Эрлов. Выбор. Ч. 2. Куда уходят медведи. Побег из таёжного плена /продолжение/.


Побег из таёжного плена.

Охотники прошли значительно меньше двух километров, когда дорожная насыпь начала сужаться, было видно, что по ней давно никто не ездил, какие либо признаки, указывающих на деятельность человека выразительно отсутствовали. Люди зашли в тупик! Когда это понятие используют для описания житейских ситуаций, то подразумевают под этим безвыходное положение, что касается дорог, то здесь не всё так безнадёжно. У любой дороги есть два конца или два начала. Определить где есть что не так-то просто! Всё зависит от человека и от того с какой стороны смотреть на дорогу.

"Надо поворачивать, я знаю где мы!" - сказал Иван.

Фраза егеря сказала о многом. Прежде всего и самое главное, что в ней содержалось - это было то, что существовала жизненная необходимость идти! То, что надежды людей на скорое бегство из таёжного плена не оправдались, имело второстепенное значение.

Георгий мужественно воспринял крах своих ожиданий на быстрое изменение обстоятельств ограничивающих его свободу. Он сказал себе: "Так даже лучше! Я теперь не в конце пути, а в самом начале, меня ждёт впереди много интересного. У меня будет много возможностей проявить себя!"

* * *

"В шести километрах отсюда идёт лесозаготовка. Там у рабочих вагончики стоят. Дойдём дотуда, отдохнём, поспим в тепле, а утром на лесовозе на наш зимник выедем," - говорил на ходу Иван.

Георгий уже неоднократно слышал цифру шесть за последние двенадцать часов, поэтому отнёсся к словам товарища с пониманием. Скорее всего это психологический трюк, который егерь использовал в своих целях.

Продвигаться по лесу гораздо легче, когда думаешь, что впереди всего лишь шесть километров, такое расстояние способен преодолеть любой человек, нужно только убедить себя и компаньона в этом. На то, чтобы пройти дистанцию уйдёт не менее часа. За это время человек может забыть многое и многое простить тому кто давал необдуманные обещания, а может наоборот очень даже обдуманные! В любом случае за это время в тайге может произойти очень много. Шесть километров пути и один час жизни в лесу могут вместить в себя целую человеческой жизнь, тогда же, когда они останутся позади, а желаемая цель не будет достигнута, можно будет прибавить ещё шесть километров. Это так немного, их способен преодолеть каждый!

Увлечённые идеей, что их ждут тепло, еда и отдых, охотники настолько увеличили темп своего движения, что временами не сдерживали себя и начинали бежать, через некоторое время они уставали и снова переходили на шаг. Слух пытался уловить в воздушном пространстве звуки указывающие на то, что где-то поблизости находится передвижная база лесников. Нос периодически втягивал в себя воздух, тестируя его на запахи дыма. Люди должны были топить печки-буржуйки в своих вагончиках, а дым подниматься по трубам вверх и разноситься по окрестностям. Жизненный опыт рисовал благостные картины встречи заплутавших промысловиков с добродушными лесорубами, которые их с радостью приютят на ночь, накормят до отвала и уложат спать.

Компаньоны не жалели сил для быстрого преодоления шестикилометровой дистанции. Георгий вспотел, ему стало жарко, и он расстегнул куртку, снял шапку с головы. Волосы были мокрыми от пота, со лба и с висков стекали капли солёной жидкости.

Полотно лесовозной трассы расширилось, на нём появилось много следов от колёс машин и от гусениц тракторов. Полная луна была необычайно яркой, её света хватало, чтобы на расстоянии не менее километра отчётливо видеть, уходящие вдаль волны белой ленты зимника.

Иван замедлил шаг. Он смотрел вправо. Там было большое открытое пространство. Егерь остановился, стал вглядываться вдаль, затем приставил к ушам ладони рук и оттопырил их. Он вслушивался в ночные звуки несколько минут. До мужчин донеслись неясные шумы исходившие из невидимой глубины ночи. Возбуждённый охотник улыбнулся, показал рукой в сторону шума, напоминающего звуки работающего мотора.

- Здесь они были, да видимо вглубь ушли. По звукам не более двух километров. Что пойдём? Быстро добежим! - вопрошающе смотрел Иван на товарища.
- Нет Иван! - покачал головой Георгий.
- Тут-то ещё не близко идти, - егерь указал на зимник.
- Сколько? - спросил Георгий.
- Да, прилично, - ответил компаньон.

Подвергнутый невероятно тяжёлому испытанию человек не стал больше уточнять сколько же в действительности осталось им пройти - во избежании шока и спасения себя от неминуемой от него мгновенной гибели, в морозную и красивую лунную ночь, он не хотел знать правды.

* * *

За время пока заплутавшие промысловики стояли на месте, холод проник под промокшую от пота одежду Георгия и начал проникать внутрь него самого, он ощутил это и отреагировал тем, что принялся застёгивать куртку, но вот только справиться с этим он смог не сразу, причиной тому был всё тот же, его собственный пот, скопившийся в одежде за долгие часы его текущих и никак незаканчивающихся охотничьих похождений: содержащиеся в материи испарения его тела, то замерзали, то оттаивали от быстрой ходьбы, то вновь замерзали, вот и в этот раз, они успели замёрзнуть пока охотники размышляли над тем, что предпринять дальше при сложившихся обстоятельствах, так вот материал на куртке сделался твёрдым, неподатливым, это мешало соединить составные механизма молнии и задёрнуть его её застёжкой, кроме того, мешала этому ещё и флисовая шапка, которую мужчина почему-то никак не хотел выпускать из рук, она имела и вид, и формы куска скомканного толстого картона - причиной тому были опять же замёрзшие испарения Георгия. Когда человек понял, что он неадекватен, что принимаемые им решения по такому, казалось бы простому вопросу, как надевание одежды на себя - неверны, он дал задание своему телу сохранять спокойствие и стал последовательно выполнять действия по спасению себя от холода.

Для начала Георгий сформировал из застывшей материи головного убора нечто такое, что, как он надеялся возможно было надеть на положенное для него по определению место. Получившееся изделие напоминало каску или горшок, оно было твёрдым и никак не хотело налезать на искажённую морозом и усталостью верхнюю часть тела человека по всё той же, одной и той же причине, превращавшей жидкое и газообразное в твёрдое - намокшие от пота волосы Георгия замёрзли! Сосульки из волос торчали во все стороны на его голове и мешали натянуть на неё нечто, напоминающее шапку-ушанку.

Мужчина понимал в какой серьёзной опасности он находился. Самое плохое, что может случиться с путником зимой в лесу - это простуда и воспаление лёгких. Бывает случается так, что болезнь развивается очень быстро и человек умирает за какие-то несколько часов.

Иван не сразу сообразил, что у товарища возникли серьёзные проблемы с приведением собственной одежды в порядок, а когда понимание этого всё-таки пришло к нему, он подошёл к Георгию, молча взял из рук того шапку и начал её теребить, трясти и бить ею то по своей руке, то по ноге, то по своему туловищу - это он так, размягчяя твердую корку из кристаллов замёрзшей воды, пытался выколотить их из материи. Георгий, подражая Ивану, стал хлопать ладонями по своей куртке, добиваясь, уже от её материи, - гибкости и подчинения, и в конце концов, он этого добился и смог застегнуть на ней застёжку молнии. Иван же выбил из шапки всю без остатка, превратившуюся в лёд влагу и сделал её опять пригодной и приятной для носки. Оставалось только разобраться с застывшей массой волос: образовавшиеся на них и вокруг них ледяные палочки Георгий с большой осторожностью сжимал пальцами рук, дожидался, когда они подтаивали, а после этого ломал и стягивал их с волос, а затем бросал, что от них оставалось, на дорогу, освободив голову от крупных ледышек, Георгий несколько раз быстро провёл по волосам - в воздухе образовалось облачко из частиц, искрящихся безжизненной синевой, наблюдавший за происходящим Иван подал товарищу шапку.

- Пошли? - спросил Иван.
- Пошли! - с чувством безысходности вздохнул Георгий, надел шапку на голову и посмотрел на дорогу.

* * *

Взгляд человека пробил пространство и осмотрел путь, по которому предстояло идти. Он был длинным. Георгий пошёл первым, за ним двинулся Иван.

Усталость, копившаяся в теле Георгия на протяжении многих часов, вновь напомнила о себе. Мышцы ног стали твёрдыми, они не гнулись и не желали подчинятся командам, которые мозг посылал им. Усилием воли мужчина заставлял себя терпеть, возникавшую при движении боль. Он предполагал, что постепенно привыкнет к ней, но шаг за шагом его мучения становились сильней и сильней. Охотник остановился. Он не мог идти. Мысль о необходимости передвижения вызывала душевные страдания и тошноту.

Иван встал рядом с товарищем. Он молчал. Ждал. Георгий посмотрел на него, покачал головой и произнёс: "Нужно настроиться!" Мужчина вспомнил как в прошлом году на охоте, при выходе с болота у него свело судорогой мышцу правого бедра, боль была внезапной и настолько сильной и пронзительной, что он как подкошенный свалился в сырой мох, и стал биться в нём в конвульсиях, стараясь освободиться от невидимых пут, вызвавших невыносимые страдания.

Самочувствие Георгия тогда было таким, что не позволяло ему кричать, чтобы выразить громкими звуками физические муки, которым он неожиданно подвергся, и таким образом облегчить нравственную боль. Мышцы горла и голосовые связки напряглись в тот момент, и производили животное мычание, глазные яблоки были готовы выкатиться из своих орбит, страх поразил личность и перешёл в ужас от осознания мужчиной собственной беспомощности перед силой которая беззастенчиво перебирала, сжимала и натягивала его мышцы, как бы смеясь над человеком: "Сейчас порву их! Смотри!" - и мышцу стягивало поражающее её напряжение.

После того, как ожившая картина битвы за контроль над телом, пронеслась перед глазами Георгия, наступило понимание того, что в ближайшие минуты предстоит сделать выбор - либо остановиться и дождаться смерти во сне, либо вновь преодолеть себя, пройти через мучительные страдания и жить!

Георгий попытался представить, как он через двадцать вдохов и выдохов, на двадцатый выдох сделает первый шаг и пойдёт, не останавливаясь и не испытывая боли, по дороге: "Двадцать!" - отчеканил мозг - охотник ровным шагом двинулся по центру зимника. Позади него раздалось поскрипывание, создаваемое соприкосновением со снегом, перемещающейся по нему массы тела его друга.

Круглая луна нависла над дорогой и освещала её как прожектор, создавая ещё один путь, шедший вверх, в небо. На освещённой лунным светом поверхности мерцали огоньки. Их слабые колебания унесли Георгия в юность.

* * *

Двигаясь по тёмной территории парка, по которому разносилась, зазывающая на танцы громкая музыка, Георгий со своим другом мечтали о том, что скоро они будут проделывать ритмические движения в такт популярным мелодиям, и у них появится возможность познакомиться с девушками. Луч яркого света, отражаясь от зеркала прожектора, установленного на крыше открытой эстрады, точно обозначал место, где находились красотки-хохотушки. Друзья недавно вернулись из армии и только что поступили в институт. Единственное, что им оставалось сделать - это найти подруг!

Развлечений во времена юности Георгия было не так уж и много, и на открытые танцевальные площадки с эстрадой для музыкантов молодёжь ходила с большим удовольствием, там самодеятельные ансамбли в живую, без всякой фонограммы играли на электрогитарах, оглушительно барабанили в ударные установки и пели свои и не свои песни. Вот это был по-настоящему экшен! Во время отдыха музыкантов, проигрывались грампластинки. Записанные на кольцах дорожек виниловых изделий мелодии разлетались по сторонам через акустические системы больших звуковых колонок.

* * *

Приятели подошли к танцплощадке, она была огорожена высоким забором из железных, многократно-крашенных зелёной краской труб, к нему примыкала небольшая, деревянная будка тоже, что и ограждение, цвета. Это была касса. Там продавались билеты для желающих попасть внутрь заграждения. Около кассы было скопление людей, имевших намерение обрести легальное право на танцы, но полукруглое окошко в кабинке кассового помещения было изнутри закрыто куском зелёной фанеры, причиной тому было то, что в ограниченном пространстве танцпола было слишком много людей. У входа на него стояли милиционеры и народные дружинники с красными повязками на рукавах, на которых было написано большими буквами - ДНД, то есть добровольная народная дружина, вокруг блюстителей порядка была толпа молодёжи, она гудела, кричала, свистела, одним словом создавала много шума, имевшего что-то общее с весельем. Периодически толпа пыталась продавить заграждение из людей в форме и с красными повязками, иногда эти попытки приводили к тому, что некоторым счастливчикам всё-таки удавалось проскочить на заветную площадку для проявления человеческими телами выразительных движений. Порой среди бурлившей энергией молодёжью вспыхивали конфликты, перераставшие в потасовки - мгновенно, откуда-то из темноты появлялась подмога, дежурившим около скопления народа милиционерам, представители власти решительно и достаточно быстро восстанавливали порядок и уводили скандалистов.

* * *

Друзья отошли от входа на танцплощадку и встали недалеко от решётки, разделявшей тех кто был снаружи и кто был внутри.

- Потанцуем! - крикнул Георгий одной симпатичной девушке, стоявшей внутри.
- Потанцуем! Иди сюда! - улыбаясь во всё лицо, крикнула девушка.

Георгий подпрыгнул, и ухватившись за железные прутья, полез по ним вверх, облюбованная им девчонка засмеялась. Раздалась трель милицейского свистка: туда, где молодой человек пытался перелезть через ограду, бежали дружинники и милиционеры. Парню пришлось прыгать на землю и уносить ноги подальше от возбуждающего кровь места. Его товарищ побежал за ним. Любители танцев бросились в тёмное пространство парка и скрылись там.

"Они сюда побежали! Давай ты там смотри, а я здесь обойду," - раздавались грозные голоса позади спасающихся от неприятного общения с законными представителями порядка.

Ребята изо всех сил неслись по парку, пытаясь скрыться от погони. Его территория скоро закончилась, и они оказались на дороге, вдоль которой шли столбы с уличными фонарями. На освещённом проезде беглецы были видны как на ладони. Нужно было срочно принимать решение, как избавиться от преследования. Георгий осмотрел противоположную сторону улицы. Там стояло два дома: один пятиэтажный - кирпичный, другой двухэтажный - деревянный, промежуток между ними закрывал тёмно-зелёный дощатый забор с красивой аркой под старину, внутри её была дверь с большой изогнутой, железной ручкой. Молодые люди побежали туда.

Георгий нажал на рукоятку двери, она издала характерный скрип металлической детали, не знавшей смазки много лет и открыла проход. Друзья вошли внутрь двора. Там было тихо и темно. Георгий, стараясь шуметь как можно меньше, закрыл древнюю дверь и переведя дух, тихо сказал: "Постоим здесь," - после этого он подошёл к двухметровому заграждению и стал наблюдать в щель между досками за происходящим снаружи: сначала в том месте, где только что были друзья, показались два дружинника, они посмотрели в одну сторону улицы, потом в другую затем принялись громко обсуждать то, куда могли исчезнуть их жертвы. Неожиданно народные помощники милиции стали смотреть на сооружение за которым как раз в тот момент и укрывались беглецы. Кровь прилила к голове Георгия, его ноздри раздулись, дыхание сделалось глубоким - человека охватило волнение, несмотря на это, он продолжал внимательно следить за безжалостными и упорными преследователями. В этот момент к дороге выбежали два милиционера, они что-то крикнули людям в красных повязках. Те направились к ним.

- Вроде пронесло! - сказал Георгий, и помолчав немного, добавил: "Классно потанцевали с девчонками!"

* * *

Во дворе было уютно. Георгий подумал: "Живут же люди! Хорошее место у парка! Свой двор! Вот бы здесь жить!"

Приятели вышли на улицу. В их сторону двигался автомобиль. Зелёный огонёк за лобовым стеклом указывал на то, что это было такси. Георгий махнул рукой, машина остановилась. Мужчина торговался с водителем недолго, тот сказал: "Ладно! Уступлю немного," - после этого он вышел из машины, открыл багажник, какое-то время рылся в нём, потом достал оттуда свою находку и тут же начал озираться по сторонам, лицо его стало серьёзным и напряжённым: "Давай!" - прошептал он. Георгий протянул деньги. Тот подал ему что-то завёрнутое в газету. Такси уехало. Друзья вернулись к арке чтобы укрыться в её проёме от света уличного фонаря.

* * *

- Что, прямо здесь? - спросил компаньон Георгия.
- Ну, а чего? Куда идти? - сообщил тот о своём понимании ситуации и открыл, купленную у таксиста бутылку водки. "Закусить ничего нет," - на всякий случай добавил к сказанному Георгий.
- А и не надо! - откликнулся его спутник, и взял протянутую ему бутылку.

Они выпили её из горлышка и ещё долго стояли под аркой, куря сигареты без фильтра. Им было хорошо, они были молоды, впереди была вся жизнь. Можно было хотеть всё. Ребята знали что все их желания сбудутся! То, что не удалось потанцевать в тот вечер, их не смущало. В институте, где собирались учиться молодые люди, полно девчонок: "... а значит возможностей повеселиться у них ещё будет превеликое множество!" - думали крепкие и полные жизни парни. Они не торопились. Их удовольствия были первыми, а не последними.

* * *

"Как! Как такое могло произойти? Почему я раньше не вспомнил тот случай!" - идя по пустынной дороге, спрашивал себя Георгий.

На месте деревянного дома, в арке которого только что демобилизовавшийся из армии молодой человек когда-то мечтал со своим другом о счастье и о том, что было бы не плохо жить в том месте, выстроили кирпичный дом. В одной из квартир того дома, впоследствии поселился Георгий со своей второй семьёй. Это случилось через двадцать лет после волнительных событий в городском парке.

"Как могло произойти то, что спустя много лет я попал сначала в один из двух домов, между которыми загадал желание о своём будущем, и жил там с первой женой несколько лет, как раз точно над тем местом, где убеждал друга, что у меня тоже всё будет, и я буду танцевать здесь столько, сколько захочу! Как случилось, что спустя несколько лет уже с другой семьёй я стал проживать там, где раньше стояло старое бревенчатое строение?" - вновь и вновь спрашивал себя Георгий.

Мужчина получил то, что пожелал в один из вечеров своей молодости, не проявляя для этого никаких стараний. Слова, сказанные приятелю в порыве хвастовства, и тут же забытые им, материализовались. Больше всего в собственном открытии Георгия удивляло не это, а то, что он вдруг вспомнил о том случае в парке в момент, когда посмотрел на лунную дорожку, уходящую вверх, в небо.

"Что этому месту нужно от меня?" - возник тревожный вопрос, на который Георгию захотелось найти ответ, и тут он вспомнил одну трагическую историю.

* * *

Однажды осенью, он с группой охотников отправился на утиную тягу. В лесу они повстречались с такими же энтузиастами доисторической страсти. Люди обрадовались возможности пообщаться и обменяться впечатлениями. В тот день Георгию запомнился один человек. Он имел счастливый вид, рассказывая о своём недавнем приобретении. Его настроение передавалось другим участникам общения, и они с большим интересом расспрашивали товарища, об стоявшим рядом с лагерем охотников автомобиле - тот сиял безупречной свежестью, от него исходил неповторимый, кружащий голову запах чистоты вещи, которой никто и никогда до её обладателя не пользовался. Именно этот примечательный механизм мужчина купил на днях: им являлась трёхдверная "Нива" белого цвета. В делах охотников, рыбаков и любителей приключений такая машина является хорошим помощником, поэтому выказываемое к ней внимание было обосновано и неподдельно.

- На мой век хватит! - говорил владелец внедорожника, повторяя многократно слова: "Промажу снизу, чтобы не ржавела, подкрылки поставлю! Хватит, хватит, даже думать нечего, больше мне и не надо!"- человек ходил вокруг автомобиля, открывал его двери, показывая всем желающим салон, элементы, которого ещё сохранили на себе блеск только что сделанного на производственном конвейере.

- Да! Хорошая машина, что и говорить хорошая! Они крепкие, надёжные! Молодец, что купил её! - слышались хвалебные возгласы.

Георгий, глядя на воодушевление, с которым мужчины обсуждали транспортное средство, в который раз в своей жизни подумал о том, как оказывается мало надо человеку, чтобы ощутить себя счастливым: всё, что нужно для этого - верный поступок и одобрение его друзьями и близкими людьми! Приятных выражений в таких случаях не бывает много!

Единственное, что удивляло Георгия в словах мужчины, это то, что тот собирался ездить на недавно купленном полноприводном автомобиле всю жизнь - человек не казался таким уж старым, чтобы пользоваться одними и теми же вещами длительное время вплоть до самой смерти.

* * *

После встречи в лесу прошла неделя. Георгий решил навестить родителей. Когда он приехал к ним, то первое, о чём ему рассказал отец - была трагическая новость о гибели хозяина трёхдверной "Нивы" в автомобильной аварии. Известие шокировало Георгия. Он не мог поверить в то, что произошло!

"Удар был таким сильным, что его голову оторвало и выбросило на дорогу," - делился отец подробностями об ужасном происшествии, - водитель грузовика с которым произошло лобовое столкновение остался жив, говорят, что это, именно, он выехал на встречную полосу и, что он виноват в непоправимом несчастье," - вёл рассказ об случившемся отец, но Георгий с трудом улавливал смысл его речи, он вспоминал слова счастливого человека: "На мой век хватит! Хватит, хватит, даже и думать нечего!"

Воспроизведённые в сознании впечатления прежних лет направили мысли Георгия к поиску объяснений связи слов людей с событиями их жизни. Взаимосвязь была очевидна для охотника, и он вспомнил о забытом им знании: "В своих желаниях нужно быть очень осторожным, они могут сбыться!"

* * *

Место, которое держало Георгия больше двадцати лет давно потеряло для него былую привлекательность. Он хотел уехать оттуда, но что-то мешало это сделать. Возможной причиной было незнание того, что в действительности желал Георгий. У него уже не было того юношеского, каждодневного состояния безмерной радости, решительности и ясности мысли. Он не мог взять и просто сказать: "Я хочу поступить так, а не иначе! Я хочу это!" - на такое смелое заявление сознание приводило столько контр-доводов, что стремление сделать что либо быстро исчезало.

Сравнивая историю материализации пожелания молодого человека с историей желания зрелого мужчины, Георгий заметил существенное различие в результатах свершившихся событий. Если в первом случае - это было созидание, то во втором случае - это было разрушение достигнутого. Сильные эмоциональные переживания в одном - вели человека такими путями, что в итоге он получал даже больше чем мечтал. Чувство полного удовлетворения собственной жизнью в другом - не вело никуда, и как следствие течение процесса остановилось.

Георгий боялся своих желаний интуитивно. Если в юности они уместны, не стыдны и вызывают только умиление у окружающих людей, то в старшем возрасте желания уже в большинстве своём постыдны, неуместны и могут даже вызвать осуждение у тех же самых окружающих людей. Но в чём разница между желаниями одного возраста и желаниями другого возраста?

* * *

Когда мама вышла на пенсию, она стала много времени проводить с отцом, который в свою очередь проводил много времени в гараже: у него там была старая легковушка "Москвич", которая требовала к себе большого внимания и много запчастей, женщина помогала мужчине их менять, она запоминала названия деталей автомобиля, а когда произносила их, то это веселило её и делало счастливой. Отец к тому времени не только позабыл правила дорожного движения, но и не знал новых в них изменений, поэтому мама взяла под контроль и этот вопрос: она купила сборник экзаменационных билетов для сдачи на права по вождению автомобилем и выучила их. Отец хвалил её, думая, что она это делала ради него, чтобы помогать на дороге во время движения, он не замечал, что его жена хотела научиться ездить на машине сама, и получить после этого водительское удостоверение. Она делала это ради себя! Она хотела сесть за руль и поехать! Она хотела быть счастливой, но стыдилась своих устремлений, а поддержки ей никто не оказал. Постепенно огонёк желания угас в глазах мамы, и она лишь помогала мужу чинить и мыть их общую машину.

Чувство грусти охватило Георгия. Прошло уже много лет как родители умерли, но боль утраты всё ещё не прошла. Потребность в общении с ними осталась, только удовлетворить её можно было лишь, воспроизводя в сознании картины их прежних встреч.

* * *

Равномерное чередование хруста и скрипа, производимого двумя парами сапог создавало мелодию: та-та, та-та, ту-у; та-та, та-та, ту-у … За три последних часа дорога не подарила охотникам ни одного нового звука, но они и не требовались людям, слух настроил их уши таким образом, что ритм шума воспринимался ими как ступеньки, за которые цеплялось духовное и переносило физическое, внутреннее состояние составляющих организмов было уравновешено таким образом лишь для ожидания следующих друг за другом однообразных та-та, та-та, ту-у - в такт им переставлялись ноги осуществляющих движение.

Цель продолжительной, непрерывной ходьбы утратила свой первоначальный смысл, основной задачей идущих охотников стало создание и поддержание непрерывной музыки при помощи ритмических шагов. Сбой в установленном постоянстве грозил прекращением движения.

"А есть ли выбор у человека? - задумался Георгий, - выбирает ли он сам место для жизни, или место выбирает его? Как люди создают семью? Случайно? Или пара создаётся по воле высшей силы?"

Продолжение следует...





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 23
© 12.01.2018 Анатолий Томин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2165572

Рубрика произведения: Проза -> Приключения
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1