уровне гроссмейстера. "Придёт время, и какая-то запонка или булавка сможет выиграть у шахматного гроссмейстера" - пошутил однажды известный комментатор и гроссмейстер Сергей Шипов. Что же говорить о стационарных компьютерах?

В наше время, наблюдая в онлайне поединки сильнейших шахматистов мира, мы можем, одновременно, на соседних сайтах, видеть компьютерные анализы проходящих партий. Боже мой! Как же "тупо" играют великие гроссмейстеры, которых мы считали прежде богами, полубогами! Сколько они делают ошибок! В очень сложных позициях, едва ли не каждый второй ход любого гроссмейстера оказывается либо неточностью, либо просмотром; перевес в партии одной из сторон, то исчезает, то появляется, то переходит к противнику. Несколько лучше обстоит дело в позициях попроще, но и в них игра великих гроссмейстеров очень далека от совершенства. Конечно, и компьютеры не всегда «выводят на первую линию» самые лучшие ходы, но они, по крайней мере, никогда не делают грубых ошибок.

Однажды я проверил на компьютере знаменитые комбинации А.Алехина, приводившие в восхищение не одно поколение шахматистов. И что же я увидел? Компьютер опроверг почти все алехинские комбинации! Корректными оказались только те из них, которые были проведены в позициях с большим перевесом и носили форсированный характер. Остальные комбинации (подавляющее большинство) либо были необязательны, ввиду наличия более простого и эффективного решения, либо основывались на ошибочном расчете и принесли успех лишь потому, что противники Алехина не смогли найти опровержение. В 16 партии матча на первенство мира 1986 года, с А.Карповым, Г.Каспаров не нашел после дебюта очень тонкий и сильный ход, дававший ему большой перевес. Он обнаружил этот ход лишь дома, после многочасового, скрупулезного анализа позиции, в попытке найти более эффективное, чем в партии, продолжение. Я поставил критическую позицию на компьютере и мой «чессмастер», программа далеко не самая современная и сильная, через 3-4 секунды нашел лучший ход. Это был приговор великому чемпиону.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 51
© 12.01.2018 Евгений Терещенко
Свидетельство о публикации: izba-2018-2165840

Рубрика произведения: Проза -> Статья












1