Маша и Евлампий


ДРУГАЯ ЖИЗНЬ.

Маша была первой из продавщиц гастронома на перекрёстке, понравившейся Евлампию с момента поступления его туда грузчиком.

Это случилось в обеденную пересменку, в первые минуты самой первой его рабочей смены. И, можно сказать, что она вообще явилась в тот полдень единственным человеком, на которого он смог обратить внимание. Ибо до того...

По каменному широкому полу, сосредоточенно понурив голову и мучительно преодолевая каких-нибудь десять-пятнадцать шагов под обстрелом мимолётно-внимательных взглядов женщин и девушек в белых халатиках и чепчиках наподобие пионерских пилоток, он медитативно внимал неясным ощущениям от окружающей суеты, состоящей из - звуков (цокающих каблучков сопровождавшей его к месту заведующей, шаркающих тапок и босоножек на нескольких парах голых лодыжек, мелькавших перед глазами, где-то слева - звонкого женского хохота, перемежавшегося с развязно-насмешливым густым мужским басом, а справа - откуда яркие лучи дневного солнца освещали лодыжки и каблучки сквозь толстые стёкла прозрачных стен, незримо разделявших напольные плиты зала от тротуарного асфальта - постоянно и ядовито позвякивавших монет) и - запахов ( спёртого, отравленного жарой воздуха, духов, пота заведующей и хозяев лодыжек, баса и хохота, пивных и водочных бутылок, наверное, не до конца отмытых, хранящихся где-то совсем рядом и в невероятно огромном количестве, и, наконец, неизбывных остатков когда-то протухших рыбы, мяса и прокисшего молока из, должно быть, раскрытых для проветривания прилавков).

А после...

Неважно, что её белая кожа на полнотелой фигуре казалась ненамного смуглее белоснежного её халата. А большие, почти чёрные глаза, в обрамлении пышных ресниц играли и посверкивали в тон и такт непрестанно волнующего смеха. Неважно также, правильными ли были черты её лица.. Важно другое... Как? Почему? Зачем? И - чем же таким она смогла зацепить и всколыхнуть воображение вчерашнего студента?

Среди прочих её достоинств очевидным было то, что она не ругалась матом. Но маячил один недостаток. Она курила. А Евлампий терпеть не мог курящих женщин. И часто повторял прочитанную как-то им в одной православной книжке истину, что и курящий мужчина - плохо, а курящая женщина вообще есть воплощение пошлости. Но в магазине и без Маши было немало курящих женщин, так что Маша на их фоне этим особо не выделялась.

На дворе стояло время, когда ларьки с сигаретами только зарождались. А какая-нибудь зажигалка стоила так дорого, что помечтать о том, чтобы купить её... Затем, дождавшись Машу после рабочей смены, проследить и, улучив момент в кафе или у дворовой скамейки, пройти как бы мимо и ненароком помочь прикурить... О! Евлампию представлялось это куда романтичнее, нежели подарить цветы или предложить распить бутылку "Пино" в унылой гастрономовской подсобке!

И - поговорить...

Не так, как в прокуренной раздевалке... И не о том, о чём говорят обычно в комнатке с прокопчёнными от табачного дыма стенами, когда-то и навсегда воцарившимся там пряным запахом перегара, поминутно и попеременно разбавляемым то сквозняками подвальной сырости, расползавшейся по потолкам коридоров из тёмных заброшенных складов, ржавевших под погребённым в далёком прошлом хламом давно позабытыми свищами из-под вековых хомутов на догнивающих батареях, то сладкими испарениями разбуженной плесени, разгуливавшейся время от времени из мокрых лощин растрескавшегося под разбитой настенной плиткой оттаявшего цемента и из погнутых перепонок просохших от льда регистров размороженных холодильников.

И не о тех удалых и порой единственных для некоторых завсегдатаев этих стен развлечениях, монотонно и скучно навеваемых мозолящими глаза порнозвёздами, гарцующими с наклеенных на ящиках для одежды журнальных полос чем-то, на что для чего-то позабыли надеть одежду.

- Хороши дешёвки? - спросил как-то Евлампия подвыпивший престарелый коллега, махнув туда незатушенной беломориной, и поднастроение рассказал пару случаев из прошлого.

В минуты, когда Евлампий, уединяясь с книгой в какой-нибудь отдалённой подсобке, силился покультурнее проводить время очередных перекуров, примостившись на кортонных коробках, или просто расхаживая из угла в угол, Маша иногда заглядывала к нему и, присев на минутку, спрашивала.

- Про что читаешь?

- Про другую жизнь...

- Ох да, - вздыхала она приятным грудным голосом и, помолчав, порой проговаривалась. - Знаешь, мне всё это тоже - так надоело, что и не выскажешь! Вся эта торговля... Так, правда, хочется какой-то другой жизни!

Она говорила о том, что хочет уйти из магазина, выучиться на престижную специальность, но не решается.

Случалось, такие разговоры нарушались внезапным шумным появлением в подсобке сурового вида парней из чужаков...

- Ты куда пропала? Ленка тебя не может найти...

От них пахло дорогими мужскими одеколонами и ещё тем, чем пропахли салоны их солидных авто. Они являлись неотъемлемой частью Машиной дружеской немагазинной компании, и на вопросы, с кем она тут "пропадает", она смущённо и небрежно отвечала так, как обычно иные оправдываются перед знакомыми за присутствие в их жизни каких-нибудь бедных родственников или кузенов, или не вполне ладящих с умом дядюшек...

А Ленка в их компании слыла бойкой второй красавицей.

31 декабря Маша с Леной пришли на работу в праздничных блестящих платьях, при причёсках и, не переодевшись, так и просидели на кассах до конца смены.

Маша уволилась летом. И Евлампий тоже. Но ему некуда было идти и он вернулся. А Маша...

Через год или больше Евлампий встретил её на улице. Она показалась ему не такой яркой и пышной, как тогда. Он даже едва узнал её. Она не улыбалась. Было очевидным, что ей удалось похудеть. Волосы стали короче и не нуждались в особой укладке. И причёска, вне зависимости от того как причесать, оказывалась нарядной в любом ракурсе. Она выучилась и работала бухгалтером в престижной фирме.

Евлампий спросил её:

- Как другая жизнь?

- Ах, Евлампушка, - ответила она красивым грудным голосом, - нет... нет её - другой жизни!






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 51
© 12.01.2018 Эдуард Поздышев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2165669

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1