Гардемарины. гл. 6


Гардемарины. гл. 6

Гардемарины

Сергей Сергеевич Сальников

(Впервые повесть опубликована в альманахе "Мастерская", Германия, 2011 г.)

Гл.6

До вечера было далеко, и Сотников решил погулять по городу. Вышел на улицу. Рыбный магазин «Заря», автобусная остановка, через дорогу несколько корпусов областной больницы, а там, дальше за ними – его школа. Четыре года ходил он в неё. Вообще с этими заведениями ему повезло. За десять лет учёбы он умудрился поучиться ровно в одиннадцати. Особо богаты на переезды были первые шесть лет – десять раз менял он товарищей по учёбе. Это же надо так, пойти учиться в первый класс в Польше, а аттестат получать на Камчатке. Уж куда дальше. Он усмехнулся.
«Серый, привет!» - из такого же жёлтого и облезлого барака, что стоял чуть выше по склону сопки, выходил, маша ему рукой, курсантик местной мореходки.
«Привет, Коля!»
«Как жизнь во Владике? Скоро закончишь «бурсу» свою?»
«Так и ты я смотрю уже на четвёртом курсе. А мне ещё пару лет»
«Ты прямо франт, костюмчик клёвый!»
«Чего в форме, лето уже ведь или ещё отпуска нет?»
«Лето есть, а вот «хвост» не отрубил, на экзамен спешу, ещё не пересдал. Ты на месяц?»
Сергей кивнул.
«Ну, тогда увидимся ещё. Ладно, я помчался, уже время подпирает. О, и автобус как раз»
«Ни пуха, ни пера!»
«К чёрту!»
Вот, младше меня на три года, а закончит чуть раньше. Да, совсем молодыми приходят они на флот. Восемь классов школы и четыре с половиной года учёбы в училище. Совсем мальчишки. Нет, в рыбный флот он не пошёл бы никогда. Адский труд. По восемь, а то и десять месяцев не подходят к берегу, мотаясь на своих ржавых СРТ, СРТР. Там «машина» в триста-четыреста лошадок, что хороший подвесной мотор, какие видел он на красивых яхтах в Инглиш Бей.
А сколько их тонет. По одному, когда смывает за борт, где-нибудь в Бристольском заливе, в воду с температурой около нуля или скопом, вместе с судёнышком. Как лет шесть назад, когда за одну ночь утонуло сразу четыре СРТ со своими экипажами. Сто двадцать моряков. Одному рыбаку повезло, двенадцать часов пробыл на киле перевернувшегося сейнера в ледяной воде, сняли его оттуда спасатели. Но уже на судне умер морячок. Самый страшный враг – обледенение. Судно превращается в глыбу льда, команда, пока есть силы, скалывает лёд, Море увечит и убивает их мощной волной, смывает за борт. Упавших в воду, часто не пытаются спасти. Маленький сейнер, потерявших остойчивость из-за десятков тонн льда, что висят на нём, не может сделать разворот. Если он подставит борт волне – это смерть для всех, судно просто перевернётся. В такой воде люди долго не живут.
Уже много лет так работал его отец, старший помощник капитана. Но он смог выжить в этом аду. Смог не дать стихии перевернуть их и отправить на дно. Теперь, слава Богу, этому конец, они переедут подальше от этой рыбы и этого промысла. Или он опять пойдёт в море, только уже из Владивостока? Море страшная сила и редко отпускает от себя человека.
Сергей оглянулся.
Куда пойти?
Школьных друзей жизнь раскидала, кто уже успел отслужить, кто ещё тянул срочную, другие учились, самые шустрые завели семьи и детей.
Вот и Колян помчался «хвост» ликвидировать. Смотри, тоже их валят на экзаменах. За всё время учёбы Серёга лишь единожды получал «неуд». Это было на втором курсе, по очень мутной науке – теоретической механике. Комичная прямо история. До сих пор смешно. Представил, как это было.

«Я закончил первый вопрос» - Сергей смотрит на преподавателя.
«Закончил? Переходи к следующему»
Отбубнил второй ответ, и опять вопрошающе поднимает глаза на экзаменатора.
«Всё? Тогда отвечай задачу, чего время тянуть, видишь, твои товарищи тоже рвутся сюда» - светило термеха вяло усмехается.
Бодренько ответил на последний вопрос билета, и воцарила пауза.
Зачётка в руках, счастливый выскакивает за дверь.
«Ну, что получил?»
Открывает книжульку с оценками, а там стоит… пустота. Нет записи! Это означает только одно – в ведомости красуется «неуд».
Пересдача, чёрт её побери, но ведь не было, ни одного замечания и, ни одного вопроса. Увы, они только постигали своеобразную манёру приёма экзаменов у Валерия Петровича.
Промелькнула вся сессия, прошли пять дней подготовки к пересдаче и вот полтора десятка неудачников вновь пришли схлестнуться в неравном поединке на почве теоретической механики.
«Сразу все заходите! Садитесь! Билеты, которые у вас были в прошлый раз, помните?»
Все дружно закивали головами.
«Вот и готовьтесь по ним к ответу, зачётки сюда, ко мне на стол».
Курсантики заскрипели ручками, а Боголепов занялся своими бумагами. Минут через пятнадцать он поднял голову: «Я выйду тут ненадолго, готовьтесь пока, но, чтобы порядок был и никаких шпор»
Вот это подарок судьбы!
Дверь за экзаменатором закрылась, а гардемарины начали, торопясь, дружно списывать. Прошло с полчаса, всё, что имел учебник и принёсённые конспекты, перекочевало на листки ответов. Пауза затягивалась. Толян приоткрыл дверь, в коридоре было пусто, ещё через пол часа он, робея, отправился на кафедру, но она оказалась закрытой.
Во, дела!
«А может, он на лодочной станции? Он ведь яхтсмен заядлый, наверняка на своей «элке» чего-нибудь делает» - высказался самый догадливый из них.
Покинули учебный корпус и отправились на берег Амурского залива. Одной из крейсерских яхт, той, на которой капитанил их «препод» – не было на стоянке. Дежурный развеял их сомнения: « Ушли они, часа три назад, вернутся только под вечер, на мыс Песчаный отправились»
Кадеты загрустили.
Чего теперь его до вечера дожидаться? Вернулись в аудиторию, послонялись из угла в угол. И тогда Сергей, взяв с преподавательского стола свою зачётку, открыл и обомлел, последняя строчка в ней гласила: «Теор. мех. - удовл» и стояла заковыристая подпись Боголепова.
Вот это да!
Ещё четыре часа назад, как только они сели за парты, он всем влепил по трояку и ушел отдыхать на яхте.
Уже позднее ребята узнали его незыблемое правило – никогда не ставить повторно двоек и никогда при пересдаче не дарить больше трояка, да и принимать повторно он не имел привычки. «Старик» просто списал их в расход, как тех, кто не может освоить его предмет, но совершенно не собирался наказывать за убогость механического мышления дважды.

А чего ждать до вечера, может позвонить сейчас, открыл дверь будки телефона-автомата, бросил в прорезь две монетки по одной копейки, накрутил диск.
«Алло! Это я, Сергей»
«Какой молодец, что позвонил, приезжай прямо сейчас. Я знала, что ты не будешь ждать до вечера»
В трубке раздались гудки.


Продолжение следует.

Все книги Сергея Сальникова в свободном доступе на его сайте: http://sss1949.wixsite.com/salnikov







Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 45
© 12.01.2018 Сергей Сальников
Свидетельство о публикации: izba-2018-2165744

Метки: Гардемарины, Сергей Сальников, Петропавловск-Камчатский, Владивосток, ДВВИМУ, торговый флот, рыбный флот,
Рубрика произведения: Проза -> Приключения



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1