Пастораль птицелова.Глава вторая.


****
Вагон все мчался и мчался вперед. Не плавно, то рывками, то - ползком Или ей так казалось? Тарелка чуть съезжала, и она осторожно отодвигала ее от себя. Потом грела в ладонях вилку, вертя ее черенок, следя за официантом, носящимся по ковровой вытертой дорожке мимо них, туда - сюда. Он косил глазом, как норовистый конь, ноздри трепетали, отрывал руку от подноса, закидывал челку, еле слышно дрожали стаканы, бокалы, рюмки, но их двоих, диалог их, будто бы и - не слышал, только все время напряженно и тонко что то пело в воздухе, какая то нота, как пчела.. Фиоритура, форшлаг.. Все это просилось в чистую нотную тетрадь, как и его баритон.. А он рассказывал, негромко, тепло, без надрыва, спокойно смотря в ее лицо…

…Ну и вот, мы с Арсением очень любили бродить там и собирали хворост, костры, грибы, все такое, а Соне это не нравилось, она предпочитала заграничные пляжи: Египет, Турция..
Там ей казалось спокойнее, изысканнее, что ли, как она говорила… Она иногда мне напоминала сонную ящерицу. Знаете, такая, - Он щелкнул пальцами в воздухе, щепотью. -Любит греться на солнцепеке, и глаз не открывает.. Мамой была избалована, макарон сварить не умела, простейшего не знала, всем - училась. И - нехотя, а играла на своей скрипке, как тот Альберт[1] у Толстого, помните?
- Да! – она, широко раскрыв глаза, посмотрела на него, ещё чуть дальше отодвинув тарелку. Она не ожидала, что он скажет так. Что он знает это сравнение… Эту вещь у Толстого.

- Когда Сонечка играла, как только начинала играть, я сразу прощал ей все: все ошибки, и прошлые, и будущие, и неуютность в доме поначалу, и капризы, и голодность. мою частую…. Мне нравилось в ней все тогда, и - безоговорочно. У нас в доме часто собирались ребята из части – послушать ее игру.
Она пекла оладьи, заваривала чай, дымный, с травами, шалфеем. Засиживались за полночь, заслушивались. И луна росла в окнах. И душа.

…Когда родился Сеня, то все как то стало сглаживаться, но она рвалась на гастроли, в этот ее ансамбль, в котором выросла, в который вжилась, с детства почти. И я отпускал, лишь бы она не тосковала, не грызла ногти, не плакала по ночам… Она научилась шить, и много шила: скатерти, белье и шторы подругам, себе простые, льняные, шелковые сарафаны.. Мне они нравились, ей тоже, она в них выступала. И на гастролях и концертах, в местной филармонии… А потом, потом. Случилась на гастролях однажды… Москва, и она не вернулась. Подписала контракт с новым ансамблем скрипачей. С новой жизнью Я ее и не удерживал . Сеню она оставила мне… Получилась почти что - красивая история, без дрязг и обид…
Вот, только жаль, что на Сеню она вполглаза смотрит, ведь тот ее обожает. Правда, когда хотели его музыке учить, он наотрез отказался. Сказал, что тогда сломает себе все пальцы по очереди. Как-то так. Ему было пять тогда. Теперь девять. Живем вдвоем. Едем на осенние праздники к бабушке. Соня тоже гостила здесь, у подруги, с новым мужем, обещала прийти и проводить нас, он все глаза проглядел… Забыла…
- Как же это? – Она удивленно взмахнула ресницами, кашлянула тихо. Горло саднило, но болело уже меньше. Должно быть, от выпитого вина. Опомнившись, что спросила недозволенное, слегка смущенно коснулась плеча Ивана.
- Простите ей. Наверное, не со зла она. Что - то помешало… И меня простите. Мне не надо было расспрашивать вас.
Ничего особенного. – улыбнулся попутчик – Вы что то мало ели… Расскажите о себе?
- Да? Вам разве интересно будет? – Она зажмурила глаза, выдохнула.. – У меня и история не такая красивая, как у Вас… Тревожная, непонятная… Я ее и сама понять до сих пор не могу… - Она сжала пальцы в кулак, разжала, расправила ладонь на скатерти.
- Вы расскажите, Марина, в двух словах… Может, лучше станет Вам, легче? Вдруг? Со случайными попутчиками как то проще – успокаивающе пробасил он, а ей вдруг подумалось, с отчаянной ясностью, молниеносно, как это иногда бывает, подумалось представилось и захотелось тотчас же сказать ему, что он не чужой, не посторонний, а какой то волшебно  - теплый и понятный, и что внутрь его души его можно смотреть, как в прозрачную морскую, таинственную, сверкающую гладь, все смотреть, постигать и вдыхать, без конца, не постигая…


[1]Альберт – персонаж повести Л. Толстого «Альберт» (Люцерн) – гениальный полусумасшедший музыкант – скрипач - импровизатор.  





Рейтинг работы: 21
Количество рецензий: 4
Количество сообщений: 8
Количество просмотров: 54
© 12.01.2018 Madame d~ Ash( Лана Астрикова)
Свидетельство о публикации: izba-2018-2165642

Рубрика произведения: Проза -> Повесть
Оценки: отлично 6, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 6 авторов


Ди.Вано       13.01.2018   12:24:04
Отзыв:   положительный
Несколько штрихов..,
ощущение присутствия
и узнавания внутреннего настроения героев..
И такая точная ремарка об Альберте...
Диалоги -диалоги...., как портреты героев...
Спасибо.
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       13.01.2018   14:03:59

Спасибо сердечное...
Птицелов Фрагорийский       13.01.2018   00:24:45
Отзыв:   положительный
Мягкая, приятная манера в прозе.
и хорошая атмосфера.
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       13.01.2018   09:44:52

БЛагодарю Вас..
Лера Мелихова       12.01.2018   15:57:22
Отзыв:   положительный
Волшебство слова!!!!!

Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       12.01.2018   16:02:52

благодарю...
Инна Филиппова       12.01.2018   13:34:48
Отзыв:   положительный
Замечательное продолжение...
Прочитала на одном дыхании...
Отлично написано.

Обнимаю.


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       12.01.2018   14:12:26

спасибо тебе за прочтение... это маленький кусочек...










1