Встреча с прошлым


Глава 7
ВСТРЕЧА С ПРОШЛЫМ

Лариса Игнатьевна Букина считалась привлекательной женщиной. Не смотря на свои пятьдесят, она сохранила легкость движений, некоторую изящность и пикантную округлость форм, а серые глаза со смешливым огоньком и вовсе казались молодыми. Деревенские бабы, затюканные хозяйством и мужиками, исподволь судачили, дескать, строит из себя женщину культурную, завидовали и даже ревновали. Хотя она и прожила здесь практически всю жизнь, за исключением нескольких лет, пока училась в городе, где легко выскочила замуж и так же легко развелась, ее считали городской, почему – непонятно. Наверно, чем-то она отличалась от других баб, да и замуж больше не вышла, хотя ухажеры по молодости были, но все это несерьезно, без продолжения. Она представить не могла, что станет женой какого-нибудь шофера или даже мужчины с образованием. Лариса Игнатьевна была натурой романтической, внутри себя возвышенной, вот и причина, почему не было ни практических отношений, ни близких подруг. После того, как родив сына, вышла из декрета и стала заведовать сельским клубом, так до сих пор им и заведует. Со своей женской долей вполне смирилась, одна только забота, Боря, сынок. Рада бы чем помочь, но чем поможешь. Не приедет, не посоветуется, бедой не поделится, помощи не попросит. Все Чечня, министры военные, искалечили парня, еле выходила после контузии. Поправился, уехал в город, и глаз не кажет. Следователь как-то приезжал, расспрашивал, оперуполномоченный из района бывал, а участковый, хмырь старый, чуть не по пятам ходил, решила, что клинья бьет, а он туда же, про Борю стал спрашивать. А что она расскажет, если не знает? Хороший парень, а что болтают по деревне, будто он магазин вместе с соседом, рецидивистом, когда-то подчистую вынесли, так брешут. Она не стала оправдываться, сказала в глаза: не пойман не вор! Отвязался.
     Занятая беспокойными думами, Лариса Игнатьевна вздрогнула, когда в дверь резко постучали. В деревне не принято, без стука входят. Кабинет заведующей клубом, что называется, был проходным двором. Не успела подать голос, тут же вошел незнакомец в дубленке, сразу видно, из города. Опять насчет Бориса! Чужих посетителей не бывает, а официальные лица предупреждают заблаговременно.
     - Здравствуйте. Лариса Игнатьевна?
     Встретившись с нахальными бледно-голубыми глазами, она узнала гостя. Улыбнулась, и поднялась из-за стола.
     - Здравствуй, Валера. Какими судьбами? – она указала на стул.
     Что за семейка, думал Драма, снимая шапку и усаживаясь на предложенный стул. Папаша, тот не сразу просек, а маманя моментом за рога: здравствуй, Валера? Пришлось менять тактику. Драма обворожительно улыбнулся заведующей клубом, женщине симпатичной, но для него пожилой. Она старше его лет на пять или больше, одинока, видно по глазам и манере держаться.
     - Привет, радость моя, – сказал он, хотя понятия не имел, когда и где с этой женщиной встречался, но раз узнала, значит, когда-то что-то было. – А ты все такая же. Еще красивей стала. Как дела на поприще мировой культуры? Мне звонили из Венеции, про тебя спрашивали.
     - Как ты меня нашел? – культурный вопрос Ларису Игнатьевну не занимал.
     - Да вот, ехал мимо. Дай, думаю, загляну в гости.
     - На чем ехал, на автобусе? – она иронизировала. Легкая усмешка уголком глаз была знакома. Но где и когда, хоть убей, он не помнил.
     - Автобус не купил, рано. Вот на пенсию пойду, начну шоферить, пока на такси. Заглянул домой, бабушка сказала, ты здесь. Чего терять, думаю, сразу не выгонит, хоть посмотрю, порадуюсь на счастье упущенное, навещу Лару Букину. Как жизнь?
     - Так, значит, – к иронии добавился сарказм. – Интерес проснулся. Почему Букина? Тогда я замужем была. Забыл?
     - Нет, не забыл, что ты, – Драма совсем запутался. – Все годы только о тебе думал, сколько подушек выплакал, выбрасывать пришлось, все помойки завалил, бомжи радовались. Почему не сообщила? Лучше бы я паруса сшил, бригантину построил, и на крыльях любви примчался. Банкет бы устроили, прямо в клубе, цыган позвали. Значит, развелась?
     - Твоими молитвами, – на этот раз она не смеялась, приняла всерьез его треп. – При разводе взяла девичью фамилию.
     - Молодец! И правильно, – поддержал он такое решение. – Если развелась, кыш из паспорта, с глаз долой, из сердца вон. В деревню, народ грамоте учить. Декабристка. Как сын?
     - А сыну фамилию мужа оставила. Ломов он! Борис Ломов, – с непонятным злорадством добавила она.
     Да знает он, как Борю зовут, всю родословную выучил, иначе бы не приехал.
     - Что ж так, – Драма укоризненно вздохнул. – Хотя понимаю. Борис Букин? Букой бы дразнили. Это ты правильно сообразила. Дети ни при чем, Ломов лучше.
     - Причем тут Ломов. Ты на письмо мое не ответил! Проигнорировал. Приехал бы, признал сына, тогда бы на тебя записала. Не могла я парня на своей фамилии оставить, деревня все-таки.
     Вот тебе, бабушка, и Юрьев день. Услышав про письмо, Драма что-то вспомнил. Действительно, сто лет назад какая-то девица, а их было множество, написала ему письмо и сообщила, что родила, якобы от него. Детали он сейчас не помнил, но помнит, что долго смеялся. Значит, Лариса Игнатьевна, женщина в годах, лет на пять его старше, тогда родила, и уверена, что от него.
     - Я думал, твоего мужа сын. И он, кстати, тоже так думает, – Драма пошел в атаку. – Вот как вам верить? Женщины.
     - Какая сентиментальность, мужа разыскал. Надеюсь, не ляпнул, что Боря не его сын? – она посмотрела с тяжелым подозрением. Драма незаметно обрастал родственниками, брошенными детьми, бабушками, мужьями. Сейчас танцы начнутся, подумал он, хороводы водить, свадьбу сыграем.
     - Интриганка, – огрызнулся он. – Гадай теперь.
     - Раньше надо было гадать. Опомнился! Когда сын вырос.
     И только тут дошло. Борис Ломов – его сын? Невероятно. А зачем ей сейчас лгать? Драма озадаченно смотрел на Букину, ему стало не до шуток. Нет, не может быть, так не бывает. Или бывает в самых дешевых телесериалах. Приехал на такси, можно сказать, в первую попавшуюся деревню, зашел в клуб, хорошо хоть, не на ферму к дояркам, встретил незнакомую женщину, а она, оказывается, мать твоих детей. Взрослый сын! Еще, что ли, поездить по городам и весям? Глядишь, внуки объявятся. Передача от всей души. Драма приходил в себя, скрывая от Букиной свою легкую растерянность.
     - У меня обед, – заведующая клубом глянула на часы. – Пойдем домой. Или ты на такси? Заодно поговорим. Небось, хочется про сына узнать? Беда с ним, Валера, не знаю, что делать, пропадет ребенок…
     Драма вдруг почувствовал себя матерым семьянином. А когда вышли из клуба и стали здороваться со всеми встречными и поперечными, он подумал: устроюсь трактористом. Теперь он хотел найти Бориса во что бы то ни стало.
     Перед домом Букина вдруг предупредила:
     - Только ты ни на что не рассчитывай!
     - Ты про что, – испугался Драма, зная по опыту, что после таких слов женщины часто впадают в беспамятство, могут запросто изнасиловать где угодно, даже на зимнем сеновале, а ему было не до этого, как-то не расположен.
     - А про то, что фамилия сына останется прежней. Иначе разговоров тут будет!
     Драма облегченно вздохнул. Кто о чем, а вшивый о бане.
     - Он взрослый мальчик, сам решит, – сказал он застенчиво.
     - И вообще не болтай. Ты правда меня вспоминал?
     Они зашли во двор, остановились возле крылечка. Лариса Игнатьевна посмотрела вопрошающе, как собачонка, ожидающая вкусную косточку, только хвостом не виляла за его отсутствием.
     - Правда. Особенно по ночам, – игриво сказал Драма и без фанатизма тронул Букину за неожиданно упругую задницу.
     - Ух, ты, кобель. Одно на уме! – заведующая клубом фыркнула, выразив свое возмущение. – Валера, ты маме не проговорись.
     - Не бойся, – обиделся он. – Ночевать не останусь.
     Попробуй теперь оставить, радостно думал Драма, ни за что не останусь! Они зашли в дом. Покушать он решительно отказался, только чай, познакомился с мамой Ларисы Букиной, мысленно приучая себя обращаться к ней без отчества, подумаешь, заведующая клубом. Он хоть и не агротехник, но все впереди, жизнь наладится. Потенциальной теще, когда приехал, он представился корреспондентом областной газеты, чем спровоцировал уважительное к себе отношение, хотя тракторист круче, но он же не знал. Пока Букина обедала, ему предложили семейные фотографии, как без этого! Назвался груздем. Драма с воодушевлением рассматривал желтые снимки дедов и прадедов, догадываясь, что про Бориса он ничего нового не узнает, но нет худа без добра. Выпросил фотографию в армейской форме, проще розыск вести. А ничего парень, плечистый. Добрый молодец, важно подумал он, сам удивившись нахлынувшим эмоциям. А заинтересованной бабке пояснил:
     - В газете пропечатаем! Про Чеченскую войну материал готовим. Как про такого героя не написать? Я вам экземпляров побольше привезу, когда выпуск будет. Да, Лариса Игнатьевна? В клубе повесите.
     - Не знаю, посмотрим, – раздраженно сказала Букина, оправдывая свою фамилию. – Валерий Петрович, мне пора на работу.
     - Я вас провожу, – с готовностью откликнулся Драма, пряча фото в нагрудный карман и поднялся. – Мне тоже пора, потеряют, искать начнут с собаками. Спасибо за угощение!
     Никакой информации, где искать Бориса, он пока не получил, зато успел стать отцом. Не так уж плохо. Конечно, вор на доверии не бог весть какая радость, но и не футболист какой-нибудь. Пока бодрым шагом шли до клуба и опять здоровались с жителями, Букина поделилась опасениями за судьбу сына, дескать, его из милиции искали, пропадет. Вот это уже ближе к теме.
     - Хулиган? Я с ним поговорю. Давай адрес!
     - Валера. Не стоит мальчику говорить, что ты настоящий папа. Это его травмирует.
     Этого мальчика, подумал Драма, может травмировать только крейсер Аврора, если в упор выстрелит и винтом порежет, и то вряд ли. Легче Зимний взять, матросов жалко. Она же не в курсе, что он своего папашу ножом пугал. Драма пообещал:
     - Я с ним серьезно поговорю. Милиции не сказала, где он, и правильно, могут посадить, а мне можно. В крайнем случае, ремень покажу, что это в самом деле? Мать забросил.
     Они стояли перед клубом. И она сообщила адрес общежития, куда посылала письма. Букина смотрела с надеждой.
     - А его не посадят?
     - Есть знакомые полковники, – туманно пообещал Драма, не зная, целовать прямо в губы или достаточно ручку пожать. Вряд ли они еще увидятся, кто знает? Вот возьмет и женится. Лет через двадцать. Лучше редко видеться, чтобы не надоедать, беречь надо чувства. Он посмотрел с недоверием. – А это точно мой сын?
     - Конечно, – Букина зарделась, хотя мороза не было, ветки не трещали. – Я любила тебя.
     - А сейчас? – пошутил он с усмешкой. – Выходи за меня!
     Она с достоинством повернулась, сделала ручкой, и скрылась в клубе. Ушла от ответа. Он печалился недолго, и направился в сторону шоссе, чтобы поймать машину, а по пути размышлял о превратностях судьбы. Когда-то Драма изучал провинциалок, сталкивался по службе. На первый взгляд, неприступны, как скалы в океане, аж дым из ушей, такие строгие. Блюдут невинность. В деревне иначе нельзя, это понятно, у всех на виду. Но если кто ввергнет их в грех, все пропало, влюбляются насмерть, никакая мораль не удержит. Небось, наговорил ей в прошлом ласковых слов, в молодости была красивой, соблазнил, и забыл напрочь. А она влюбилась. Забеременела, родила, развелась с мужем, черт те что наделала. И двадцать лет ждала, пока в нем отцовские чувства заговорят. И ведь ни разу не напомнила ни о сыне, которого одна воспитывала, ни о себе, подразумевая, что он ее тоже любил, а он и не знал, даже не подозревал. Письмо послала, а может, оно и не дошло, мало ли кто что пишет, всерьез не принял. Она и теперь думает, что он запросто может жениться. Дескать, погулял мужик, перебесился, но вот ведь, приехал. Значит, есть оно счастье, близко, не за горами. Сидит сейчас в своем кабинете, и решает вопрос: простить или не простить, пойти замуж или еще подумать? Святая женщина. Драма чуть не прослезился, но вовремя поймал машину.






Рейтинг работы: 6
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 48
© 11.01.2018 Евгений Бугров
Свидетельство о публикации: izba-2018-2164855

Рубрика произведения: Проза -> Детектив


Владимир Попов       31.01.2018   15:13:27
Отзыв:   положительный
Все хорошо и язык и сюжет. С интересом читаю!Да, яблочко точно от яблоньки!










1