Как дважды пытались убить озеро Лама


Как дважды пытались убить озеро Лама
Вот уже три дня я находился в отпуске. Перед выездом на «материк» решил провести время в излюбленном месте на озере Лама, поймать, засолить немного рыбы на гостинцы и просто отдохнуть в этом райском уголке.

В понедельник 25 июля 1977 года с другом Серегой загрузили в лодку продукты, вещи и через два часа пути вошли в речку Лама.

Стоял теплый солнечный день, но дул плотный северный ветер, так что на Мелком озере нас немного подолбило встречной волной.

Стоило войти в речку, как утих ветер, исчезла и волна. До конечной точки нашего маршрута оставалось хода на пару часов. Настроение было приподнятое. Двигатель монотонно работал, из-под днища лодки с шелестом вырывалась вода, убаюкивая. Справа и слева проносились нескончаемые островки с лиственницами, густыми зелеными кустарниками, яркими полянами жарков.

Мы уже прошли речку и перед ее последним поворотом у входа в озеро на левом брегу увидели два пришвартованных катера и несколько лодок. С берега вверх взмыла красная ракета – сигнал причалить.

Я сбавил обороты. Лодка, шурша по песку, уткнулась носом в берег.

- Привет, Володя! В озеро входить запрещено!

Меня встретил Владимир Иванович Пономаренко, начальник инспекции маломерных судов, как всегда, в чистом, выглаженном морском кителе и фуражке с кокардой, человек, которого знал весь Норильск. Это он одним из первых, начал наводить порядок и дисциплину на водоемах, обязал судовладельцев иметь на борту спасательные жилеты и пользоваться ими. Он спас сотни жизней, предотвращая выход владельцев судов на открытые водоемы в пьяном виде и в штормовых условиях. Его называли просто – Адмирал.

На берегу, кроме Пономаренко, толпилось много незнакомых мне людей, как в военной, так и в гражданской форме. На мои вопросы, что это за люди и какова цель их присутствия здесь, Адмирал как-то нервно махнул рукой.

- Хиросиму хотят здесь устроить. Им одного взрыва мало.

Поправил фуражку, прихрамывая, отвел меня в сторону и добавил:

- Озеро закрыли. Собираются завтра произвести второй взрыв. Там же на Микчангде, как полтора года назад. Военных понагнали. Полковник, что стоит спиной, аж, говорят, из Генштаба. Вон тот в штатском - кагэбист из Красноярска. Как видишь, делегация внушительная. Утверждают, что будет произведен сейсмический взрыв. А тогда какого хрена делают здесь военные? Мне страшно говорить, но до меня дошли слухи, что взрыв точно будет сейсмический, только заряд будет ядерный. Короче, Володя, решили похоронить Ламу. И только какому дебилу пришла в голову эта мысль?

- Как можно здесь и ядерный!? Да они действительно охренели! Им что, Северной Земли не хватает?

- Ты меня спрашиваешь? Задай вопрос кагэбисту, и повяжут тебя сразу.

Наша затянувшаяся беседа с Адмиралом чем-то не понравилась полковнику. В разговор он вмешался бесцеремонно.

- Ты че его здесь уговариваешь. Нельзя! Это русский язык? Здесь стоишь, расспрашиваешь. А вопросы задаю я. Это меня сюда за тысячи километров из Генерального штаба прислали, значит не просто так, а по нужде. И задача мне поставлена - заниматься здесь охраной бдительности на вверенном мне участке.

- Сразу видно - Кембридж! Не царская армия.

Я посмотрел на полковника, представителя Генштаба, и мне стало как-то грустно. Таким все равно, что и где взрывать.

- Что вы все время говорите словами непонятно каких букв? Да. Завтра рванем. А вы знаете, что при использовании таких мощных взрывов, возможна массовая потеря людских жертв со смертельным исходом?

- Так чтоб не было массовых потерь, не взрывайте!

- Вы что думаете, там сидят дураки? - он показал пальцем вверх. - А меня как умного сюда прислали?

- Я этого не говорил, это ваши слова.

- Может вы еще собрались нас поучить? Им-то там виднее в будущее, - он опять указал пальцем вверх. – Они точно знают, что лучше сегодня рвануть здесь, чтобы вам завтра там хуже не стало.

- Ну, спасибо, полковник. Успокоил! Пусть, конечно, здесь будет хуже. Что же вы у себя в Москве под Генштабом не шарахните? Вот тогда нам точно здесь лучше бы стало.

- Володя. Тише. Думай, что говоришь, – одернул меня за рукав Понамаренко.

- Ну. А я вам для чего уже столько рассказал, что вам знать не надо? А вы и ухом не моргнули.

- Нет. Я думаю, здесь не Кембридж! А максимум, как ПТУ. И специальность редкая - «свиноводство в условиях Крайнего Севера»

- Ну, ты мне еще поумничай здесь! На жене будешь умничать. Я тебе в третий раз повторяю. Быстро грузи жопу в лодку и двигай отсюдова.

Я в недоумении посмотрел на полковника. Его блестящее, намазанное репудином лицо, напоминало масленый блин, по которому хотелось очень больно ударить.

- Жопа, полковник, у тебя! А на ней фуражка надета. А мозги твои - одна прямая, что уши держит. Обрежь ее, уши отвалятся и фуражка на глаза спадет.
Разговор перерастал в конфликт.

- Ты у меня смотри! Я же когда нормальный, а когда и беспощадный.
Услышав нервный голос полковника, к нам подошли еще несколько офицеров и два человека в штатском. Полковник не унимался.

- Марш в лодку! - сжал кулаки, лицо перекосилось. - Да если бы ты был военный… - последовал отборный мат. - Я бы тебя так загнул.

В ссору вмешался Адмирал.

- Ты, полковник, успокойся, не горячись. Дай мне выполнять мои прямые обязанности. Я буду объясняться с владельцами маломерных судов. Понадобится Ваша помощь, обращусь. Разъяснять им обстановку лучше мне, - и, уже не скрывая раздражения, чуть повысив голос, добавил: - А на счет «я бы загнул», будь осторожнее. Этот парень - мастер спорта по боксу. Так что, командир, следи за словами. А то тебе кулак прилетит, поймать не успеешь, да еще и мне срикошетит.

Адмирал повернулся ко мне:

- Давай, Володя, поезжай лучше на Глубокое. Там надежнее и спокойнее. Пока!

Я столкнул лодку. Возвращаться назад не хотелось. Решили остановиться в одной из проток речки, переждать взрыв, а потом продолжить свой путь до Бучарамы.

Выбрали сухой островок, расположились. С лодки бросили пару сеток.
Чтобы как-то скоротать время, достали спиннинги, насадили на крючки кусочки хлебного мякиша и забросили в воду. Не успели крючки погрузиться в воду, как поплавки начали подергиваться. Вытащили оба по сороге. Отрезали у рыб плавники и уже ловили на них. Окунь, сорога, елец клевали, не давая грузилу опуститься на дно. Через полчаса, выловив штук по тридцать рыбешек, бросили это занятие - надоело. Сложили спиннинги и забрались отдыхать в палатку. Начинали донимать комары.

Во вторник долго валялись в палатке, ее брезентовый полог накалился от солнечных лучей, внутри было очень душно. Наконец, расшевелились, искупались в протоке, выпили кофе и поехали проверять сети. Рыбы попалось много, в основном сиг, сорога, щука и окунь. Причем крупные экземпляры щук скручивали сеть так, что на выпутывание уходило много времени.

Я сидел на носу лодки, опустив ноги в воду, выбирая из сети очередную щуку, когда почувствовал, что пластиковый корпус дребезжит. Стаи мальков в воде заметались, разрезая воду в разных направлениях, от чего казалось, что вода закипела. Утки, чирки, чайки с криком в испуге поднялись на крыло. Вся протока покрылась воздушными пузырьками, начала всплывать донная трава и илистая каша. Кристально чистая до этого вода вмиг превратилась в мутную. Затем со стороны Микчангды послышался нарастающий гул. Как раскат грома, он приближался, разлетаясь в разные стороны, и вдруг ударил в склоны гор с такой силой, что все вокруг затряслось. Меня просто подбросило на палубе. Грохот эхом понесся вдоль ущелий, с гор посыпались камни и валуны.

- Ни хрена себе, сейсмический взрыв! - Серега побледнел и с испугом посмотрел на меня.

- Я думаю, Серега, это пришел конец всему живому в воде. Представляешь, как на глубине сейчас рыбу сплющило?

В подтверждении моих слов в протоке то там, то здесь с травой и илом брюхом вверх начали всплывать мальки разных видов рыб. Они открывали рты и, вяло шевеля плавниками, медленно опускались на дно.

Несколько часов в горах еще раздавался грохот падающих камней. Бесчисленные протоки покрылись мутной грязью и сплошным ковром мертвых мальков частиковых и сиговых рыб. После полудня мы собрали вещи, отправились на озеро. По протокам прошли до залива к избушке «с крашеными полами». Так мы называли хорошо сохранившийся домик на входе в озеро. Причалили у песчаной косы. Адмирал и еще несколько инспекторов с мрачным видом, молча, стояли у катера и собирались в обратный путь. Полковник нервно ходил вдоль избы и постоянно поглядывал в сторону Микчангды. Его лицо было до такой степени искусано комарами, что увеличилось в размерах. Два уставших, измученных офицера, опустив головы, сидели на ступеньках крылечка.

Мы с Адмиралом поднялись к избе. От буровой вышки еле заметной точкой в сторону города летел вертолет.

- Ты все еще собираешься в конец озера? - спросил меня Адмирал.

- Ну, не пропадать же неделе. А этот Кембридж, что такой опущенный мечется? - кивнул я в сторону полковника.

Адмирал в ответ махнул рукой.

- А его забыли. Кагэбиста, что был в штатском, и еще несколько человек забрал катер. А ему сказали ждать.

- Короче, языком молол в десять раз больше, чем весит на самом деле.

- Ну, за язык, наверное, сюда и бросили как пугало. Генштабовская пешка-солдатик. Пошли вторые сутки, а у них с собой и жратвы никакой нет. Я им хлеб оставил. Соль есть, пусть мышкуют.

- Владимир Иванович, рыбку малосол возьмешь?

- Пару сигов, мне хватит. Ты лучше этим предложи. Хрен знает, когда их отсюда заберут.

Я повернулся к офицерам.

- Ребята, рыбы возьмите, а то одни здесь остаетесь. Хоть уху сварите или просто пожарите.

Я вернулся к лодке, достал мешок и высыпал свежую рыбу на стол. Такое её количество им, наверное, еще видеть не доводилось.

- Это что, все на удочку?

- Да. На удочку в клеточку.

Они вопросительно посмотрели на меня.

- Ребята, на удочку тоже можно столько поймать, кроме вот этих сигов. Они на крючок не ловятся. Нам разрешено ловить сетями. На один охотничий билет, одна сетка с ячеей не менее пяти сантиметров и длиной не более двадцати пяти метров.
Офицеры подошли к столу и стали рассматривать щуку весом около пяти килограмм.
Я отлил в пустую бутылку подсолнечное масло и протянул им.

- В избе на полке есть пакетик с мукой. Мы неделю назад оставляли, когда шторм здесь пережидали.

И чуть тише, посмотрев в сторону полковника, продолжил:

– Вон там, у дома под доской в правой завалинке, лежит бутылка водки. Ну, ладно. Счастливо оставаться.

- Спасибо. Большое вам спасибо!

Офицеры воспрянули духом, с благодарностью пожали нам руки, и сразу же один направился к завалинке, другой - разыскивать посуду. Полковник скосил голодные глаза на рыбу, обреченно вздохнул и начал помогать офицерам.

Через полчаса Адмирал направился в сторону озера Мелкое, мы с Серегой - на Бучараму.

Остаток пути занял у нас полтора часа. На озере был полный штиль, но на всем протяжении лодка вела себя как-то странно. То начинала вдруг рыскать в стороны, как это бывает, когда идешь против сильного течения, то проваливалась вниз, как во впадину между волн. Разительно поменялся цвет воды в озере: из темно-синего, холодного стал грязно-серым. Из глубины на поверхность повсюду вырывалось большое количество воздушных пузырей, иногда поток был такой мощный, что напоминал гейзер.

На протяжении всего пути по границе береговой линии появлялись и исчезали синие полосы. Уровень воды поднимался и опускался.

Прибыв на место, разгрузили лодку, начали установку сетей. Одну бросили в нашем заливе в проверенном за многие годы месте. Еще одну поставили на противоположном берегу у речки Бучарамы, где на глубине гарантированно шла пучеглазка.

Последствия взрыва дали о себе знать, когда через четыре часа мы поехали проверять сети. Та, что стояла в заливе, были пуста. На глубине четырех-пяти метров вдоль всего берега отчетливо просматривалось большое количество мертвой рыбы, лежащей на дне.

Сеть, что стояла на Бучараме, тоже была пуста, только к ней течением прибило около десятка мертвой ряпушки.

За оставшиеся четыре дня нам удалось поймать два небольших сига. А подводный склон обрывистого берега, уходящего в глубину озера, серебрился сплошным ковром мертвой рыбы.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 19
© 08.01.2018 Владимир Беляков
Свидетельство о публикации: izba-2018-2161899

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1