Случай в тайге



         Будучи студентом Ленинградского государственного университета я, по комсомольской путевке, в далеком 1975 году, был отправлен работать на одну из грандиозных социалистических строек того времени. На юге Западной Сибири, на реке Томь, где ее черные воды с кряжей Карлыгана, разбегаясь, превращаются в полноводный и быстрый поток, было решено возвести гидроэлектростанцию. Уже точно не скажу где именно, но помню «бычье горло», райцентр Крапивинский, что в километрах тридцати от площадки, да деревню Салтымаково. Места там вольные, глухие, богатые лесом. В тайге болота комариные, но в чащобе можно найти и чистое озерцо. Рыбы, птицы, зверя множество! В холодных, прозрачных водах водится таймень, стерлядь, нельма. Заходит с Оби на нерест и осетр, забираясь высоко против течения. Тетерев, глухарь, рысь, росомаха, соболь. Обитают лоси, косули. Легко нарваться на могучего кабана. Хозяин тайги косолапо хаживал мимо, но зайти в лагерь, не решался. Там и приключилась со мной эта удивительная, таинственная история.

        Природа готовилась в своем доме совершить смену времен года. Осень стояла на пороге и вот-вот должна была постучаться в дверь. Дни стояли погожие, но ночами явственно чувствовалось холодное дыхание приближающихся заморозков. Была суббота. Раннее утро. Проснувшееся солнце, облизывая верхушки громадных кедров, едва пробивалось через поднимающийся туман. Облупившиеся вагончики гидростроителей сверкали инеем. На площадке стояла относительная тишина. Шла пересменка. У меня был выходной, поэтому решил прогуляться по опушкам, насобирать к обеду грибов. Порадовать ребят жаровней! Грибов было видимо-невидимо, поэтому пошел налегке, планируя особо не задерживаться. Захватил нож, ведерко, спичек коробок и бутылку воды. Даже предположить не мог, как все это меня выручит! Ополоснувшись и перекусив на скорую руку, двинулся по тропке, змейкой убегающей к темнохвойному урману. Воздух, вкусный, пропитанный еловой смолой, перемешанной с липовым медом, кружил голову. Вскоре тропинка совсем растворилась в можжевельнике и на встречу начали выступать, стройные, словно девушки в прозрачных пеньюарах, укутанные утренним маревом, елочки. Хорошо так! Я не спешил, но все дальше и дальше удалялся от лагеря. Вот уже совсем пропали звуки просыпающейся стройки. Стал внимательно приглядываться к подлеску, и тут же был вознагражден парой крепких подосиновиков. Тихая охота началась!

        Не заметил, как углубился в лес! Увлекся я, что в тайге недопустимо. Очнулся, когда над головой громко закричала сойка. Осмотрелся. Ноги утопали в мягком, густом ковре изо мха и иголок. Над головой, закрывая путь солнечным лучам, распластались тяжелые, мохнатые лапы великанов. Под темно зеленным пологом, царил влажный полумрак. Вдоль стволов, покрытые серым лишайником, безжизненно кланялись к земле отмершие ветви. Вокруг, мрачный, угрюмый, однообразный, бесконечный пейзаж могучих, черных столбов, поваленного валежника и путаного кустарника. Прислушался. Меня окружала звенящая, безмолвная тишина. Тишина, это особенность тайги. Редко, где прокричит птица, застучит желна - черный дятел или вдруг затрещит ветка, да пожалуй, еще ветер решит пошуметь в кронах. Вот и все звуки. Чувствую, «и холод по спине»! Сел на пенек, сжал руки межу коленей. Думать стал, что делать? В ту пору мне стукнуло двадцать годков, определенный опыт был, знал, что паниковать нельзя. Надо успокоиться и подумать. Нужно лес послушать. Кричать, шуметь в тайге бесполезно. Звук, так шарахается меж деревьев, что определить, откуда он, невозможно, поэтому не стоит этого делать. Только силы тратить! Определить направление можно попробовать по солнцу, но это если знать, откуда вышел. Мох с южной стороны деревьев, муравейники и другие учебные советы в тайге не работают. На сосну лезть? На равнине смысла в этом большого нет. Крепко тогда задумался, даже укусы гнуса перестал замечать. Он меня плотным гудящим облаком облепил и быстро подсказал – идти надо! Решил, что необходимо затеску или ручей найти. Любой ручей к реке выведет, а по берегам всегда человек живет. Оставил, почти полное ведро грибов. Идти с ним было бы несподручно. Выпилил из деревца батожок покрепче и прямее. Ножом, сделал заметную зарубку на ближайшем дереве и пошел. В это время в тайге проще: грибы, ягоды, кедровый орех…. С голоду не помрешь! Вода есть. Кровососущих не было бы, но главное на медведя не нарваться, вот от него спасения не найти. Задерет!
       Часов шесть, наверное, шел. Взмок весь. Очень много сил отнимало преодоление буреломов. Поначалу пытался преодолевать эти могильники деревьев напрямки, но сил тратилось много, а результат был минимальный. Пробираясь через очередной завал, провалился и чуть ногу не сломал! Не зря их в народе чертовалами называют. Понял - лучше время потерять в обход или найти дефиле, чем напролом лезть. К этому моменту солнце укатилось куда-то и совсем перестало бороться с хвойным сумраком. Когда света стало мало, почувствовал, что нужно готовиться к ночевке. Сил потрачено было порядочно. Огляделся и на стволе кедра увидел белую рану в янтарных каплях. Подошел и, все еще не веря, провел рукой, собирая смолу на ладонь – моя зарубка! Ведро с грибами там и стоит, где оставил. Я застонал от бессилья и повалился на землю. Весь день, получается, по кругу ходил! Бабку свою вспомнил, с ее рассказами про лешего. Как он людей по кругу водит. А я же атеистом был. Идейным! К тому же заканчивал физико-математический факультет. Ни в бога, ни в черта, ни в мифологических персонажей не верил, но волна отчаяния захлестнула меня. Страх, гадюкой к сердцу пополз. Надо сказать в то, что я не выберусь, даже не думал. Юность в смерть не верит. Психологи давно заметили, что человек в восемнадцать лет на риск идет легче, чем в сорок! Мой страх был общественный. Бригаду подводить не хотелось. Людей от стройки оторву на свои поиски. Из доверия выйду….
        Делать нечего, скоро ночь. Лесной дух под робу полез. Ночи конца августа в Сибири холодные, до + 10 температура опускается. Собрался, стал собирать хворост для костра. Разжечь мне его удалось c большим трудом, когда вокруг ничего видно не было. Большинство спичек за день отсырели. Пламя слабенькое. Валежник для костра не очень подходит. Влажный. Поел сыроежек, чуть поджаренных, а другие грибы сырыми есть не решился. Укутался, как мог, да прилег поближе к костерку. Сна не было, но, в конце концов, от накопившейся за день усталости, задремал.
Второй день был копией первого. Только чуть рассвело, начал движение. Шел долго. В тот день неосмотрительно допил всю воду и к вечеру почувствовал первые признаки жажды. Хотя утром направился в совершенно другом направлении, чем накануне, но неведомым образом вновь вернулся к своей зарубке. Признаюсь - до истерики оставалось совсем немного.
         На третий день, еще засветло в воздухе почувствовалось напряжение. По верхушкам поползли зловещие кучевые облака. Постепенно небо затянуло хмурыми, стальными тучами и начал накрапывать мерзкий, противный дождь. Ветер усиливался, и погода резко ухудшилась. Решил никуда не идти. Остался на месте. Под стволом упавшего дерева было устроено, что-то вроде убежища, с очагом и подсушенными дровишками. Постепенно напоры ветра становились все сильней. Огромные кедры, сосны, словно гигантские жерди, раскачивались из стороны в сторону, угрожающе скрипя. Где то в стороне с жутким треском рухнуло первое дерево. Дождь превратился в ливень. В вышине засверкали вспышки молний. С чудовищным грохотом раздался гром, и разразилась настоящая стихия! Буря с грозой в тайге – зрелище, скажу я вам, ужасное! Вокруг моего убежища, сразу залитого, образовалась непроглядная стена воды. Потоки, срываясь с ветвей водопадом, рушились вниз. Бурля и закручиваясь в водовороты, в мгновение затопили подлесок. Мощные стволы деревьев, под напорами ветра, гнулись, как худосочные травинки, неистово кидаясь друг на друга. Некоторые, не выдерживая, ломались спичками и с шумом падали, сотрясая землю. Гром был повсюду! Один раскат, тут же сменялся другим. Ослепительные белые стрелы молний, пронзая насквозь кроны, били в корни, освещая тысячиваттными вспышками все вокруг. Сильно пахло озоном! Я сжался комочком, надеясь, что все обойдется. Продолжалось все это с час, а затем буря начала стихать, уходя в сторону. Совершенно мокрый. Спички безвозвратно пропали. Да и вряд ли где то можно найти сухое топливо для костра. Шансы погибнуть от переохлаждения в предстоящую ночь, многократно повысились! Но такие мысли я старался гнать прочь.
        Третью ночевку моей таежной робинзонады, с горем пополам, даже не знаю как, пережил. Утром, подобрав несколько шишек и слив в бутылку, с широких листьев папоротника, дождевой воды, вновь двинулся в путь, с твердым намерением больше сюда не возвращаться! Сил мало, и шел гораздо медленнее. Если в предыдущие дни, разгонял тишину, горланя песни, то теперь шел молча, угрюмо. Часто останавливался. Чувство голода становилось все явственнее.Начал жевать хвою.
         К сожалению и в этот раз, лешего, перехитрить не удалось. Даже сейчас, по прошествии десятков лет, трудно вспоминать какое чувство я тогда испытал, когда к вечеру вновь вышел на то же место! Отчаяния, разочарования, безнадежности, страха – всего помаленьку. Единственное, что я не испытал – удивления!
         Устало повалившись на ставшую родной лежанку, забылся тревожным сном еще до захода солнца. Проснулся внезапно! Что-то разбудило меня. Звук! Открыл глаза, вокруг была абсолютная темнота. Напряг слух. Вот он! Всплеск воды! Стараясь не шуметь, тихонечко, вылез из-под своего бревна и аккуратно, на ощупь, двинулся в направлении звука. Днем по тайге ходить сложно, а ночью практически невозможно, но мне удалось, натыкаясь на деревья и валежник, спотыкаясь о корни, пройти с сотню метров. Вдруг почувствовал, что впереди начинается спуск. В этот момент, как по заказу, облака расступились, и вышла луна, озаряя все вокруг мягким матовым светом. Луна была огромная, полная. Она низко зависла над темным лесным массивом, постепенно заполоняя собой все вокруг. С удивлением, у подножья холма открылся вид на лесное озеро, через черную гладь которого, шла широкая серебряная дорожка. Остановился и, прижавшись к смолистому, кряжистому стволу, стал вглядываться. В озере определенно кто то плавал. Зверь или человек? Что-то останавливало немедленно броситься вниз. Четыре дня проведенные в тайге обострили мою осторожность, и я остался наблюдать из своего укрытия. Через некоторое время кто-то подплыл к берегу. Человек! Обрадовался, чуть не закричал, но в последний момент, что-то остановило! Человек? Ночью в глуши? В это время незнакомец не спеша вышел на берег, полностью зайдя в свет. Теперь он очень хорошо был виден. Вот тебе бабушка и «Юрьев день»! Луна, резким контрастом, детально прорисовывала черным по белому контуры женского тела. Женщина медленно поворачивалась, как бы выставляя себя на обзор, поглаживая руками свое тело. Фигура была идеальна. Длинные волосы, падающие на плечи волнами, выразительная грудь, узкая талия, переходящая в округлые бедра, длинные, стройные ноги, с аккуратными лодыжками. Здесь я неловко поддался вперед и опорная нога соскользнула. Пытаясь не потерять равновесия, схватился за ветку, которая треснула с громким, характерным звуком. Женщина резко повернулась! Я замер. Было не видно, но чувствовал – пристально смотрит в мою сторону. Показалось, что прошла целая вечность и тут, она уверенно стала подниматься в горку. Шла грациозно, но что-то зловещее было в ее движениях. Не смотря на стылый воздух августовской ночи, лоб мой покрылся испариной. Начал пятиться, вначале медленно, нащупывая ногой, куда наступать, а потом все быстрее и быстрее. Лесная незнакомка, тем временем поднялась на холм и, прислушиваясь, остановилась, став безупречным силуэтом на фоне желтого, лунного диска! Секундой позже, вновь уверенно двинулась, ловко обходя деревья и перепрыгивая через корни. Бессознательный, животный ужас обуял меня. Развернувшись и, пытаясь разобрать дорогу, рванул в темноту. Рванул, это сильно сказано! Буквально, через пару шагов, споткнулся, плюхнулся на землю, больно ударившись головой о какую то корягу. Видимо на секунду потерялся, а когда очнулся, почувствовал запах тины. Перевернувшись на спину, увидел прямо над собой красивое, бледное лицо с лукавыми, но холодными глазами, горевшие зеленным. Женщина наклонилась и поцеловала меня…. В этот момент сознание я потерял окончательно!

          Следующим вечером на меня наткнулись охотники и вывели из тайги. Сильное психическое потрясение, жар от простуды…, но молодость сделали свое дело, и я быстро пошел на поправку. Жизнь пошла своим чередом. Иногда, нет, нет, да и вспоминал свою таежную робинзонаду.
          Много позже, вновь оказался в Кузбассе, и так случилось, что путешествовал, где то недалеко от тех мест. Около маленькой деревеньки Поперечка машина моя забарахлила, и пришлось остановиться на ночлег. Старушка, меня приютившая, была ветхозаветной, сухонькой, молчаливой и показавшейся мне, чуть странной. Вечером, попарившись в низенькой баньке, черной, прокопченной, проложенной мхом, отведав сладкой настойки и разомлев, шуткой поведал хозяйке об этой истории, посетовав, что так и не успел познакомиться тогда с таежной нимфой. Старушка на меня серьезно посмотрела и говорит: «Ты паря не жалей. Моли Бога, что хорошо отделался. Ведь то боровуха была. Вроде лешачихи, но не лешачиха, покрасивши будет. Она могла для мужа женой обратиться. Боровуха и обнимать начнет, как жена, целовать. А как сотворишь блуд с боровухой, дак али с ума сойдешь, али помрешь вовсе. Даже просто увидев ее, окаянную, испугаешься, и только, чекнуться нечего делать. По лесу она тебя кружила, затем чтобы в свои сети заманить. Бывало и на года, закружит человека! Он уж и забывать начинает, ан нет». Старуха, как то не по-доброму цыкнула и пристально посмотрела на меня. Я отшатнулся! В свете, тусклой лампочки, облепленной мухами, на меня глядели, лукавые, но холодные глаза, горевшие зеленным. «То-то, паря!», закончила старуха, медленно поднимаясь.






Рейтинг работы: 2
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 57
© 07.01.2018 Евгений Тихонов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2161462

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ












1