Гардемарины. гл.4


Гардемарины. гл.4
Гардемарины
Сальников Сергей Сергеевич

(Впервые повесть опубликована в альманахе "Мастерская", Германия, 2011 г.)
Глава 4

Сергей открыл глаза, за иллюминатором солнце спряталось за горизонт, быстро темнело, они летели на восток. Эх, сейчас бы в сторону запада, тогда солнышко движется вместе с самолетом и время замирает. А тут свет исчезает в два раза быстрей. Он улыбнулся своим мыслям и опять закрыл глаза и задремал.

Они идут на обед, осень, первый курс
Спокойно и уверенно движется строй из двухсот чёрных бушлатов. Мерно, в такт ухают тяжёлые башмаки-гады. Суетится сбоку старшина, остановился, выпятил грудку, привстал на носочках, воздуху набрал: " Рота!"
Они должны переходить на строевой шаг, долбя асфальт и размахивая руками.
"Шагом!" - опять несётся его малороссийский говорок.
Идут обычным шагом.
Через полсотни метров: "Рота!", затем опять: " Шагом!"
Куражится свинопас из Диканьки.
По строю пробегает тихая, передаваемая друг другу команда: " Паровозик".
Поехали!
Два шага обычных, третий строевой, два обычных, третий строевой. Бух, бух, БУХ и сильней, и уверенней и ускоряя темп! Бух бух, БУХ и опять бух, бух, БУХ.
"Отставить!" - взвизгивает старшина. Да фиг тебе, постылая харя! Наш паровозик поднял пары и его не остановить. Наш паровоз вперёд летит!
Прячет улыбку дежурный офицер: « Любят тебя, Косевич, курсанты!", а тот бледный, с красными пятнами на лице.
Они довольны, ухмыляются, молчат, только бух, бух, БУХ.
Их паровозик задавит его страсть ломать асфальт чужими ботинками.
И они - свободны!

За бортом самолёта совсем темно, стюардесса разносит ужин, надо перекусить, он тихонько тормошит Тамару: «Подъём! Кушать подано!»
«Ой, уже темно, опять прозевала закат солнца, вот уж какой раз» - она огорчённо топорщит свои идеальные губки и становится какой-то по-детски беззащитной.
«Сейчас мы это поправим! Маленький экспромт. Готовы слушать» - он повернулся к ней, потёр лоб - «Вы когда-нибудь видели закат солнца в море?
Нет?
Смотрите!

«Тёплый, спокойный океан, таинственно синий и могучий, его ровная поверхность слегка дышит дальними штормами, чуть нарушая абсолютную гладь мерной зыбью. Величественно и неспешно ласкает он борт судна и только шум дизеля внутри железного чрева тревожит покой и одинокое могущество этого исполина.
А прямо по курсу - малиново-красное солнце тихо и неотвратимо опускается к недостижимому горизонту,уже совсем рядом с ним, вот его огненный диск нежно прикоснулся к безбрежной водной глади, провёл по ней своей щекой и, засыпая, начал тонуть в пучине водной. Треть диска, половина, осталось чуть-чуть и пропадает в ней, уступая на небосводе место мириадам звёзд. Пока видно только самые крупные светила и маленькие, но,наглые планеты.
Несколько минут навигационных сумерек,когда звёздами ещё нельзя любоваться, но с ними можно работать штурманам. На тысячах больших и малых судов и кораблей приникли к секстанам судоводители.
Всё!
Время работы закончилось, горизонт растворился в темноте.
Теперь небесные фонарики только для мечтателей и влюблённых.
Они мерцают своим таинственным светом,подмигивают нам и десятками летят вниз, в морскую тьму и холод,оставляя нам только молниеносный свой отблеск и светящуюся на мгновение дорожку.
Океан засыпает под этим вечным шатром и баюкает своими могучими руками нас.
Нас,глупых,слабых,самоуверенных и недолговечных,как полёт брызг...» - Сергей замолчал.

Она смотрела на него широко открытыми глазами: «Господи, да ты просто поэт! Не, это как мне с тобой повезло, я думала, что ты только кулаками умеешь махать, хотя это - очень много по сегодняшнему дню, но… но ты запоминаешь такие тексты. Кто это написал?»
«Я» - Сергей почему-то опустил глаза и покраснел.
«Ты?» - она вдруг обняла его за голову и поцеловала – «И зачем ты в училище пошёл, зачем боксом занимаешься? Чтобы утонуть или мозги на ринге отбили?»
«Затем, что я – мужчина и должен заниматься мужским ремеслом»
«А на войну не хочешь?»
«Кто знает, может, и попаду когда-нибудь, я не против, хотя рваться сам не буду»
Если бы он знал, что его слова скоро сбудутся.
«Ты, наверное, в школе отличником был?»
«Да нет, только пару классов в самом начале учёбы»
«Рассказы не пробовал писать?»
«Пробовал, в седьмом классе, в «Крокодил» отправил, а уже на следующей неделе стал там себя искать. Не нашёл. Месяца через полтора пришёл ответ, на полтора листа машинописных, разобрали по косточкам моё творение, не подошло им»
«И что?»
«В ничего, смял, бросил в печь и всё. Чуть не заплакал»
«Дурачок ты. Тебе, мальчишке, такой журнал рецензию подробную написал, да этого знаешь, как многие добиваются»
«Мне может в писатели записаться?»
«А почему нет?»
«Писатель должен иметь в голове, о чём писать, прожить, прочувствовать. Мне пока не о чем. Да, потом у меня в аттестате школьном единственная тройка - по литературе» - он криво усмехнулся, думая о чём-то своём.
«Так ты решил впечатления собирать?»
«Нет, я решил просто жить интересно, а там, как получится»
«Возможно, ты и прав, по крайней мере, специальность ты выбрал не скучную. Возможно, ты и прав. А скажи честно, девчонки, небось, тебя любят. Много их у тебя?»
«Не скажу. Я на эту тему не разговариваю»
«И с друзьями?»
«С друзьями тем более»
«Хм. Ты просто уникум, если не врёшь»
«Зачем мне врать, через двадцать минут посадка, ты к себе поедешь, к мужу, я к себе к родителям. Страна огромная, народу ужас сколько. Может, больше и не встретимся»
«А ты хочешь ещё меня увидеть?»
«Да!»
«Тогда встретимся непременно! Тем более тебе от меня приз полагается получить. Вот тебе мой адрес и телефон, завтра часов в шесть вечера жду тебя» - не спрашивая согласия, она протянула маленький листок бумаги.


Сайт Сергей Сальникова здесь: http://sss1949.wixsite.com/salnikov





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 50
© 11.01.2018 Сергей Сальников
Свидетельство о публикации: izba-2018-2164741

Метки: Гардемарины, Сергей Сальников,
Рубрика произведения: Проза -> Любовная литература



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1