Советы Оптинских старцев-65


Советы Оптинских старцев-65
СОВЕТЫ ОПТИНСКИХ СТАРЦЕВ

(Хроника духовной жизни)

ИЗ АНАТОЛИЯ СТАРШЕГО ОПТИНСКОГО

Учить я не запрещаю, это доброе дело — век живи,
век учись, но только начни-то с себя.

9.01.17 г.,
Апостола первомученика Стефана

(Продолжение)

... Мы уже говорили о том, что нравственное падение общества
начинается с охлаждения в людях веры, с забвения заповедей
Творца и ухода от Него значительной части населения. Плачевно
сказывается это на всех сферах жизни и скорее всего — на
языке. Он теряет свою Божественную красоту, силу выражения
мысли, доходчивость, певучесть.

Кто из поэтов в наш век антикультуры сможет написать хотя бы
близкое к тому, что выплеснулось из души Пушкина почти двести
лет назад:

Буря мглою небо кроет,
Вихри снежные крутя;
То, как зверь, она завоет,
То заплачет, как дитя?

Подавляющее большинство интернетских сочинителей с прнебрежением
скажет: «Примитив. Позавчерашний день поэзии. Нет яркой образности,
новаторства, современной смелости». А кто-нибудь самозабвенно прочтёт
свой «шедевр», подобный вот этому, получившему первую премии на одном
из сайтовских конкурсов.

Геворк (автор)

по-грузински это – «дэда-мица», а по-русски это – «мать-земля»…
ничего не может измениться со времен начальных бытия…
недоступно никому, хранится в самом дальнем сердца уголке:
«мать-земля» – по-русски, «дэда-мица» – на родном грузинском языке…

этих слов звучание простое для меня превыше всех муз’ык,
я на них, как камертон, настроен, и какой бы ни звучал язык,
в переводе все одно – святыня, за нее и Господа молю:
мать-земля - люблю тебя, как сын, я, дэда-мица – словно сын, люблю…

Ну, что тут скажешь. Новаторство явное. Устаревший Пушкин до
такого бы не додумался. Так изуродовать русский язык при его
признании таким же родным, как язык грузинский и любой другой.
При законченности речевых оборотов тут вам ни одной точки,
нигде ни одной заглавной буквы.

Правда, Господа автор пожаловал — вывел это слово, как
положено по русской вере, с большой буквы. Да он к Нему
и с просьбой святой обращается, молит за благоденствие
земли-матери. Вот только вопрос напрашивается. Почему, при такой
жаркой любви к родной земле Геворг проявил ледяное неуважение
к родному языку (раз на русском пишет, значит и русский родной)?
Начни нарушать законы земли, дарованные Богом, — можно ли
это будет назвать уважением и любовью? Нет, нельзя. Так почему же
можно варваски коверкать язык, который жизненно связан с родиной и
на котором дан Богом дар разговаривать и сочинять гимны?

При явном почтении к Богу, наверно, можно было бы и к изучению Его
Истины проявить гораздо большее рвение. Творец жизни нашей ясно
говорит, что при уходе людей от Него, от веры жизнь на земле катастрофически
рушится и поспешно идёт к свому концу — Апокалипсису. Но, упоённый высоким
настроем гимна, автор утверждает обратное: «ничего не может измениться со
времен начальных бытия…»

Этот недочёт я подчеркнул, чтобы ещё раз напомнить о правдивости
Аристотеля, сказавшего: «Поэты много врут, потому что не знают Истины».
В данном случае — не знают Бога, а если и знают, то по принципу шапочного
знакомства.

Назову и еще один серьёзный недочёт опуса. Геворк слабовато чувствует
красоту русского языка, допуская в высоком штиле гимна неблагозвучие:
«я на них, КАК КАмертон, настроен». Прочитайте медленно и плавно, и ваш
слух резанёт пошлая шутка сатаны — «кака» (как ка...)

К великому горю для нашего современного стихосложения, глухота к таким
неэтичным звучаниям — явление привычное и закономерное. Массовая
«культура» в нецензурных словах ничего плохого не видит. А зачем же
видеть, когда и добро и зло толерантностью, нынешним идолом светского
бытия, допускаются на равных. Мат теперь можно встретить не только на
улицах, но и с экранов, в книгах, в прозе и поэзии.

С горечью я написал тогда мини-рецензию на творение Геворга:

Как же можно язык не любить, чтоб его изуродовать так!
Но, Великий, он может и мстить – он и друг наш, но он же и враг.

2 декабря 2013 года

Непризнание красоты и гармонии Господней с сатанинской настырностью
и дерзостью толкают обитателей так называемых литературных сайтов
к поиску каких-то своих открытый и начинаний в нынешнем светском потоке
словотворчества. И на что здесь только ни идут зависимые от общей моды
авторы!

Впервые прочитав стихи Виты Савицкой, я был крепко удивлён, что
вполне самобытная поэтесса по своей собственной воле так обезобразила
своих духовных детей. Зачем ей-то это понадобилось? Неужели и Вите,
на зависть многим неучам чувствующей слово, думается и верится, что его можно
улучшить ухудшением, нарушением русского языка, который от Бога
«великий, могучий, правдивый и свободный» и по праву «дан великому
народу»? Неужели не хватило автору авторитета Тургенева, блистательного
знатока и мастера отечественной словесности? Неужели и она осмелилась
выбросить с корабля современности Пушкина, Тургенева и прочих «стариков»?

Но подивитесь и вы со мной, читатель (если вы не из той же армии нынешних
нигилистов):

Вита Савицкая

Знаешь... как трудно

Знаешь,как трудно...быть хрупкой и маленькой...
Строгой ,красивой...у всех на виду...
Жить между ,сказкой ,надеждой и паникой...
И называть ерундой ерунду...

Знаешь,как трудно...страницами чистыми...
Дни начинать без чужих параной...
И рассыпаться отважными искрами...
В ливень холодный...почти ледяной...

Знаешь ,как трудно...мечты пересаживать...
Чтобы мороз не сумел их убить...
И разбираться с запутанной пряжею...
Чтоб отыскать путеводную нить...

Знаешь,как трудно...молчаньем ,не одами...
Боль усмирять и тушить миражи...
Знаешь,как трудно...быть нежной и подлинной...
В мире ,лежащем по горло...во лжи...

Я ни одного знака препинания не исправил, ни одного
многоточия не добавил. В таком виде автор выставил
уже и не стихотворение, а не знаю что. Эти бесконечные
разрывы мысли тремя точками, нехватки или излишества
пробелов — разве это свидетельство любви к языку, на
котором говоришь и пишешь?

Еще хуже небрежность к законам стилистики, а точнее — их
незнание, свойственное всей рати нынешних сочинителей.
Более менее, беда эта минула Михаила Анищенко, но у него
было другое несчастье — необъяснимая ненависть к Богу,
по сути, и его и нашего Создателя.

На этом сегодняшние записи оборву. И попрошу прощения у
читателя за растянувшийся разговор о «поэзии» в интернете.
Но не моя в том вина, если столько несуразного и далёкого от
совершенства в кружевах паутины накопилось...

(Продолжение следует)





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 39
© 09.01.2018 Борис Ефремов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2162952

Рубрика произведения: Поэзия -> Прозаические миниатюры












1