Коллективизация в СССР. Как она происходила на самом деле. ​




                                                     Коллективизация   в  СССР.   Как она происходила на самом деле.



      ( значительная    часть   текста   в  данной    публикации   является     подборкой   копий   с   учебников   по   истории   СССР   40  - 70  - х  годов   20  века,   написанных   в   старом   формате   русского    языка,  который     к  автору    не   имеет   никакого   отношения) 

                     Советский народ под руководством Коммунистической партии строил  народный  социализм    с   народной  властью    в  стране   и    народной  общинной  собственностью  впервые в истории   человечества.   Поэтому   не  было   у   русского народа   возможности  использовать   в  этом  великом   деле   в истории  человечества    чей - то     практический  опыт  при    построении  социализма   в Советской  России  в  20  веке.   
Поэтому  часто  двигаться    вперед  приходилось  порой «ощупью», по выражению Ленина. На этом пути поджидали огромные трудности. В процессе поисков правильных, научно обоснованных решений допускались и ошибки.  Острее всего трудности сказались в сельском хозяйстве. Проводя курс на массовую коллективизацию  (как   основу   будущей   индустриализации  СССР  в  30  - е  годы  прошлого столетия), Политбюро ЦК в конце 1929 года создало для изучения вопроса о темпах и мерах содействия колхозному строительству авторитетную комиссию, в которую вошли члены ЦК, руководящие работники партийных, государственных и кооперативных органов. Возглавил ее народ­ный комиссар земледелия СССР Я. А. Яковлев.  Предложения комиссии нашли отражение в постановлении ЦК от 5 января 1930 года «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству», закрепившем переход от политики ограничения кулачества   (представителя     оккупационной  армии  либеральных частных    собственников   капиталистического   Запада  и   политического   класса,  проводившего   колониальную  политику    в  отношении   России),  к ликви­дации его как  враждебного   традиционной   России   и    общинному   русскому народу  класса,   в  период    массовой  коллективизации    сельского   хозяйства   в   СССР   и    возвращения    российского  аграрного    сектора   к  тому    общинному    сельскому   хозяйству  (на   основе   коммун,  колхозов),   которое   было   доминирующим  в   Царской   России    с   16   по  19  век.   Во  второй     половине  19  века,  в  период   капиталистических   колониальных    реформ  1861   года,    насильно   навязанных   (как   и  в   России  21   века)   Царской   России   Англией    и   Францией,   после  позорного  поражения  монархической   Российской   империи   в  Крымской    войне   1853  - 1856    годов,   в   1870  -  1890  - е  годы, по требованию   Англии   и  Франции   на  основании   Парижского  соглашения   от  30 марта   1856   года,   в   монархической   России  уничтожалось  традиционное   общинное    сельское   хозяйство   Российской     империи   (основой  его   были   общины   коллективные   крестьянские    хозяйства  -  колхозы,  которые  христиане    называли   коммунами)  за счет   массового    и наглого  ограбления    русских  крестьян   с  помощью  незаконного    изъятия   у  них    их   законной    общинной  (колхозной  -  коллективной)    собственности    и    создания  на   ее   основе    кулацкого   сельского    хозяйства  на основе   диктатуры    оккупационной   частной  собственности.  Так в истории  Царской   России   в 19 веке    появились   кулаки,  ставшие    частными   собственниками    в   сельском   хозяйстве   и  опорой    колониального    режима   капиталистического   Запада   в   монархической  Российской  империи  с  1890   года.   Это   массовое   и  незаконное    ограбление   русских   крестьян   либеральными    кулаками,  ставшими   частными    собственниками   в   сельском  хозяйстве   Царской   России, оккупантами     Российского   государства   и   оккупационной   армией    капиталистического   Запада    на    русских  землях,    стало   главной    причиной   первой  народной   революции   в   Царской   России   в  1905  - 1907   годах    против    установления  диктатуры   частных    собственников  Запада    на    русских   землях   в   облике   кулаков   в  сельской  местности   и промышленников   в   российских  городах.   Поэтому    массовая   коллективизация   сельского   хозяйства   в   СССР  в  20 - 30 -  е   прошлого  столетия  и возвращение   русских    крестьян   к    традиционной   для  них    общинной   (народной)   собственности   в    облике    колхозов (коллективных  хозяйств)   было   освобождением     от   50  -  летней     оккупации    России   капиталистическим   Западом    и    избавлением   от   диктаторского  режима  западной частной  собственности   в   Советском   Союзе.  Поэтому   без   возрождения    колхозов  (коллективных   народных  хозяйств  в  сельской    местности)    и   уничтожения   в  сельской  местности    кулаков  (частных  собственников)  как   основы  оккупационного  режима   капиталистического  Запада   в   СССР,   невозможно   было   проводить    индустриализацию   СССР    и   хорошо  подготовиться   к  неизбежному  будущему    военному  противостоянию   с  Америкой  и   Европой,   о неизбежности   которого  в  будущем   говорил  еще   Ленин   в  20  - е  годы   прошлого столетия.   Поэтому  без   ликвидации   в  сельской  местности  в  СССР   кулацких   хозяйств,   основанных    на  западной  частной  собственности, которая   была    фундаментом   оккупационного   режима   капиталистов  Запада,   говорить    о возрождении   на  русских  землях  традиционного    общинного  (народного)   сельского   хозяйства   на   основе   колхозов,   коммун  и  так  далее   было   невозможно.  Массовая   коллективизация   в   СССР   в  20 -  30 - е  годы   20 века    означала    и  освобождение   советских   народов   от колониального   режима   капиталистического   Запада   в   Советском   Союзе.   Вот  в  чем  была   главная   суть   массовой   коллективизации   в   СССР  в  20 - 30 -  е  годы  прошлого столетия.  
                   Поэтому  Постановление   ЦК   от  5  января  1930  года   кроме законодательных,  реформаторских  и организационных  мер   проведения   массовой коллективизации  в  СССР   предусматривало различные темпы колхозного строительства для разных районов страны, в зави­симости от их готовности к коллективизации.   Первую группу составляли такие важнейшие зерновые районы, как Северный Кавказ, Среднее и Нижнее Поволжье. Коллективизация здесь, указывалось в постановлении, «может быть в основном закончена осенью 1930 г. или во всяком случае весной 1931 г.». В другую группу выделялись остальные зерновые районы. Здесь коллективизация должна была завершиться во вторую очередь (осень 1931 года — весна 1932 года). В постанов­лении вместе с тем указывался и срок завершения коллективиза­ции в целом, то есть для третьей группы районов. Имелось в виду «в пределах пятилетия вместо коллективизации 20% посевной площади, намеченной пятилетним планом... решить задачу кол­лективизации огромного большинства крестьянских хозяйств». Центральный Комитет выработал также действенные меры орга­низационной помощи колхозам и их материального стимулирова­ния. В частности, почти вдвое увеличивалась сумма кредита по колхозному сектору и т. д. В постановлении указывалось, что основной формой колхозного движения является сельскохозяйст­венная артель, как «переходная к коммуне форма колхоза». В дальнейшем партия уточнила это положение, подчеркнув, что на весь период социализма именно артель позволяет наилучшим образом сочетать интересы государства, колхозов и колхозников. Постановление от 5 января наряду с решением ноябрьского (1929 года) Пленума ЦК стало конкретной программой сплошной   коллективизации    аграрного  сектора   Советского  Союза.   Оно заканчивалось пре­дупреждением о необходимости борьбы на два  фронта: во-первых, «со всякими попытками сдерживать развитие коллективного движения из-за недостатка тракторов и сложных машин» и, во- вторых, с тенденциями «какого бы то ни было «декретирования» сверху колхозного движения». Жизнь показала, что эти опасения были обоснованны. В прак­тике колхозного строительства в конце 1929 года — начале 1930 года и позднее допускались серьезные отступления от ленин­ских принципов кооперирования. Прежде всего был нарушен принцип добровольности. Разъяснительная работа, убеждение нередко подменялись администрированием. При отказе вступать в колхозы порой применялись такие недопустимые меры, как увеличение твердых заданий по заготовкам, перевод  середняцких хозяйств по нормам налогообложения в кулацкие, лишение изби­рательных прав и т. п. Многие работники, не учитывая желание крестьян, увлека­лись созданием коммун, заставляли крестьян обобществлять в них скот и даже птицу. Был серьезно нарушен и принцип учета разнообразия условий в различных районах страны. Менее развитые национальные районы и ряд потребляющих областей РСФСР стали ориенти­роваться при разработке темпов и форм колхозного строительства на зерновые районы, более подготовленные к коллективизации.  Все это вызывало большое недовольство трудового кресть­янства. Кулаки в ряде мест провоцировали крестьян на выступ­ления против колхозов. Ошибки в колхозном строительстве объяснялись рядом при­чин: и отсутствием опыта, и слабостью массово-разъяснительной работы, и неумением трезво оценить первые успехи коллективи­зации.
                    Получив сигналы о перегибах, ЦК партии принял решитель­ные меры, 1 марта 1930 года правительство утвердило исправлен­ный Примерный устав сельскохозяйственной артели. На следую­щий день он был опубликован.  Одновременно в газетах появилась статья И. В. Сталина «Головокружение от успехов». В ней содержался анализ успехов в области колхозного движения, объяснялись их источники, фор­мулировались задачи партии по  устранению выявившихся к тому времени опасных и  вредных тенденций  в  колхозном   строительстве. В статье осуждались нарушения принципа добровольности при создании колхозов, администрирование и декретирование. Од­нако в ней не давалось объективной оценки допущенных ошибок. 14 марта ЦК ВКП(б)  принял постановление «О борьбе с искрив­лениями  партийной  линии в колхозном движении», категорически осу­дившее перегибы и давшее указание партийным организациям сосредоточить внимание на организационно-хозяйственном ук­реплении колхозов. Разъясняя недопустимость перегибов, ЦК в письме партийным организациям от 2 апреля >1930 года подчер­кивал: «Преступно закрывать глаза на то, что в результате анти­середняцких  искривлений   политики партии под угрозу поставлено сохранение союза с середняком. Тем самым под угрозу поставле­но дело коллективизации и социалистического строительства в целом».  Принятые партией решительные меры положили начало ис­правлению перегибов в колхозном движении. Процесс этот был сложным. После осуждения перегибов из колхозов вышли две трети крестьян, преимущественно середняки. Отливом середняков из искусственно созданных коммун и артелей, распадом многих коллективных хозяйств воспользовалось кулачество, спрово­цировавшее серию открытых антиколхозных  выступлений. Од­нако общими усилиями ЦК ВКП(б) и местных партийных орга­низаций положение было выправлено. Колхозам и колхозникам оказывалась всемерная помощь. Был принят ряд постановлений о предоставлении им различных льгот.
Отлив из колхозов постепенно прекратился. Вскоре вновь начался рост колхозного движения. Молодые колхозы успешно преодолели трудности, провели весенний сев, собрали неплохой урожай (выше, чем намечал ноябрьский Пленум ЦК в 1929 году), а осенью провели распределение доходов.
На основе массовой коллективизации в нашей стране был ликвидирован последний эксплуататорский класс — кулачество  (сельских   частных  собственников). ЦК партии в своем постановлении от 30 января 1930 года «О меро­приятиях по ликвидации кулацких хозяйств  ( основанных   на  частной  собственности   капиталистического  Запада)  в районах сплошной коллективизации» дал подробные указания по этому вопросу. Центральный Комитет исходил из идеи дифференцированного отношения к различным слоям кулачества. Кулаков делили на три категории. Инициаторов и исполнителей террористических актов   (неисправимых   врагов   русского  народа  и  России)  изолировали и направляли в специальные лагеря. Кула­ков, как   западных  врагов   России   и   русского  народа,  оказывавших менее активное сопротивление  советской   народной  власти, высылали в от­даленные районы страны, причем государство приняло опреде­лённые меры по трудоустройству и трудовому перевоспитанию бывших кулаков    (составлявших   оккупационную   армию   капиталистов  Запада   в  России  еще  с  90  - х годов   19  века)   на новых местах. Остальные же кулаки,  которые   не  вели  борьбу   с  русским  народом,  желавшим   восстановить  в   СССР    традиционное  для  русских  людей   сельское  хозяйство  на  основе     колхозов    и  коммун   с общинной  народной  собственностью,   остались  на прежних местах, но землю им выделяли за пределами кол­хозного массива. Большинство их, как правило, вскоре ушло на работу в города, в совхозы и т. д. Так был ликвидирован самый многочисленный класс эксплуататоров  и   колонизаторов    капиталистического   Запада    в   Советском  Союзе,   с  его   бандитской  диктатурой   частной    собственности,  терроризировавшей,  грабившей   и  порабощавшей   безжалостно   русский  народ   под  руководством  капиталистического   Запада   с  1870  по   1917  год.  Поэтому    массовая  коллективизация   в   СССР   в  20 - 30 -  е  годы  20  века  позволила   русскому  народу  и  другим народам  Советского  Союза  не   только  избавиться    от  продовольственной   зависимости    перед   капиталистами   Америки   и  Европы,   но   и  заложить  основы  продовольственной   безопасности    для    проведения    успешной    индустриализации  в   СССР   в  30  -  годы   прошлого столетия.   Без  успешного проведения  массовой  коллективизации   в  СССР  в  20  -  е  годы   20  века   не  было   бы   и    еще  более  успешной   индустриализации   в  Советском  Союзе   в  30 - е  годы  прошлого  столетия,   когда   за   невероятно   короткий    срок    в    СССР   было    построено   более   девяти   тысяч   новых   промышленных   предприятий.  Половина   из  которых   были  самыми   крупными   в  мире.    Без   проведения   успешной    массовой   коллективизации   в  Советском  Союзе  в   20 -  е  годы  прошлого  столетия   такой  невероятный   прорыв    в   развитии   промышленности   в  СССР  был  бы  просто   невозможен.   К  тому  же,   массовая   коллективизация  в   СССР  и переход   от   неэффективных   кулацких   хозяйств, основанных   на  частной  собственности  Запада,   к  колхозам,  а  позднее   и  к  совхозам,   с  переводом   сельского   хозяйства    страны  социализма    на    машино  - тракторную    основу  с  применением   тракторов,  комбайнов   и  другой    сельскохозяйственной  техники,   позволили    высвободить    из  сельскохозяйственного   производства   многие   миллионы   советских   граждан    и направить   их   на  строительство   заводов   и  фабрик   без  ущерба   для  продовольственной   базы   первой   в  мире   страны   социализма.  Это   позволило   СССР   уже   к  началу    второй  мировой  войны  1939  -  1945  годов    стать   могущественной   промышленной   державой,   уступающей   только   Америке   и   Англии, но   и то   в незначительной  мере.   Не    успей     советская    власть  провести      индустриализацию   СССР     в  такие    невероятно  короткие    исторические  сроки  (капиталистам Запада    на  это понадобилось   200  лет),   то   Советский   Союз    никогда   бы  не  смог   стать   победителем    во   второй  мировой войне   1939  -  1945  годов.   Как   мы  видим   из  вышеизложенного,   основой   этой  победы   СССР   в   кровавой  битве   с   капиталистическим  Западом  была  именно  успешно  проведенная   советским   народом    в  20 -  е годы  прошлого столетия  массовая   коллективизация   в   сельском   хозяйстве,  с  ее   отказом   от   кулацких  хозяйств, основанных   на  частной   собственности  Запада,  и  переходом   к  колхозам   и  совхозам,  основанным    на  общинной  (коллективной )   народной  собственности,  которая   была  традиционной   для  русского   народа  и   России  не  только   в  условиях  монархической  Царской  России, но   и  древней   Руси,  начиная   с 988  года  нашей  эры,  после   крещения   русского   народа   в   православное  христианство.  Поэтому   не  стоит  удивляться   тому,  что   русский  народ  в   очередной  раз   категорически   отверг   от себя   частную  собственность   капиталистического   Запада   в   20 - е годы  20  века   и предпочел  вернуться   к  своей,  традиционной   для  России,  колхозной   (коллективной)   форме   собственности   в   аграрном   секторе  СССР   сразу  после   того,  как   только   избавился   от  военной  оккупации   Советской   России     армиями    Антанты  (Америки,  Англии,  Франции  и другими)   в 1922   году.   Поэтому   процесс   массовой   коллективизации   в   СССР   в  20  - е  годы  прошлого  столетия   был  еще  и   процессом    избавления   советских   граждан    от  внутренних   врагов   русского  народа   и   России   в  облике  кулаков   и  промышленников,   которые   еще   в  90   -  е  годы   19  века,  с  помощью  капиталистов  Запада  установили   в  Царской   России   оккупационную   диктатуру   частной   собственности  Запада.  Поэтому   массовая   коллективизация   в   СССР   с  помощью  колхозов   (коммун)   уничтожала   эту  старую  диктатуру    частной  собственности   Запада   на  русских землях   в  облике   кулаков   и  устанавливала    диктатуру    на  российских  землях   коллективного   общинного   хозяйства  - колхоза   с  его   общинной  (народной)  собственностью.   Это  был    путь  русского народа  и  России   к  долгожданной   свободе   после   50  - летнего   рабства     у  капиталистов   Запада.  Эту  же  цель  преследовала   и  индустриализация   в   СССР   в  30 -  годы   20  века  -  освобождение   русского  народа  и  России   от    промышленной   и   технологической  зависимости   от  капиталистического   Запада,  в  которую    сознательно    поставили   капиталисты   Америки   и   Европы   Царскую  Россию   в   начале  20  века.      
                      «Пафос нового строительства» — так партия   определила отношение советского народа к борьбе за выполнение первого пятилетнего плана. В промышленности массовое социалистическое соревнование охватило к началу 1930 года 63 процента рабочих крупных пред­приятий. Темпы развития промышленности превосходили плано­вые наметки. Только за 1929 год продукция всей крупной про­мышленности выросла на 25 процентов, а продукция тяжелой индустрии — на 31 процент. Развернулся широчайший фронт нового капитального строительства. Строились  Днепрогэс, Ново- Краматорский завод в Донбассе, Уральский завод тяжелого машиностроения, химические комбинаты в Березняках и Соли­камске, Магнитогорский металлургический комбинат. Строитель­ство велось во всех районах страны.  Работа партии определялась выдвинутым ею лозунгом по укреплению кооперативно - колхозиой собственности; увеличения роли общественного хозяй­ства и совокупном производстве коллективного и личного подсобного хозяйства его членов; улучшения организации и оплаты труда, повыше­нии материальной заинтересованности колхозников в результатах обще­ственного труда; совершенствования экономических отношений между государством и колхозами и т. п.  Укрупнение колхозов привело к сокращению их общего числа в рассматриваемые годы. На конец 1937 г. в СССР насчитывалось 243,6 тыс. колхозов (в том числе сельскохозяйственных артелей — 212,6 тыс.), на конец 1940 г.— 236,9 тыс. (сельскохозяйственных ар­телей — 235,5 тыс.) Вследствие укрупнения, а также усиления концент­рации производства средний размер колхоза увеличился с 1937 г. по 1940 г. по числу дворов — с 76 до 81, площади пашни — с 591 до til4 га, площади общественных посевов — с 476 до 492 га. В расчете на один колхоз возросло поголовье общественного скота.  Расширялась и упрочивалась кооперативно-колхозная собственность, в  ее  составе происходили глубокие качественные изменения. Неделимые фонды, игравшие важнейшую роль в развитии и умножении колхоз­ном собственности, выросли с 12,3 млрд. руб. на конец 1937 г. до 27,7 млрд. руб. на конец 1940 г., или более чем вдвое. В среднем на один колхоз эти фонды составляли соответственно 47 тыс. и 118 тыс. руб., т. е. увеличились в 2,5 раза 232. Удельный вес неделимых фондов в  структуре колхозной собственности достиг 92,3%, тогда как доля  взымаемых взносов членов колхозов равнялась 7,7% 233- Весь прирост не­делимых фондов был получен практически за счет социалистических накоплений в колхозах. В отличие от периода коллективизации, когда неделимые фонды формировались прежде всего за счет обобществле­ния крестьянского имущества, после завершения социалистического пе­реустройства деревни главным источником роста этих фондов стал коллективный труд колхозников. В Примерном уставе сельскохозяйствен­ной артели 1935 г. нормы отчислений в неделимые фонды определя­лись и 10—20% от денежных доходов колхоза. Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 4 декабря 1938 г. нижний предел этих норм был несколько повышен (с 10 до 12%), а сами нормы дифференцированы  в  зависимости от производственного направления колхозов: и зерновых районах—12—15%, в районах технических культур и жи­вотноводческих— 15—20% от денежных доходов артели 234. Большин­ство колхозов выполняло эти нормы отчислений в неделимые фонды. В 1938  году    в зерновых районах 78,1% колхозов отчисляли в неделимый фонд 12- 15% денежных доходов, в 1939 г.— 82%, в районах техниче­ских культур с отчислением 15—20% было соответственно 75,8 и 81,6%  колхозов . В 1939—1940 гг. партия и правительство приняли ряд мер по упорядочению колхозных финансов и пополнению неделимых фондов  за  счет  недовнесенных средств. Вследствие этого размер отчислений в неделимые фонды по колхозам страны в 1940 г. по сравнению с 1937 г. значительно увеличился — с 1,8 млрд. руб. до 3,3 млрд. руб.   («Сельское хозяйство СССР», 1960, стр. 56—59.,  С. П. Трапезников. "Ленинизм и аграрно-крестьянский вопрос", т. 2. М., изд-во  «Мысль», 1976, стр. 490., «Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам», т. 2, стр. 661.  «История СССР», 1962, № 1, стр. 38.
                          В 1940   г.оду  92% всех колхозов произвели отчисления в неделимые фонды в пределах установленных норм "в.  Рост неделимых фондов служил важнейшим обобщающим показа­телем развития общественного хозяйства колхозов, эффективности про­веденных партией и правительством мер по упрочению колхозного строя.  В практике колхозного строительства одной из наиболее сложных проблем является правильное соотношение общественного хозяйства колхозов и личного подсобного хозяйства колхозников. В начале третьей пятилетки наметилась тенденция к увеличению личного подсобного хо­зяйства колхозников в ущерб развитию общественного хозяйства колхо­зов. В нарушение устава сельскохозяйственной артели расширялись приусадебные участки колхозников, кое-где практиковалась сдача этих участков в аренду. Часть колхозников уклонялась от работы в общест­венном хозяйстве. В 1938 г. насчитывалось 6,5% трудоспособных кол­хозников, не выработавших ни одного трудодня, и 16%, выработавших менее 50 трудодней. Это приводило нередко к искусственной нехватке рабочей силы в колхозах при фактическом ее избытке во многих райо­нах. Майский (1939 г.) Пленум ЦК ВКП(б) осудил нарушения устава сельскохозяйственной артели, наметил мероприятия по упорядочению колхозного землепользования и укреплению трудовой дисциплины в колхозах. Одобренное Пленумом постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 27 мая 1939 г. «О мерах охраны общественных земель кол­хозов от разбазаривания» 237 подтверждало неприкосновенность общест­венных земель колхозов, признавало недопустимым уменьшение их раз­меров без особого разрешения правительства. Увеличение приусадеб­ных участков сверх уставных норм, а тем более сдача в аренду за­прещались. Местным партийным и советским органам предлагалось произвести обмер приусадебных участков и выявленные излишки при­соединить к общественным землям колхозов. В целях упорядочения колхозного землепользования предлагалось также четко разграничить общественный и приусадебный земельные фонды; в БССР, УССР, Смо­ленской, Калининской и Ленинградской областях РСФСР сселить  кол­хозников с хуторов, расположенных на общественных полях колхозов, в деревни.  К октябрю 1939 г. обмер земель был произведен в 97,8% колхо­зов и у 99,5% единоличников. Он показал наличие  земельных  излиш­ков  у 45,7% колхозных дворов. Общая площадь излишних земель, вы­явленных у колхозников, единоличников и др., составила 2,5 млн. га. Из них 1,8 млн. га были переданы в общественный земельный фонд колхозов, 0,7 млн. га — в приусадебный земельный фонд для на­деления вновь образующихся колхозных дворов, главным образом из чи ела переселенцев. В 1939—1940 гг. широкий  размах приняло сселение колхозников с хуторов в деревни. Наличие хуторских усадеб умень­шало размеры и ухудшало конфигурацию колхозных полей, снижало участие колхозников в общественном труде. Всего на хуторах и в мел­ких поселках (до 10 дворов) насчитывалось 801,5 тыс. колхозных дворов. С. П. Трапезников. Ленинизм и аграрно-крестьянский вопрос, т. 2, стр. 490, 510. «КПСС в резолюциях...», т. 5, стр. 398—404.
                 . В партий­ных документах подчеркивалось, что правые склоняются «к ли­беральному толкованию новой экономической политики, веду­щему под флагом развязывания товарооборота к свободе разви­тия капиталистических элементов в стране, к отказу от нажима на злостно спекулирующие хлебом кулацкие элементы, к отрицанию необходимости индивидуального обложения кулаков, вопреки проводимой партией политике усиленного налогового обложения капиталистических элементов и т. д.». Наша партия и Коминтерн ^читали, что тем самым Бухарин и правые скатываются «к поли­тике классового сотрудничества с капиталистическими элемен­тами, подменяя политику классовой борьбы пролетариата против кулака политикой «врастания кулака в социализм»» («Коммуни­стический Интернационал в документах», стр. 911). Правый оппортунизм стал главной опасностью. В апреле 1929 года объеди­ненный пленум ЦК и ЦКК, специально обсудив внутрипартий­ное положение, признал взгляды и предложения правых несов­местимыми с генеральной линией партии. Пленум снял Бухарина и Томского с ответственных постов и предупредил их, что в случае неподчинения решениям партии они будут выведены из состава Политбюро.  В день окончания пленума открылась XVI Всесоюзная партконференция, на которой правые вновь были подвергнуты критике. Конференция обсудила и приняла первый пятилетний план, доработанный в соответствии с директивами XV съезда ВКП(б). Характерно, что конференция утвердила оптимальный вариант пятилетки, предусматривавший более высокие задания, чем отправной вариант. Большую роль в мобилизации масс на выполнение пятилетки сыграло обращение конференции «Ко всем рабочим и трудящимся крестьянам Советского Союза», призвав­шее развернуть массовое социалистическое соревнование.  Конференция приняла также очень важное решение о путях подъема сельского хозяйства и налоговом облегчении середняка. Говоря об усилении совхозно-колхозного строительства, партия разъясняла, что крупное общественное хозяйство не противо­стоит интересам трудящихся деревни, а является для них при­мером и источником помощи. Выработав меры экономической поддержки бедноты и середняков против кулачества, конфе­ренция отметила, «что и при максимально возможном раз­витии совхозов и колхозов основной прирост сельскохозяй­ственной продукции в ближайшие годы падет на индивидуаль­ное бедняцкое и середняцкое хозяйство, что мелкое хозяйство далеко еще не исчерпало и не скоро исчерпает имеющиеся у него возможности...» («КПСС в резолюциях...», ч. II, стр. 579). В связи с этим проводилась значительная работа по преодолению отсталости хозяйств трудящихся крестьян. Конференция решила провести новую чистку партии от чуж­дых, бюрократических и переродившихся элементов. В резуль­тате чистки за год было исключено примерно 10 процентов преж­него состава партии.
                17 июля — 1 сентября 1928 года в Москве состоялся VI кон­гресс Коминтерна. Делегаты 57 стран обсудили и приняли Про­грамму и Устав Коминтерна. В воззвании к трудящимся СССР конгресс отметил: «Ваши достижения являются для пролетариата и трудящихся всего мира живым примером и наглядным уроком громадного превосходства того строя, который вы создаете». Конгресс призвал коммунистов мира решительно пресекать как троцкистские, так и правооппортунистические отклонения от ленинизма.   Заключительным этапом борьбы против правых явился ноябрьский (1929 года) Пленум ЦК ВКП(б). Лидеры правых за­явили на пленуме о «снятии разногласий», но вместе с тем, как показывали факты, продолжали готовить атаку против руко­водства партии. Пленум расценил заявление правых о«снятии разногласий» как «фракционный маневр политических банкро­тов, аналогичный «отступательным» маневрам троцкистов, не раз использовавших свои якобы примирительные заявления, как метод подготовки новых атак на партию». Бухарин был выведен из Политбюро, а его единомышленники предупреждены, что в случае попытки с их стороны продолжить борьбу к ним также будут применены организационные меры. Пленум постановил «признать пропаганду взглядов правого оппортунизма и прими­ренчества с ним несовместимой с пребыванием в рядах ВКП(б)». «Мелким хозяйством из нужды не выйти никогда. Такой вывод Ленин сделал давно. Поэтому создание крупных колхозов было единственным выходом для создания надежной продовольственной базы в СССР, способной обеспечить надежную поставку продовольствия советским гражданам в период массовой индустриализации Советского Союза. Ленин подчеркивал, что задача социалистиче­ского преобразования мелкотоварного производства «принадле­жит к числу труднейших Задач социалистического строитель­ства...» (т. 44, стр. 6). В борьбе против правых партия отстояла курс на ускорение социалистических преобразований. Базировать в течение дли­тельного времени экономику страны на двух различных социаль­ных основах: на основе крупной социалистической промышлен­ности и на основе мелкотоварного частнособственнического крестьянского хозяйства —- партия считала далее невозможным. Радикальное решение задачи подъема сельскохозяйственного ции и против мер по ограничению кулацких хозяйств. В партий­ных документах подчеркивалось, что правые склоняются «к ли­беральному толкованию новой экономической политики, веду­щему под флагом развязывания товарооборота к свободе разви­тия капиталистических элементов в стране, к отказу от нажима на злостно спекулирующие хлебом кулацкие элементы, к отрицанию необходимости индивидуального обложения кулаков, вопреки проводимой партией политике усиленного налогового обложения капиталистических элементов и т. д.». Наша партия и Коминтерн ^читали, что тем самым Бухарин и правые скатываются «к поли­тике классового сотрудничества с капиталистическими элемен­тами, подменяя политику классовой борьбы пролетариата против кулака политикой «врастания кулака в социализм»» («Коммуни­стический Интернационал в документах», стр. 911). Правый оппортунизм стал главной опасностью. В апреле 1929 года объеди­ненный пленум ЦК и ЦКК, специально обсудив внутрипартий­ное положение, признал взгляды и предложения правых несов­местимыми с генеральной линией партии. Пленум снял Бухарина и Томского с ответственных постов и предупредил их, что в случае неподчинения решениям партии они будут выведены из состава Политбюро.
                        В день окончания пленума открылась XVI Всесоюзная партконференция, на которой правые вновь были подвергнуты критике. Конференция обсудила и приняла первый пятилетний план, доработанный в соответствии с директивами XV съезда ВКП(б). Характерно, что конференция утвердила оптимальный вариант пятилетки, предусматривавший более высокие задания, чем отправной вариант. Большую роль в мобилизации масс на выполнение пятилетки сыграло обращение конференции «Ко всем рабочим и трудящимся крестьянам Советского Союза», призвав­шее развернуть массовое социалистическое соревнование.
Конференция приняла также очень важное решение о путях подъема сельского хозяйства и налоговом облегчении середняка. Говоря об усилении совхозно-колхозного строительства, партия разъясняла, что крупное общественное хозяйство не противо­стоит интересам трудящихся деревни, а является для них при­мером и источником помощи. Выработав меры экономической поддержки бедноты и середняков против кулачества, конфе­ренция отметила, «что и при максимально возможном раз­витии совхозов и колхозов основной прирост сельскохозяй­ственной продукции в ближайшие годы падет на индивидуаль­ное бедняцкое и середняцкое хозяйство, что мелкое хозяйство далеко еще не исчерпало и не скоро исчерпает имеющиеся у него возможности...» («КПСС в резолюциях...», ч. II, стр. 579). В связи с этим проводилась значительная работа по преодолению отсталости хозяйств трудящихся крестьян.  Конференция решила провести новую чистку партии от чуж­дых, бюрократических и переродившихся элементов. В резуль­тате чистки за год было исключено примерно 10 процентов преж­него состава партии.   17 июля — 1 сентября 1928 года в Москве состоялся VI кон­гресс Коминтерна. Делегаты 57 стран обсудили и приняли Про­грамму и Устав Коминтерна. В воззвании к трудящимся СССР конгресс отметил: «Ваши достижения являются для пролетариата и трудящихся всего мира живым примером и наглядным уроком громадного превосходства того строя, который вы создаете». Конгресс призвал коммунистов мира решительно пресекать как троцкистские, так и правооппортунистические отклонения от ленинизма.
Заключительным этапом борьбы против правых явился ноябрьский (1929 года) Пленум ЦК ВКП(б). Лидеры правых за­явили на пленуме о «снятии разногласий», но вместе с тем, как показывали факты, продолжали готовить атаку против руко­водства партии. Пленум расценил заявление правых о«снятии разногласий» как «фракционный маневр политических банкро­тов, аналогичный «отступательным» маневрам троцкистов, ке раз использовавших свои якобы примирительные заявления, как метод подготовки новых атак на партию». Бухарин был выведен из Политбюро, а его единомышленники предупреждены, что в случае попытки с их стороны продолжить борьбу к ним также будут применены организационные меры. Пленум постановил «признать пропаганду взглядов правого оппортунизма и прими­ренчества с ним несовместимой с пребыванием в рядах ВКП(б)». «Мелким хозяйством из нужды не выйти. Нужна только коллективизация, способная вывести сельское хозяйство на передовой промышленный уровень. Вот почему Ленин считал коллективизацию основой будущей индустриализации. Ленин был убежден в том, что успех индустриализации в СССР будет определяться успехом в коллективизации. Он подчеркивал, что задача социалистиче­ского преобразования мелкотоварного производства «принадле­жит к числу труднейших Задач социалистического строитель­ства...» (т. 44, стр. 6).
                        В борьбе против правых партия отстояла курс на ускорение социалистических преобразований. Базировать в течение дли­тельного времени экономику страны на двух различных социаль­ных основах: на основе крупной социалистической промышлен­ности и на основе мелкотоварного частнособственнического крестьянского хозяйства — партия считала далее невозможным. Радикальное решение задачи подъема сельскохозяйственного производства она видела «на путях дальнейшего форсирования процессов коллективизации и строительства совхозов, на путях дальнейшего улучшения и укрепления самих колхозов и совхо­зов, наконец, на путях форсированного развития индустрии, являющейся ключом к социалистической реконструкции сель­ского хозяйства».   В конце 1029 — начале 1930 года партия и правительство при­няли меры для укрепления материальной базы сельского хо­зяйства. План машиноснабжения перестраивался в соответствии с темпами коллективизации в отдельных районах. Ассигнования на строительство новых и реконструкцию старых заводов сельско­хозяйственного машиностроения были увеличены в 2 с лишним раза. Было решено форсировать строительство заводов для произ­водства комбайнов. Все это потребовало изменения и других предусмотренных ранее пропорций тяжелой индустрии. В ряде районов в течение одного года крестьяне переходили от сохи непосредственно к трактору, от молотьбы цепами — к ком­байну.   Для производственного обслуживания колхозов создавались машинно-тракторные станции (МТС). Первая из них возникла еще в 1927 году в Одесском округе. Заключив договор с едино­личниками нескольких хуторов, она обработала их поля. Собрав урожай, крестьяне прислали следующее письмо: «После той ра­боты тракторов, какую мы видели, не хотим больше вести бед­няцкое мелкое хозяйство, а решили организовать обобществлен­ное тракторное хозяйство, в котором не будет отдельных кресть­янских клочков посевов». Письмо было зачитано на XV съезде ВКП(б). Партия поддержала почин.    Вначале строились как государственные, так и кооператив­ные МТС. Но такое распыление техники и кадров было нецеле­сообразно, поэтому техника все больше концентрировалась в го­сударственных машинно-тракторных станциях. Их число быстро увеличивалось. В 1928 году их было только 6, а к концу пяти­летки — около 2,5 тысячи. Они обрабатывали уже тогда почти половину посевной площади колхозов и являлись опорными пунктами Советского государства в деревне, помогали проводить ее социалистическую перестройку. МТС имели большое значение и как важный канал поступления хлеба и других продуктов из колхозов, так как колхозы′все больше расплачивались за работу МТС натурой.
Коммунистическая партия гораздо шире, чем раньше, органи­зовала и шефство города над деревней, приняла срочные меры для решения крайне обострившейся проблемы сельскохозяйственных кадров. Партия обратилась к рабочему классу с призывом выде­лить 25 тысяч закаленных пролетариев, способных возглавить молодые коллективные хозяйства. Этот призыв встретил горячий отклик у рабочих. Фактически в деревню выехало около 35 тысяч посланцев рабочего класса. Коммунисты составляли среди них 70 процентов.
                       Весной 1930 года в колхозах страны было более 313 тысяч коммунистов, свыше 553 тысяч комсомольцев. И хотя вместе они составляли лишь 6,5 процента трудоспособного населения кол­хозов, это был передовой, организованный и очень целеустрем­ленный отряд, шедший в авангарде колхозного движения. На борьбу с колхозами поднялось озверевшее кулачье. В ряде районов возникли подпольные контрреволюционные организации кулаков. Они готовили восстания, собирали оружие, припрятан­ное еще с гражданской войны. Кое-где кулакам удавалось сколо­тить довольно значительные силы. На Северном Кавказе в их организациях состояло в 1929 году около 4 тысяч человек, а вес­ной 1930 года возникли новые организации, включавшие более 5 тысяч человек. На Нижней Волге насчитывалось в это время около 3 тысяч участников контрреволюционных организа­ций и т. д.   Крестьянство, возмущенное действиями кулачества, по своей инициативе в ряде районов принимало решения о лишении кула­ков земельных наделов, конфискации у них средств производства и выселения из деревень. Вот характерное постановление, приня­тое колхозниками одного из сел Нижне-Волжского края: «Кулак, хотя и с вырванным жалом, лишенный средств производства, все же остается кулаком, поэтому просим выслать их, чтобы бедняки и середняки строили колхозное хозяйство без опаски за месть со стороны кулачества».
Со второй половины 1929 года деревня бурлила, как в дни ре­волюции. На собраниях бедноты, на общих сельских сходах стоял один вопрос: организация колхозов. С июля по октябрь 1929 года в колхозы было вовлечено почти столько же кре­стьян, сколько за весь без малого 12-летний период существова­ния Советской власти. А за три последних месяца этого года число колхозников возросло еще в 2 с лишним раза. Это был, как подчеркнула партия, «небывалый темп коллективизации, превосходящий самые оптимистические проектировки». Задания пятилетки, которые в момент их утверждения характеризо­вались как напряженные и сложные, через несколько месяцев были превышены в 2 раза.
Известно, что в Царской России основой аграрного комплекса были мелкие крестьянские хозяйства, и в сравнении с 1909—1913 гг.. когда в производстве продукции сельского хозяйства участвовали по­мещичьи и капиталистические хозяйства. Валовая продукция сельского хозяйства составляла (в среднем за год, в ценах 1965 г.) "2:

Годы Млрд. руб.
1909—1913 22,5
1924—1928 27,4
1936—1940 29,8

                    Рассмотрим, как развивались две основные отрасли сельскохозяй­ственного производства — земледелие и животноводство. В земледелии объем производства продукции зависит от размера посевных площадей и величины урожайности. Вся посевная площадь- СССР (в современных границах) в 1940 г. составляла 150,4 млн. га,, или увеличилась по сравнению с 1937 г. на 15,1 млн. га. Но это уве­личение произошло главным образом за счет присоединившихся в 1939—194U гг. республик и областей. В сопоставимых границах (до 17 сентября 1939 г.) посевные площади в целом и по важнейшим группам культур претерпели следующие изменения (в млн. га) 273:


1913 г. 1937 г. 1940 г. Вся посевная площадь 105,0 135,3 136,0 Зерновые культуры 94,4 104,5 100,4 Технические культуры 4,5 11,2 11,0 Картофель и овоще-бахчевые 3,8 9,0 8,5 культуры Кормовые культуры 2,1 10,6 16,1
                       По сравнению с 1913 г. посевные площади значительно увеличились. Вся посевная площадь превышала дореволюционный уровень на 31 млн. га, или в 1,3 раза. Посевные площади зерновых культур были больше на 6 млн. га (на 6,3%). Особенно возросли посевные площади технических культур — в 2,4 раза, картофеля и овоще-бахчевых куль­тур в 2,2 раза, кормовых культур — в 7,7 раза. В пределах 1937— 1940 гг. посевные площади расширились незначительно — на 0,7 млн. га. При этом в колхозах, совхозах и других государственных хозяйствах они возросли примерно на 2 млн. га, в подсобных хозяйствах колхоз­ников и хозяйствах единоличников сократились. При расширении всей посевной площади наблюдалось некоторое уменьшение посевов зерно­вых, технических, картофеля и овоще - бахчевых культур; посевы кор­мовых культур увеличились в 1,5 раза. Произошли существенные сдвиги в структуре посевных площадей, которые отражают следующие данные (в % ко всей посевной пло­щади) :

Культуры
1913 г. 1937 Г. 1940 г. Зерновые 90,0 77,2 73,8 Технические 4,3 8,3 8,1 Картофель и овоще-бахчевые 3,6 6,6 6,2 Кормовые 2,0 7,8 11,8

                       Как следует из приведенных данных, структура посевных площадей в 1940 г. по сравнению с 1913 г. заметно улучшилась. Снизился удель­ный вес зерновых культур и повысился удельный вес технических, картофеля и овоще-бахчевых, а также кормовых культур. Земледелие стало более интенсивным, приобрело многоотраслевой, комплексный характер. В пределах же 1937—1940 гг. структурные изменения в со­ставе посевных площадей нельзя признать полностью положительными. Увеличение (в 1,5 раза) удельного веса кормовых культур (за счет посевных площадей зерновых культур) произошло главным образом в связи с внедрением травопольных севооборотов. Эти севообороты сами по себе экономически эффективны: расширяют кормовую базу для животноводства, повышают плодородие почвы и урожайность возделы­ваемых после трав культур. Однако они применимы лишь в определен­ных природных зонах страны: в нечерноземной полосе, в хлопковод­ческих районах Средней Азии, Казахстана, Закавказья (хлопко-люцер- новые севообороты) и некоторых других. В годы третьей пятилетки травопольные севообороты стали внедряться без достаточной предвари­тельной апробации в различных природных зонах страны, в том числе в засушливых и полузасушливых районах Украины, Северного Кавка­за, Поволжья, где они не давали нужного экономического эффекта.  На  абсолютные размеры и структуру посевных площадей в пред­военные годы повлияли и другие факторы. На посевных площадях зерновых культур отразились неблагоприятные погодные условия 1938 и 1939 гг. Не стимулировали их расширения излишняя централизация государственного планирования колхозных посевов зерновых культур и система исчисления обязательных поставок. Изменение в конце 1939 г. порядка планирования зерновых культур в колхозах и переход с 1940 г. к погектарному принципу исчисления обязательных поставок, осуществление ряда мероприятий по борьбе с засухой в юго-восточных районах 274 привели к тому, что сокращение посевов зерновых культур после 1939 г. прекратилось. В 1940 г. в целом по стране они возросли на 0,5 млн. га по сравнению с 1939 г. На уменьшение посевных пло­щадей картофеля в колхозах повлияло увеличение в его заготовках доли обязательных поставок.  В годы третьей пятилетки произошли изменения в размещении посевов сельскохозяйственных культур по районам страны. Большое внимание в эти годы уделялось сельскохозяйственному освоению вос­точных районов страны. Увеличение здесь посевных площадей намеча­лось третьим пятилетним планом. В январе 1939 г. партия и прави­тельство приняли постановление о расширении посевов озимых культур в восточных районах"′. В апреле 1940 г. было принято новое постановление о ускоренном развитии механизации ручного труда в сельском хозяйстве. При этом, новый пятилетний план предусматривал меры по развитию ма­териально технической базы сельского хозяйства, соответствующей социалистическим производственным отношениям (организацию 1500 МТС, завершение комплексной механизации в земледелии и переход к массовой механизации трудоемких процессов в животноводстве), по улучшению аг­ротехники и системы земледелия, расширению и укреплению коопе­ративно-колхозной собственности. Намечалось увеличить в 1,5 раза про­изволе Iно сельскохозяйственной продукции; довести ежегодные валовые сборы зерна до 8 млрд. пуд. при достижении средней урожайности 13 центнеров с 1 га. Устанавливались повышенные задания в области животно­водства, которые должны были обеспечить потребности страны в про­дуктах этой отрасли 212.
На упрочение и совершенствование колхозного строя, использова­ние сто возможностей для подъема сельскохозяйственного производства были направлены постановления партии и правительства 1938—1940 гг. Эти постановления наметили ряд важных мероприятий по организа­ционно-хозяйственному укреплению колхозов: упорядочение колхозного землепользования, изменение порядка планирования посевных площа­дей, переход к новой системе заготовок, введение дополнительной оп­латы труда за повышение урожайности сельскохозяйственных культур и продуктивности животноводства.
                      В связи с нарастанием угрозы военного нападения реализация программы дальнейшего развития социалистического сельского хозяй­ства, намеченная XVIII съездом и последующими решениями партии и правительства, встретилась с серьезными трудностями. Часть мате­риальных и финансовых ресурсов, предназначенных для сельского хо­зяйства, была переключена на нужды обороны, что привело к сокра­щению производства сельскохозяйственных машин, минеральных удоб­рений. Осуществлялись и другие меры по повышению обороноспособ­ности страны, отразившиеся на состоянии сельского хозяйства: увеличение продовольственно - сырьевых резервов; отвлечение людских ресурсов, особенно механизаторских кадров, в связи с возросшей моби­лизацией в армию; ускоренное расширение сельскохозяйственного про­изводства в восточных районах страны и т. п.
Однако несмотря на эти трудности социалистическое сельское хо­зяйство добилось заметных успехов, которые позволили ему в годы вой­ны внести свой вклад в обеспечение победы советского народа над фашизмом.   В первые годы третьей пятилетки (по сравнению со второй пятилеткой) были существенно увеличены капиталовложения в сельское хозяйство. В 1938 -1941 гг. (первое полугодие) в среднем за год общий объем капитальных вложений в сельское хозяйство составил 6 млрд. руб. (в годы второй пятилетки — 4,4 млрд.). Уровень капиталовложений в расчете на единицу земельной площади также превышал показатели предыдущего периода развития. На 1 га посева приходилось капита­ловложений (в среднем за год, в руб.): в 1918—1928 гг.— 0,11, в годы первой пятилетки — 1,90, второй пятилетки — 3,22, за три с половиной года третьей пятилетки — 3,8221S.
( «КПСС it резолюциях...», т. 5, стр. 349—350, 360—361, 364—365. «II м. Ф. Копалева. К интенсификации сельскохозяйственного производства. М., изд- во «Экономика»,-1968, стр. 65.)    Была расширена и   качественно  улучшена   материально-техническая   база  сельского хозяйства. Производственные основные фонды сельского хозяйства, составившие в конце 1937 г. 9 млрд. руб., выросли к концу 1940 года. до 12 млрд. руб. Важнейшей частью этих фондов являлась крупная машинная техника, позволившая повысить энерговооружен­ность сельского хозяйства. В 1928 г. все энергетические мощности сельского хозяйства равнялись 21,3 млн. л. е., в 1940 г.— 47,5 млн. л. е., т. е. увеличились в 2,2 раза. Энерговооруженность труда в колхозах, МТС и совхозах в 1940 г. была выше по сравнению с крестьянскими хозяйствами 1913—1917 гг. в расчете на одного работника в 3 раза, в расчете на 100 га посевной площади — в 1,6 раза214. Изменилась структура энергетических мощностей. В 1928 г. в составе энергетиче­ских мощностей сельского хозяйства 94,8% приходилось на рабочий скот и 5,2%—на механические двигатели, в конце 1940 г. механичс ские двигатели составляли уже 77,7%.   По уровню энерговооруженности труда совхозы опережали колхозы. На 100 га посевной площади в совхозах в 1940 г. приходилось 45,7 л. с. энергетических мощностей, а в колхозах (учитывая технику МТС) — 30,5 л. с. В совхозах была лучше и структура энергетических мощностей: механические двигатели здесь составляли 93,1%, в колхозах и МТС 77,9% 21S. Однако если взять соотношение механической и живой тяговой силы в полевых работах в колхозах, то оно в 1940 г. равнялось соответ­ственно 53 и 47% 21в. Рабочий скот играл еще большую роль в кол­хозном производстве, особенно в транспортных работах, обслуживании тракторов и комбайнов МТС и т. п.   В годы третьей пятилетки в связи с необходимостью мероприятий по повышению обороноспособности страны темпы технического пере­вооружения сельского хозяйства замедлились. Почти в 2 раза сократи­лось среднегодовое производство тракторов по сравнению со второй пятилеткой. Уменьшился выпуск сельскохозяйственных машин, приспо­собленных к тракторной тяге. В 1937 г. было произведено 96,4 тыс, тракторных плугов, в 1940 г.— 38,4 тыс., тракторных культиваторов — соответственно 68,1 и 32,3 тыс., тракторных сеялок — 62,9 и 21,4 тыс., зерновых комбайнов — 43,9 и 12,8 тыс.217  Но техническое оснащение превышало уровень второй пятилетки, К началу 1941 г. сельскохозяйственное производство располагало 684 тыс. тракторов (в 15-сильном исчислении) вместо 561 тыс. в 1937 г., 182 тыс. зерноуборочных комбайнов, 228 тыс. грузовых автомобилей. Сельское хозяйство оснащалось более совершенными типами машин. За три с по­ловиной года пятилетки было сконструировано и освоено свыше 70 но­вых типов сельскохозяйственных машин 218. В составе тракторного парка увеличился удельный вес гусеничных тракторов, отличавшихся большей мощностью, а также тракторов с дизельным двигателем. К началу   1940г. на долю гусеничных тракторов приходилось 41,7% всех мощно­стей тракторного парка, в 1937 г.— 32,1%. (" «Страна Советов за 50 лет», стр. 118, 152.  15 «Народное хозяйство СССР в 1958 году», стр. 485—486, 494, 507, 519, 522. 218 «Социалистическое сельское хозяйство», 1941, № 1, стр. 35.  1,7 «Сельское хозяйство СССР». Статистический сборник. Госстатиздат, 1960 стр. 416—417.  на «История Коммунистической партии Советского Союза», т. 5, кн. I, стр. 46.
                   Происходили прогрессивные изменения и в составе парка сельскохозяйственных  машин. Увеличилось количество прицепного тракторного инвентаря и сократилось количество конного инвентаря. Тракторный инвентарь стал пополняться более производительными четырех- и пяти- корпусными плугами, а также специализированными машинами для возделывания   технических культур. Повысилась обеспеченность тракторов прицепным инвентарем, хотя разрыв между ними полностью не был преодолей. В 1940 г. на 100 тракторов в МТС приходилось 96 трак- горных плугов (в 1935 г.— 84), 60 тракторных зерновых сеялок (в 1935 г.— 26), 35 зерновых комбайнов (в 1935 г.— 11). Вследствие не­достатка тракторного инвентаря значительную роль в те годы продолжали   играть машины с  конной тяги, особенно в колхозах. К концу 1940 г. в сельском хозяйстве СССР насчитывалось 4,5 млн. конных плугов, !i!)′2 тыс. конных сеялок и 746 тыс. конных   жаток219. ЦК ВКП(б) и СПК СССР, учитывая недостаток уборочного тракторного инвентаря, i постановлении от 1 августа 1940 г. «Об уборке и заготовке сель­скохозяйственных продуктов» признали необходимым расширить произ­водство простых уборочных машин (конной тяги), все вновь выпускае­мые машины передавать исключительно МТС 220.
В техническом перевооружении колхозного производства решающая роль принадлежала МТС. Число МТС возросло с 5818 в 1937 г. до 7069 в 1940 г., они обслуживали соответственно 78,3 и 85% колхозов. Объем работ МТС в колхозах в годы третьей пятилетки постоянно иозрастал. В 1938 г. он составлял (в га условной пахоты, без молотьбы) 206,2 млн., в 1939 г.-211,5 и в 1940 г.-217,1 млн. га221. Тракторами МТС производилось свыше 3Д пахотных работ в колхо- :шх и убиралось комбайнами около 4/г посевной площади зерновых культур. Следующие данные показывают рост сети машинно-трактор­ных станций в годы третьей пятилетки 222 Число МТС за три предвоенных года увеличилось на 1251 (при плане на пятилетку— 1500). МТС охватили своим обслуживанием поч­ти всю посевную площадь колхозов. В расчете на одну МТС несколь­ко уменьшились среднее число колхозов и размер посевной площади, что способствовало улучшению технико-производственного обслужива­ния колхозов.  Важной составной частью процесса создания материально-техни­ческой базы социализма в сельском хозяйстве была продолжавшаяся электрификация. В целом потребление электроэнергии деревней в 1940 г. по сравнению с 1932 г. увеличилось более чем в 6 раз. Возра­стала доля электроэнергии, получаемой колхозами и совхозами от госу­дарственных электростанций. Большая же часть электроэнергии (56% в 1940 г.) поступала от сельских электростанций. Электроэнергия ис­пользовалась главным образом для освещения совхозов, МТС, домов колхозников. Уровень электрификации сельского хозяйства характери­зуют следующие данные.  Возросшая оснащенность сельского хозяйств   крупной   машинной техникой позволила повысить уровень механизации основных полевых работ, хотя поставленная третьим пятилетним планом задача заверше­ния комплексной механизации в земледелии не была решена полностью. Наиболее механизированными были пахота, сев и уборка зерновых культур. Механизацию этих основных полевых работ в сельском хозяй­стве иллюстрируют следующие данные (в % к общему объему данной работы) 224:
Пахота под яровые культуры конными плугами 81 38 тракторными плугами 19 62 Сев яровых зерновых культур ручной 52 8 конными сеялками 28 36 тракторными сеялками 20 56 Уборка зерновых культур косами и серпами 35 20 конными жатками 55 34 тракторными и самоходными машинами 10 46 в том числе комбайнами 4 42
"" -МТС во второй пятилетке». М.— Л., Госпланиздат, 1939, стр. 37, 45, 47; «Народ- нос хозяйство СССР». Статистический сборник, стр. 144, 147; «Достижения Совет­ской власти за 40 лет в цифрах», стр. 147, 150.
"*" «Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам», т. 2, стр. 762. «История СССР», 1962, № 1, стр. 36.
′■" Ю. Лрутюнян, М. Вылцан. Историческая роль МТС и их реорганизация. М., Соц- »кгиз, 1958, стр. 53.  
*" «Социалистическое народное хозяйство СССР в 1933—1940 гг.», стр. 459. И» «Сельское хозяйство СССР», I960, стр. 420—421.



                        Высокой степени достигла механизация сева хлопчатника и сахарной с пекл ы (в колхозах в 1940 г. соответственно 81 и 93%)- Общий же уровень механизации возделывания этих культур был ниже, чем зер­новых, ибо трудоемкие работы по уходу за посевами и уборка, осо­бенно н хлопководстве, были механизированы недостаточно. Еще менее применялась механизация при возделывании льна-долгунца (в колхозах в 1940 г. сев на 6%, уборка —на 14%), картофеля (посадка — на 4%, уборка — на 2%), а также овощных и кормовых культур. В началь­ной стадии находилась механизация производственных процессов в жи­вотноводстве.   Техническое перевооружение сельского хозяйства, рост уровня ме­ханизации основных работ в земледелии повысили производительность груда, позволили сократить число занятых в этой отрасли и высвобо­дить трудовые ресурсы для других сфер народного хозяйства. В 1938— 1941 гг. колхозы давали социалистической промышленности в порядке организованного набора 1,5—2 млн. молодых рабочих ежегодно [1].  Вместе с техническим переоснащением в сельском хозяйстве в пред­носимые годы проводились мероприятия по внедрению передовой агро­техники, повышению культуры земледелия. Увеличивалась обеспечен- поен. посевов зерновых культур зябью и парами. Расширялись площа­ди, засеянные сортовыми семенами. В 1940 г. в колхозах и совхозах 84% посевных площадей зерновых культур было засеяно сортовыми семенами, в 1932 г.—28% [2]. Поставка минеральных удобрений сель­скому хозяйству в 1940 г. составила 3159 тыс. т (в пересчете на услов­ные единицы) против 923 тыс. т в 1932 г. и 188 тыс. т в 1913 г. По сравнению с 1937 г. (3133 тыс. т) она не увеличилась, ибо производ­ство минеральных удобрений в годы третьей пятилетки стало сокра­щаться: 1938 г.—3413 тыс. т, 1939 г.—3562 тыс., 1940 г.-3238 тыс. т [3]. Ускорилось введение севооборотов в колхозах. В 1940 г. травопольные севообороты были введены в 21,6 тыс. колхозов, за три предшество­вавших года — в 17 тыс. колхозов. Создание материально-технической базы социалистического сельско­го хозяйства было неразрывно связано с обеспечением этой отрасли соответствующими кадрами. В предвоенные годы в широких масшта­бах проводилась подготовка механизаторских кадров. По сравнению с первой и второй пятилетками была значительно расширена сеть спе­циальных школ механизаторов, в которых обучение осуществлялось за счет государства. В 1940—1941 гг. в таких школах подготавливалась уже половина механизаторских кадров. В МТС, колхозах и совхозах на 1 июля 1940 г. трудились 1401 тыс. механизаторов, в том числе трактористов, бригадиров тракторных бригад и их помощников— 1065 тыс., комбайнеров—172 тыс., шоферов — 164 тыс. Основная часть механизаторов находилась в МТС— 1188 тыс. (или 84,8% их общей численности в сельском хозяйстве), в колхозах были заняты 110 тыс. (7,8%), в совхозах— 103 тыс. (7,4%) "9.  Большим достижением этих лет было создание женских механиза­торских кадров. Движение за овладение трактором и комбайном жен­щинами, начатое по призыву П. Н. Ангелиной в начале 1938 г., по­полнило армию механизаторских кадров более чем 100 тыс. женщин- механизаторов.
                   Наряду с механизаторскими кадрами для социалистического сель­ского хозяйства в предвоенные годы был подготовлен большой отряд квалифицированных кадров специалистов (агрономов, зоотехников, ве­теринарных врачей). В 1940/1941 г. сельскохозяйственные высшие и средние специальные учебные заведения выпустили 31,8 тыс. специа­листов, что было выше среднегодового выпуска во второй пятилетке (27,2 тыс. специалистов). Тем не менее во всех звеньях сельского хо­зяйства — как в производстве, так и в управлении и обслуживании — продолжала ощущаться нехватка специалистов с высшим и средним специальным образованием. Значительная часть выпускаемых специа­листов направлялась в органы управления и организации, обслужи­вающие сельское хозяйство, в расширявшуюся сеть сельскохозяйствен­ных научно-исследовательских учреждений и учебных заведений. В 1940 г. Наркомзем СССР произвел перераспределение специалистов сельского хозяйства. Из органов управления было послано на работу в деревню свыше 13 тыс. специалистов 230. К началу 1941 г. общая чис­ленность специалистов сельского хозяйства с высшим и средним спе­циальным образованием составляла 163 тыс. человек. Из них в МТС, колхозах, совхозах и других государственных хозяйствах насчитыва­лось 35 тыс. специалистов, или 22% 23i-  В сети специальных курсов и школ осуществлялась подготовка и переподготовка руководителей и организаторов сельскохозяйственного производства (председателей колхозов, директоров МТС и совхозов, заведующих отделениями и фермами, бригадиров), кадров массовых профессий (полеводов, животноводов, овощеводов, виноградарей и т. п.).  Расширение и качественное улучшение материально-технической базы, повышение культуры земледелия, обеспечение сельского хозяй­ства квалифицированными кадрами способствовали упрочению и совер­шенствованию социалистических производственных отношений в этой важнейшей народнохозяйственной отрасли, дальнейшему росту сельско­хозяйственного производства.  В предвоенные годы происходило организационно-хозяйственное ук­репление колхозов, развивались внутриколхозные производственные от­ношения. Сложный и многоплановый процесс организационно-хозяйст­венного укрепления шел по линии укрупнения колхозов и усиления в них концентрации производства; расширения и упрочения кооперативно - колхозной собственности.

120 «Сельское хозяйство СССР», 1960, стр. 463.
250 М. А. Вылцан. Советская деревни накануне Великой Отечественной войны (1938—
1941 гг.), стр. 34.
,S1 «Народное хозяйство СССР». Статистический сборник, стр. 151.

              Развернулось в СССР и  строительство ирригационных сооружений в Средней Азии, а также в Казахстане и Закав­казье. В строительстве только крупных ирригационных сооружений и 1940 г. участвовало около 850 тыс. колхозников, орошаемая площадь hi один этот год расширилась на 250 тыс. га 26   Подъем социалистического соревнования в предвоенные годы вызва­ло открытие 1 августа 1939 г. Всесоюзной сельскохозяйственной вы­ставки (ВСХВ). Соревнованием за право участия в ВСХВ было охва­чено более половины колхозов, почти [5]/3 МТС, около ′/[6] колхозных животноводческих ферм. В 1939 г. на выставке было представлено К) тыс. колхозов, 11 тыс. колхозных ферм, около 300 МТС, 900 сов­хозов п 134 тыс. тружеников сельского хозяйства. В 1940 г. число пере­довиков сельского хозяйства, представленных на ВСХВ, возросло до 243 тыс., в 1941 г.— до 313 тыс. 265 Выставку посещали миллионы экскурсантов, тысячи делегатов колхозов, совхозов, МТС, других организаций. ВСХВ стала подлинной школой передового опыта ведения сельского хозяйства в масштабе всей страны.  Итак, меры, осуществленные партией и правительством в предвоен­ные годы по развитию колхозно-совхозной экономики, в целом оказали положительное влияние на состояние сельского хозяйства, хотя и не все они успели дать необходимый эффект до начала войны. Вместе с тем     в   этой народнохозяйственной отрасли оставалось немало нерешен­ных задач, не были устранены многие причины, мешавшие в полной мере использовать резервы и возможности социалистической системы сельского хозяйства. 26в. Сказывалось известное отставание в области экономической теории, в разработке проблем повышения   кооперативно- колхозной собственности до уровня общенародной, товарно-денежных отношений в социалистической экономике, и в частности в колхозном производстве. В государственном руководстве колхозами нередко адми­нистративные методы преобладали над экономическими, не был пре­одолен чрезмерный централизм в планировании колхозного производ­ства, экономические отношения между государством и колхозами были  в   значительной мере натурализованы. Несоответствие заготовительных и  закупочных цен   стоимости колхозной продукции снижало материаль­ную заинтересованность колхозов и колхозников в развитии обществен­ного хозяйства. На уровне колхозного производства стала отражаться разобщенность основных производительных сил — земли, техники, люд­ских ресурсов — между колхозами и МТС. Однако несмотря на эти недостатки колхозы и совхозы в предвоен­ные годы укрепили свою экономику, сельские труженики увеличили производство продукции, которое превзошло показатели первой и вто­рой пятилеток. В результате социалистического переустройства сельского хозяйства и подведения под него новой материально-технической базы темпы раз­вития сельскохозяйственного производства ускорились. Валовая про­дукция сельского хозяйства (в среднем за год, в границах до 17 сен­тября 1939 г.) в годы первой пятилетки на 26% превышала уровень 1909—1913 гг., в годы второй пятилетки — на 32%, в 1938—1940 гг.— на 43%. Если среднегодовой прирост сельскохозяйственной продукции во второй пятилетке был на 4,8% выше, чем в первой, то в 1938— 1940 гг.— на 8,3% выше, чем во второй пятилетке  .Весь рост сельскохозяйственного производства в годы довоенных пятилеток был получен за счет повышения производительности труда, ибо численность населения, занятого в сельском хозяйстве, сократи­лась. Сельское население страны уменьшилось с 1926 по 1939 г. на 6,2 млн. человек. В 1913 г. на эту отрасль приходилось 75% населе­ния, занятого в народном хозяйстве, в 1940 г.— 54%. Производитель­ность труда в сельском хозяйстве в 1928 г. была на 15% выше уровня 1913 г., в 1940 г.— на 93% 2в В дореволюционной России средний ежегодный прирост производительности труда составлял немногим более 1%, а в СССР в 1930—1939 гг.—8,4%
                     С победой колхозного строя во всех отраслях народного хозяйства страны утвердились социалистические производственные отношения, что привело к сокращению разрыва в темпах развития сельскохозяй­ственного и промышленного производства. В 1929—1932 гг. производ­ство промышленной продукции росло в 2,3 раза быстрее, чем производ­ство сельскохозяйственной продукции, в 1933—1937 гг.— в 1,8 раза, в 1938—1940 гг.—в 1,4 раза   . Неуклонно повышалась товарность сельскохозяйственного производ­ства: в 1938—1940 гг. ее уровень поднялся до 41% по сравнению с 35% в 1933—1937 гг., 30% в 1928—1932 и 1909—1913 гг. Темпы роста товарной части продукции опережали темпы роста валовой продукции сельского хозяйства, о чем свидетельствовали следующие данные (1938—1940 гг., в % к 1909—1913 гг. В среднем за год, в границах до 17 сентября 1939 г.) 271:
Увеличение сельскохозяйственной продукции в годы третьей пяти­летки было результатом социальной и технической реконструкции сельского хозяйства, которая позволила расширить масштабы произ­водства и повысить культуру земледелия. Это подтверждают и данные о развитии сельскохозяйственного производства в 1936—1940 гг. в срав­нении с 1924—1928 гг., когда основными производителями продукции были колхозы.
Несмотря на исключительно высокие темпы развития социалисти­ческой экономики, Советской стране не удалось перед войной превзой­ти гитлеровскую Германию по уровню производства ряда важнейших •пазовых отраслей экономики. В 1940 г. Германия выплавляла почти в ′2 раза больше черных металлов, чем СССР. Советский Союз значитель­но уступал Германии в добыче угля, выплавке алюминия, свинца, цин­ка, магния 208. Кроме того, фашистская Германия получила возмож­ность усилить свой экономический потенциал за счет использования производственных мощностей оккупированных стран. К моменту напа­дения на СССР фашистской Германии ее промышленность, включая промышленность завоеванных ею стран, в 1,5—2 раза превышала со­ветскую  промышленную базу.  В годы, непосредственно предшествовавшие войне, несколько за­медлились темпы роста выплавки стали, добычи нефти, производства электроэнергии, металлорежущих станков. По выпуску всех этих ви­дов продукции абсолютный прирост за 1938—1940 гг. был ниже, чем ta 1936—1938 гг. В отдельные годы наблюдалось снижение произ- нодства стали, чугуна, цемента, металлорежущих станков, паровозов, автомобилей (в том числе грузовых), тракторов. Это произошло прежде всего потому, что угроза надвигавшейся войны вынудила Советский Союз значительную часть материальных и финансовых средств, а также ресурсов рабочей силы, предназначенных для развития базовых отраслей промышленного производства, перерас­пределить в пользу военного производства.  Коммунистическая партия и Советское правительство повели стра­ну по единственно возможному в тех условиях пути. Были приняты нее меры, чтобы выиграть время, лучше подготовиться к отражению аг­рессии. Шел процесс дальнейшего развития экономического потенциала страны с одновременным принятием мер по усилению готовности эконо­мики к войне.   В годы третьей пятилетки долголетняя и многоплановая работа по укреплению военно-экономического потенциала была успешно продол­жена. Был создан мощный военно-экономический потенциал, опираясь на который Советский Союз в годы Великой Отечественной войны одержал над гитлеровской Германией военную и экономическую победу.
                       Немало было сделано и для обеспечения непосредственной эконо­мической готовности к отражению агрессии. Был осуществлен целый ряд важнейших мероприятий, позволивших быстро мобилизовать воен­но-экономические возможности страны. Среди них следует выделить: значительное ускорение темпов развития военного производства; пере­вод на выпуск оборонной продукции многих предприятий гражданского сектора экономики; широкая подготовка к перестройке всего народного хозяйства на военные рельсы, включая заблаговременное опре­деление новых производственных связей и пропорций; накопление не­обходимых мобилизационных резервов и запасов; изменение в области управления производством и народнохозяйственного планирования. Осуществление этих мероприятий в исключительно сложных усло­виях предвоенного времени потребовало огромного экономического напряжения. Советский на­род не жалел своих сил, мужественно преодолевал трудности, показы­вал образцы массового трудового подвига и героизма в борьбе за создание материальных основ обороноспособности социалистической Родины. Проведенная на­кануне войны работа по укреплению военно-экономической мощи стра­ны сыграла исключительно важную роль в достижении победы над гитлеровской Германией и милитаристской Японией.  «Сельское хозяйство СССР», 1960, стр. 21, 79. 2" «Страна Советов за 50 лет». Сборник статистических материалов, стр. 28, 215.  Сельское хозяйство страны вступило в третью пятилетку, завершил социалистическое переустройство. На 1 июля 1937 г. уровень коллекти­визации достиг 93% по числу крестьянских хозяйств и 99,1% по посев­ной площади. XVIII съезд партии (март 1939 г.) в своих резолюциях констатировал, что в стране «решена труднейшая задача социалистиче­ской революции: завершена коллективизация сельского хозяйства, кол­хозный строй окончательно окреп»  На долю социалистического сектора — колхозов и совхозов, включая подсобное хозяйство колхозников, рабочих и служащих,—в 1937 г. при­ходилось 98,5% валовой сельскохозяйственной продукции. Преобладаю­щей  формой социалистических предприятий в сельском хозяйстве являлись колхозы. В 1937 г. они охватывали 86% всей посевной площади  страны и производили подавляющую часть валовой и товарной продукции  сельского хозяйства. Примерно 10% сельскохозяйственной продукции приходилось на совхозы. Частный сектор практически утратил всякую  роль  в   сельскохозяйственном  производстве. Вне колхозов в 1937 iоставалось 7% крестьянских хозяйств, их доля в производстве вале вой продукции сельского хозяйства равнялась всего 1,5%. В предвоенные годы эта доля еще более сократилась. На 1 июля 1940 г. уровень  коллективизации (без учета новых районов) поднялся до 96,9% г числу крестьянских хозяйств и 99,9% по посевной площади.  С утверждением социалистических производственных отношен; произошли глубокие качественные изменения в классовой структуре  советской деревни. Основную массу сельского населения — 66,9% ( переписи 1939 г.)—составляло колхозное крестьянство, новый  класс,  сформировавшийся в процессе коллективизации.   Колхозное крестьянство — класс социалистического общества, однотипный по социально-  экономическому положению с рабочим классом. Более ′/» сельского iселения составляли рабочие и служащие совхозов и МТС.  После завершения социалистического переустройства сельского хозяйства основной задачей стало упрочение и совершенствование   колхозно - совхозного строя, использование его широких возможностей для дальнейшего подъема сельскохозяйственного производства в СССР..


Подготовил по учебникам «Истории СССР» 40 - 50 - х годов 20 века Вячеслав Вилькоцкий.
11 января 2018 года.


[1] «Развитие союза рабочего класса и крестьянства в СССР». М., Изд-во АН СССР, 1958, стр. 238. "" «Народное хозяйство СССР 1922—1972 гг.». Юбилейный статистический ежегод­ник, стр. 243. "" «Народное хозяйство СССР в 1958 году», стр. 444; М. А. Вылцан. Советская дерев­ня накануне Великой Отечественной войны (1938—1941 гг.). Политиздат, 1970, стр. 98. «Социалистическое сельское хозяйство», 1941, № 1, стр. 31.  
[5]" Я. Б. Лапкес. Технический прогресс и производительность труда в сельском хозяй­стве. М., изд-во «Экономика», 1968, стр. 95. 170 А. И. Ноткин. Темпы и пропорции социалистического воспроизводства. Экономиздат, 1961, стр. 183. "« «Сельское хозяйство СССР», I960, стр. 23—24. [6]П4 «Социалистическое сельское хозяйство», 1941, № 1, стр. 32.    «Советское крестьянство (1917—1970)». Краткий очерк истории. М., Политиздат, 1973, стр. 344.   Факторы, сдерживавшие экономическое развитие колхозов, обстоятельно проана­лизированы С. П. Трапезниковым в монографии «Ленинизм и аграрно-крестьянский вопрос», т. ′.′, стр. 49   и  другим  книгам.





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 192
© 11.01.2018 Вячеслав Вилькоцкий
Свидетельство о публикации: izba-2018-2164825

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1