"Домой - в гости"


"Домой - в гости"
Давно я уже не был в деревне у матери. А тут подвернулся такой случай, заработал несколько отгулов за досрочное выполнение заказов. Решил, что нужно обязательно, мать – старушку проверить, да и посмотреть, чем дышит и живет моя деревенька. Уж лет пять, как не был – все какие-то дела, проблемы и для матери лишь находил время, чтобы черкнуть пару строк в письме о себе и своей семье, да послать открытку к празднику. Да и о ней, о ее жизни знал лишь из ее писем, где писала, что у нее все хорошо - да разве она расскажет что-то плохое… Вот и решил, что нужно обязательно съездить.
До деревни сначала добирался электричкой, потом на автобусе, а дальше пехом.
- Эк, меня занесло-то! – думал я по дороге в деревню, меряя шагами до боли знакомую тропинку, что тянулась через рощу. – Далековато устроился я от родного дома!
Шел по роще и любовался этим чистым июньским деньком. Лес встретил меня, как долгожданного гостя и дарил мне сегодня весь набор ароматов трав, деревьев и кустарников, и я вдыхал его полной грудью. От дурманящих запахов, аж голова закружилась. А птицы надо мной трещали на все голоса, как будто соревновались - кто кого перепоет.
- Надо же, а ведь раньше, когда я пацаненком бегал по этой тропке буквально каждый день, - недоумевал я, – я как будто бы и не замечал всех этих прелестей. Наверное, тогда все это просто было мне не в диковинку. А сейчас, когда чаще всего перед глазами были толпы людей, вечно спешащих куда-то, масса всяких железок: машин, автобусов трамваев, и всего прочего, я как будто окунулся в совсем другую цивилизацию. А какой свежий воздух! Как будто я шел по другой планете, а не по нашей Земле. Настолько уж я привык к городскому шуму дыму, гари, что стал уже и забывать вкус настоящего чистого воздуха.
Так со своими мыслями я незаметно дошел до деревни.
- Вот она, родная моя! – торжествовал я, оглядывая деревеньку с угора, где остановился, чтобы немного отдохнуть от дальней дороги.
Деревня вся благоухала в зелени. Что ни говори, а уж насчет этого у нас в деревне был просто, как закон - родился у тебя мальчик или девочка – посади деревце возле дома!
- И вон их тут сколько родилось и выросло!- думал я, оглядываю утопающую в зелени деревню. У каждого дома красовалась то сирень, то рябина, а кто-то даже и кусты роз насадил. И все это сейчас вместе взятое так радовало глаз своей чистой изумрудной свежестью.
- Сколько же нас вырастила эта деревенька! – размышлял я. – И ведь все куда-то поразъехались в поисках счастливой доли… Остались лишь одни бабули. Дедов совсем немного было в деревне – всех в войну поубивало. А кто и вернулся, много не нажил, война все равно свое забрала – тяжелые раны, осколки пожить долго не дали. Лишь дед Трофим, да Семен еще как-то скрипели, пережив все лихолетья, и как бы разбавляли в деревне своим житием женское однообразие.
Чем ближе я подходил к дому, тем сильнее давило в груди. А сердце просто было готово выпрыгнуть от нахлынувших чувств. Почему-то слезы сами наворачивались на глаза – еле сдерживал.
- Как там сейчас моя мама? Здорова ли? - думал я. – Вроде из писем ничего плохого не сообщала, но все же?
И вот я дома! – Дом немножко постарел, - заключил я, разглядывая его.
- Да, старик, и ты тоже сдаешь позиции! – мысленно я разговаривал с ним.
- Ой, Коленька! - вскрикнула мать, вышедшая в это время из ограды, не ожидая увидеть такого гостя. Она тут и оставила ведра, видимо собралась идти за водой на ключ. Она обняла меня с такой нежностью, прильнув к моей груди, как будто я – это было самое дорогое и бесценное на всем белом свете для нее. Мать уголочком платка старалась незаметно вытирать выступившие слезы.
- Господи, какая же она у меня маленькая, сухонькая, беззащитная, - подумал я про нее. Так и хотелось схватить ее на руки и всю расцеловать!..
- И вот эта женщина одна, смогла воспитать нас пятерых?! Но как? – вдруг пришла мне в голову мысль. Мы сейчас одного-то ребенка не знаем, как поставить на ноги, а она в войну, в голод, совсем одна подняла и воспитала пятерых детей! Отец у нас пропал без вести еще в 43, так и не дождалась его мать, хотя всю жизнь прожила с надеждой, что все-таки найдется ее муж или хоть весточку какую подаст, о том, что жив…
У меня нестерпимо щемило в груди. Нахлынувшее чувство вины перед мамой, не давало покоя сердцу. Стало так стыдно, что о самом дорогом человеке я, практически, можно сказать вспоминал лишь иногда, когда писал ей письма, поздравлял с праздниками и днем рождения. Мою совесть, как будто крапивой обожгли… И я, как бы в оправдание, точнее просто хотелось убежать от нахлынувших на меня чувств, схватил ведра и побежал под горку к ключу.
- Я сейчас, ты отдыхай! – лишь крикнул я, оборачиваясь, матери.
- Да, куда ж ты, сорванец?! – так же как и в детстве, она крикнула мне в след. – Ведь я бы сама принесла! Устал же поди с дороги-то!..
Когда я вернулся с ведрами полными воды, мать уже суетилась на кухне.
- Ой, Колюшка, устал поди с дороги-то? Садись-ка, милок, покушай! – щебетала она, крутясь возле меня.
Я, как и раньше, устроился за столом на том самом месте, где любил сидеть.
- На-ко вот, хлебушка нашего деревенского отведай – сама пекла! В городе-то такого не сыщешь!.. Да молочка парного бери, чай давненько такого не едал?!.
- Это уж точно! – решил я про себя. Настоящего натурального деревенского молока в городе и не найти, да и хлеба из русской печки.
- Вот и картошечки тушеной сейчас тебе из печи достану. Как раз упарилась, как будто тебя ждала. Вот и с молочком парным-то и с хлебушком покушай!
Мать заботливо начала выставлять всевозможные угощения из ее припасов. Тут были и соленые рыжики, и огурчики, помидоры, капусточка. От запаха всех этих яств на столе, я просто млел, как ребенок. Давно такой вкуснотищи не пробовал… Я сидел, уплетал мамины угощения с таким аппетитом, как будто не ел целую вечность.
- Да ты сама-то присядь, мама. Да и покушай вместе со мной! Отдохни! И поговорим заодно.
Мать послушно присела напротив меня, с какой-то особой тщетностью разглядывая меня, своими ласковыми и в то же время очень грустными глазами. То ли хотела запечатлеть надолго в своей памяти мой образ, то ли глядела и видела, что у меня тоже стала почти совсем седая голова.
- Поседел-то как, Колюшка! Работа, наверное, тяжелая у тебя – достается тебе милому?! – заговорила она со мной. – Все по командировкам мотаешься, да по разным городам… Дак, как тут не устанешь?!. Ну вот и отдыхай сейчас у меня! Надолго ли приехал-то? – как бы между прочим спросила она.
- Да нет, дня на три, больше не получится никак! Работа, мама! Ты уж извини!..– отозвался я, как бы оправдываясь перед ней, что не могу погостить подольше.
- Ну и хорошо! Три, дак три! – соглашалась она. Хоть нагляжусь на тебя, а то уж соскучилась больно!.. – и она уголочком платка снова смахнула накатившуюся слезу.
- Мам, ну что ты? – начал я было успокаивать ее. Какая тут уж еда? У меня и кусок в горло не шел, все сдавило внутри от боли, глядя на мать. Какими только словами я не бранил себя в этот момент. Совсем забыли со своими делами и заботами о нашей старенькой матери.
Я вышел на улицу, чтобы немножечко успокоиться, нервно курил одну за другой сигарету. Потом решил прогуляться вдоль деревни. Стукнул матери в окно: «Я сейчас! Пройдусь немного по деревне!»
- Ладно, ладно, сынок, иди! – одобрительно мне кивнула мать в окно.
Так и дошел я, идя тихонечко по деревне, до сельского магазина. Возле него, как всегда, толпились бабули, дожидая, наверное, хлебовозку. Зашел в магазин так, ради простого интереса. На витринах и на полках размещался весь скудный ассортимент товаров: соль сахар, несколько сортов печенья и конфет, крупы, рожки и так из промышленных товаров разная мелочь.
- Да, небогато! – думал я про себя. А вообще-то, зачем им много! – сам же себе отвечал я. – Ведь в принципе-то, в деревне все свое: и масло, и молоко, и яйца, и сметана, и мясо. Это ведь мы привыкли все покупать готовое в магазинах. Ели вот только что из одежды купить, да обуви сельчанам, да и то такой товар на полках не стоял, его заказывали с продавцом в город, кому, что нужно было, когда она ездила на базу за товаром.
- Ой, да это Маруси – Ванихи сын! – невольно я подслушал разговор старушек, что расселись на скамеечках вдоль магазина, выходя из него.
- Ой, да неужели?! Экой важный стал! – продолжала другая бабуля беседу.
- Дак, ведь начальник! – вставила свое слово другая.
- Да, тише вы, бабы! Вон он идет, - одернула их одна из бабулей, завидев меня.
И припомнилось мне, а ведь я уже и забыл об этом, что раньше в деревне так всех нарекали. Жен звали по именам мужей: Сережиха, Ваниха, Колиха, Тимофеиха, а детей по именам матерей: Коля Марусин, Лена Верина и т. д. Вот, и поди ж то разберись, кого как зовут на самом деле.
Я пошел обратной дорогой к дому под, провожающими в след, взглядами землячек.
- Вот, ведь скажут: «Разоделся! При галстуке! А ведь раньше, как и все бегал голопузым пацаном! – с усмешкой думал я про тех старушек у магазина, у которых сейчас на языке то и было разговору и воспоминаний, что обо мне. Видимо, и вправду говорят: «Хочешь узнать последние новости в деревне – сходи в магазин – это пункт приема и раздачи новостей, причем бесплатно и в любом количестве. Вся деревня за день перебывает в магазине и, конечно же, каждый свое расскажет. Ну, а если уж тут выстроилась очередь за местным дефицитом, всем перемоют кости!..
Возвратясь домой, я застал в гостях у матери нашу соседку. – И тут «сарафанное радио» сработало! – съязвил я про себя без злорадства. – Вот уже и соседи знают, что у Маруси сын приехал. А если она сейчас еще и в магазин сходит, то буквально через полчаса все здешнее население будет у нас в гостях, чтобы узнать последние городские новости, да что в мире деется. – Как будто к ним в деревню приехал ни кто-нибудь, а сам президент – событие главной важности на этот день! – думал я, не понимая, почему так много внимания уделяется моей персоне. – Шутка ли?! У Маруси сын в начальниках ходит! Один такой на всю деревню! – ехидно я передразнивал мысленно земляков, которые так говорили обо мне.
- Ой, Николай Иванович в гости пожаловал никак?! – залебезила соседка, учтиво приветствуя меня.
- Да вот решил маму проведать! – отвечал ей я, учтиво расплывшись в улыбке.
- А вы, баба Катя, все такая же! Нисколечко не изменились – хоть сейчас под венец! –лукавил ей я, заранее зная, что ей это очень понравится. Хотя в душе она и сама знала, как сдала за эти годы, осунулась, еще больше постарела – шутка ли, столько лет все одна, да одна.
- Да, что ты, Колюшка, куды уж мне беззубой до женихов-то?
- Какие ваши годы, баб Кать?! – продолжал я поддерживать этот веселый разговор.
- Ну ладно, я пойду тогда?! – как бы спохватилась баба Катя. - Не буду вам мешать!
- Да вы, сидите, сидите! Нисколечко вы нам и не мешаете! Разговаривайте, а я с дороги прилягу немного – отдохну, - обращался я к землячке, - а то всю ночь в электричке не спал, не мог заснуть – душно очень!
- Иди, иди, сынок, поспи! Вон разбери кровать и ложись! – учтиво предлагала мать.
Я «разобрал», по-ихнему, кровать в соседней комнате и улегся, погрузившись в раздумья.
Баба Катя с матерью о чем-то трещали за стенкой, точнее деревянной перегородкой, а я лежал и думал о своем. Вспомнил свое детство, которое провел в стенах этого дома, где каждая мелочь сейчас напоминала мне о многом. Припомнились и шалости, и радости, и обиды…
- Ой, вот тут в аптеку ходила, хотела «Астроному» купить, так ведь даже и его-то нету! – вдруг прервал мои воспоминания разговор соседки .
- «Цитраному», что ли? – поправила ее мать.
- Ну, ну ! Его, его! Я ведь без него, как без рук! Голова болит все время, а его выпью и вроде полегчает!
- Так ты бы, Катя, лучше в больницу сходила! Может быть, у тебя давление играет? – советовала ей мать.
И я невольно внимательнее стал вслушиваться в их разговор, уж очень они интересно разговаривали, по своему – по-деревенски. – А ведь я уже и забыл большинство слов, что были в ходу в деревне, да и этот говор, - думал я.
- По-городски стал говорить! – сколько раз замечала мне мать.
- Да, что там в больнице-то?! – не унималась баба Катя. Она была немного глуховата и поэтому всегда разговаривала очень громко, думала, наверное, что остальные так же плохо слышат, как и она. Поэтому сейчас моей матери приходилось, буквально, кричать, разговаривая со своей собеседницей, чтобы соседка слышала, о чем она говорит ей.
- А тут на днях я к терапейцу ходила, - продолжала свой рассказ баба Катя.
- К терапевту, что ли? – поправила ее мать.
- Ну да,н у да, к нему! Дык чего там?! Два раза ткнул по мне трубкой-то своей, дак чего он там услышал не знаю? – разошлась не на шутку соседка. – А ведь чего-то навыписывал! А я даже и не стала евонные таблетки-то пить, уж больно мудреные названья-то. Я и сама знаю, чего мне пить нужно! – подвела она итог.
- Зря ты, Катя! Ведь все-таки врачи больше знают! – давала ей наставления мать.
- Да куды уж нам?! Вот тут меня ишо в больнице к невропотеху послали. Ну и что, здорова, как корова! Ничего у меня не болит дохтур сказал, что все в порядке у меня! Только сказал вот «Аверьянки» попить.
- Валерьянки, наверное, он тебе выписал? – поправила снова ее мать.
- Ее, ее, родимой! Попила я ее, попила! Дык ведь и вправду и спать лучше стала!
- Ну вот, видишь?! А ты говоришь, что врачи ничего не понимают! - снова вставила свое слово в разговор мама.
- Дак я рази, что говорю?! Понимают, понимают! Ведь недаром целый уповод учатся в институтах-то.
- Вот к глазнику, тогдась ходила… Ой, уж до чего внимательная молодушка врач-то! Хоть и молодая ишо, а знает видно много! Капель мне выписала. Так глаза-то и вправду, как будто пелену с них сняли, видеть-то получше стала. Аперацию, говорит, надо делать мне на правый-то глаз. Дак, ведь я думаю для чего мне уже старой-то? Хватит пожила! Пока вижу и ладно, мне ведь сейчас не женихов разглядывать! В могиле-то зрячий ты али нет – все едино!– и сама тут же засмеялась над своей шуткой.
- Ну, ты уж скажешь, Катя?! Живи! Что умирать-то раньше времени?! – успокаивала ее мать.
- Дак ведь Господь-то Бог нас не спросит, когда позовет к себе. Кому ведь сколь на роду написано! - трагически старалась убеждать соседка.
- Так-то оно так! Но раньше времени о смерти думать нечего!
- Дак ведь раньше, не раньше, кому ведь как доведется!.. – разошлась не на шутку баба Катя.
- Вот тут нонче я упала, так хвОснулась – думала помру. Так косицей ударилась, аж искры из глаз посыпались. Веришь нет, три дня отлеживалась, могутенья никакого не было. Да руку ишо нарушила, всю расхвоснула, аж синевица выскочила, до сих пор болит, особенно в ненасье (ненастье). Ой, старые совсем стали, за каждую кочку запинаемся, ноги-то уже не подымаются!..
- Да, старость – не радость!.. – заключила, вздохнув, мать.
Сон уже отошел, от таких рассказов – соседки и моей мамы, давно не слышанных мной, я в той комнате за перегородкой незлобно улыбался про себя. Просто давно уже ни с кем не общался на деревенском диалекте. Интересные они все же мои земляки, такие милые и родные сердцу. Столько воспоминаний вернули мне о той моей, казалось, совсем далекой жизни.
Я просто лежал и обдумывал свои дальнейшие действия, пока нахожусь здесь у мамы, что ей нужно будет сделать по хозяйству, чай не отдыхать сюда приехал, а чтобы мой приезд стал еще и полезным для матери. Да и, по правде говоря, хотелось загладить то чувство вины перед своей старенькой матерью.
- Сегодня вечерочком я еще наслажусь своим отдыхом – сбегаю на пруд порыбачу пескариков и прочей рыбки, какая попадется, - думал я. Хотелось просто, как и раньше накормить мать ухой из свежей рыбки. – Ну, а уж с утречка сразу за дело! Надо ограду подправить, а то скособочилась стоит. Да крышу подлатать местами.
- Вообщем, работы мне хватит на все мои выходные. Зато потом я уже не буду переживать, что у матери что-то где-то отпало, потекло или повело.
К себе ее звал в город жить сколько раз, так ведь ни за что не едет. «Где родилась, там и помирать буду!» – только это и говорила она мне всегда на мои просьбы о переезде в город.
- А еще я матери купил сотовый телефон и надо научить ее как пользоваться им. Да она у нас женщина умная. С этим проблем не будет. Телефон купил самый простенький, кое-как еще и нашел такой, чтобы был с крупными буквами и цифрами и более простой в обращении. Ей ведь, главное, чтобы можно было поговорить в любое время с кем-то из нас, из детей, чтобы меньше скучала.










Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 40
© 07.01.2018 Елена Ершова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2161396

Метки: рассказ, Домой - в гости,
Рубрика произведения: Проза -> Повесть












1