ХОККУ 4


***

Как в горячую ванну,
безвольно нырнул
под одеяло.








***

- «Коля, спой про
грозные оскалы».
- «О скалы грозные…».








***

Поминальный обед.
Падает рюмка, среди зимы
взвивается шмель…








***

Вовек не забуду!
Пенсионерка с квитанцией,
как с похоронкой…








***

Сколько сгорело их
в пламени фонаря –
нудных, недужных…








***

Раньше литературу
короновали… Нынче
платят ей за услуги.








***

Как мультяшный герой,
состою ежедневно
из повторных фаз.








***

Не пожелал Ты
видеть меня интеллектуалом:
духовным бомжом…









***

Две амебы
в одной пробирке не лучше
пары медведей.









***
Брюс Уиллис, Уилл Смит,
Чип & Дейл, все спасатели –
как же так?!










***

Расколол скорлупу
и выбрался на свет…
Спасибо той BMW!








***

Если Царство Небесное
внутри меня – я найду его
и останусь там.








***

Князь мира сего
вовсе не Джек-Потрошитель;
просто таксидермист.








***

На небе закатном
розовый крокодил залег.
Добрый, грустный…








***

Занесите меня
в Красную книгу,
прежде чем истребить.








***

To be or not to be?
Смешной и праздный спор
с бессмертным духом.









***

Публика влезла
в него, как в перчатку,
и погрузила в








***

Ура, стряслась полит.
коалиция! То есть
грязный инцест…








***

Алчные гаджеты
пересохшими хоботками
в розетки впились.








***

Нож гильотины
четко различает,
с толпой ты или с Богом.








***

Кактуса фаллос
напружился из горшка,
словно там прах Казановы.








***

Кто прав из двух святых
по разные стороны
баррикады?








***

На плешивом пне
огоньком зажигалки
явилась белка.








***

Ах, что за щеки
у этого малыша!
Сплошное 3D.








***

Поминовение усопших –
повиновение усопших.
Безбрежное повиновение.








***

Ладони в пещере.
Как будто к стеклу времен
приникли люди мезолита.








***

Нет личности «Народ».
И на Страшном Суде
также не будет.









***

«Вот, завершу это»,
«Доведу до ума сборник»…
Так и мотаешь срок.









***

- Чего слушаем?
- Паганини, Live in Kiev.
- Все гастролирует…








***

Сопротивляйся
лоботомии, дружище.
Верти головой, кусайся!








***

…Когда-то была весна!
Солнце, дурашливое,
как пудель…








***

Ангел бумажный
на нитяной оси.
То в тень, то в свет…








***

Отдал в жертву Сына,
природу, животных…
Не впечатляет.









***

Делю дни на сено,
килограммы на овец.
Школа и здравый смысл…








***

Впихивают ее
блевотными ложками:
живи! живи! живи!..








***

Лестницей Иакова
катится что-то вниз.
Неужто коляска?!








***

Лучше уж Бога хулить,
чем быть современным:
стерильным кретином.








***

Чем воздух пропитан?
Предсмертными корчами
без надежды на смерть.








***

Колени обхватив,
на цементном полу,
лицом к свобо…








***

Делайте выбор
между Харибдой и Сциллой,
делайте ставки, господа!








***

Словно вопрошает
о содержании черноты
дитяв том окне…








***

Лелея в себе
невиданные планеты,
маюсь на этой!








***

Все же святое
всегда остается святым,
чистое – чистым.








***

Зажигаю спичку
в темном сарае.
Вот так и хокку…









***

Объявление на столбе –
нежное, древнерусское: «Лю… биль».
Заклеенное «Куплю автомобиль».









***

Отыскал на чердаке письма друга.
Произнес заговор.
Сидим вдвоем за столом, выпиваем.









***

«Дуракам ничем не поможешь» –
повторяю, как мантру.
Иногда становится легче.









***

В киевском переходе,
словно в провалах Гадеса,
разливается саксофонное соло.










***

Ликует тучная женщина –
втиснулась в набитый автобус!
В больницу спешит. К умирающему супругу.









***

Не дай Бог поймают, свяжут,
поставят концерт знаменитости этой!
Сдохну от асфиксии.









***

Добывает где только можно на операцию дочке.
И чует ведь, что бесполезно,
что у кого-то раньше появится дачка.









***

Не устает жонглировать
тень от фонтана
серыми мячиками на плитах.








***

Подарил яблоко пенсионерке,
засмотревшейся на кулек.
Я так и сделал? Нет, лишь представил.









***

Рыжий соседский кот
не уступает, наглец, дорогу!..
Тьфу, кусок ракушняка в потемках.









***

Все упражнения на турнике
делал когда-то на зависть гимнастам дворовым
этот вот, желтый, небритый, запухший.








***

Захватанная, помятая,
истасканная сучища,
лезь, лезь поскорей в карман!









***

На крылечке собственного дома
не лежал еще я никогда.
Экая сегодня… турбулентность.









***

Завсегдатая этих деревьев,
дятла, что-то давно не слыхать.
Третий год пулеметно шарахают по обрешеткам.









***

В Антарктиде цунами,
в Арктике землетрясение –
теща ругается по телефону!









***

Не приготовь ненароком «змеиные груши»:
не доваренные как надо.
Закатаешь по банкам – и зашипят!









***

Фонарь – динозавр,
а в тучах – его зрачок.
Любуюсь луной в компании древних поэтов.









***

В парусиновой застегнутой хламиде
медитирует торговый павильон.
Через пару часов – суета сует.









***

Не общаются с самой среды!
Чета стариков ковыляет,
сердито приникнув друг к другу.









***

Девушка с бейджиком
и с потресканными губами
консультирует, консультирует в банке…








***

Пункт приема бутылок.
Пять минут наблюдений –
и все понятно с будущим «процветаньем».









***

Зудит и ноет комар,
как давний любовный грех,
сним связанная вина…









***

Молодой папаша, как цапля,
ковыляет за своими двумя,
уткнувшись клювом в планшет.









***

Трехлетняя девочка
спустила трусики под каштаном
и наблюдает, что с ней происходит.









***

В модной футболке с Франциском Ассизским
вожу за ручку полуслепого отца.
Дикое раздражение…









***

Две бабки на лавке
сложили на палках синхронно запястья.
Схожие, как у подъезда два мраморных льва.









***

Десять тысяч шагов
ночью по комнате
во время болезни.










***

На День города –
непременно ярмарка.
Ритуальный обмен товарами и деньгами.









***

Закрываю глаза, вдыхаю под шорох деревьев…
Где я сейчас был?!
Там, где меня нет.









***

Как будто бы перед тобой на стол
я из шкатулки рассыпал нэцкэ.
Займись-ка делом теперь, давай…








***

Как они мучат
друг друга, пара влюбленных,
душа и тело…








***

Дорогой братец Лис,
запули мною в куст
пламенеющей купины!








***

Живая игрушка,
табуретка в плюше,
храпит, задрав лапу.








***

Буденовка, пенсне –
принес гвоздики Сталину
тоскующий статист…








***

Оскаленный
радиатор «Форда» в снегу,
как в пене бешенства…








***

Стряхиваю крошки –
воробьихи, с Восьмым марта! –
щеткою с совка.








***

Напяливши очки,
смакуют Гэ в трехмерном
варианте…








***

Долго тянется ночь…
Кто даст силы цветам,
чтоб разжаться?







***

Истерика, и
сознанье прячется в смерть,
спутав ее с юбкой.








***

Сигает через
соседский забор душа пса,
сбитого месяц назад.








***

Храброго господина
останавливает ТВ.
Ух, прет лояльность…








***

Через старый двор –
сквозь материнское лоно –
бреду обратно…








***

В этой дворняжке
больше добра и света,
чем в моих земляках.








***

Помолодевший,
с перекованным язычком,
являюсь в кошмарах…








***

Попал под скейт!
Не чаял так нелепо сгинуть
домосед таракан.







Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 22
© 09.01.2018 валерий коростов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2162834

Рубрика произведения: Поэзия -> Твердые формы












1