Эрлов. Выбор. Ч. 2. Куда уходят медведи. Преследование /продолжение/.


Эрлов. Выбор. Ч. 2. Куда уходят медведи. Преследование /продолжение/.
Преследование.

Спокойный шаг лося - это не то же, что шаг бегущего человека, он больше!

Бывшую делянку густо покрыли многолетние растения, она выглядела как давно нестриженая голова, к волосам которой, бесконтрольно росшим во всех направлениях, неведомо когда в последний раз прикасались ножницы.

Не обладающие способностью к передвижению организмы неуёмно и с жадностью завоёвывали площади для собственного развития. Конкурируя друг с другом, молодые деревья и кустарники захватывали своими корнями, стволами и кронами вырубленное пространство, кто сколько мог, а после, каждое и каждый заявляли своими глубиной, размахом и высотой, что это только его территория, на которой нет места для других ему подобных! Вот такой закон природы! Пройдёт время, выживут самые сильные, и на месте вырубленного леса вновь появятся и тридцати, и сорокаметровые деревья и в два, и более обхвата толщиной.

Георгий услышал звуки потрескивания, указывающие на то, что в зарослях происходило передвижение зверей. Шум приближался к охотнику с левой стороны. Мужчина приготовился и, сделав быстрое движение, вышел из-за дерева. Он никого не увидел. Через мгновение до него снова донёсся шум. Георгий обернулся, но опять никого не увидел. Звери немного не дошли до него. Они были недалеко, но частокол из заснеженных сосен, елей, берёз, осин и кустов ивы укрывал животных от взоров ловцов.

Судя по спокойному уходу лосей, они не учуяли людей. Можно было попытаться ещё раз проявить себя и настичь зверей, но настрой Георгия уже не имел той решимости, с которой он до последнего момента преследовал цель.

Георгий шёл по центру вогнутой к земле растительной чаши, направляясь к её краю, когда не доходя до него пятидесяти метров, он сначала услышал треск в левом, нижнем углу бывшей вырубки, а затем увидел следы крупного лося. Сердце добытчика по-настоящему ёкнуло! Несколько часов они с Иваном надеялись найти одиночку, и вот, наконец, удача!

Георгий остановился и прислушался к тому, что происходило в лесу. Было тихо. Внезапно возникший энтузиазм начал снова угасать. Мужчина подумал, что спугнул сохатого. Часть личности Георгия, отвечающая за рассудительность, вызвала вздох облегчения: "Пора возвращаться! Я честно сегодня охотился, но мне просто-навсего ужасно не везло!" - подвела она черту под логичным выводом ожившего разума.

Как добросовестный охотник Георгий не мог не преодолеть последние несколько десятков шагов, отделявших его от таёжного массива, чтобы не увидеть доказательства собственной оплошности. Метрах в тридцати от края леса начинался склон глубокого оврага, по его дну протекал ручей, вдоль него, шла ровная цепь вытянутых промятостей в снегу.

Сердце Георгия вновь ёкнуло на этот раз не коротко, а тягуче, так по-настоящему, доходчиво, что он тут же всё понял, от этого в нём возникло возбуждение, оно было особенным, не таким, как до этого! Как бы там ни было, разум был готов и к такому повороту событий и не хотел сдавать своих позиций, он только что восстановил власть над внутренним состоянием человека и очистил сознание от адреналина, принятие решений теперь определялось знаниями и логикой, которая строго-престрого говорила Георгию: "Даже не думай! Не смей спускаться к ручью! Тебе это не надо! Нужно возвращаться к машине!"

Выслушав доводы здравого смысла, Георгий не стал вступать с ним в полемику, он лишь только спустился в низину и подошёл к свежему проходу крупного зверя, там органы чувств человека подали ему сигнал: "Настигни его! Ты способен на это!" Мужчина оглянулся. Ивана не было видно. "Ничего, догонит!" - сказал сам себе Георгий и побежал по следу лося.

* * *

Ещё стоя наверху оврага, охотник догадался, что зверь не учуял его, ему об этом рассказали характерные дыры на поверхности снежного покрова, они располагались друг от друга на небольшом равном расстоянии, следы указывали на спокойный, размеренный ход животного. Как такового решения по вопросу преследовать или нет лося Георгий не принимал, всё получилось само собой, у него неожиданно появился план добычи трофея, тот показался ему легковыполнимым и предельно ясным, вот после этого-то, он и отмахнулся от назойливых внутренних советчиков: "А, да отстаньте вы! Сам знаю, что делаю!" - и напружинив своё тело, понёсся вдогонку за лосем.

За деревьями, росшими с левой стороны ручья виднелись просветы, что указывало на то, что там находилось открытое пространство. Лось сначала шёл вдоль правой стороны ручья, затем перескочил на левую, какое-то время после этого он двигался вдоль его берега, а потом начал подниматься вверх. Георгий с разбегу перепрыгнул через журчащий незамерзающий водный поток, через несколько секунд перед ним открылась большая лесная поляна: "Скорее всего в этом месте когда-то находилась деревня", - мимоходом подумал Георгий и продолжил своё спонтанное преследование зверя.

Выйдя на чистую равнину, сохатый углубляться в неё не стал, своё движение он продолжил вдоль опушки леса, Георгий же, оказавшись там, сбавил темп бега, а затем и вовсе остановился и осмотрел поляну, волнистая линия лосиных следов на её белой поверхности, вела к перелеску, за которым находилось ещё одно открытое пространство. Охотник вновь побежал, но на этот раз ещё быстрее, понимая, что другого способа догнать сохатого не существует: спокойный шаг лося - это не то же самое что шаг бегущего человека, он больше!

Следующая лесная поляна была такой же большой, как и первая, следы лося на ней вели к её центру. Сначала Георгий хотел пойти по ним, но потом передумал и пошёл вдоль кромки поля, опасаясь, что лось может стоять на краю леса и заметит его раньше чем он того. Действия охотника оказались правильными. Сохатый, дойдя до центра чистого пространства, резко повернул вправо и спустился к лесу. Георгий вскоре снова оказался на, заманивающих его всё дальше и дальше в тайгу следах надежды на успех в созданном его воображением замысле.

При входе в лесную чащу, сохатый немного постоял, на что указывало его топтание на одном месте, а потом продолжил движение, но как! Вглубь наполненного многолетними растениями пространства тот проник несколькими огромными скачками! Манипуляции животного, привели Георгия в полное отчаяние: "Всё зря! Ну почему я не слушаю голос разума?" - мужчина побежал, делая большие прыжки, как будто и сам был зверем, не желавшим упускать добычу, увиденное расстроило его, оно указывало на то, что сохатый чем-то встревожен.

Через несколько десятков метров семисоткилограммовый самец, однако, снова пошёл спокойным шагом. Увидев это, охотник не только не изменил темп своего бега, но наоборот увеличил его. Георгий решил догнать сохатого как можно скорее. Он почувствовал, что вступил в последнюю фазу охоты. Для мужчины стало ясно, что происходило. Вожак уводил его от основной группы лосей, давая им возможность уйти от преследования.

Бег постепенно приобрел монотонность, Георгию казалось, что это нормально, и ему просто необходимо бежать, что бег по звериным следам является частью его жизни, как нечто обыденное и необходимое для его существования. Георгий предался созерцательности. Настроение его сделалось комфортным, что отразилось на движениях тела, они приобрели плавность и размеренность, имевшийся в них смысл, вёл к намеченной цели.

Несмотря на то, что лось является большим и сильным животным, у него имеется предел физических возможностей, Георгий знал это и поэтому рассуждал так: "Рано или поздно усталость придёт к нему, он начнёт снижать скорость передвижения, и я смогу нагнать его!" - при этом мужчина совершенно не думал о том, каков его предел физических возможностей, он считал, что у него имелось преимущество перед лесным зверем. Качество, которым обладал Георгий могло быть только у человека - это стремление победить, быть первым, быть лучшим не ради награды, а ради самоутверждения, ради самой победы! Он знал, что нагонит лося! Георгий должен был доказать зверю, что человек сильнее его и потому бежал и бежал не останавливаясь.

* * *

Мужчина услышал позади себя шум, это Иван догнал его. Георгий обернулся и показал знаками, что продолжит преследование сохатого пока не настигнет его. Егерь кивнул головой и так же знаками показал, что будет находиться позади Георгия и держать дистанцию между ними, чтобы не мешать охоте.

Впереди бегущих промысловиков раздался треск. Лось был недалеко. Движения Георгия стали ещё быстрее, впереди него вновь раздался шум, охотнику показалось, что он шёл из разных мест. Осознание того, что в действительности происходило вокруг Георгия отставало от восприятия действительности органами чувств человека, чей взгляд в тот момент был устремлён на многочисленные цепочки следов, которые сходились с разных сторон в одно место и образовывали там из себя огромный клубок всевозможных переплетений, и снова расходились оттуда по сторонам.

Глядя на снежный покров, исхоженный лосями, Георгий не на шутку перепугался того, что у него начались галлюцинации из-за сильного переутомления, он тут же замедлил свой бег, задумавшись о том, что осталась ли хоть в нём жизнь, или им движут только физические процессы, направленные на им ведомую цель.

"Если я умер, то какая разница в том, что я вижу, и что я слышу, но если я жив, то всему должно быть объяснение, поэтому я должен остановиться и разобраться, что происходит!" - думая так, охотник остановился и осмотрел следы. Их было много, все они были свежими, это были следы разных лосей: двое телят, одна взрослая корова, один молодой самец и молодая корова. Следы то сходились, то расходились. Георгий прошёл немного вперёд и увидел лёжки, возле них проходил след крупного самца. Он поднял стадо и повёл его за собой. "Он обманул меня, или я его?" - задал сам себе вопрос Георгий, оценив увиденное.

* * *

Унизительная слабость поражения разлилась по телу. Надежды на успех рухнули, Георгию захотелось упасть на снег и забыться. Голос Ивана вывел его из оцепенения и привёл в чувство.

- Георгий, ещё не всё! Они пройдут не больше километра и снова лягут, если не услышат, что их преследуют, - сказал Иван уверенным голосом.

Слабость мгновенно покинула тело, дыхание обрело силу, глубину и равномерность.

- Нужно немного подождать, приотпустить их, а потом медленным, спокойным шагом подойти к ним. Мы зверей нашли! Это главное. Идти им тут некуда, поблизости нет ни вырубок, ни болот. Мы в чаще леса. Они лягут на ближайшей, подходящей для них полянке, - продолжал говорить Иван спокойным тоном.

Георгий почувствовал, что он сильно голоден. Товарищи присели под соснами, рядом с ещё теплыми лёжками зверей. От них вверх поднимался белый пар. Мужчины достали термоса и еду. Её было немного. У Георгия были конфеты и печенье, у Ивана - хлеб, сало, колбаса и банка килек в томатном соусе. Консервы открывать не стали, положили обратно в рюкзак. Начали есть. Потребность в пище была настолько сильной, что охотники не заметили, как съели почти всю еду и выпили почти все запасы чая в термосах.

- Ничего! Скоро печень пожарим! Поедим до отвала! - произнёс Иван, видя, что у его компаньона в глазах ещё остался голодный блеск.

От съеденного Георгия потянуло в сон, по его телу разлилась приятная истома, возникшая вдруг из ниоткуда белая пелена начала туманить взор, в ушах возник непрекращающийся усыпляющий звенящий шум, веки приопустились: сквозь пространство между ними глаза мужчины стали сами собой смотреть на места, где недавно лежали лоси, они увидели, что пар, который до этого поднимался над ними, исчез, а тёмные пятна на снегу, там, где он растаял от соприкосновения с теплыми телами животных, покрылись белой корочкой льда. "Как быстро замёрз растаявший снег", - отметило угасающее сознание засыпающего человека то, как физический процесс за короткое время превратил воду в лёд.

- Надо бы идти, Андреич! - донёсся как будто из далека голос Ивана.
- Сил нет, - сказал Георгий, потом добавил: - Морозно! Сильнее стал мороз, - и передёрнул плечами, как бы прогоняя по телу застоявшуюся кровь.
- Да, что-то быстро похолодало! - задумчиво сказал Иван и огляделся по сторонам.

* * *

Охотники двинулись по следам ушедших лосей. Звери шли цепочкой. На покрывавшем землю снеге после них осталась тропинка, по которой было удобно передвигаться. При соприкосновении с обувью охотников снег скрипел. Иван шёл позади Георгия, соблюдая оговорённую с ним дистанцию. Сближение с сохатыми происходило в спокойном ритме размеренного шага. По расчётам промысловиков, животные должны были лежать.

Сложность при подходе к группе лосей на отдыхе заключалась в том, что они во время него бывает располагаются друг от друга на значительных расстояниях, это означает, что, если охотник, к примеру, заметит какого-то одного из них, то другой, которого он не заметил, может увидеть его и встревожить всё стадо, в таком случае имеется совсем немного времени, чтобы исправить, допущенную оплошность, и произведя точный выстрел добыть трофей - это несколько секунд, в продолжении которых лоси после того, как поднимутся с лёжек, стоят неподвижно на месте перед тем, как стремительно исчезнуть в чаще леса.

Когда Георгий увидел между стволами сосен фигуры животных, те уже поднялись со своих лёжек. Двое телят и лосиха стояли к нему задом. В нескольких метрах с левой стороны от них находился молодой лось. Он стоял наискось по отношению к группе из трёх зверей, головой в их сторону, его корпус был достаточно хорошо виден. Чуть дальше его, также наискось только с поворотом головы в другую сторону, стоял ещё один молодой лось, его корпус был также хорошо виден. Поодаль от основного скопления животных находился крупный самец. Он смотрел Георгию прямо в глаза. Расстояние до места стоянки зверей было не более восьмидесяти метров. Закончилась утомительная гонка, охотнику была предоставлена возможность добыть трофей!

Георгий снял с плеча охотничью винтовку и присел рядом с двумя соснами - их стволы были хорошим укрытием от взглядов лосей, и тут ни с того ни с сего в его органах чувств возникли переживания запаха свеже-пожареной лосиной печени, более того, у него началось слюноотделение: "Как это всё странно!" - подумал мужчина и приложил приклад винтовки к правому плечу, снял её с предохранителя, положил указательный палец на курок, приподнял оружие на уровень правого глаза так, чтобы увидеть через прицел то, ради чего были прожиты несколько последних часов.

Наконец, охотник посмотрел в окуляр оптического прибора, но за ним он не увидел ничего кроме чёрного пятна! Георгий всё быстро понял и судорожными движениями подтянул винтовку к себе, ухватился за прицел и принялся лихорадочно водить подушечками указательного и среднего пальцев правой руки по его объективу, слюноотделение в его организме прекратилось.

Случилось самое неприятное, что тогда для Георгия могло случиться - его оружие утратило свою пригодность для точного выстрела! Во время преследования, защищающий прицел чехол, видимо зацепившись за какую-то ветку дерева или куста, слетел с него, и в пространство между объективом и ободком трубки прицела стал попадать снег. Отчистить от него стекло объектива, как оказалось было не просто непросто, а было невозможно из-за того, что тот превратился в лёд, который буквально прирос к металлической и стеклянной частям прицела, причиной тому было то, что всё время прижатый к спине бегущего охотника карабин нагревался теплом его тела, в результате чего на оптическом приборе сначала образовалась влага, а потом, во время остановок охотника, тогда, когда винтовка остывала, образовывался лёд, и так многократно, пока не получилось то, что получилось, а именно: вросшая в прицел ледышка.

При сложившихся обстоятельствах оставалось только одно - как можно быстрее избавиться от ставшего бесполезным прицела, Георгий нажал на рычаг его крепления, но тот не повернулся! Устройство не размыкалось! Причиной этому была всё та же замёрзшая вода, скрепившая детали крепёжной конструкции настолько, что мускульной силы человека не хватало, чтобы их разъединить.

В груди Георгия, что-то оборвалось: " Фатум! Почему, почему я не могу воспользоваться тем, что предоставляет мне случай?"

* * *

Среди деревьев возникло мелькание. Самец повёл свою семью вглубь тайги. Вскоре исчезли все признаки, указывающие на присутствие лесных исполинов. Неслышно подполз Иван. Он высек огонь из зажигалки и поднёс её к фиксатору прицела, уже через несколько секунд механизм открылся. Товарищи ещё какое-то время лежали рядом с соснами, потом встали, осознав, что прятаться больше не от кого.

Сказать, что в тот момент Георгий испытывал неприятные переживания, это всё равно, что ничего не сказать, последствием его понимания того, что ничего изменить было уже нельзя, явился внутренний, невидимый взрыв, после которого в нём появился ослепительно белый шар с длинными шипами, шедшими во все стороны, он медленно увеличивался в размерах, его иглы впивались в имевшиеся в Георгии чувства и причиняли ему страдания, человеку в тот момент хотелось только одного: "Скорей бы лопнула насмехавшаяся над ним колючая сфера!" - но он был честен с собой и не стал надеяться на это, зная, что произойдёт это не скоро.

Георгий снял рюкзак, положил туда прицел, посмотрел на Ивана:

- Они влево пошли, - сказал егерь.
- Понятно, - кивнул головой Георгий.

Охотники медленно двинулись в сторону ухода лосей. Через сто метров от места, где была их последняя стоянка, звери резко повернули влево и спустились в глубокий овраг, там они повернули снова налево и прошли по его дну около двухсот метров, затем животные повернули направо и цепочкой поднялись на противоположную сторону длинной впадины и скрылись в росшем на склоне ельнике. Увидев это, охотники переглянулись:

- Что сделаешь! - рассудительно и негромко выразил своё отношение к случившемуся Иван, одновременно всплеснув руками, более никаких эмоций ни его тело, ни его голос не выказали.
- Да! Что-то со мной не так, - сказал дрожащим голосом Георгий.
- Не расстраивайся! Всё пройдёт! Удача вернётся, - подбодрил Иван товарища в несчастливые в жизни того минуты.

Георгий в тот момент смотрел на две сосны, за которыми он совсем недавно лежал, надеясь добыть желанный трофей. Расстояние до деревьев от того места, где стояли охотники составляло не более пятидесяти метров. Идя по следам ушедших зверей люди сделали крюк. Если бы охотники ещё хоть немного подождали около тех двух сосен прежде чем уйти оттуда, то они увидели бы как вереница лосей неспешно прошествовала мимо них по склону оврага.

"Не зря говорят, что счастье ходит кругами, нужно только его дождаться!" - подумал тогда Георгий.

* * *

Мужчины ещё какое-то время в нерешительности топтались на месте, думая предпринимать им или нет какие-либо действия, связанные с преследованием лесных животных. На этот раз разум пришёл на помощь, проанализировав ситуацию он выдал решение: "Лоси шли медленно, они не напуганы, возможно уход с последней стоянки не связан с появлением вблизи них людей, а является всего лишь совпадением. Поэтому нужно исследовать вершину оврага, возможно звери находятся там".

Противоположный склон оврага был крутым, он привёл людей к небольшой площадке, за которой начиналась возвышенность, заросшая молодым ельником, следы уходили именно туда. "Прекрасное место для отдыха", - высказал вслух мысль Георгий.

- Тс-с-с, здесь могут быть! - выразительно подтвердил догадки товарища егерь, приложив палец ко рту, чтобы его друг вёл себя тихо.

Неутомимые промысловики, начали продвижение по пространству, заполненному невысокими хвойными деревьями: "Смотри, снова расходятся", - указал Иван на очевидное, Георгий ничего не сказал в ответ, ему нечего было сказать - он видел то же, что видел его друг и понимал то же самое, что понимал тот.

Снежная поверхность, исчерченная звериными проходами, напоминала паутину, она, как и полагается такому произведению, запутала охотников, те не знали по какой из её ниточек следует идти.

Неожиданно раздался шум. Люди мгновенно притихли, подождав несколько минут, они осторожно двинулись в ту сторону, откуда недавно доносились непонятные звуки, но опять ничего кроме многочисленных лосиных следов там не обнаружили.

Когда два азартных следопыта достигли вершины холма, то обнаружили, что его противоположный склон был крутым, почти что отвесным. На краю обрыва стояло несколько высоких сосен, там люди остановились, перед ними открылся живописный пейзаж: внизу, метрах в трехстах от них протекала быстрая речка с извилистым руслом, мороз не смог сковать льдом её стремительные воды, переливчатое, звонкое журчание прозрачного потока волновало пространство красотой своей мелодии. Уставшие охотники сняли с себя рюкзаки, повесили оружие на торчащие из стволов деревьев сучья и предались созерцанию великолепной картины: по берегу речки медленно, друг за другом шли шесть лосей. Вдоль горизонта тянулась красно-жёлтая полоса, её багрово-песочный цвет постепенно растворялся в бледно-голубом бездонном пространстве. Казалось, что небо исчезло:

- Где солнце? - испугался Георгий.
- Скоро вечер. Пора возвращаться, - прозвучал голос Ивана.

Лоси один за другим исчезли в лесной чаще. Журчание воды стало ещё более слышимым. То здесь, то там раздавался треск разрываемых морозом деревьев. Больше ничто не нарушало, установившуюся кругом Георгия и Ивана тишину.

Продолжение следует...






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 51
© 09.01.2018 Анатолий Томин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2162838

Рубрика произведения: Проза -> Приключения












1