Колымские истории 11. Бич




Володя не понимал значение этого имени, клички, слова.

До встречи с этим человеком, он никогда не встречался с подобными личностями. У него в Хабаровске был совсем другой круг общения. Где, да и когда он мог встретить подобных людей.

Он учился в школе, потом в строительном техникуме и вот теперь, второй месяц он на преддипломной практике, на Колыме.

Володе пытались объяснить, что так зовут тех людей, которые не имеют своего жилья, не работают, ходят грязные, питаются, где придётся, в общем, ведут антисоциальный образ жизни.

Однако в Буюнде, Бич выглядел совсем не так, как о нём говорили.
Он был всегда чисто выбрит, аккуратно подстрижен. На удивление, он каждый день одевал, свежую рубашку.

Говорил он вежливо, никогда не применял бранных слов в разговоре.
Даже когда были праздники, или обмывали обновки его немногочисленные соседи, он отказывался участвовать в подобных мероприятиях.
Всё встало на места, когда Володя увидел жену Бича.

Это была невысокого роста, худенькая, остроносая женщина, лет тридцати. Губки пухлые «бантиком». Ноги…

Вот ноги у заведующей клубом не видел никто. По улице она ходила в длинном платье, которое закрывало её щиколотки. В дом к себе она никогда и ни кого не приглашала.

После прибытия Бича и его жены в посёлок, жизнь в Буюнде стала совсем другой.
И пусть пока на пустых полках в комнате, которую использовали как библиотеку, стояло пока десятка три книг, но два раза в неделю заведующая клубом, устраивала громкую читку.

На первое такое мероприятие пришёл только Володя. А уже через неделю, пришли все члены строительной бригады. Через две недели в комнате стало собираться всё население Буюнды.

В эти дни, Бич скромно сидел в самом тёмном углу комнаты и молча смотрел на свою жену, которая при свете керосиновой лампы, читала книгу «Далеко от Москвы», Володя не расслышал фамилию писателя.
В этой книге главными героями были ребята, что строили ЛЭП в глухой тайге, очень далеко от Москвы.

Однажды вечером, жители посёлка услышали незнакомый шум движка.
Жители вышли на улицу и увидели, что над крыльцом клуба горит электрическая лампочка.
Это Бич, который был принят в клуб киномехаником, отремонтировал, наконец, маломощный генератор для кинопроектора.
Двигатель генератора тихо постукивал своим одним цилиндром и словно напоминал всем, кто его слышит, что жизнь в Буюнде возрождается.
Кинофильмы показывали по воскресеньям.
Именно в этот день, в поселке появлялся шкипер и капитан БМП. К семи вечера уже можно было видеть несколько семейных пар из посёлка Верхняя Буюнда. Они приезжали на длинной лодке с мотором из тракторного пускача.

По просьбе бригадира сантехников, Бич пробросил провод в комнату, где проживали члены бригады. Они с женой жили через стенку, в одном доме.
Каждый вечер с девятнадцати до двадцати трех часов, кроме воскресенья, когда был киносеанс, можно было видеть в посёлке дом, два окна которого были освещены при помощи электричества.

Мастеру было интересно, почему Бич в присутствии своей жены никогда не говорит ни слова и слушается её по жесту, взгляду, как собака.

Утром, как всегда в шесть тридцать, Володя вышел на улицу делать зарядку.

Светало.
Комары быстро находили тёплое после постели тело молодого человека, а он энергично крутил руками, приседал, сделал несколько движений, словно боксировал с тенью.

- Занимался? - Услышал он за своей спиной незнакомый голос.

Володя повернулся. Неподалёку от него стоял Бич.

- У меня первый разряд по боксу, - сказал Бич. Несколько секунд пауза, - был когда-то.

Бич подошёл к Володе и встал в стойку:
- Ты открываешься, когда наносишь удар. Локоть вот сюда. Не прижимай, а то удар противника...

Бич медленно показал, как нужно наносить снизу в челюсть левой рукой.

- Если не против, - сказал Бич, - пойдём сегодня за глухарями, я тебе свое второе ружьё дам.

Охота была удачной, возвращаясь в посёлок, Бич, молчавший весь день, остановился, разрядил своё ружье и вставил патроны в патронташ. Володя проделал так же.

- Ты один не называешь меня Бичём, - начал киномеханик. - Я уже стал забывать имя своё, Степан. Ты напомнил, да жена, когда мы вдвоём, завёт Стёпушкой.
Спасла она меня! Подняла с самого низа. Я ведь в старательской артели работал. Заработки большие, семьи у меня не было. Как зима, я в Магадан.

Степан усмехнулся.
- Я даже ресторан полностью для себя заказывал. Никого в нём не было посторонних, только те, кто проходит мимо ресторана и мне приглянётся, приглашаю. Так было несколько лет. В общем, спился я.
В артели летом мы работали по четырнадцать часов, а у меня и сил больше не стало. Выгнали.
Я в Магадан приехал, устроился дворником в тот ресторан.
Однажды стою у дверей, а мимо идет она. - Степан повернул голову в сторону посёлка. - Она остановилась и посмотрела в мои глаза, да так, что у меня слёзы потекли. Я даже всхлипнул.

Она молча взяла меня за руку. Я чувствую, что сердце моё будто останавливается, ноги стали подгибаться, а она как маленького за руку, так и повела.
Вот она у меня какая! Я за неё!
А ты Володя не поглядывай на девушку, что с главным инженером приезжает. Ветряная она, слабая на передок. Придёт время, сам поймёшь.
Встретишь ту единственную, любимую, главную награду в своей жизни.

Степан повесил ружье на плечо стволами вниз и пошёл к посёлку.







Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 29
© 07.01.2018 Владимир Винников
Свидетельство о публикации: izba-2018-2160682

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ












1