НЛО


НЛО
   В окрестностях Норильска много живописных озер: Мелкое, Глубокое, Лама, Собачье. Склоны гор, обступающие озера, покрыты зелеными массивами ели, лиственницы, березы. По берегам раскинуты яркие заросли ягодных кустарников. Многочисленные террасы, как ступеньки, ведущие к вершинам, покрыты багульником, ковром травы и разноцветного ягеля. Из горных расщелин в озеро ниспадает множество рек, образуя водопады. Высота некоторых более пятидесяти метров. После выпадения обильных осадков, склоны покрываются сотнями речушек, устремляющихся вниз, и тогда кажется, что горы плачут, поэтому их часто так и называют - Плачущие горы.

До этой красоты еще не добрался диоксид серы, выбрасываемый из труб трех металлургических гигантов Комбината. Этот ядовитый газ погубил растительность в окрестностях Оганера, Васильевских озер, где на десятки километров мертвые, отравленные деревья стоят, чернея голыми стволами, словно после пожара.

До озера Лама можно добраться водным путем по реке Норильская, затем по бурной, стремительной реке Талая с тремя коварными и мощными перекатами и далее до озера Мелкое.

Здесь открывается красивая панорама Таймыра. Куда ни кинь взор, где-то там, далеко-далеко видны старые горы.

Озеро Мелкое - водный перекресток. С него, двигаясь на восток, попадаешь в озеро Лама, либо повернув на юг - к озерам Глубокое и Собачье.
Сотни жителей Норильска стремились попасть именно на озеро Лама. Этот живописный уголок природы оставлял неизгладимое впечатление у каждого, кто хоть раз побывал здесь. Норильчане с уважением и гордостью называют его арктической Швейцарией, таймырским Байкалом, полярной Рицей.

Протяженность озера около восьмидесяти километров. Здесь всегда можно отлично отдохнуть: побросать спиннинг, на блесну вылавливая гольца, кумжу, в устьях горных речушек на удочку подергать хариуса, полюбоваться водопадами, где огромные массы воды, срываясь вниз, развешивая радугу, разбиваются о каменные валуны.

В осенний сезон вдоль горных речушек всегда можно пособирать красную смородину, на склонах гор и по берегам озера - голубику, чернику, морошку, бруснику.
А сколько здесь бывает грибов! В урожайный год, когда лето бывает относительно влажным и теплым, взобравшись на плато, можно увидеть сплошной ковер подберезовиков. Такие места называют «красной поляной».

Для поездки на озеро можно было приобрести путевку на предприятии. Катерами, или, как их называют, «речными трамвайчиками», отдыхающих доставляли на местную турбазу, расположенную у подножья горы Лена. Здесь люди просто отдыхали, любовались местной красотой, дышали свежим воздухом.

В озере чистейшая вода, уникальная по вкусовым качествам. Поэтому отдыхающие заполняли ею фляжки, канистры и разную тару, чтобы увезти с собой.
До первого подземного ядерного взрыва, состоявшегося 29 сентября 1975 года, оставалось две недели.

На мысе Тонкий у подножья горы начала появляться и разрастаться плешь, обнажая мрачный каменный склон, образуя рваную рану на теле плато Путорана. Лесной склон левого берега реки Микчангда был изрубцован гусеницами вездеходов. В нескольких сотнях метров от берега на вырубленной от деревьев площадке была сооружена буровая вышка, расчищена небольшая вертолетная площадка. Вокруг разместили два сарайчика для хранения и ремонта оборудования и несколько цилиндрических вагончиков, в которых проживали буровики. Сортир находился ближе к воде. Еще один небольшой сарайчик стоял как-то скромно в сторонке. На створке ворот, сколоченных из досок, висел устрашающий знак радиоактивной опасности. Именно в нем хранился доставленный вертолетом накануне взрыва ядерный заряд.

Проплывая мимо, невозможно было не заметить эту образовавшуюся рану на склоне горы. Люди с непониманием, досадой и чувством горечи смотрели на появившуюся проплешину в ландшафте, теряясь в догадках: какой же ценностью должны обладать полезные ископаемые, которые собирались здесь найти, чтобы решиться на такой шаг - загубить нежную, хрупкую красоту. Возведённый металлический каркас буровой вышки издали напоминал памятник на заброшенной могиле.

Но полезные ископаемые искать здесь никто не собирался. Планы оказались гораздо циничнее и страшнее. На уровне Правительства СССР было решено произвести здесь подземный ядерный взрыв. И не один. Возможность развития негативного сценария после взрыва практически не рассматривалась. До урока Чернобыльской катастрофы оставалось десять лет.

Комбинату необходимы были запасы природного газа на случай мажорных обстоятельств. И вот кому-то пришла в голову техническая мысль: в районе самого красивого озера Таймыра в недрах земли сделать искусственное хранилище газа путем сейсмического сдвига пород, тем самым сэкономив на строительстве дополнительной, резервной ветки газопровода.

Вероятность выхода радиации на поверхность и заражение воды в озере, питающей весь промышленный и жилой комплекс Норильска, в случае нештатной ситуации рассматривалась как маловероятная, а может и вообще не рассматривалась.
КГБ СССР дал добро. Министерство цветной металлургии дало добро, хотя сам министр П.Ф. Ломако был не в восторге от этой затеи и категорически выступил против проведения второго взрыва. Честь ему и хвала.

Дирекция Комбината во главе с директором Б.И. Колесниковым дала добро. Торжествовали и потирали руки высокие военные чины, у которых появилась очередная возможность практического испытания страшнейшего заряда.

Преуспели в полной солидарности за проведение взрывов и норильские власти. Но все, что могло привести к техногенной катастрофе, угрозе жизни на Земле, очень волновало и тревожило кого-то из неземной цивилизации.

За две недели до взрыва в районе озера, стали появляться летающие объекты, до этого никогда и некем здесь не виданные.

12 сентября 1975 года, как всегда, в пятницу мы отправились на свое любимое место отдыха в конец озера. На шести лодках разместились более десяти человек. Погода для этого времени года стояла изумительно теплая - четырнадцать градусов. Небо было безоблачное. Светило солнце. Небольшой ветерок изредка накидывал рябь на гладь воды.

В субботу с утра всей компанией поехали собирать бруснику на склонах гор и через несколько часов вернулись с полными ведрами. Женщины хлопотали у костра, готовя обед. Накрыли стол, который изобиловал рыбными блюдами. Здесь был согудай, приготовленный из сиговых и лососевых пород, малосольный муксун, жаренный тугунок. В ведерной кастрюле с ухой аппетитно плавали большие куски сига. В середине стола в большой эмалированной чашке изумрудно переливалась красная икра. После команды «Все к столу!» расселись по периметру, подняли «бокалы» и начали трапезу. Застолье продолжалось долго. Вели разговоры, пели песни под гитару, отдыхали душой и телом, любуясь красотой природы. Через каждые четыре часа кто-то из нас уезжал на проверку сетей, которые были установлены в устье речки Бучарамы. На большой глубине шла пучеглазка, которая перед нерестом была вся с икрой. Осторожно поднимали сеть из глубины, наблюдая, как в прозрачной воде из рыбы вниз устремляются ручейки крупной, как горох, красной икры.
Готовили ее на месте традиционным способом. Промывали в воде, затем на несколько минут погружали в горячий соленый тузлук, процеживали через марлю, и икра была готова к употреблению.

Вечером решили поохотиться на зайцев, так как охотничий сезон был открыт. Всем коллективом, перебрались на лодках на противоположный берег. Прошли вглубь долины реки метров на двести. Развернулись цепью и с криками, шумом стали двигаться в обратном направлении, поднимая и вспугивая животных из ивняка и бурелома. Выгон удался, более десятка серых зайцев выскочили из кустов на песчаный берег. Непродолжительная канонада, и трофей - шесть штук.

После восторженных разговоров об удачном открытии сезона расселись по лодкам и решили покидать спиннинги, предварительно заключив пари на самый крупный выловленный экземпляр, провести своего рода соревнования. Пари заключались всегда, когда собирались большими компаниями. В них участвовали и наши женщины. До сих пор рекорд принадлежал Пете Болотному и удерживался им уже более двух лет. На озере Собачье ему посчастливилось выловить гольца весом в двенадцать килограмм.

В прозрачной воде было видно, как на каждый заброс блесны по несколько особей кумжи и гольца сопровождали ее и совершенно отказывались хватать. Через некоторое время стало понято, почему они так инертно себя ведут. Вода начала покрываться рябью, и мы увидели плотные косяки ряпушки. Хищники плавали, окруженные кормом.

Ребята свернули спиннинги и направились на базу продолжать застолье, а мы с Гришей решили еще остаться, надеясь поймать хоть одну рыбину. Наши старания завершились успехом, удалось выловить пару серебристых небольших, килограмма по три, гольцов. Через час и мы решили свернуть спиннинги.

Солнце уже перевалило за горы, подсвечивая оранжевым цветом немногочисленные перистые облака. На гладкой поверхности воды зеркально отражались вершины уже заснеженных гор. Сумерки и небольшая дымка над водой и сушей придавали местности фантастическую загадочность. Изумительная панорама озера завораживала.

- Где еще можно увидеть такую красоту? - с восхищением сказал Гриша.

Я наклонился, ухватил ручку стартера, дернул на себя и завел мотор. Мы уже достигли середины озера, когда я обратил внимание на яркую точку вдали над горами в районе турбазы. По прямому маршруту это около двадцати километров. Звезд на небе еще не было, поэтому она привлекла к себе внимание.

- Вертолет или самолет? - я показал рукой.

- Вертолет, - утвердительно ответил Гриша.

Что-то заставило меня остановиться и заглушить двигатель. Мы начали внимательно наблюдать за светящейся точкой.

Она, мерцая, медленно сместилась вправо от нас и двигалась над вершинами береговых гор. По мере передвижения увеличивалась в размерах. В районе перевала озера Капчуг снизилась и продолжила движение вдоль склонов.

- Какой-то вертолет уж очень большой. Помнишь, сегодня, когда пролетал вдоль противоположного берега, был почти не виден и размерами казался, как мошка. А этот идет в районе Капчуга, считай, километров десять до нас. Мы же его практически и видеть не должны. Гриша полез в бардачок за биноклем.

- Я об этом тоже подумал. Но почему он так светится? Ну, когда шел над горами, понятно. Там могло солнце корпус освещать. Но сейчас-то идет вдоль склонов, с теневой стороны.

- Какое солнце? Оно уже час как зашло. Даже вершины гор не освещаются, - Гриша улегся животом на палубу и начал внимательно всматриваться в бинокль.

Непонятный светящийся объект прошел район Капчуга все так же, вдоль склонов. До нас оставалось ему пролететь еще три горы. Чем ближе приближался объект, тем больше становился в размерах. Уже отчетливо было видно, что это не вертолет. Яркий шар овальной формы в масштабе гор должен был иметь внушительные размеры... Я посмотрел на Гришу.

- Ну. Что ты видишь? Дай посмотреть!

Гриша, молча, уселся мимо сидения, прямо на пайолы. Лицо было бледное. Не проронив ни слова, протянул мне бинокль. Руки у него тряслись, как при лихорадке. Я выхватил бинокль, судорожно пытаясь навести резкость на объект. И в это время шар по спирали начал быстро подниматься вверх, достиг вершины горы и завис на несколько минут. Так же по спирали опустился вниз, но уже к самому основанию горы, практически к воде. Снова завис на несколько минут, и вдруг включился прожектор. Освещая береговой лес, шар продолжал двигаться в нашем направлении. Светящийся конус, смещаясь из стороны в сторону, скользил по склону горы, как будто отыскивая что-то среди деревьев, но не разворачивался в сторону озера. До нас оставалось не более пяти километров.

Наша лодка стояла посередине озера. До берегов в обе стороны более двух километров. Мы как на ладони. Неприятные ощущения какой-то незащищенности, опасности и страха начали овладевать нами. Я посмотрел в сторону нашего стана. Видят ли там, что происходит?

Уже прилично стемнело, контуры берега были размыты и плохо просматривались, но отчетливо был виден свет костра. Я протянул руку к ракетнице, чтобы сделать выстрел и привлечь внимание ребят на берегу, но Гриша вдруг быстро начал шептать.

- Володя. Ради бога не надо. Там такое...

«Что там такое?» - я никак не мог поймать объект в бинокль.

Объект двигался вдоль последней горы перед поворотом в долину Бучарамы на высоте не более пятидесяти метров, освещая склон своим лучом.

Дальше, если он не уйдет вдоль реки, а продолжит свое движение по прямой, то его путь пройдет прямо над нашими головами. Нам стало поистине жутковато. Как будто все происходило во сне, на какой-то загадочной планете, и все, что мы видим – мистика, а не реальность.

Шар дошел до поворота в залив и медленно направился вглубь. Мы облегченно выдохнули, как вдруг он развернулся в обратную сторону и начал набирать высоту, двигаясь по спирали. Его размеры впечатляли. Если бы он приземлился на футбольное поле, то ему вряд ли хватило места.

Снова поднявшись над вершиной противоположной от нас горы, объект завис на несколько минут, и стал смещаться в сторону озера. Опять завис, но уже практически над нами, и стал производить спиральные передвижения вниз, вверх. Так продолжалось несколько раз. Затем передвижения прекратились. Шар завис на месте на несколько минут. Я облокотился на двигатель и начал внимательно изучать его в бинокль. Никаких размытых контуров, четкая, круглая форма. Уже не просматривалась яркая желтизна, скорее, он был цвета металлик. По центру объекта идеально круглой формы, находилось что-то очень похожее на иллюминатор. Я начал наводить резкость бинокля, пытаясь заглянуть внутрь.

- Смотри, что делается! - с испугом закричал Гриша.

Я опустил бинокль. От шара горизонтально, сколько мог видеть глаз, небо разрезал тонкий, как нить, пучок света.

Шар медленно поднялся вверх и опять завис на несколько минут. Я опять навел бинокль, отыскивая иллюминатор. Но объект стал уменьшаться в размерах, ускоряясь, двигался в южном направлении и вскоре исчез за вершинами гор.
Мы долго молча сидели в оцепенении, не находя слов. Потом я завел мотор и, ориентируясь на отблески костра, направил лодку к берегу.

Когда мы причалили, вся наша компания стояла на берегу и шумно обсуждала увиденное зрелище. Разговоры продолжались несколько часов. Здесь впервые прозвучало слово НЛО.

P.S.
Взрывы на озере Лама были произведены 29 сентября 1975 года и 26 июля 1977 года.

После произведенных замеров и расчетов, оказалось, что в образовавшиеся пустоты можно закачать лишь суточное потребление комбинатом газа. А прокладка трубопровода и строительство компрессорной станции от места взрыва обойдется практически в те же деньги, что и строительство резервного газопровода. Сначала взорвали, а потом начали думать и считать. Проект закачки газа был отложен.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 13
© 08.01.2018 Владимир Беляков
Свидетельство о публикации: izba-2018-2161901

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1