Что делать


ПРО СЕРЕЖУ И ЮЛЕНЬКУ. ЧТО ДЕЛАТЬ.

1.

Вскоре после того, как умер Юленькин отец, ее домашний очажок на время осиротел. Как и прежде, о. Сергию приходилось разрываться между приходскими обязанностями и со все более роковой неизбежностью укоренявшимися в его жизни обязательствами перед матерью. Все чаще доводилось ему оставаться на ночлег во мгле родительской большой квартиры, где некогда взлелеянная им тишина его родных мальчишеских покоев без устали теперь нарушалась перебранкой между победными хлопками игр в захватнически-присвоенном сынишкой компьютере и унылыми постанываниями телевизора за стеной в маминой комнате. А Юленькино гнездышко постепенно начинало превращаться в захолустье. Когда же о. Сергий туда наведывался, то чаще саму Юленьку там не обнаруживал, а когда наведывалась Юленька, то не обнаруживала о. Сергия, причиной чему стало то, что Юленька вдруг устроилась на работу при храме, да и храм-то выбрала не тот, где служил ее суженый, а тот, где когда-то они познакомились, где крестилась, где продолжал настоятельствовать ее духовник, и где находил ее теперь о. Сергий, порой заглядывая туда с Мишенькой. И странно не то, что настоятель не воспрепятствовал, а то, что челом бить пришлось не Юленьке, но сам о. Сергий настойчиво упросил.

Поначалу Юленька приводила сына с собой. То они вместе ухаживали за цветами, то рассортировывали пожертвованные вещи, и, подчас, доработавшись допоздна, оставались ночевать на приходе. А порой проживали там и по несколько дней. Тогда мать сама забирала ребенка из школы, сама же занималась с ним уроками, таким образом, позволяя супругу предаваться своим заботам. Даже возник вопрос, не пристроить ли мальчика там в алтарники. Но - там не было отцовского компьютера.

А Юленька не на шутку увлеклась социальной работой. В последнее время - по высочайшему соборному повелению - на православных приходах появились новые должности, в том числе, социального работника. И тем же органом церковной власти предписывалось их труд оплачивать. Приход, на который устроилась Юленька, относился к числу тех счастливых приходов, настоятели которых пытались хоть как-нибудь управляться с нелегкой задачей. Однако, к работе матушку Иулию привлекало не столько жалование, сколько некий внутренний зов. И вот теперь, с утра до вечера, она бесследно пропадала в каких-то бедных дворах, самоотверженно ухаживая за больными, одинокими и опустившимися и помогая решать проблемы обездоленных. Так продолжалось несколько недель. И о. Сергий окончательно потерял ее из виду. Как будто и вовсе не было тех уютных совместных лет их укромной семейной жизни. И неизвестно, до каких еще пор это могло продолжаться, если б не случилось одно происшествие.

Однажды, по обыкновению ночуя у матери, о. Сергий засмущался оттого, что в ее комнате далеко заполночь не умолкал телевизор. Обычно, ночью, во время бессонницы, она включала, но всегда тихо. А тут с вечера, достаточно громко и почти до утра. И от этого не спалось в эту ночь, наверное, не только о. Сергию. Когда же, наконец, решился зайти, то обнаружил маму без сознания. Немедленно вызвал скорую. Оказалось, диабетическая кома. Но в реанимации в этот раз откачали. Так, в довершение к списку ее болезней, добавился новый диагноз - диабет в тяжелой стадии. Мама слегла. И о. Сергию пришлось-таки отыскать свою пропащую половинку. И хоть частенько, в последнее время, на матушкином мобильнике не было денег, однако, в тот момент она ответила сразу.

- Дорогая, можно тебя потревожить одной просьбой? Нельзя ли подыскать для тяжелой больной хорошую сиделку?

- Ой! Привет... Ой... Подожди, я щас! Ой... Да! Прости... А для кого? Она из нашего храма?

- Она всего лишь моя мама. И она умирает...

- ...

- Да, любимая, и на этот раз - это правда.

- Все! Я скоро!

Так Юленька перестала быть социальным работником и снова стала матушкой.

А настоятель отпустил... Запросто! С облегчением.

2.

Вскоре, после того как умерла мама о. Сергия, коротал он как-то вечер вместе с Юленькой на кухне родительской квартиры.

- Батюшка! - сказала матушка.

- Что, матушка? - ответил батюшка.

- Скажи мне, что мы станем делать дальше?

- В смысле? - не понял батюшка.

- Чем мы будем заниматься? - попробовала пояснить Юленька. - Ну я, например?

- А тебе нечем заняться? - усмехнулся о. Сергий.

- Не иронизируй, пожалуйста. Я серьезно.

- Прости меня, Юленька, но я не понимаю, о чем ты?

Юленька вздохнула.

- Помнишь, - сказала она улыбнувшись, - как лет пять назад ты ходил на семинар в Епархиальное управление? Ну, вы там еще встречались с сестрами милосердия из Москвы. Они читали лекции, делились опытом, как ухаживать за тяжелыми больными.

- К чему ты это вспомнила? - о. Сергий уже начал догадываться, что за тему желает развить его неугомонная супруга.

Он сделал кислую физиономию и, не выдержав ясного твердого взгляда супруги, отвел глаза в сторону.

- Да так! Вспомнилось вот, каким ты тогда вернулся. Счастливым, воодушевленным. С каким увлечением рассказывал об этих сестрах. О том, как умело они в Москве наладили работу в больницах по уходу за бездомными, как создавали свои центры и собственные больницы, странноприимные дома. Я любовалась тогда, как ты загорелся было мечтой о том, не устроить ли, хотя бы в пределах прихода, что-нибудь похожее. Ну, там, обеспечить, к примеру, грамотный уход за престарелыми одинокими прихожанами. И вспомни, что ты не мне одной все это говорил, а и на проповедях призывал. Помнишь, даже появились тогда желающие поддержать твою инициативу?

- Ну, помню... И что? - батюшка нетерпеливо заерзал на стуле.

- Как что, любимый? - матушка как будто не замечала его нетерпения. - Вспомни, чем все закончилось!

- И чем?

- А тем, что ты однажды заявил, что у тебя - мама...

- Не только мама...

- Да. Про сына, кажется, что-то говорил. Но, прости, чаще заикался про маму...

- Матушка! - прикрикнул батюшка и хлопнул рукой по столу.

- Что, батюшка? - не отцеплялась матушка.

Впрочем, тут же спохватилась, схватила мизинец батюшкиной руки и принялась ласкать его своими пальчиками.

- И не смотри на меня больше - так, - виновато и в тоже время обиженно сказала матушка.

- А ты - так, - смягчаясь, ответил батюшка.

Вдруг, что-то припомнив, засмеялся.

- Отец Евлампий мне рассказывал, как некий иеромонах на Святках проповедь толкнул. Что надо-де возвращаться к традиции пения колядок. Что даже это чуть ли не для здоровья полезно... Ну! Сказал и сказал! А потом забыл, конечно. Он тогда голос потерял, и у фониатора лечился. А тот возьми да и посоветуй ему побольше петь. Причем, легко и непринужденно, от души, так сказать. А после и вовсе добил пациента... Мирской человек, понятно. Короче, давай толковать ему про регулярную половую жизнь. Ну, а после проповеди той - охотников нашлось, подходить стали, спрашивать. Уж батя и не рад был, что выступил...

- Ну ты и охальник! - не выдержала матушка.

- Это я-то, матушка? Это монаси так шутят.

О. Сергий придвинулся ближе к своей Юленьке и, обняв ее за плечи, ласково попросил.

- Давай, замнем этот монашеский разговор. Будем просто - "жить не тужить, никого не осуждать, никому не досаждать..." И никуда не уходить. А?

- Давай, - вздохнула Юленька.

А потом, игриво сверкнув глазами, добавила.

- Только, это тоже монашеская шуточка...

- Не шуточка, а прибауточка... Впрочем, ладно, будем считать, что ты победила. Это я ведь не умею спорить.

- Умеешь, любимый, - Юленька виновато опустила глаза.

- Пойдем, любимая, - сказал любимый, вставая из-за стола, - займемся делом, коль тебе так не терпится. С шуточками ли, или с прибаутками, всерьез, или - кто нас там как рассудит...

На секунду взглянув куда-то вверх, батюшка продолжил.

- Но - молитва... Тоже, знаешь, дело. И хоть об этом не принято говорить... Да... Кстати... -
Осекшись, отец Сергий смущенно кашлянул. - Хоть ты мне иногда - напоминай... А?

- Конечно, родной мой! - матушка вскочила со стула и порывисто обняла своего любимого батюшку.

И супруги пошли читать Акафист о единоумершем.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 24
© 10.01.2018 Эдуард Поздышев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2163554

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1