MEMENTO MORI


MEMENTO MORI


                                             MEMENTO MORI

Еще в школе его поразил один факт. Об этом тогда много писали. Человек живет в среднем 70 лет, из них около двадцати уходит на то, чтобы достичь зрелости. Следовательно, на активную, деятельную жизнь остается лет 50, то есть семь десятых всей продолжительности жизни. Казалось бы немало. Но это меньше, чем у любого из известных животных на Земле. У кошки, например, доля активной жизни составляет 0,9; у собаки – 0,9; у дельфина – тоже, и у шимпанзе. Если бы у человека эта доля была 0,9, люди бы жили по меньшей мере два столетия!
     Он много думал о причинах такой обидной разницы. Ведь природе чужда несправедливость. Природа всем раздает поровну. Значит, то, что мешает человеку взять положенное по праву, должно быть скрыто в нем самом.
     Однажды его осенило: ни одно земное существо, кроме человека, не осознает неизбежности своей смерти. Только человек так много думает о ней, отравляя этими мыслями всю свою сознательную жизнь. Похороны родных и друзей. Ожидание старости. Дети, жаждущие наследства. Болезни и больницы. И вот печальный исход: страх перед небытием съедает две трети отпущенного природой срока.
     Он занялся исследованием структур мозга. Много лет искал он ту область, ту маленькую нейронную ячейку, в которой гнездится мысль о смерти. Нет, не инстинкт самосохранения, а то самое, от века данное: memento mori. Он не сомневался: уничтожив эту пагубную мысль, человек обретет почти бессмертие. Небывалые возможности откроются перед ним, потому что творчески активный период увеличится в 3-4 раза. «Как много можно успеть за это время! – думал он, – Каждый стал бы вровень с Эйнштейном, а сам Эйнштейн, будь он жив, наверняка бы создал ту единую теорию поля, на которую ему не хватило жизни».
     Стремительность времени подавляла его. Ему уже было сорок, и он прекрасно понимал, что способность находить нетрадиционные решения сохранится еще лет пятнадцать, от силы – двадцать. Дальше – тупик, за которым пустота. «Только бы успеть», – повторял он, как заклинание.
Он не выходил из лаборатории сутками. Заставляя себя постоянно думать о смерти, он снимал в это время свои собственные трехмерные энцефалограммы. Он искал ту точку в мозгу, откуда исходит страх ожидания смерти, ту точку, которую надо было уничтожить. И вот однажды он нашел ее.
     Теперь оставалось попробовать. Разумеется на себе. Он не имел права подвергать кого-нибудь риску. Если первый опыт удастся, у него будет достаточно времени, чтобы довести дело до конца и сделать человечество счастливым. Он надел специально сконструированный шлем. Электромагнитное излучение фокусировалось в одной точке, координаты которой он теперь знал. Мощный импульс должен разрушить нейронную структуру и вместе с ней ненавистную мысль о смерти…
     Когда он пришел в себя, на потолке комнаты играло солнце. За окном погромыхивал трамвай, и детский голос громко кричал: «Я иду искать!» Сладкое, давно забытое чувство наполнило его. Это было предвкушение дня, а может быть, даже предвкушение жизни. Он сел на кровати. Что-то мешало. Шлем. Он стащил его с головы и бросил на пол. Нет, что-то еще. Какая-то тревожная мысль. Он наморщил лоб и оглядел комнату. На столе валялись исписанные листы бумаги, кипы диаграмм, рентгеновские снимки. Пустым, равнодушным взглядом окинул он весь этот ворох, пытаясь понять, что же так увлекало его, что заставляло работать сутками, без выходных и праздников. Он встал и включил радио. «…горя не будет, – пел женский голос. – Будет музыка…»
     Он принес мусорное ведро и смахнул в него все, что лежало на столе. Потом, разминая мускулы, прошелся по комнате. Впервые он обратил внимание на ее убогий вид.
     – До чего же все-таки я был глуп, – думал он, бреясь перед зеркалом.
    Уже в дверях он оглянулся: комнатка стала вдруг похожа на оторвавшийся от пристани кораблик. Какая-то забытая мысль вновь вспыхнула в нем тревожным светом. Он нахмурился и захлопнул дверь. Все. На душе стало легко и безмятежно. Ему захотелось бежать куда-то, смеяться, нравиться женщинам.
     – Смерти не будет, – пел в пустой комнате репродуктор, – будет музыка…
     Он прожил двести лет. Люди вокруг него умирали, оставляя после себя книги, научные открытия и неосуществленные мечты. Но ему это все было безразлично. С той поры, как захлопнулась дверь маленькой комнатки, он ни разу не взял в руки перо и бумагу. И ни разу не пожалел об этом.
Memento mori





Рейтинг работы: 12
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 67
© 09.01.2018 Андрей Нечаев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2163437

Метки: Мозг, мысль о смерти, творчество, бессмертие,
Рубрика произведения: Проза -> Фантастика


Николай Шашмаков       20.11.2018   14:32:33
Отзыв:   положительный
Доброго времени суток Андрей
Программист / Программа / Перепрограммирование....
Мне понравилось / чувствуется единая правильная концентрация на главном....
Вы более чем интересный Человек.....
Людмила Клёнова       21.01.2018   15:05:13
Отзыв:   положительный
Любопытная версия...
:)
Нам бы так суметь...
:)
Спасибо, это интересно - и хорошо написано!
Но... увы...
Приобретая что-то, мы что-то непременно теряем. Может быть, гораздо более важное...

Удачи Вам!
Андрей Нечаев       21.01.2018   15:10:34

Спасибо, Людмила, за добрые и теплые слова...

Андрей
Людмила Клёнова       21.01.2018   15:14:26

О, я там просто не успела мысль дописать - отвлекли меня резко...
Вот теперь я сказала то, что хотела...
:)









1