В тишине


ПРО СЕРЕЖУ И ЮЛЕНЬКУ. В ТИШИНЕ.

Сначала умер Юленькин папа. Вскоре после Причастия, которое он принял как таблетку. И ушел тихо, словно во сне.

На похоронах присутствовали лишь родственники Юленьки. На поминках ее мама всплакнула, и эти скупые, спокойные слезы казались теплее тех бурных, что были на кладбище, или в минуты, когда ей дочь сообщала о смерти. А Юленька сдерживалась уже с момента, как начали появляться первые свидетели. И только в самый миг, примерно через час, после того, как о. Сергий отлучился, чтоб отвезти о. Евлампия до храма, он первым и, пожалуй, единственным услышал по телефону ее рыдания.

Но вечером, после похорон, поминок и затянувшихся напутствий родственников, ничто уже, казалось, не могло бы ей препятствовать ни сиротливо плакать, ни просто, без оглядки на чье-то присутствие, слышать самые ей близкие слова утешений от мужа. Однако, что-то как будто невыветрившееся от последних визитов отвлекало и обволакивало мысли Юленьки неясной тревогой. Это тревожное чувствовал и о. Сергий и от того не решался первым нарушить тишину, столь, вроде бы, долгожданную, но вдруг оковавшую их чуждым холодом.

И первой нарушила Юленька. Она устало, чуть сгорбившись, склонив голову и потирая пальцами лоб, сидела на стуле в папиной комнатке. Подняв голову и взглянув по направлению, где стоял муж, она вдруг четким голосом произнесла.

- Знаешь, Сереженька, - влажные от слез глаза ее сверкнули и замерли, - почти все спрашивали меня, почему не пришла твоя мама. Я не знала, что отвечать.

Она глубоко вздохнула с дрожащими всхлипами и, выдохнув, снова склонила голову. Кистью руки она вытерла глаза. Смущенный неожиданным вопросом муж, помешкав с ответом, спросил, стараясь выдержать ласковый тон.

- Тебя - это сейчас беспокоит, Юленька?

Жена подняла голову и, упершись взглядом в никуда, устало ответила.

- Мне все равно.

Супруги снова замолкли. Разговор не клеился. О. Сергий прошелся несколько раз туда и обратно по комнатке. Затем присел на диван, некогда служивший кроватью для больного. Ему хотелось взять жену за руку, но он не взял. Жена смотрела куда-то в пол. И тут муж, не выдержав давления тишины, начал говорить первое, что пришло на ум.

- Моя мама... Мы разговаривали с мамой... вчера... Представляешь! Она говорила, что завидует твоему отцу.

Матушка, сожмурив глаза, инстиктивно замотала головой, и о. Сергий понял, что произнес глупость. Он сказал: "Прости." А она вдруг встала и поспешно ушла на кухню. Батюшка облокотился на колени и сжал ладонями голову.

"Не то! Не то! Не те слова, не те слезы!" - подумал он и приготовился уже внимать каким-то нелепым эмоциям и еще более несуразным словам.

Он напряженно вслушивался в то, что происходило на кухне. Он слышал, как открылась и закрылась вода в умывальнике. Потом послышались шаги, и... Холодные влажные руки легли на руки батюшки. О. Сергий вздрогнул, подался вперед и уткнуклся лицом в подол Юленькиной юбки. Он высвободил свои руки и, встав с дивана, обнял Юленьку.

- Прости!

- Прости!

- Сереженька?

- Что, Юленька?

- Ты можешь сейчас съездить за Мишей?

Мишу на ночь забрала Юленькина мама. О. Сергий с недоумением посмотрел на супругу.

- Зачем? Да и поздно. Он, наверное, спит.

- Не думаю, что он уже спит. Там полно народу. Ему будет уютней здесь, с нами. Да и маме и так забот хватает.

- Хорошо.

- Спасибо.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 10.01.2018 Эдуард Поздышев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2163551

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1