Смешная Энди


Над Энди всегда смеялись. Кто с презирающей гордостью, детской и озлобленной; кто с неврическими ужимками, богобоязненно и стыдливо, пытаясь скрыть свой грех издевательства от Творца; кто со звонкой тупостью, вопящей в блеклых деревянных глазах. Над Энди смеялись все: мужчины и женщины, дети и взрослые, грязнорабочие и дипломированные специалисты. Кто из нас не потешался над Энди?
Положение ищущего себя молодого художника в глазах обывательской толпы действительно предстает чудным и ироничным. Об этом писали все гении, любимцы нынешнего среднего класса, будь то Пушкин или Гофман. Ба! Читатель, мой Друг, Ты и сам знаешь чертову дюжину примеров, навязших в зубах, приклеившихся к деснам. Ныне положение малютки-артиста донельзя пошло, не только уж смешно. Улыбается над ним публика, как заводится от каждого упоминания светлой юности, порочной и плодоносящей, искрящейся и кровоточащей. Хихиканье над помыслами устремленных в туманну даль, над выдержками из сочинений, явно школьных, выпрыгивающих из-под зеленого пера, над неотесанным и неприличным видом, то ли гомосексуальным, то ли мертвецким. 
Над Энди смеялись все! Да и мы с Тобой посмеемся, Читатель. Высвобождая взаимное озорство, я попрошу Тебя остаться со мной до конца ухмылок над Энди: хочу я узнать ответы на вопросы, на которые в силах ответить только Ты. Я, как и всякий рассудительный и опытный человек, полагаюсь на мнения авторитетов, немыслимых без образцовой учености и нежного склада ума. 
"Так что там с Энди?" - сердито спросишь Ты, не давая усыпить твою бдительность. Ты злой, о, Читатель! Вижу я, что ни секунды письма моего Ты не смеялся! А Энди тем временем страдала от несправедливости: сегодняшнего дня один молодой человек, предлагавший Прекрасной Даме близкое сердечное знакомство, был ею отвергнут, а следовательно и сокрушительно разгневан. В связи с этим обстоятельством рыцарь отозвался об Энди как о куртизанке. И после этого же несчастного случая другой, не менее чувствительный нарцисс, признался Энди, что она абсолютно лишена женственности, а творческие поиски мешают ей познать настоящее женское счастье, заключающееся, видимо, в прислуживании и коленопреклонении. 
Видишь, Друг мой, вдвойне на тебя источают брезгливость, изрыгают проклятия, лепечут шизофренические аксиомы, если ты женщина, вздумавшая самоотреченно искать, творить и находить. О, век толерантности и равноправия, гори ты в Аду, бесполезный!
Жаль ли Тебе Энди? Я нахожу ноты печали во взгляде твоем, но они скупы и безразличны. Постой же, нам осталось немного. Мне известно средство, способное взбудоражить Тебя. 
Знал ли Ты Энди? Боюсь, от частых встреч с ней у тебя разрывались голова от боли и живот от спазмов. И до письма моего смеялся Ты над ребяческой игривостью слов, над разноляпистостью одежд и противоречивостью взглядов. Смотри, как проницателен Ты, как щедро наделен умом, способным судить и Энди, и самого меня. Я уважаю сообразительность чуть больше, чем над смехаюсь над ней (ибо всякая сообразительность равно узколобие). Я исповедую скептицизм чуть больше, чем распинаю его (ибо всякий скептицизм равно невежество). 
Смотри, как жалок я! Как жалок и смешон. А впрочем твой вердикт зрел с первого абзаца. Дай же теперь ему волю, ведь сейчас он оправдан.
Задам, наконец, я Тебе свои вопросы, хотя и знаю ответы на них. Но чувство любезности и уважения не покинуло меня, как и любого адекватного человека, изредка не гнушающегося и посмеяться, впрочем, и над Энди. 
Почему столь смешон человек? Потому ли что он так уродлив?
Почему столь художник смешон? Потому ль что вскрывает гнойник? 





Рейтинг работы: 2
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 23
© 08.01.2018 Алина Свидригайлова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2162324

Рубрика произведения: Проза -> Сатира
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1