Умолк великий русский бас


Умолк великий русский бас
На 91-м году жизни скончался советский и российский оперный певец, народный артист СССР, многолетний солист Большого театра Александр Ведерников.

Александр Ведерников родился в 1927 году в Кировской области. Он с детства мечтал о музыке, упрашивал отца купить скрипку, но получил только балалайку; закончил школу во время войны, поступил в горный техникум — семья уже переехала в Копейск Челябинской области, — и снова попробовал приобщиться к прекрасному. 
Но в хор его не взяли — ломался голос и в ноты будущий бас не попадал, а вот рисованием он занимался всерьез. Настолько всерьез, что после техникума оправился не в трест, куда был распределен горным мастером, а в Свердловск, поступать в художественное училище. Но судьба иногда идет странной дорогой: экзамены в «художку» уже закончились, зато был открыт прием в музыкальное училище.

Голос у Александра уже был — тот самый бас, — экзамены он сдал успешно, так что приняли его даже без документов, которые он привез позже — когда договорился с управляющим трестом, который знал его еще по самодеятельности.
А дальше началась певческая карьера — многолетняя и очень успешная.
В 1955-м Ведерников окончил Московскую государственную консерваторию имени Чайковского, его пригласили в Кировский (сейчас — Марииинский) театр оперы и балета в Ленинграде, а уже в 1958-м пригласили в Москву — и не абы куда, а в Большой, солистом. Он еще студентом начал ездить по зарубежным гастролям, в начале 60-х стажировался в миланском Ла Скала. Ну а в Большом театре ему довелось перепеть почти все ведущие басовые партии — хана Кончака и Владимира Галицкого в «Князе Игоре», Сусанина в «Иване Сусанине», Руслана и Фарлафа в «Руслане и Людмиле», Лепорелло в «Каменном госте», царя Бориса, Варлаама и Пимена в «Борисе Годунове», Кутузова в «Войне и мире».
Пел он и в операх современных композиторов — партию старшины Васкова в спектакле «Зори здесь тихие» Молчанова, партии в «Октябре» Мурадели и «Катерине Измайловой» Шостаковича.
На сайте Большого театра Александра Ведерникова назвали одним из самых прославленных басов XX века.

Помимо работы в театре и участия в фильмах-спектаклях Ведерников активно гастролировал, выступая с произведениями русских и зарубежных композиторов — Бородина, Глинки, Мусоргского, Рахманинова, Римского-Корсакова, Чайковского и многих других. Записал более тридцати альбомов.
«... Человек огромного дарования, огромной души, огромного «нутра»... Александр Филиппович — один из тех артистов, что первыми обозначили в современном искусстве новую эпоху. Он певец новой формации, особое явление — из самой жизни... Он артист ярко выраженной национальной стихии, истинно русский артист», — приводятся Большим театром слова Георгия Свиридова, музыку которого высоко ценил и часто исполнял Ведерников.
«Для него петь -— значит раскрывать самую суть музыкального образа», — говорил Свиридов об исполнительском искусстве Ведерникова.
Его мастерство неоднократно подтверждалось победами на различных конкурсах — первым из них стал Международный конкурс имени Шумана в Берлине в 1956 году, где Ведерников получил золотую медаль. Он был лауреатом Государственной премии СССР, в 1976-м ему присвоили звание народного артиста СССР.

После ухода из Большого в начале 90-х (ему было 63 года), Ведерников занимался педагогической деятельностью, но и со ставшим родным театром не расставался — в нулевые он был консультант по вокалу, а многие нынешние солисты Большого — его ученики. Он очень не любил связанные с театром скандалы, и когда в 2005-м многие требовали запретить поставленную в Большом оперу «Дети Розенталя» композитора Леонида Десятникова на либретто Владимира Сорокина, выразился очень жестко — он связал шум вокруг постановки с намечавшейся реконструкцией театра.
«Реконструкция — это деньги, и немалые. Депутаты, возвысившие голос против оперы, явно лоббировали чьи-то финансовые интересы», — заметил певец.

Он напоминал, что скандалы сопровождали многие произведения, ставшие впоследствии классическими — от «Жизни за царя» и «Бориса Годунова» до «Ромео и Джульетты» Прокофьева и «Леди Макбет Мценского уезда» Шостаковича.
«У депутатов этот очевидный ассоциативный ряд не выстроился — они попросту не знали о том, что перечисленные сочинения (и многие другие), которые обрели потом долгую и успешную художественную жизнь, были вначале подвергнуты общественному остракизму», — сказал Ведерников в одном из интервью.
«Эта некрасивая история свидетельствует только об одном: в обществе существует некий комплекс <...>. Этот комплекс влечет за собою возникновение оборонного сознания: тут же начинают искать каких-то врагов, которые пытаются осквернить нашу культуру, исказить наше культурное пространство.
Невежество, как правило, агрессивно. Чем больше человек знает, тем он толерантней. Он всегда склонен к сомнению, всегда готов услышать противоположную точку зрения. А люди, которые в чем-то очень сильно уверены, как правило, не владеют всей фактологией вопроса», — заключил Ведерников.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 19
© 12.01.2018 Игорь Рудой
Свидетельство о публикации: izba-2018-2165495

Рубрика произведения: Проза -> Очерк
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1