ноябрь-декабрь 2015 года



  1.11.
    В России день траура. Отменено всё развлекательное. По ТВ - кадры из Египта, с места аварии. И остальное - вокруг трагедии.
Обломки и фрагменты - в радиусе пятнадцати километров. Спасатели нашли тело трёхлетней девочки в восьми километрах от места падения А321. Тут и козе с ежом понятно, что самолёт развалился в воздухе. Причём на большой высоте. Самая масштабная в России авиакатастрофа. Мы и здесь впереди планеты всей.
    Тепло. Плюсует, хоть и на минимуме. Сходил в баню, слил в бак воду, прочистил слив. Может, ещё одну баню проведу, ежели температура позволит.
    Глянул на гряды, густо заросшие мокрецом, взял ведро и через минут десять набил его с верхом сорняковой зеленью. Так хорошо поработалось. Другой работы не нашлось. Сходил в магазин, и вновь к проклятущим экранам. Надо же, какая напасть на меня свалилась на восьмом десятке.
    Идёт к ночи то ли снег дождевой, то ли снежный дождь. Утро покажет. Лишь бы мороз к утру не ударил: гололёд на славу выйдет.

  2.11.
   Мороза не было. Мокрый трёхсантиметровый снег при уборке показался по весу полуметровым. Так весь день эта слякоть и валилась с небес. После обеда и Люба с ним поработала.
    Неторопливое расследование позавчерашней катастрофы. Авторитетные спецы на сутки позже меня пришли к выводу: самолёт развалился в воздухе. Большую часть фрагментов разбросанных обгоревших тел уже доставили в Петербург. Идёт опознание. Что там опознавать, какой в том смысл?
    Езжу к Славе: зуб спасаю. Слава говорит про мои родные нижние последние четыре зуба:
    - Там Владимир Тимофеевич зубов нет - одни пломбы. На что они рассчитывали, когда вам на них протез крепили?
    - Я думаю, рассчитывали, что я больше года не протяну.Что поделаешь: я не оправдал их надежд.

  3.11.
    Вот и первый ночной морозец. До минус десяти. Пришлось подсуетиться и принять неотлагательные меры. Освободил печной бак в бане от не менее десяти ведер воды. Окончательно утеплил отопительный колодец. Убрал тонкий ночной снежок.
    Так что с осенью распростились. Нынче она нас долго баловала. Малина так и не сумела сбросить листву, так и ушла зелёная под снега и морозы.
    Дособирываю "Спаса на крови". Думаю, дней на десять осталось. И окончательно завязываю с этим рукоделием.
    По СМИ третий день авиакатастрофа под небом фараонов. Хорошо сохранились чемоданы и паспорта. Тела - на нуле. Опознаны всего девять человек. Остальные, видимо, только через ДНК. Столько красивых лиц на фотографиях погибших.
Эксперты и общественное мнение всё больше склоняются к теракту. Не месть ли за Сирию начинается?

  4.11.
    День народного единства. В основе - освобождение от польских интервентов. Как на то нынешние поляки смотрят?
В городах - шествия, митинги, концерты. В Гадюкино - тишь да гладь, божья благодать.
    Трагедия на Синае не сходит с уст всех русскоговорящих. Скорбь повсеместно переходит в любопытство: почему же упал самолёт? Ни на взлёте, ни при посадке, как обычно бывает, а в эшелоне. Почему враз на куски развалился? Понятно, что власти крайне не устраивает теракт. Что угодно, но не теракт.
    Едва ли не весь день угробил на "Спаса на крови". Так трудно подаётся. И свету мало на подоконнике, и глаза плохи. Но добью. И успокоюсь.

  5.11.
    Весь день на ногах у подоконника. Сам себе удивляюсь своему неутомимому упорству. Добил-таки "Спаса". Оно и похвально, и глупо. Не времени потраченного жалко, а всё тех же глаз своих.
    А с самолётом расследование уже явно идёт по линии теракта. Очень впечатлили сегодня кадры на ТВ по месту катастрофы. После разгерметизации салона из него на высоте полетели вначале лёгкие предметы, как-то: ручной багаж, бумаги, документы, одежда, затем люди, далее ряды кресел и прочее. Так всё и валяется на сорока квадратных километрах Синайской пустыни.
    Иной раз, как сегодня, так вдруг пожалеешь, что застрял навеки в деревне, а не в Москве златоглавой, забитой до отказа культурой и благоустройством. Но тут же и одумаешься: а это ли главное в проживаемой жизни? Где человек больше и органичнее остаётся человеком, то есть самим собой? Где он меньше растворён и потерян?

  6.11.
    Размышления перед вчерашним засыпанием. Постоянно и стремительно меняется мир. Человек в последние, скажем, сто лет изобрёл, открыл, придумал, построил неисчислимо сложное такое, с чем уже сам не знает, как справиться. И он, этот современный человек становится всё мельче и беспомощнее. А управлять сегодня при помощи джостика гигантским экскаватором или авиалайнером - так ли просто избежать роковой ошибки?
    Ребёнок приходит в мир той же чистой доской, что и века назад. Но уже годам к десяти эту доску набивают различной информацией так плотно и убористо, что диву даёшься, как его черепок не взрывается.
    С этими дилетантскими размышлениями и в сон отправился. Просыпаюсь в четыре часа, открываю глаза: что такое?: в комнате горит люстра на все шесть лампочек. Кто включил? Не барабашка ли объявился? Встал, выключил, скользнул взглядом по углам, посторонних существ не обнаружил. Забрался под одеяло и вскоре пришёл к материалистическому выводу: дело в выключателе. Нету чудес, и мечтать о них нечего.
    Начался день. Купил газету, булку хлеба. Привёз халявных три кочана капусты и одну тыкву. Переключил отопление с электрического на центральное - в доме похолодало. Котельная нас не балует.
    В "Одноклассниках" увидел фотографии Иланска дореволюционных лет. Надо же: у кого-то из земляков сохранились.



    Какую-то высокую особу встречают - не иначе. Вишь - как выстроились. А резьба по фронтону?! Одним бы глазком - в то время. Вживую. Кажется, к сороковым годам это здание сохранилось, но уже без этой шикарной крыши и резьбы и в страшно обшарпанном виде. Вместо этого плотного, как монолит, деревянного перрона было нечто раздрызганное, слегка настеленное и плохо укреплённое. Даже на остатки прежней роскоши не походило.Удивительно: судя по фотографии первый путь от перрона был на значительном удалении. В мои годы там было уже восемнадцать путей.


    Смотри-ка, как аккуратно шлюзы устроены. К середине сороковых всё было развалено и выглядело убого, по-советски. А на месте этого густого леса появились унылые грязные улицы, где мы пацанами гнали коров на выпас и гоняли в "попа гоняла". Не знаю, как сейчас.

  7.11.
    Ну что ж, вновь седьмое ноября - красный день календаря. И - снова красный. Сегодня в Москве парад в честь парада. Того самого, 1941 года. Самого не приведи Господи. Когда его участники прямым ходом шли на фронт. Не дай бог быть в том строю. Кто выжил - где статистика?
    На улице самый малый минус, а в доме прохладно. С таким отоплениемзима покажется не матушкой, а нескончаемой злой мачехой. Единая надежда: в самые критические дни переходить на электро.
    Вот как обернулась авиакатастрофа. В Египте греются на солнышке около восьмидесяти тысяч россиян. Туда самолёты полетят пустые, назад с пассажирами без багажа. Багаж будет отдельно привозиться в Москву, а из неё по всем адресам.
Время к двадцати трём - пора под двойное одеяло.

  8.11.
    Наконец все стороны, заинтересованные и не очень, почти сошлись в одном: на борту самолёта произошёл взрыв, лайнер развалился на две части, началось беспорядочное падение и попутное рассеивание по площадям всего и всех, что находилось внутри. Пока опознано лишь пятьдесят тел.
    Что ещё? Дима сегодня посетил музей космонавтики. По-прежнему наш внук в стадии крепкого самолётоумопомешательства. Читать стал почти бегло. А знакомый текст - скорострельно.
    Второй день едим прекраснейшие голубцы. Настоящие голубчики в Любином исполнении!
    Только что услышал по радио: умер Андрей Эшпай. Упомянули его главную коронку "Серёжка с Малой Бронной и Витька с Моховой". А что ещё? - загляну в википедию.
    Заглянул. Хороший композитор. Балеты, симфонии, несколько популярных песен. На 91-ом году. Пожил, покрасовался - что ещё надо?

  9.11.
    Уплатил за квартиру. Четыре с половиной тыщи. На остатки купил фланелевую рубаху. Рубаха ширпотребовская, только для внутреннего употребления.
    Наших легкоатлетов в массовом порядке уличили в допинге. Заодно в сокрытии этого уличён и министр спорта Мутко. Я давно с подозрением смотрю на его непотопляемое хитрое мурло. Короче, друг президента спалился. Выплывет ли на этот раз? А почему и нет? Министр обороны Сердюков не только выплыл, но даже, можно сказать, на повышение пошёл. И подружка его, Васильева, не бедствует.
    В доме потеплело. Может, наша система и наладится на зиму. А зима так рано началась. И конца ей не видно.
    Власти без особой уверенности, со скрипом начинают заявлять о возможном теракте на борту "А321".

  10.11.
    Дал бог новый день нам на радость. Да радость-то была недолгой. Не успел я ни харю сполоснуть, ни завтрак подогреть, как свет-электро вырубился. И вода - совокупно. Враз тяжёлые часы настали: ни супчику похлебать, ни чайку откушать, ни гаджетами развлечься, ни побриться даже никак на поверку не выходит. Позвонили на службу. Отвечают: до двух часов вам свету не видать. А почему? - не ваше дело собачье о том расспрашивать.
    Вот и сидим холодные и голодные. Самый бы раз газ включить, да где ж его возьмёшь? Была старенькая плита газовая, так ещё летом на ржавую бочку сменяли.
    Притаились, ждём, на часы поглядываем. И картишки разложил, и кроссворды поразгадывал, и картину пазловую, на днях собранную, оформил по краям белыми полосками. А свету всё нету.
    Прилёг на одёр, прикрылся китайским сбитым пуховым одеяльцем, только вздрёмывать стал, слышу: радио запело. Ясно: свет дали.
    Как всё враз поменялось! И щи вчерашние разогрели, и Люба моментом блинков напекла и в них творожку свежего завернула. Стали теплеть батареи. Сидим, чай кушаем, про то-сё беседу ведём.
    Это я, только что Зощенки наслушавшись, под него и наскоморошил.

  11.1
    Побывал у окулиста. Как и ожидалось, левый глаз на ладан дышит. И зрение упало (вижу им в очках четыре строки, правым - семь). Давление на пределе: правый - 16, левый - 27. Какие принять меры? Экраны - до минимума и с перерывами. Больше аудиокниг. Дорзопт - три раза в день.....
    Ильдар Ахметов прислал радиопередачу о матери. Записана в Чите. Воспоминания сотрудников университета. По-доброму, с теплотой, с её стихами. При жизни бы так.

  12.11.
    Поменял самоклейку на своей тумбочке. Не очень удачно. Переделывать не буду.
    Приходил электрик. Ремонт водонагревателя отложили на недельку.
    Перечитал два письма Гали Ахметовой от 1999-2000 годов. Письма чисто женские, романтично-грустные. Не удалось её женское счастье. А что бы я ей отвечал?
    Посидел в "Одноклассниках" больше часу, и глаз бунтует. Надо через каждые хотя бы полчаса перерывы делать.
    Дима завалился пятёрками. Даже одну с плюсом получил - за солнечную систему. В московской гимназии учиться нелегко. Не сравнить с сибирским церковно-приходским.

  13.11.
    Облепил самоклейкой коридорный гарнитур и сам остался своей работой довольный. Прохожу каждый раз по коридору и на свою работу не без мелкого тщеславия поглядываю. Много ли человеку, даже не восьмом десятке, надо?
    Пришёл вдумчивый алкалоид Саша Клепиков. Разговариваем через открытое в палисадник окно:
    - Тимофеич, выручи, сто рублей на дело надо.
    - Дело-то поди важное? На выпивку?
    - Выручи. За мной не пропадёт. Найди сто рублей.
    - Найду. Как не найти на гадкое дело.
    Приношу. Подаю.
    - Ты чё так постарел, Тимофеич? Тебе за сколько?
    - За девяносто.
    - Да-а-а.
    С тем и ушёл за снадобьем.
    Забывшись на пару часов предвечерним сном, расчухался, присел к тому же ящику и решил разом ото всех отписаться. Послал три однотипных кратких письма с приложением своих фотокопий:

    И.Ахметову - в Казань:
    "Добрый вам день, Ильдар Геннадьевич. Получил радиопередачу. Дважды прослушал воспоминания сотрудников университета. По-доброму, с теплотой, с её стихами. При жизни бы так.
    Посылаю тринадцать фотокопий двух сочинений девятиклассницы Гали Ахметовой. Я учил её русскому языку и литературе в восьмом и девятом классах. Затем уехал из Читы. Но мы продолжали переписываться все последующие сорок пять лет. Как-нибудь пришлю вам фотокопии некоторых её писем. Это грустная история. Откликнитесь - дошло ли?"

    Б.Иванову - в Петербург:
    "Доброе вам время, Борис Александрович. Искал в своих старых-престарых архивах школьные стихи и сочинения Гали Ахметовой из параллельного вам класса. Мы с ней регулярно переписывались в течение сорока пяти лет, до самой её кончины.
В том же месте обнаружилось и кое-что другое... Посылаю фотокопию".

    И.Солодовой - в Иркутск:
    "Добрый вам день, Ирина. Посылаю семь фотографий и одну лишнюю".

  14.11.
    Из троих двое откликнулись. Утром - Борис Иванов:

    Нечаянная радость... Вдруг - Ваше письмо. Здравствуйте, дорогой Владимир Тимофеевич.
И еще раз убеждаюсь - удивительный Вы человек ! Для дней сегодняшних - редкостный. Я понимаю себя - храню и таскаю по белому свету тетрадки СВОИХ детей, мои дневники, сохраненные отцом и мамой ... Но вот так... Чтобы какого-то никчемного балбеса из далекого Забайкалья ... Спасибо за память.
    Примите мои искренние соболезнования по поводу кончины Вашего друга. Сорок пять лет - это срок, для меня это мерило крепости отношений. Посылаю Вам фото нашего класса, и фото Гали. Думаю, что такие у Вас есть, и все же.. Упокой, Господи, ее душу.
    Простите меня. Здоровья Вам. С уважением Б.Иванов.

   Вечером - Ильдар Ахметов:
    Здравствуйте, ВладимирТимофеевич! Большое Вам спасибо!!! Когда Вы написали, что у Вас сохранились сочинения и письма мамы, я сразу хотел попросить Вас хоть что-то прислать, но показалось неудобно. Начал читать, не торопясь. Если Вы сможете отправить некоторые письма, буду очень благодарен. У мамы была непростая жизнь... И Вы правы, при жизни, наверное, много
было недостаточно...
Ильдар.

Захотелось сразу же ответить Борису. И немногим позже - Ильдару.
Второй ли третий день по ТВ - о Людмиле Гурченко. Она стоит того. Где-то, как все, где-то талантлива, где-то - более того. Хоть и хохлуша, но Россия без неё - сильно неполная. А отец-то, Марк Гаврилович, белорус. Кстати, по фамилии Гурченков. Это он позже в угоду местожительству последнюю буковку откинул.
В Париже - крупный теракт от имени ИГИЛ. Сотни полторы застрелено, ещё более - раненых. Паника - по всей Европе. Где - скоро? Разве предугадаешь агрессора.

  15.11.
    И ответил, не откладывая:

    "Привет и вам, Борис Александрович. И Ларисе (без отчества)- соответственно.
    Перечитал то ваше большое письмо о себе. Немалых тягостей по всем радиусам в вашей биографии даже многовато будет. Даже трудно поверить, что всё это на одного человека небогатырского здоровья свалилось.
    У меня на первый взгляд было попроще. Школа, техникум, институт, почти сороковник в четырёх школах и пенсионная рутина. Но сколько там везде против. Даже не меня, а против жизни человеческой. Теперь, в утренней полудрёме начнёшь перебирать, и куда ни кинешь: так мало светлых пятнышек, а всё тёмные унизительные, постыдные полосы. И всякий раз не власть прошлую и нынешнюю виню, не малограмотных родителей семьи многодетной безалаберной, не педагогику советскую, а себя, что смирился по белорусской ментальности со своим существованием.
    Ну, да что теперь. Прошло всё, проехало. Доживаю в дикой однотонности хакасского улуса районного масштаба и не дёргаюсь. Мой семилетний московский внук приехал на лето, пожил с недельку и говорит мне:
    - Скушно, деда, у вас тут. Хоть бы взорвалось что-нибудь.
    - Дима, что тыговоришь?!
    - Ну, небольшой такой взрывчик.
    А вашим сочинениям повезло более чем другим. Толковых, свежих по мысли и эмоциям работ у меня с годами накопилось немало. Но судьба их окончательная оказалась одинаковой. Вышел на пенсию, и сгорели они в камине вместе со многими моими глуповатыми юношескими стихами, дневниками и прочими опусами. А папка читинская как-то затерялась в гаражных антресолях и обнаружилась совсем недавно. Хотя в своё время я не раз зачитывал дальневосточным, а позже хакасским недорослям отрывки из сочинений Ахметовой, Иванова и Солодовой. Учитесь, мол, петлюровцы, мысли свои на бумагу перекладывать.
Фотографии читинские мне знакомы. Галя Ахметова их не раз выставляла на своих страницах."

    Что значит - чужое горе. Парижская трагедия уже притупляется. Для нас. Им - другой коленкор. Вот так и наша война с Германией в сороковых. Где-то там, за океаном или в Африке-Австралии, она воспринималась как нечто малозначительное. Не совсем так, но всё же. А у нас ежедневно гибли тысячи и тысячи.
    Иду в магазин. Покупаю горсточку винограда, пару хурм и четыре мандаринки. Итого: отдай пару сотен и не греши. А инфляция, по заверениям властей, не такая уж и высокая. По моим понятиям в сравнении с прошлым годом цены на всё в среднем поднялись процентов на семьдесят.
    А что сказать мне про погоду? Нормальная погода, в районе минус пятнадцати. Сегодня первый куржак. Шарахнул кувалдой по стволу, и бегом в сторону. Так сыпануло сверху!
    Отопление в общем наладилось. Хотя Любе пары градусов не хватает. Но зима-то ещё по осенней дорожке катит. Сил, собака, накапливает.

  16.11.
    Получаю письма от читинских учеников и учениц. И даже ролики. Отвечаю коротенько и ласково:

    "Так прекрасен незапятнанный детский мир во все роликах. Особенно "Что бы мне нарисовать". И доброе лицо Ларисы Павловны. Такое никакими подтяжками не сделаешь..."

    Продолжаю лечить, вернее, восстанавливать свой несчастный изношенный зуб - последний из четырёх могикан. Слава что-то делает с ним, кряхтит, ворчит:
    - Их все надо удалять.
    Он, конечно, прав по большому счёту. А мне так кажется, что можно бы ещё и поносить их. Сколько мне там осталось? Может, хватит.
    Интернет мне с каждым днём интереснее. И предпоследний глаз не жалко.
    Слушаю аудиокнигу из серии ЖЗЛ "Довлатов" автора Евгения Попова. С большой претензией на модерн. Скушновато.

  17.11.
    Как я ни уважаю прозу Довлатова - помню, едва ли не под лупой рассматривал при первом чтении его строки, пытаясь разгадать секрет волшебного мастерства - но вряд ли буду продолжать слушать аудиокнигу о нём. Автор воспоминаний уж очень претенциозен и себялюбив. Такого самовыпячивания в ЖЗЛ я ещё не встречал. Может, теперь так следует писать. Надо посмотреть быковского Пастернака - тоже хвалят литературные либералы.
    Морозы поджимают, завтра и за минус двадцать перевалит. А в доме прохладно. Я ещё терплю, а Люба, завтрашняя именинница,мёрзнет. Ударят морозы - придётся на электроотопление переходить.
    Тяжко на душе. От старости тяжко. И от глаз. Они совсем по-разному видят. Прочту полстраницы - и бросаю.
    Накладывали же на себя вероистуканы тяжкие вериги - почему же мне не наложить хотя бы месячный запрет на экраны и чтение. Наберусь на днях твёрдой отчаянности и сяду на жопу ровно.
    Наконец, сегодня официально и с большим опозданием, заявлено о теракте в отношении нашего самолёта. Чего было всем на посмешище тянуть? Бережём незыблемую правоту боевитого главнокомандующего? Но ведь любому олуху в первый день было понятно, что это месть за наши бомбёжки в Сирии. И та же ИГИЛ в первый час после катастрофы признала теракт своим делом.

  18.11.
    Ночной мороз не перешагнул минус двадцать, а тонкий снежок покрыл бетон нашей ограды. Всё какая-то мне работа.
Убрал снежок, поехал за атрибутами именинными. Купил российское шампанское,испанское вино, дагестанский коньяк и кемеровскую водку. А также букет из трёх роз и записную книжку. В итоге грохнул всю свою заначку.
    Люба весь день в телефонных диалогах с поздравителями, что ей по большому кайфу. Кому не понравится, когда тебя поздравляют и желают. Поздравил и я с перевёртышем - 69 - и пожелал добраться до второго первёртыша - 96.
    Вечером на часок заехали Слава с Ритой.И на том праздник семейный закончился.
    Россия усиливает бомбардировки ИГИЛа и активно ищет взрывателей самолёта. Конечно, опасность новых терактов усиливается.
    Переключил отопление и поменял ватное одеяло на более толстое.

  19.11
    Ну, конечно, на электроотоплении комфортно. Но есть немалая опасность перегрева. А обе улицы: Спортивная и Школьная, а также двухэтажки - мёрзнут и прекратили платить за отопление
    Убрал тонкий ночной снежок. Каждый бы день такая работа.
    Съездил к Славе. Восстановление зуба продолжается. Кажется, скоро финал.
    Доедаем остатки именинных пиршеств и переходим на традиционный хавчик.

  20.11.
    Умерла Тамара Боева. Дама глубоко верующая. Причём - воинственно. Никому проходу не давала, не выдав постулаты библейские и адвентистские. На мои семьдесят пять годов мы с ней немало говорили и спорили. Споры, правда, были дилетантские: наши базы веры и атеизма едва от нуля оторвались. Берегла Тамара своё здоровье и душу, ах, как берегла! Последние двадцать лет строжайше следила за рационом питания. Никаких себе послаблений не давала. Ни на йоту!
А убереглась лишь до семидесяти двух. Оно - и тоже немало. И пошла на нефть, среднюю по качеству (см. дневниковую запись от 30.1.08г.)
    Сидим на электроотоплении. Домашнее тепло по недосломанному счётчику - сотня рублей в день. Он показывает где-то на треть. А то бы и все триста рубликов.
    Все, кто от котельной, по-прежнему подмерзают. Нынче нам зима на всю пасть зубы покажет.
    Состоялось общее собрание СФ и ГД. Поговорили, полебезили, попиарились. Жалкое зрелище. О наземной операции ни слова. Да и какие слова, если главнокомандующий не давал на это разрешения. Кто здесь кому разрешает - давно известно.
Одними бомбёжками, кроме собственных финансовых потерь, ничего не добьёшься.
    И чем больше и подробнее показывают наши лихие авианалёты, тем более понятно, что мы по-прежнему слабы и только ячимся.

  21.11
    Суббота. С утра мотанули на ярмарку. По обыкновению затарились мясом и домой вернулись. Люба быстро и умело расправилась с купленным: прибрала кости, покрутила мякоть, посолила по новой моде (с солью и сахаром) сало с прослойками.
    Кажется, ожила наша центральная котельная, пощупал под полом перемычку - прилично горячая. Подожду до завтра - а там и переключусь. На что веры мало.

  22.11.
    Больше часу провозился с тостером. Разобрал до винтика, отчистил, изнутри и снаружи и собрал взад. Хорошо убил время.
Сделал уже давно подзабытый круиз-квадрат. Понравилось. Ещё полчаса долой.
    Выяснил, как завтра убрать громкий скрип двери в ванную. Минут двадцать сминусуем.
    Дреманул под новым ватным одеялом. Часа полтора - и то дай сюда.
    Минут пять прикидывал: у кого это я минусую? До конца не выяснил. Завтра продолжу.
    У Тамары, оказывается, был рак поджелудочной железы. Как тут сказать? То ли она своим фанатическим вегетарианством продлила свою жизнь лет на двадцать, то ли, наоборот, урезала годов на десять? Скорее - первое. Не у кого уточнять. Разве что поспрошать у гугла?
 
  23.11.
    Вчера как мог воздерживался от экранов, и даже самому понравилось. А сегодня как сорвался: присел на минутку, завяз в почте, и пошло-поехало. Часов шесть отмантулил.
    Оплатил электроэнергию за прошедший месяц (1677р.) и переключился на центральное отопление. Пока - нормально. Надолго ли?
    Заикнулся Б.Иванову о принтере, и он тут же завалил меня десятками писем по этому поводу. Конечно, рад такой услуге.
Приближается к нашим краям солидный атлантический циклон с потеплением и хорошим снегопадом. И то, и другое вполне устраивает.
    По "Нота Бене" показали митинг на соседней улице - замерзают. Вот-вот примут меры, и как бы эти меры не ударили бумерангом по нашему околотку.

  24.11
    Два добрых и полезных дела смягчили моё прозябание до обеда: наладил дверки у стола в кухне и пропылесосил всю нашу хату.
    Морозно, за двадцать, но циклон на подходе, и это ободряет.
    В Сирии турецкий истребитель сбил наш бомбардировщик Су-24. Лётчики катапультировались, но вряд ли живы. Приземлились в руки игиловцам.

  25.11.
    Пилот погиб, возможно, расстрелян с земли при приземлении на парашюте. Штурмана удалось спасти. Попутно сбит вертолёт, погиб контрактник. Первые боевые жертвы. А как без них?
    С турками разрываем туристско-торгово-экономические отношения. Многомиллиардные убытки с обеих сторон.
    Выпал первый большой снег. Убирал долго, с перерывом, устал бесконечно.

  26.11.
    Промывал печатающую головку принтера. По всем пунктам инструкции. И - конечно - не промыл. Зато промыл себе мозги: пора этот принтер отправить на свалку. И не заниматься восстановлением рухляди.
    Итак, с Турцией расплевались по полной. Внезапно оказалось, что турецкие товары и фрукты-продукты никуда не годны. Заражены и некачественны. Прерваны и все прочие совместные с ними проекты, культурные и спортивные дела. Само собой мы, как обычно, пострадаем больше.
    И столько вранья со всех сторон и по всем каналам! Неужели тех, кому можно врать бесконечно, а им всё мало, неужели их больше тех, кто давно прекратил относиться всерьёз к наглому одурачиванию?
    Зубная эпопея продолжается. Через неделю финиш и вскоре новый старт.
    На дворе плюс, в камине натекло около ведра, с крыш капель.

  27.11.
    Опять ночной и немалый для наших мест снег. Благополучно перебросал через забор к соседу. И устал гораздо меньше вчерашнего.
    Не менее благополучно и благопристойно отказался выступать в библиотеке по случаю Дня матери. Пора, пора с этими выступаннями завязывать. Прошли годочки. Вместе с ними и богатырское здоровье.
    Вдруг на "Одноклассниках" кто-то из иланских выставил фотографию учителей 41-й школы 1952 года. Ах, ты, Господи - это ж мои учителя. Вот они все тут - на одной карточке.



Здесь и Симонова Агния (4класс, 1 ряд, 1 слева), та самая, за которой, рыдающей, мы бежали всем классом, когда её муж повесился. Здесь и учитель физики Циркуль (1 - 2). В самом центре Евдокия Максимовна Кибис (2 - 5), в дочку которой, Каму, я был три года тайно влюблён по уши. А вот во втором ряду сбоку притулилась Нина Константиновна, старшая
пионервожатая, та самая, что выперла меня из пионеров. И в том же клетчатом платье. И лицо такое же сердитое, как тогда.
А вот в верхнем ряду (5 слева) Полина Михайловна Оберман, классный наш руководитель, на которую я накатал в седьмом классе дурацкую сатиру. Оказывается, она умерла всего два года назад. Не успел повиниться.
    Хотел послать свои воспоминания её дочери, да та отказалась дать свой электронный адрес, опасаясь мошенничества.
    Ах, какая мне весточка из далёкого прошлого!

  28.11
    Наблюдается шумная в СМИ кампания: отказаться от всего турецкого. От турецких курортов, помидоров, мандаринов, джинсов. Попутно от кофе по-турецки, самих медных турок-кофеварок, хора Турецкого, фильма "Турецкий гамбит", "Турецкого марша" Моцарта и имени Наташа.
    А всерьёз проучить янычар за жестокую провокацию следует по полной. Но не ввязываться в жёсткое противостояние с НАТО. Там нам не светит.
    Мне, провинциальному недоумку, думается, что наши бомбёжки в Сирии не только по большому счёту бесперспективны, но и крайне опасны, если не губительны для страны. Война не война, но массовые теракты вполне реальны.
    Парикмахеры сегодня мне вновь подпустили леща, объявив, что тяну не более чем на шестьдесят. Слава богу, я не красная девица и на такие комплименты не ведусь.

  29.11.
    Дима за три часа разрисовал самолётами всех марок несколько альбомов и написал к ним подробные комментарии. Откуда у пацана столько страсти и энергии?! И в придачу много читает, очень много, судя по читательскому дневнику. Молодец!
    Тепло. К вечеру даже плюс подобрался, и в камине вновь закапало. Небеса спустились ниже, но снега нет. Сосед считает, что этого снега уже достаточно. А его где-то около двадцати сантиметров. Ещё бы раза три по столько.
    Ходил, гулял, долго любовался шумной детворой на стадионе. Столько веселья, визга, барахтанья! Очень рад за них. Хоть им бы жизнь прожить не по-нашему: без войны и нищеты.
    В доме тоже тепло. Мне - самый раз, для Любы добавить пару градусов бы не помешало. Но зима-то вся впереди.
    Реденько пишу на "Одноклассниках" комментарии, отвечаю на встречные реплики. С трудом сдерживаюсь от язвительности на людские глупости и грубость.
    В Крыму тяжко без электроэнергии, не позавидуешь. Взорванные опоры в Херсонской области восстанавливать не торопятся. Энергомост через Керченский пролив обещают закончить в середине декабря.
    Крайне тяжёл Эльдар Рязанов. Похоже, даже до декабря ему не дожить. Крупный, штучный человек.

  30.11
    Так и вышло. Утром передали: умер. Острая сердечная недостаточность. На восемьдесят девятом. Дай бог каждому.
Был у него редкий дар, который крайне редок у тех, кто пытается поселить зрителя со всеми потрохами в действие кинофильма. У него это выходило постоянно и неназойливо.
    Вчера глянул местами на первую серию премьеры "Тихого Дона " Урсуляка. Хороший лубок, до Рязанова как до небес. А его же, Урсуляка, "Ликвидация" - натуральный шедевр, кроме последних серий.
    Конечно, не шекспировской силы, но сон в зимнюю ночь тоже не слабый. Уже более полувека прошло, а всё из мозговых закоулков не выветривается. Да так приснилось и визуально, и телесно, что, проснувшись, открыл глаза, оглядел свою комнату, выступающую из утреннего полумрака, вновь закрыл глаза - не проходит. И головой потряс, и промычал нечто ругательное, а сон всё не отступает, даже продолжиться пытается. Пришлось сесть, встать, пройти в кухню, выглянуть в окно: снежок выпал - ну и хорошо: работа будет. И сон враз истаял.
    Снег убрался легко. Большей частью соседу через забор перебросал. Он на словах не против моего снега в подарок, а соседка молчит, но хмурится.
    С Турцией расплёвываемся по нарастающей. И Путин, и Эрдоган закусили удила. Но у того НАТО за плечами, а у нас - ???
Ищу аудиокнигу для спасения глаз своих. И найти не могу. От Зощенко старой плесенью отдаёт, Попов о Довлатове - слишком евреисто,толкусь на Хазанове, поглядываю на Задорнова.
    А Иланск опять поперёк пути моего становится. Что мне там так навязло? Очутись в эту минуту где-то посреди своей улицы или у самого озера - тут же уйти захочется, чтобы никогда сюда не возвращаться. А издали опять ностальгирую.

  1.12.
    И вновь тот самый Кировский денёк. Надо же - как запомнился! Кокнули Мироныча в узком коридорчике восемьдесят один год назад.
    К обеду затуманилась голова, помрачилось состояние. То ли предобморочное, то ли прединсультное, а то - и более того. Прилёг, не раздеваясь, прикрылся ватным одеялом, согрелся. И - раздумался.
    Я в общем-то готов ласты склеить. Что теперь? Впереди - ноль. Не сотворю, не построю, не помогу. Так - для себя доживаю, как бревно поперечное на дороге.
    Одно желание. Как бы это - после того как - хоть одним глазком, лучше правым, он ещё прилично видит, хоть одним глазком иногда бегло глянуть, как там продолжается жизнь моих близких? Как там Россия наша? Поднимается или совсем в преисподнюю падает?
    Ну да ладно. Бренные мысли прочь, вставать надо, к окулисту топать. Притопал без надежд. Так и есть. Правый глаз - 15, левый - все 26. На следующей неделе дадут направление к абаканским спецам. Что скажут?

  2.12.
     Поехал за деньгами. Пенсия моя - тринадцать тыщ с половиною. Льготы по ЖКХ третий месяц не переводят. Тринадцать снял - пятихатку на счету оставил.
    - Как жить?! - горько воскликнула знакомая дама, слегка экзальтированная.
    А так и жить. Было время - жили и скромнее. При нынешних верховных притязаниях подведут народ и к тем временам.
Перетерпим. Не майдан же устраивать?
    Завершилась на какое-то, видимо, недолгое время зубная катавасия. Трёхнедельная кампания обошлась всего в пятьсот рублей. По нашим временам - даром. Пожалел меня Слава.
    Пришла от Гали посылка. Оказались в ней и ледоходы. Одел, прошёлся, снял и вряд ли ещё одену. Такая прилада по моим понятиям лучше подходит крепким молодым ногам.

  3.12.
    Зарыли в землю и Рязанова Эльдара. Мне давно кажется, что зарывание умершего глубоко в землю - как наказание. Зачем его телу там лежать, гнить, тлеть долгие годы и напоминать своим бугорком или плитой о себе живущим. Зачем? Сжечь, развеять по ветру над водой ли над сушей - справедливее. Как-то органичнее. А в памяти по делам своим или надолго останется, или на другой день забудут.
    Рязанов, как народный артист, на Новодевичьем. Сколькие народные втайне мечтают там же прикопаться. Но их, этих народных, теперь как собак нерезаных. Плюнь куда ненароком - в народного попадёшь. Где ж им всем на почётном погосте уместиться?
    Сегодня Президент обратился с посланием к Федеральному собранию. Мог бы и не обращаться. Кроме помпы, ничего обнадёживающего и основательного.
    А более и сказать нечего. Погода шепчет, глаза слепнут, время уже не вскачь, а галопом да с подлётом убегает. Куда ж ты, время так торопишься? Кто за тобой с дубиной гонится?
    Зашёл на почту и убавил свою плату за интернет на 138 рублей. Не от весёлой жизни - кризис, присяжные заседатели - кризис!

  4.12.
    По всем каналам СМИ всё ещё о вчерашнем послании Путина. Склоняюсь без поклона, что не по адресу он посылает свои тезисы. Смотрю на эти благостно внимающие лица в ауре Георгиевского зала, и проступает из тумана глубоко принципиальное мурло госдумца Митрофанова. Как он негодовал по любому поводу в "Пусть говорят" у Малахова и как стремительно и лихо свалил за бугор не с пустыми карманами.
    В послании президента почти не к чему придраться. Ну, разве что к неправедному делению бюджета. На оборону - пузатые триллионы, на социалку - тощие миллионы.
    Коррупция, по мнению главы государства, вредна и преступна. И главным заправилой и координатором в борьбе с ней будет Генеральная прокуратура. А у той генпрокуратуры, оказывается, у самой рыльце в пушку, да в каком ещё.
    А так - всё правильно. Все посылы - лучше не скажешь. А вот механизма исполнения нет и в помине. Двенадцать уже посланий в этом веке - одно по одному. А воз и ныне...
    Поехал в ЖКХ. Уплатил по счетам, так и не дождавшись льгот. Поди, вернут в сразу за полгода или за год. Какую кучу деньжищ огребу в одночасье!
    Написал, перечитал - какой пессимизм. Даже самому за своё нытьё стыдно стало.

  5.12.
    Погода - чудо! Само бы баню топить по субботам. Не топлю: лишние хлопоты. Перерыв до середины марта.
Деревья в белоснежном одеянии. Часть куржака с берёзы в ограде осыпалась, убирал с полчаса.
    Сейчас главная моя забота: чем занять себя в отрыве от экранов. Что бы ни придумал - везде глаза нужны. Не прикупить ли пазлы? И ослепнуть с ними до конца.
    В местной газете, в трёх номерах кряду, новая поэма местного стихослагателя. Выхватываю несколько строк, отплёвываюсь и бросаю. Это уже не графоман, а натурально нечто более ругательное. Уж лучше бы плагиатил.
    А ещё о сегодняшних рекордах. Приведу некоторые:
    Купил два десятка яиц - сто тридцать два рубля.
    В Госдумовском буфете продают чёрную икру в новогодней упаковке. Баночка в двести пятьдесят граммов стоит сущие пустяки: всего 17632 рубля 50 копеек.
    Доллар -68р., евро - 74р., нефть - 43 р. Тоже рекорды.

  6.12.
    Свыше мне дано задание провести без подготовки и текстов урок литературы по Марине Цветаевой. Быстро прикидываю, как начну, что использую из памяти. Наизусть из Цветаевой почти ни одной строки не знаю. Но вокруг и около - сколько угодно.
    Начинаю с Тютчева, и пошло-поехало. Просыпаюсь и понимаю: рано ушёл из школы. Но силы воплотить знания в урок уже не оставалось. Потому и ушёл. Износился, себя не жалеючи. Всегда удивлялся, как это иные учителя готовы работать хоть до ста лет. Так и работали, пока не просили уступить место молодым.
    Давид Самойлов считал, что тот не поэт, кто не знает своих стихов наизусть. То, что из тебя вылилось - легко и запомнится. А что жопой высидел, подогнал-в кучу собрал, конечно, не запомнится.
    Я почти ни одного своего стиха не прочёл со сцены без бумажки. Вывод ясен. Но я и не числил себя в поэтах.
    Убираю снег, кормлю синичек. Насыпаю длинную дорожку семечек от дороги до своих ног. Синички, преодолевая жуткий страх, хватают угощение и поневоле постепенно приближаются ко мне. Их около десятка. И все разные по смелости. Как и люди. Наконец, у самых ног на глазах остальных трусишек кормится лишь одна, причём самая маленькая и длиннохвостая. Может, это и не синичка? А по расцветке - как все. Но - смелая до безрассудства.

  7.12.
    День рождения Анатолия. Вспомнили ли потомки родные?
    Слушал по "Эху Москвы" комментарии Невзорова на реалии сегодняшнего дня. О, сколько тягучей слюны ядовитой! Этот похлеще Немцова будет. Но и смел - не откажешь. Это вам не Ксюха-трусиха, что вмах в загранке схоронилась.
    Ну, уж как этот Невзоров изощряется в колючих метафорах. Ни одной фразы попросту, хотя бы мало-мальски взвешенной. Только с копьём наголо!
    Получил направление к республиканским офтальмологам. Вряд ли что предложат кардинальное. Скорее - активную пассивность: капли, режим, наблюдения у врача по месту проживания.
    Раздумался в ночи бессонной. Явился я на жизнь земную в трагичные года: пик сталинских репрессий, обезглавление армии, самая кровопролитная в истории России война. Не в лучшие времена и завершаю свой путь: разгул бездуховности, рубль в глубокой ж..., экономика там же, круговая изоляция. Бедному парнишке - синяки да шишки...

  8.12.
    Как бы это позаковыристей выкаблучиться? Хотя бы во так: "Дубина безжалостного времени продолжает неумолимо отстукивать убывающие дни". А если без выгибона, а по сути:
    Побывал у республиканских офтальмононологов. Осмотр неутешен. Глаукома запущена. Давление: правый - 22, левый - 30. поле зрения сужается.
    Прописали три лекарства. Через месяц явиться. В случае неулучшения - операция.
    Прошлым летом Диме, обалдевшему от деревенской скуки, захотелось бодрого взрыва. В городе в том недостатка нет. Сегодня в Москве какой-то обалдуй швырнул боевую гранату на автобусную остановку. Пятеро пострадавших.
    Женя обещает приехать на Новый год. Не пришлось бы вновь ёлку покупать. А я уже хотел совсем завязать с этим делом и саму вертушку подарить Диме.
    Нефть упала ниже сорока долларов за баррель. А что бы ей не опуститься до символических пятнадцати центов. То-то весело бы стало: бензин даром, автомобили по бросовой цене, о гужевых надбавках забыли. И цены упали до гомерической дикости....

  9.12.
    Купил второе глазное лекарство - бетоптил. Прочёл по верхам к нему сопроводиловку. Особо любопытен раздел "Побочное действие".
    Вот каковы эти действия: обморок, аритмия, астма, ринит, дерматит, ночные кошмары, потеря памяти, эрозия роговицы, холодные кисти и стопы, бронхоспазм, рвота, псориаз и остановка сердца. И - как вам? Будем принимать дважды в день в левый глаз и довольствоваться ночными кошмарами и холодеющими конечностями.
    А кошмары уже начались. Сегодня ближе к утру за недостойное поведение бил Петровича по голове, причём ритмично, вначале пластиковой разделочной доской, а затем толстой деревянной.
    Совершенно случайно наткнулся в "Одноклассниках" на фотографии Вали Криворотовой - младшей девочки из такой же многодетной семьи на улице Вторая набережная. Ей уже за семьдесят, работала учительницей, четыре сына, восемь внуков.
И так вцепился в её многочисленные фотографии, что, не отрываясь, просматривал более трёх часов. Столько всего вспомнилось, что и дня не хватило. Полночи всё тасовал мелочёвку тех лет.
    Погода по-прежнему нас балует. Большое спасибо атлантическим циклонам.
    А вот погорельцы страдают. Большинство наспех построенных домов негодны к проживанию. Нарастает скандал. Будут снова звать президента. А кто у нас кроме него разберётся?

  10.12.
    Третье лекарство - ксалатан - всё везут по заказу и никак привезти не могут.
    Галя разговаривала по скайпу с Сашей. Невесёлые ему дни настали. Чужой среди своих. А - куда податься?
    Продолжается обмен первыми впечатлениями с Валей Криворотовой. Недолго ему продолжаться.

  11.12.
    Получил и третье глазное лекарство. - ксалатан. По побочным действиям куда как более щадящее.
    Моя переписка с иланским прошлым, едва начавшись, уже и к финалу подходит. Обменялись: кто как жил, как закончил - да и ладно. Что нас больше связывает? Жизни прожиты отдельно.
    Поехал за хлебом, увидел в витрине редьку свою любимую, купил больше килограмма. Черемша и редька - давний и непреходящий деликатес мой. А что ещё из любимого?
    Грибы в любом виде.
    Огуречный салат (с зелёным луком и сметаной).
    Капуста любая (в борще, жареная, сырая квашеная с растительным маслицем, в варениках).
    Холодец - крутой, не через мясорубку пропущенный.
    Добрая говяжья кость с хрящами.
    А что ещё? Всё, однако. Не велик гурман. В мире много вкусностей, но я их не пробовал и судить о том не могу.
    Вновь смотрю биатлон. Наши - на подходе к подиуму.

  12.12.
    Ещё одна дама иланская откликнулась - Моисеенок. Странноватая фамилия. Может, это те Моисеенки? Саму не помню, помню их дом на Коваленкиной горке и трагедию в их доме: дочь-десятиклассница ушла по своей воле из жизни, не снеся девичьего позора.
    Разговорились. Она хорошо помнит мою маму. Наши отцы, оказывается, вместе работали в восстановительном поезде.

    "Ну, вот, кажется, всё стало на место. В нашем доме ваша фамилия произносилась на хохлацкий манер - Моисеенко. Память, конечно, склеротична. Совершенно не помню ваших братьев. Помнится, что один из них был очень силён. Мой и ваш отцы крепко контактировали. Где-то, в конце 40-х годов, в доме много и подробно женщины обсуждали большую трагедию в вашем доме. На меня, крайне впечатлительного подростка, это произвело исключительное впечатление. Каждый раз, идя в школу, искоса поглядывал на чердак вашего дома.
    Я рано, после семи классов, с большой радостью покинул родительский дом, шумный, голодный и холодный. Вначале приезжал часто, потом всё реже и реже. Последний раз был в 1993 году на похоронах мамы.
    Дайте свой электронный адрес, и я пришлю текст намного больше. Такие на "Одноклассниках" не проходят.
Какой вы помните мою маму?"
    "Да! вы правильно написали фамилию. У меня переделали окончание. Это суд и т.д. Я не стала связываться. да и надо ли? Да, была трагедия. Да, отцы контачили. у меня по своему выборочная память. От вашей мамы осталось тепло человеческое в моей памяти и как она была одета."

Послал ей о маме из своей книги. Ответила:

    "Володя!
    Прочитала. Уревелась. Это было рядом и это было и со мной. Быть может чуть и по-другому. Спасибо тебе.
Наши "Да! вы правильно написали фамилию. У меня переделали окончание. Это суд и т.д. Я не стала связываться. да и надо ли? Да, была трагедия. Да, отцы контачили. у меня по своему выборочная память. От вашей мамы осталось тепло человеческое в моей памяти и как она была одета."
отцы вместе работали на восстановительном поезде. Матери общались. Из детей Валентин общался с Вами.
Так получилось, что трагедия в семье отложила свой след на нас всех детей. Мы все боялись выходить в сенцы дома. Даже я 3-х летняя запомнила этот ужас, страх и жуткий вой.
    Родители поменяли дом на Береговой на другой. Дом заваливался и был мрачным, низким. И был продуваем. И отец с матерью приняли решение построить новый дом ради детей. Братья подросли, и с ними можно было строить. Отец взял ссуду на работе. Строили два года. Эти два года мы зимовали в стайке вместе со скотиной. У меня осталось чувство, что это было время сплочения всей семьи. Денег хватило на стены и окна. Печь ставили сами. Крыша была покрыта толем. В доме на лаги были накиданы доски и они качались. Так жили долго. Через год дом внутри оштукатурили. Дранку делали сами. Раствор глина-песок и навоз. Меня заставили ногами месить. Я пол улицы созвала себе помощников месить раствор и было очень весело.. И буквально за пару дней внутри была положена штукатурка. Потом напилили половых досок и они сохли в доме, стругали их прямо там. Потихоньку купили металл на крышу. Отец и мальчишки сами крыли. Отец был хороший кузнец. И многое умел делать своими руками . Как мы спали, как питались так и у вас всё написано.
У матери была мечта-выучить своих детей. Благодаря её терпению и то что она нас держала в ежовых рукавицах все получили образование. Что это стоило родителям и всем нам!!!
    Володя! Как ты всё наше описал! Надрыв души и сердца, что есть в твоих строках я как-то пересилила (начала писать, а слёзы сами капают. Думаю, что мои рыдания над твоим посланием были слышны далеко.)

    Приложу и фотографии от обеих: Вали Криворотовой и Людмилы Моисеенок:
    И опять же думаю:"А кому они будут нужны после меня? Совершенно никому. Вот и получается: наше прошлое трогательно и дорого только нам в единственном числе. А потом - хоть в огонь, хоть на мусор.


    Семья Вали Криворотовой: четыре сына и восемь внуков. Прекрасное фото. Достойно прожита жизнь. Так бы каждому - и материнским капиталом не надо заманивать.




    Где-то в районе 1955 года. Братья Валевичевы, Феня, Генка Савельев, сёстры Криворотовы, тётя Груня. Как же хороша ты - молодость!.



    Вот она та горка. О ней бы и повесть написать мне можно.

                                         Как обычно, спустясь с Коваленкиной горки,
                                         Где мы в детстве катались на санках, на лыжах,
                                         Я вхожу в нашу улицу. Дом наш четвёртый.
                                         Почему-то тревожно, и дома не видно...

    Мне эта горка больше вспоминается, не по фактам, а по чувствам. Больше радостным. Были и очень печальные. Печальнее некуда.

    Это те самые стёжки-дорожки,
    Где пробегали босые ножки.
    В основном - босые. Обувь тогда как-то не в моде была.

    Снега и тогда были громадные, но такие сугробы не припоминаются. Они были, конечно. Не в озеро же их свозили? Да они никому и не мешали. Машин не было. Все маршруты: за водой к колодцу да в гости к друзьям за весельем и к соседям за солью.

    Вот на этом самом месте....

                                                                      Я бы Лёню вернул -
                                                                      Пацана восьмилетнего -
                                                                      Только жить начинал.
                                                                      Не забуду вовек,
                                                                      Как от выстрела меткого
                                                                      Он на землю упал.


    По этой дорожке мимо этой водицы, ряской, заросшей - из школы и базара, из магазина, и с вокзала. Быстрей, быстрей - домой. Дом - он вон там, где самое дальнее дерево.


    Людмила Моисеенко, Борис Топорков и Валя Криворотова - могикане 1943 года рождения. Для меня тогдашнего - салаги, мелочь пузатая.

  13.12.
    Вот и на подиуме! Как наш Шипулин поднял настроение миллионам болельщиков!
    Всё ещё с иланскими дамами не расстанусь. Но дело к концу подходит. Встретились виртуально, поговорили, повспоминали задушевно, посравнивали судьбы наших многодетных семей. Надо сказать, Романовские и здесь в прогаре. Так я и сказал одной из них:
    " Из нашей большой семьи ни хрена путнего не получилось."
    Капаю в глаза тремя каплями, через неделю пойду на контроль. А унять себя от спорта не могу. Сегодня вновь засиделся за волейболом до половины второго.

  14.12.
    Полмесяца долой. Хорошее зимы начало. Прямо як в Беларуси: тяпло, ни табе ветра, ни хваробы, ни чога плахога.
    Женя прилетает двадцать восьмого, рано утром. Встречать не поеду: слишком для меня рискованно.

  15.12.
    "Интересное свойство памяти. Когда мы вспоминаем целый период жизни, мы, в сущности, не помним всего протяжения времени, а лишь детали, узоры на бесконечном сером полотне. Эти детали и соединяются в один день, который для нас – картина того или иного времени. А нахватаны частности из разных дней. Память художественна. Помним день, а кажется, что помним время".
                                                                                                               Д.Самойлов.
    Что-то он тут нагородил. Оно и так, и не так. Вспоминая детство, конечно, я вижу отдельные детали, но они никак у меня не соединяются в один день. Одну деталь я помню из двухлетнего возраста, другую - из пятилетнего. Это разное время.
    Старательно капаю тремя каплями и в оба, и в один глаз. Но никак не даю им отдыха. Даю себе на завтра зарок: весь день не включать экраны. Разве что включить аудиокнигу.

  16.12.
    День люстры и воздержания.
    Разобрал люстру в своей комнате с намёткой переместить её в спальню к Любе. Она того достойна. Имею в виду не люстру.
Вымыл, собрал, ещё не повесил. И день закончился. Да что за день? - одно название. Встал в десять. Бритьё, мытьё, завтрак - уже и одиннадцать. Шель-шевель, и - пятый час. Стремительно темнеет.
    Десять часов вечера, а я - какой молодец! - ни телик не включил, ни в интернет не влез - зарок свой исполняю.
Не почитать ли что, хоть чуточно?. Подошёл к книжной полке, упёрся в девятый том Достоевского - "Братья Карамазовы". А ведь так и не прочёл, даже не пробовал. Благо, в школе можно было упомянуть и запамятовать тут же.
    Одолел три страницы, закладку вложил. Вряд ли полсотни страниц одолею: слишком тягомотен Фёдор Михайлович для наших стремительных времён.
    Российско-турецкие отношения усложняются. Обе стороны горды и непримиримы. Пока покусывают по мелочам.
    В отрыве от виртуальной заразы даже порифмовал слегка:

                                      Застоя нет. Сплошняк - невзгоды:
                                      То тают с каждым днём доходы
                                      От нефтяной трубы.
                                      То доллар вверх на пару с евро,
                                      То сериал с красоткой стервой -
                                      Разнообразят быт.

    Как же приятно отправиться ко сну с нерастраченными глазами!
    А завтра биатлон. И вновь пошло-поехало.

  17.12.
    Поменял местами люстры. Наскакался по стремянке, болит левое колено. Всё получилось славно, даже током ни разу не .бнуло.
    Путин провёл очередную пресс-конференцию. Слушал, лежа на диване, по мере возможности избегая экрана. Слушаешь бодрые позитивные ответы президента, и кажется, живёшь совсем в другой благополучной стране. А глянешь окрест, и душа твоя изъязвлена станет.
    А биатлон хорош!. Наших четверо в десятке. Стреляют метко, ещё бы ногами прибавили.

  18.12.
    Медленно ползу по "Братьям Карамазовым" и отплёвываюсь художественно. Для сегодняшнего,моего во всяком случае, глаза и мозга он почти непереварим.
    Спародирую на ходу:
    Он был уже стар и дряхл, на него и смотреть-то было жалко, на него и не смотрели, лишь знали, что он здесь и не более того; но иногда сквозь его старость и дряхлость проступала такая моложавость и сила, что при случайном рассмотрении, особенно при удачном, несколько косом освещениии... и т.д. - идут такие путаные прелые кружева, что остановишься, хлопнешь, закрывая книгу, и с облегчением отступишься от гения.
    Конечно, поиздевался. Но и не особенно и не преувеличивая. Очень немногим он сегодня интересен. Пришло другое время, жёсткое и без обиняков. Другие ритмы, другие скорости, линии и краски.
    Главным овощем стал помидор. И турки не отделаются помидорами за сбитый самолёт, и в цене он уже немногим уступает свиной вырезке. И я сегодня подключился. Таскал полночи в столовую через дорогу солёные помидоры. Перенёс шестнадцать вёдер. Денег пока не получил, но отоварили парой пачек папирос "Север". На бескурье и это роскошь. Курю во сне, курю с немалым аппетитом.
    Только что вполглаза отсмотрел женский биатлон. Так и не встали наши дамы с колен. Ни стрельбы, ни ходу. Вводят новые силы, ставят на этапы молодых - а продвижения нет. Нужны годы и постоянная умная селекция. Как это делают немецкие тренеры.
    Последняя переписка с иланскими сверстницами вызвала надоедливую ностальгическую мелочёвку. Отбиваюсь от прошлого и мычанием, и торопливым перевёртыванием на другой бок, и даже вслух матом. Не отвяжусь никак. И было бы что вспоминать? Дурость да бедность. А, может, вовсе и так.

  19.12.
    Ну вот: вчера забыл сделать запись, и вспомнить нечего. День пропал, как его и не было. Хоть бы что припомнить.
    С утра ездили на местную ярмарку. 
    И всё, больше ничего не вспоминается. Помню, что опять издевался над глазами гаджетами. Какое гадкое слово пришло в этом году в наш язык.
    Ну и гад же ты! - кто придумал эти гаджеты.

  20.12.
    Подошли длинные ночи. Спи - не хочу. Сколько ни просыпаюсь, отворю зенки: темень в комнате. И - на другой бок. Засыпается долго, сны по неизвестно кем заведённому для меня обычаю, без финала. Любое моё дело до успеха не доводится. Любое, буквально любое. Я уже во сне привык к этому и не очень там расстраиваюсь.
    Урезаю гаджеты насколько выдержки моей хватает. Завтра пойду проверять глазное давление.
    Слушаю по кусочку Ирину Ясину "История болезни."

  21.12.
    Дослушал. Оказывается, Ирина Ясина - дочь известного экономиста, бывшего при Ельцыне министра экономики, близкая знакомая Ходорковского и Невзлина. И прочих крутых.
    Очень грустно болеть, когда тебе доступны любые клиники мира, любые врачи, целители, колдуны, травники, пройдохи и шарлатаны за любые деньги. Когда можешь достать любые самые дорогие и продвинутые лекарства. Когда тебе просто и легко переехать в любую страну и купить там жильё, отдыхать на берегу любого океана.
А - толку нет. Вот тогда очень грустно.
    Плохо, отвратительно спал, еле дождался утра и отправился в поликлинику. И не странно ли? Я гораздо более печалился, когда в последние недели зашкаливало глазное давление, чем радовался, когда оно, как сегодня, почти в норме.
    Вчера, ложась спать, твёрдо решил с утра повернуть телевизор лицом к стене, компьютер - только по крайней необходимости. Но если давление упало, зачем же себя так жестоко наказывать?
  
  22.12.
    Во сне иду по чуждому большому городу в поисках того же курева. В кармане две пачки денег, трёх и пятирублёвок. За куревом огромная дикая очередь. Дают по две пачки "Севера" на рыло. Кажется, не купил.
    Иду по широкому тротуару, никому не нужный, и в то же время жертва ловких мошенников. И вдруг шеренга весёлых праздничных солдат. И так поют! Из шеренги по одному как-то исчезают на проезжую часть, уже осталось трое или четверо. Но так поют! Явно, из какого-то армейского ансамбля. И не просто терция, а с каким-то невероятным призвуком. Так здорово!       Просыпаюсь, мелодия ещё в ушах, и три последних слова их припева: "Двадцать лет порой, двадцать лет порой"
    Учительские льготы так и не разморозили. Снял четырнадцать тысяч, и - как жить???!!!
    Одно из глазных лекарств решил не капать: тяжело переношу. Что будет - то и будет.

    23.12.
    Морозы подпёрли под двадцать с копейками, но приближается московский циклон, с ним осадки и плюсовая температура. Снег к новому году крайне нужен. И подбелит черноту сажевую, и гололёд прикроет.
    На фоне общего безденежья Чубайс в своей Нанаконторе устроил богатый корпоратив на триста человек и заявил, что у них очень много денег, поэтому выдаёт всем по две крупных премии. Журналисты тут же подхватили и понесли его по кочкам. Пустое дело: Чубайсы и Сердюковы непотопляемы.
    Ждём Женю, потихоньку марафетимся.

  24.12.
    Плюсовая ещё не пришла, но тонюсенький снежок пробросил и чуть подзабелил нашу мрачную окрестность. Не более чем чайной ложкой снятого молока забелить чашку чёрного кофе. Но для начала и тому рады.
    Вышел, махнул пару раз метлой да поехал за ёлкой. Бывший ученик, афганец, отставной капитан, орденоносец по делам чеченским продал мне по блату среднего качества трёхметровую пихту за пятьсот рублей.
    Кризис в стране в полном разгаре. Президент с премьером говорят нечто успокоительное, объявляют мелкие позитивы, обещают призрачные реформы. Вспоминается старый еврейский анекдот:

    - Абрам, а вы шо, таки не верите в реформы нашего правительства?
    - Когда то у моего дедушки был бордель и, если дела начинали идти плохо, он менял бл@дей, а не переставлял койки.


    Большим любителем перестановки коек был некогда незабвенный Ельцын. А бляди и по сей день не меняются.
    Читаю "Памятные записи" Давида Самойлова. Оттуда:

    "Любовь к высказыванию правды в любых обстоятельствах – либо незрелость, либо болезнь.
    Правдолюбцы болезненные, лихорадочные, за правду не пожалеют ни себя, ни других. Они на виселицу готовы пойти ради правды, но и не взыскующих града готовы на ту же виселицу отправить. К счастью, болезнь правдолюбия чаще не больше, чем насморк, выражается так же гнусаво и излечивается так же легко.
    Важнее, пожалуй, не любить правду, а знать ее. И это знание уже не болезнь, но мудрость.
    Правдознатцы больше знают о правде, чем правдолюбцы, которым их правда кажется главной, самой последней и достойной подвига или инквизиции. Правдознатцы хотят о правде дознаться. Правдознатцам не только своя правда нужна, но и чужая. И знание их – несчастливое. Знают, что правда горька есть.
    Высший тип – праведники, которые высказывать правду не умеют, да и понять ее не тщатся, они живут правдой. И потому независимы ни от болезни, ни от знания. Живут они правдой по инстинкту, по устройству натуры. Правдолюбцам они кажутся трусливыми, правдознатцам – глупыми. А они готовы, может быть, признать и то, и это. Живут, как умеют жить. Боясь иногда пустяков. Но главного – не боясь: врага, насилия, смерти.
    В каждое время есть свой главный тип. В одно – правдолюбцы, в другое – правдознатцы, в третье – праведники."

    Одновременно слушаю "Долгую дорогу домой" Василя Быкова. Довоенная часть почти документальна и правдива, военная - сваливается в художественность и постепенно вызывает сомнения в достоверности.
    Ложусь в постель и предвижу ночную капель в камине. Надо беруши приготовить. Так громко по дну таза стучит. Тихая ночь троекратно усиливает эту капель.

  25.12.
    Часа в четыре и застучало. Послушал-послушал, пришлось встать, найти беруши и постепенно угомониться.
Утром два градуса поверх нуля. Снег не пришёл. Около сеней
закапало. Поставил ведро, к вечеру литра два набралось.
    Поехал за газетой. Вижу идут-скользят две моих сослуживицы. Что-то слишком бледные и старые. Неужели и я так же смотрюсь?
    Выхожу из аптеки. Недалече стоит молодуха и смалит сигаретину. Идёт бабка, ворчит:
    - И так дышать нечем, ещё и курят. Как не стыдно.
    Молодуха не замедлила с ответом:
    - Иди ты знаешь куда.
    - Знаю, знаю, была там, и не раз, и тебе советую- и поскреблась по гололёду своей дорогой.
    Откликнулась одна из читинских учениц. Начала с извинений:

    Владимир Тимофеевич! Перечитала свое сообщение, нашла ошибки - исправлять уже поздно.. ..

    Смотри-ка, уже сама учительница на пенсии, а всё ещё пиетет и боязнь перед учителем. А как бы я? Подумал, прикинул; да так же.
    Ну и Василь Быков! Такую себе геройскую военную страницу выдал. Даже мне за него неудобно стало. Но ведь писатель - как без красного словца?

  26.12.
    Читая того же Быкова:
    Вот если бы описать документально ту войну изо дня в день по всем фронтам, до последнего взвода... Какая же это была сверх- зверская до полутора тысяч серий картина. Да описать так подробно, чтоб каждая гибель, каждое ранение, каждое дезертирство...
    Вот если бы...
    А так что? За большим лесом где ж ты увидишь дерево. Лес да лес. И ни конца ему ни края. Ни дна ни покрышки.
    Не знаю, как там мировой, а внутрироссийский кризис нарастает. Само собой припирают к стенке трудовой и пенсионный народ. Гайки закручиваются ежедневно и беззастенчиво. Как бы резьба не сорвалась.
    Сегодня слушал советы бывалых финансовых дельцов. Советуют держать деньги только в евро, долларах и рублях. Причём в сбербанке.
    Нам это как-то до фени. Валюту не держим. Рублей в обрез. Держим обычно в секретере в ограниченном количестве, не более десяти косых. До сбербанка не доносим.

  27.12.
   Любому олуху известно, что наши сны всего лишь хаотичный набор впечатлений, давних и совсем недавних, значительных и ничтожных. Иногда они даже соединяются в связный сюжет и по просыпании кажутся важными и даже подчас вещими. А уж если эта вещность случайно происходит, их важность, наших снов, резко возрастает. Тут же являются разгадыватели и фолианты сонников.
    Поехал на первую ещё дачу накопать картошки. Подъезжаю, слышу в домике грохот, а за воротами работает мини-трактор.   Слезаю с мотоцикла, вхожу в домик. Два тощих мужика прибивают к потолку и стенам свежеструганные рейки.
    - Что вы здесь делаете? - спрашиваю громко и сердито, - Зачем эти рейки?
    - Разделяем. С этой стороны будет часовня, а с этой - приход.
    -Какая ещё на х.. часовня?! Какой приход?!
    - Вам в память...
    - Вы что, меня похоронили? Где моя могила?
    Хватаю обоих за шкирку, волоку из домика, кричу во весь голос:
    - Поехали! Покажите мне мою могилу!
    - Нам так сказали...
    - Кто?
   - Вон он, - и показывают в окошко.
    Смотрю: за сливовыми деревьями в углу у забора стоит иеромонах Фотий, в синеватом подряснике, смиренно сложив на груди руки. Точно как вчера по телевизору на награждении в проекте "Голос". И так же, лапочка, смиренно улыбается.
    Сон растаял. Продолжения не последовало......
    Продолжаем очищаться. Новый год обязуемся встретить без единого пятнышка от старого. Тем более, что он високосный, и злить его крайне опасно.
    Я пылесосил, долго и тщательно. Люба весь день на кухне. У неё дел намного больше. Главное: встретить сына по полной едоцкой программе. А он прилетает через восемь часов.
    Встречать не поеду. По всем статьям: ночь, плохая дорога, глаукома.
    Весь день тихий, даже ясный, плюс три. Вечером неожиданно налетел снежный заряд и наконец прикрыл перед новогодием нашу серость и гололедицу.

  28.12.
    Оказывается вчера во время бурно налетевшего короткого снегопада, над Абаканом сверкнула молния и грохнул приличный гром.
    Прилетел Женя. Уставший, ночь не спавший. Попытки уснуть днём - бесполезны. Заныл у него зуб. Поехал к Славе.
    Посетил я окулиста. Давление: правый - 20, левый - 22. Продолжать капать. В середине января - в республиканскую.
    Не могу говорить громко. Несколько фраз - и резко болит голова.
    Доллар и евро бьют рекорды. Доллар - 72,09, евро - 79,21, нефть - 37,20. Куда ж мы катимся, господа присяжные??????...

  29.12.
    Вот и прикатился год к финалу своему. Каким был? - сложно сказать однозначно. Если враз перечитать свой дневник за год, можно какие-то выводы сделать. А так - не помню.
    Если в общем по стране - то херовенький был год. Путинская нахрапистость откинула страну не на одну ступеньку вниз. Широкая народная гордость за возвращение Крыма приугасла. А главное, оказалось, что сегодняшняя Россия не брежневский СССР. Мы уже крепко повязаны, или, как теперь культурно выражаются, интегрированы в мировую экономику. И выскочить из неё без больших потерь не получилось.
    Ездили с Женей в город. Накупили всякого дорогого хавчика, даже икры (250-граммовую баночку - за 1700р.).
    Купили лазерный принтер. Подключили, но пока ещё не печатает, надо разбираться.   
    Пора бы приступить традиционно и к ежегодному мартирологу ушедших в этом году знаменитостей.

Немцов Борис Ефимович, 55 - бабник-оппозиционер
Образцова Елена Васильевна, 75 - оперная певица
Маркова Римма Васильевна, 89 - актриса без ролей
Распутин Валентин Григорьевич, 77 - крупный писатель
Арканов Аркадий Михайлович, 81 - писатель-сатирик
Плисецкая Майя Михайловна, 89 - прима-балерина
Джуна, 65 - шарлатанка всех мастей
Примаков Евгений Максимович, 85 - политик- премьер
Дуров Лев Константинович, 83 - актёр- простак
Эшпай Андрей Яковлевич, 90 - композитор так себе
Рязанов Эльдар Александрович, 88 - великий кинорежиссёр

  30.12.
    Ёлка - стопроцентная копия прошлогодней - заняла прежнее место: в красном углу зала. Старенькая гирлянда фонариков и десятка четыре разновеликих и ярко-пёстрых шаров придали ей, срубленной в детстве бедняге, почти праздничный вид.
Пока всё ещё наряжаю сам. Когда же на моих глазах этим займутся внуки и правнуки? Хрен, однако, дождёшься.
    Принял впервые ответственное и кардинальное решение: застолье без водяры и коньяков. Только лже-испанское красное вино, советское шампанское и российское пиво. Начинаю активную борьбу за здоровый выпивон. Не опоздал ли вдумчивый алкалоид?
    Подключили новый принтер. Сделал первые шаги. Печать удовлетворительная, без восхищения. В ближайшее время задам ему жару.
    По-прежнему - на дворе ноль, уже не каплет. Завтра медленно начнём погружение в зиму. Таковы местные прогнозы.
    Продолжаю аудио воспоминаний Василя Быкова. Перевалил за середину.
   
  31.12.
    Обычное дело. Люба готовит новогодний стол. Мужики-тунеядцы - у компьютера. Женя отладил все накопившиеся недочёты. Добавил, торрентов, убрал лишнее, поменяли клавиатуру. Поездили с ним по селу, докупили к столу и пр. и пр.
    Сели за стол в десятом часу. Пиво барное жигулёвское, мартини с тоником, богатейшая закусь, вплоть до гуся и икры чавычовой.
    По ТВ - та же обойма эстрадных завсегдатаев. Смотрели в основном "Уральские пельмени". Путин выдал хрестоматийный тост. Открыли шампанское. Люба и Женя - с подарками. Женя задарил нас очень богато - даже озвучивать не буду. Вот до чего дожили!
Много фотографировались. Весь вечер чувствовал себя старым и никудышним. С тем и спать завалился.
    Женя ушёл в кафе. Там и все его друзья и одноклассники.
    Эту запись сделал на другой день. Вчера как-то было не до того.
    И этот год канул в вечность, ту самую, которой ни звания, ни клички. Каким был? - обычным, пёстрым, разным, в общем-то благополучным.
    А как там следующий - високосный?
    Ба-а-а-льшой вопрос?...






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 24
© 10.01.2018 Владимир Романовский
Свидетельство о публикации: izba-2018-2163964

Рубрика произведения: Проза -> Быль
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1