Драка на вылет


Глава 16
ДРАКА НА ВЫЛЕТ

Конфликт медленно тлел, напряжение нарастало. Одноклассники делали вид, что ничего особенного не произошло и не происходит. Влюблены парни в одну девушку, часто бывает, вот и доказывают. Кое-кто пытался заговаривать с Борькой, но он никому не доверял и на сближение не шел, ожидая подвоха. Нина подчеркнуто его игнорировала, открыто демонстрируя симпатию к Фоменко, тот искал повод для стычки, жаждал реванша, но Борька не спешил поддаваться на мелкие пакости и провокации в виде шуточек за спиной, ему нужен был открытый вызов. И повод случился в начале второй четверти, и опять был связан с физкультурой, когда началась гимнастика. Спортивные снаряды, особенно перекладина в центре зала, когда-то вызывали у Борьки неодолимый ужас. Теперь было иначе, самодельный турник в огороде и упорные занятия отполировали его ладони изнутри сплошной мозолью, как зеркалом, но об этом никто не догадывался, за руку он ни с кем не здоровался, тайна обещала сюрприз. На стадионе он всех обогнал, это приняли как фокус или природную выносливость, а вот силовые упражнения на дурачка не пройдут. Физрук на первом уроке погонял их для разогрева по периметру зала, заставил сделать разминочные упражнения, потом объявил:
     - Посмотрим, чем летом занимались. Девочки на акробатику, мальчики опорный прыжок! Все сели, по очереди – на исходные позиции. Один закончил упражнение, следующий без напоминаний. Начали!
     Поскольку сели по росту, Борька был практически в конце скамейки, но от этого не легче. Именно коня, установленного вдоль линии прыжка, он опасался. Ребята вставали по очереди со скамьи и, разбежавшись, прыгали через снаряд, словно играли в козла, упражнение привычное, ничего сложного. Фоменко ласточкой взлетел высоко, руками коснулся, четкое приземление. Девочки захлопали. А вот Борька волновался, очередь приближалась, и он успокаивал себя, что главное как следует разбежаться и посильней толкнуться от мостика. Три человека осталось, два, один. Пора. На негнущихся ногах Борька вышел на исходную позицию. Девочки сидели на своей скамье и смотрели, какая там у них акробатика, по разу кувыркнулись на матах и все, сидят и смотрят. И словно вернулось старое время, когда возле батареи стоял и цепенел, тело каменело, пока другие танцевали. В полной тишине сделал разбег и сам не понял, что произошло. Он взлетел очень высоко и не рассчитал, не задев коня руками, приземлился на все четыре конечности, шлепнулся на четвереньки, хорошо, маты не перелетел. Хохот стоял! Ему позор, ну и конечно – подарок для Фоменко. Тот веселился от души.
     - Жаба! – выкрикнул счастливый соперник, показал пальцем, как Нина когда-то, кошмар повторялся. Фома свалился со скамьи на пол, и хлопал ладонью по матам. – Вылитая жаба!
     Борька сел на скамейку, оплеванный смехом. Ничего не поделаешь, сам виноват, только физрук не смеялся, смотрел встревоженно. В прошлом году один ученик тоже через коня прыгал, при падении сустав локтевой выбил, увезли в больницу, чуть до суда дело не дошло. Одноклассники успокоились, теперь перекладина. Тут Фоменко вне конкурса. Большинство выполняли подъем зацепом или переворотом, упражнение простое, но когда-то Борьке недоступное. Фома сделал силовой выход, потом оборот назад, качнулся и спрыгнул героем. Девочки похлопали. Наступил Борькин черед. А перекладина установлена высоко, ему не допрыгнуть? Он встал под перекладину, задрал голову.
     - Борис Ломов! Советский Союз! – выкрикнул Фома, предвкушая забавное зрелище. По залу прокатился смешок. Ничего особенного от Борьки не ждали.
     - Мостик принести? – издевался Фома.
     Борька не стал залезать по стойке, как делали все, кто ростом не вышел, все-таки прыгнул, зацепился одной рукой, поднял другую, перехватился. Теперь порядок, он вытянулся и повис на пару секунд, расслабляя тело. В зале наступила тишина.
     - Садись, пять! – изощрялся Фома в остроумии, и смолк.
     Борька как висел, так и взлетел вертикально, только чуть изогнулся. Это тоже силовой выход. Спустился вниз, замер на миг. Он подсмотрел по телевизору, гимнасты в цирке исполняли. Вроде как подъем переворотом, только не ложишься животом, а рывком выпрямляешься и выходишь на свечу, и стойка на руках. Перекладина удобно пружинила, Борька ощутил спокойствие и уверенность. Дома с ремнями на кистях отрабатывал, чтобы пальцы не сорвались, а тут наслаждение. Он крутанул солнце в полный оборот, снова стойка на руках. Оборот назад, еще пару самодельных трюков, и напоследок не просто соскочил, а сальто сделал. Получите, господа и дамы! Он даже не выпендривался, мог полчаса круги нарезать. Ему устроили овацию, зал был потрясен, завоеван целиком и полностью. Физрук подошел, пожал руку, он знал цену таким упражнениям. Фома скривился.
     - Подумаешь. Потренироваться – так любой сможет!
     Понятно, признавать не хочет. Борька пожал плечами.
     - А что предлагаешь?
     - Кто больше подтянется, без рывка.
     На этот конкурс Борька даже не надеялся, но тот сам предложил. Физрук состязанию не препятствовал, даже одобрил, до конца урока оставалось минут пять. Фома, как инициатор, начинал первый. До двадцати он подтянулся без видимых усилий, потом пошло с трудом, зрители считали вслух. 29. Тридцать вытянул наполовину, спрыгнул. Большинство ребят в классе подтягивались максимум 7-10 раз, и сейчас никто не сомневался, что Фома установил рекорд. Борька не стал тянуть кота за хвост, преимущество должно быть неоспоримым. Физрук его подсадил, чтобы уравнять шансы и не тратить силы на подъем. Он взялся встречным хватом, одна рука пальцами сверху, другая снизу.
     - Не по правилам! – воскликнул кто-то.
     Но Борька уже подтягивался… на одной руке. Пять раз. Переменил руку, еще пять раз. Все молчали, они такого в жизни не видели. Потом взялся по правилам, сделал уголок, и подтянулся десять раз с уголком.
     - Двадцать, – выдохнули зрители.
     Борька подтянулся еще 10 раз без эффектов, всего 30. Подумал, и добавил – еще один раз, на всякий случай, чтобы на один раз больше, и спрыгнул. Его поздравляли, хлопали по плечу, Фома был посрамлен окончательно. Зазвенел звонок, урок окончен, но никто не спешил в раздевалку.
     - Ты легкий как сопля! – ядовито сказал Фома. Предстояла драка.
     - А ты тяжелый. Как дерьмо, – ответил Борька…
     Честно говоря, драться он не умел, просто опыта не было. Его не задирали, а сам он не ввязывался, слишком мал был и худ, разве что в раннем детстве, но там какие драки. А Костя Фоменко, судя по его же рассказам, был бойцом. То он в городе от троих отбился, то в районе двоим накостылял, то прямо в деревне мужику пьяному втер, тот с копыт долой, но Борька опасался не столько соперника, сколько – как в случае с конем – своего неумения. И очень его смущал ажиотаж, которым окружили будущую драку. Окруженные группой бывалых драчунов, они направились за школу, на специальный пустырь. Девочки, конечно, не допускались, ябеды известные. По ходу дела обсуждали условия поединка, до первой крови или пока один не ляжет, признавая поражение. Фома, хоть комсорг, грязно матерился, угрожая сделать из Борьки отбивную, что тут скажешь? Он просто молчал. Посмотрим, кто кого! Организовался круг, и они встали друг против друга. Фома казался раза в два выше соперника, шире и крупнее, как мужик перед ребенком, оправдание для слабаков. Борька не знал, как драться по правилам, а Фома поднял руку, снял шапку, и вдруг бросил ему в лицо. Борька даже не понял, что драка уже началась, а земля вылетела из-под ног: Фома сделал подсечку без предупреждения.
     - Вставай, урод! Это только начало.
     Борька быстро вскочил, чтоб не подумали, что сдался, и бросился сломя голову на врага. И разом все померкло, искры брызнули из глаз, зимний вечер расплылся цветными кругами, и опять он лежал на снегу. Фоменко угодил ему кулаком в нос. Это он понял по онемевшей переносице и хлынувшей крови. Зрители гомонили. Неужто все? Фома стоял, постукивая кулаком в перчатке по раскрытой ладони другой руки.
     - Есть еще желание? Сопляк.
     Он нарочно выводит, подумал Борька. Необходимо хладнокровие. Кинулся необдуманно, и сразу получил в нос. Спасибо, Фома, за урок. Поднимаясь, Борька улыбнулся. Далее он церемониться не стал, тут нет правил.
     - Береги шары! – крикнул он, делая шаг вперед и занося кулак. Фома инстинктивно прикрыл лицо, а Борька, что есть силы, пнул его между ног. – Шары, да не те…
     Фома задохнулся, забыв обо всем, в немом крике разинул рот и рухнул набок, сунув руки лодочкой меж коленей согнутых ног, только потом крик прорезался. Фома визжал как поросенок, которого режут во дворе, голосил на всю округу.
     - Что здесь происходит? – Агнесса Петровна возникла ниоткуда, материализовалась, как ведьма на шабаше. Свидетели бросились врассыпную, остались только голосящий Фома и Борька, хлюпающий носом. Поросячий визг перешел в собачий скулеж, видать, боль утихала, но страдалец продолжал вопить, не открывая глаз и ничего не соображая. Мало того, из-за угла явился Николай Григорьевич, собственной персоной. Это конец, подумал Борька, и сделал еще вывод. Надо вовремя уносить ноги. Решением педсовета его исключили из школы, копию решения направили в детскую комнату милиции. В результате Борькой занялась инспекция по делам несовершеннолетних.
     На этом его детство кончилось.






Рейтинг работы: 4
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 42
© 10.01.2018 Евгений Бугров
Свидетельство о публикации: izba-2018-2163511

Рубрика произведения: Проза -> Детектив


Владимир Попов       12.02.2018   22:38:51
Отзыв:   положительный
Засучить рукава? Неужели свежая работа? Поздравляю,,работа очень хорошая.)
Николай Мальцев       23.01.2018   17:47:54
Отзыв:   положительный
Спасибо, Евгений! Прочёл вторую часть на одном дыхании, жду третьей!










1