Мир дуальности


Переиграть Ксюшу казалось таким простым делом, такой мелкой забавой,
такой дурашливой прихотью, что она была допущена на выборы, в качестве
шута для могущественного, великого, не подлежащего сомнению. Весовые
категории были такими несовместимыми, что шут был уместен в этой
грустной игре челяди и неба. Но это был единственный реальный противник -
это был единственный кандидат от оппозиции, этой химерной во все
времена летучей мыши живущей где то под потолком дворца. И Ксюша была
допущена. Выл Навальный взывая к небесам и зарубежной всевозможной
черноте, пытаясь не выйти из игры - я полезен орал его внутренниий дух!
Клубничкой заманивали неутомимые коммунисты, точно вещуны у подножия
горы, тоже намекая на свою полезность во все времена. Вещал Явлинский,
как радио, перепевая монотонно прошлые истины, поддерживаемый прошлыми
авторитетами, которые были давно у власти на поводу. А Ксюша всё псялала
на лугу. И в этой пляске столько было отчаяния, сколько было воли, что
люди ей поверили. Уставшие от лжи поверили шуту. Это был поворот в
сознании миллионов. Шуты всегда при дворе говорили правду - им это
дозволялось тоже уставшему от лжи мудрейшему. Но шут иногда выигрывал.
Он не тянулся к власти, как безумный. Он тянулся к правде, как безумный.
Парадокс человеческой жизни. Шут тянется к правде, мудрые тянутся к
лжи, забывая о простых истинах - соглавший однажды, будет в грязи
всегда, ибо он солгал людям. Шут тянущийся к правде чище всех дворцовых
красот. Вот так то , господа избиратели.



Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 64
© 07.01.2018 Александр Хныков
Свидетельство о публикации: izba-2018-2160752

Рубрика произведения: Проза -> Письмо



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1