Клещ


Клещ

Клещ.

Эта забавная и в некотором роде поучительная история произошла с Моней Галкиным. Моня не еврей об этом даже его фамилия говорит, но вот почему родители так его назвали - семейный секрет.
Его жена Манька Лысуха, когда в большом расстройстве, громко говорит:
- Моня, ваши родители меня вашим именем в заблуждение ввели, я думала, что вы еврей. И потому мечтала совсем о противоположной жизни. Думала, что мы как все остальные добропорядочные люди в Израиль выедем и будем фрукты там кушать, а не эту осточертевшую черемшу.
Черемши в Сибири много, хоть косой коси. Старики рассказывают, мол, она от тающего снега происходит. Снег растает, потом прорастает черемшой, а уж снега в Сибири полно. Иной раз сибиряки спорят чего в Сибири больше - снега или мошки.
Черемшу сибиряки любят. В свежем виде, нарвут пучок, в соль обмакнут и едят вприкуску с хлебом, лучше конечно с ржаным. Солят черемшу, как капусту впрок и такие щи наваристые из неё варят зимой. А ещё можно солёную черемшу со сметаной перемешать, дать ей немного постоять и за уши от стола не оттащишь.
Так вот всё с черемши началось. Моня с друзьями нарвали этой самой черемши в тайге по два мешка, и домой привезли. После такой работы на солнце да ещё всё время в согнутом состоянии, навалился на него сон. Проснулся он только на второй день и то к вечеру, есть захотел. Побежал он в нужник по малой нужде, да вдруг как заорёт там.
Так он никогда не орал, поэтому его супруга Манька всполошилась.
К двери нужника прижалась ухом и Моню спрашивает:
- Моня, и почему вы так некультурно орёте в отхожем месте. Ведь наши любимые соседи могут подумать, что я вас режу ножичком.
- Маня, у меня здесь, на самом интимном месте, обнаружился бугорок неизвестного происхождения. И он ужасно начинает болеть.
- Моня, скажите мне всю правду, вы, наверное, ходили в гости к Любане-вдовушке, а весь посёлок знает, что она лечится от дурной болезни.
- К Любане я не ходил, и если такая боль дальше будет продолжаться, то вообще никуда ходить не смогу.
Тут Маня всполошилась не на шутку, надавила плечом дверь и стала смотреть, что там такое у Мони на интимном мужском члене находится.
-Моня, не волнуйтесь, это клещ, правда здесь в темноте не разберу обыкновенный он или энцефалитный. И притом он очень глубоко в ваш причиндал всосался. Надо будет вас вести к хирургу, чтобы тот вырезал эту насекомую.
- Господи, и почему это глупое насекомое не нашло на мне другого места куда присосаться, может это новая порода клещей; клещ-извращенец.
Как я буду показывать молоденькой нашей врачихе и медсёстрам такой срам?
- Да, Моня, вы правы, конечно, срам, в первых необрезанный и потом можно бы ему быть и побольше. Но не бойтесь, я вас одного к молоденькой врачихе и смазливым медсёстрам не пущу, буду рядом.
- Маня, не компрометируй меня перед друзьями, ведь мне после проходу не дадут, будут говорить, что меня жена за ручку водит к доктору.
- К доктору не повела бы, а к докторше, у которой мужа нет, отпускать своего мужика очень даже неосмотрительно, тем более с такой болезнью.
Оделась Манька в свой выходной наряд, а Моню заставила надеть новые трусы и носки.
Они шли рядом, под ручку, раскланиваясь встречным знакомым.
Многие из знакомых, поздоровавшись, спрашивали:
- Вы, наверное, в гости собрались к кому то?
На что Манька, остановившись, начинала обстоятельно всем рассказывать, что Моню укусил клещ в мужское достоинство и теперь вот они идут в больницу на операцию.
Больница была на другом конце поселка, и пока Моня с Маней шли до неё, молва их обогнала, и докторша с медсестрой уже были готовы к предстоящей операции.
Когда Маня захотела войти вместе с Моней в процедурную, ей врачиха сказала:
- Простите, но вам туда нельзя.
- Как нельзя, ведь он мой муж.
-Всё равно нельзя, не положено.
- Как это не положено, мы с ним в законном браке и его детородный орган имею право в руки брать только я. Мы за это в ЗАГСе подписку давали. Вы хотите, чтобы я позволила другой женщине это делать. Ни за что!
Пришлось пустить Маню с Моней. Маня смотрела, как врачиха пинцетом ловко извлекла клеща-извращенца из её собственности. Моня же вообще ничего не видел, он от стыда закрыл глаза и открыл только, когда ему сказали, одевайся.
Около больницы собралась небольшая толпа, всем было интересно, чем закончиться операция.
Манька всем объявила, что всё прошло отлично и Моня снова сможет выполнять супружеский долг.








Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 57
© 11.01.2018 Василий Бабушкин-Сибиряк
Свидетельство о публикации: izba-2018-2164555

Метки: Сибирь, черемша, морозы, любовь, секс и прочая галиматья....,
Рубрика произведения: Проза -> Юмор












1